Апелляционное постановление по статье 138.1 УК РФ

Апелляционным постановлением Московского городского суда приговор Зюзинского районного суда города Москвы от 16 января 2017 года по статье 138.1 УК РФ (незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации) оставлен без изменения.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 апреля 2017 года

Суд апелляционной инстанции по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи Л.В.И.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы С.Е.В.,

осужденной Ф.,

защитника — адвоката Ф.Ю.Б.,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу осужденной Ф. на приговор Зюзинского районного суда г. Москвы от 16 января 2017 года, которым

Ф., …, не судимая,

осуждена по ст. 138.1 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 1 год.

На основании ст. 73 УК РФ, назначенное наказание постановлено считать условным, с испытательным сроком на 1 год, с возложением на Ф. обязанностей: не менять место жительства без уведомления органов уголовно-исполнительной инспекции, по вызовам являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства.

Меру пресечения Ф. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении по вступлении приговора в законную силу постановлено отменить.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад судьи Л.В.И., выслушав выступления осужденной Ф., адвоката Ф.Ю.Б., мнение прокурора С.Е.В. по доводам апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции

установил:

Приговором суда Ф. признана виновной в незаконном обороте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, а именно в незаконном сбыте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Преступление совершено 17 мая 2016 года в г. Москве при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании суда первой инстанции Ф. виновной себя не признала.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденная Ф. выражает несогласие с приговором суда, считая его незаконным, необоснованным и несправедливым. Указывает на то, что при рассмотрении данного уголовного дела судом первой инстанции было нарушено ее право на защиту, поскольку суд первой инстанции не только не обеспечил реализацию ее права на защиту, но и всячески препятствовал этому, со всей очевидностью выступая на стороне обвинения и нарушая нормы Конституции РФ, УПК РФ, а также нормы международного права; заявленное ею в ходе судебного заседания ходатайство о вызове в суд экспертов Г. и К. было без какой-либо мотивировки отклонено, в связи, с чем она была лишена права на допрос эксперта. Считает, что судом были нарушены основополагающие принципы отечественного судопроизводства, обеспечивающие ее право на защиту, в именно ч. 1 ст. 11 УПК РФ, ч. 3 ст. 15 УПК РФ, ч. 2 ст. 16 УПК РФ, п. 21 ч. 4 ст. 47 УПК РФ. По мнению автора жалобы, в основу приговора были положены недопустимые доказательства, а именно: заключение эксперта Г., которое получено с многочисленными нарушениями Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», поскольку на разрешение экспертов были поставлены вопросы, не относящиеся к компетенции государственного эксперта; выводы эксперта о закамуфлированности видеорегистратора не основаны на результатах проведенных исследований, а также на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных. Эксперт в заключении ссылается на «Общую методику исследования СТС НПИ», которая отсутствует в свободном доступе, в нарушение п. 10 ч. 1 ст. 204 УПК РФ в заключение эксперта отсутствует обоснование вывода о принадлежности устройства к категории СТС НПИ. Все вышесказанное относится и к дополнительной экспертизе, проведенной К. В качестве одного из доказательств в приговоре указано исследование, проведенное Агентством интеллектуальной собственности «МАИС» по инициативе субъекта оперативно-розыскной деятельности до возбуждения уголовного дела, которое не может быть признано допустимым доказательством, поскольку УПК РФ не предусматривает участие эксперта и специалиста за рамками уголовного судопроизводства. Считает, что в ее действиях отсутствует субъективная сторона преступления (вина). Все доказательства, на которые ссылается суд в приговоре, свидетельствуют лишь о самом факте продажи ею обычного бытового видеорегистратора, но не доказывают умысел на незаконные действия. Утверждения суда о том, что ее доводы о неосведомленности о запрещенности авторучки опровергаются показаниями свидетелей, материалам ОРМ и даже нормативно-правовыми актами, являются немотивированными домыслами, в ее действиях отсутствует вина, поскольку она не только не осознавала общественной опасности своих действий, но и не в состоянии была этого осознавать. Считает, что в ее действиях отсутствует объективная сторона преступления, поскольку видеорегистратор в виде пишущей авторучки является обычным бытовым техническим средством, аксессуаром, предназначенным для фиксации и сохранения информации различными способами, и не представляет опасности для общества. Соответственно, ее действия не являлись общественно опасными. Полагает, что приговор суда не обоснован, незаконность ее действий не доказана. В приговоре не раскрыто содержание нормативно-правовых актов и не приводится мотивировка, в чем конкретно выразилось нарушение ею данных норм, при описании преступного деяния суд фактически сфабриковал обвинение, приписав ей нарушение норм, которые она не только не нарушала, но и в принципе не могла нарушить. Большая часть из приведенных в приговоре актов не являются законами либо нормативными актами, которым закон поручал регулировать оборот веществ и предметов. В обвинительном заключении и в приговоре отсутствует подробное уведомление о характере и основании незаконности ее действий. В связи с чем она не имела возможности для подготовки своей защиты в суде, поскольку не понимает существа обвинения, а именно: какие конкретно нормы законов она нарушила и в чем состоит суть данных нарушений. Таким образом, нарушено ее право на справедливое судебное разбирательство. Судом нарушена ч. 3 ст. 1 УПК РФ, устанавливающая обязанности судов соблюдать общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ. Приговор противоречит требованиям ст. 297 УПК РФ, поскольку он не обоснован, а следовательно, не может быть признан ни законным, ни справедливым. Судом нарушен п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, так как в суде не доказана противозаконность ее действий, п. 1 ст. 307 УПК РФ, поскольку приговор не содержит объективного и мотивированного описания преступного деяния, нарушено ее право знать, в чем она обвиняется, предусмотренное п. 1 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, поскольку в приговоре отсутствуют объективные и обоснованные сведения, указывающие на нарушение ею какого-либо нормативно-правового акта. В приговоре отсутствуют доказательства незаконности деяния. С учетом обоснованности доводов, приведенных в жалобе, приговор суда первой инстанции подлежит безусловной отмене, поскольку для этого имеются все основания, предусмотренные п. п. 1 — 4 ст. 389.15 УПК РФ, а именно: выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, поскольку не подтверждаются доказательствами, а также содержат существенные противоречия в виде заведомых и абсурдных домыслов. При отправлении правосудия и вынесении приговора судом допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона; неправильно применены требования Особенной части уголовного закона; приговор суда является несправедливым. Просит отменить обвинительный приговор и вынести оправдательный приговор за отсутствием в ее действиях состава преступления.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель А.Е.К. считает приговор суда законным, обоснованным и справедливым, а доводы, изложенные в апелляционной жалобе, несостоятельными. Просит отказать в удовлетворении апелляционной жалобы, приговор суда оставить без изменения.

В судебном заседании осужденная Ф., защитник Ф.Ю.Б. доводы апелляционной жалобы поддержали, просили ее удовлетворить.

Прокурор С.Е.В. против доводов апелляционной жалобы возражала, просила оставить ее без удовлетворения, а приговор суда — без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав мнения участников процесса, суд апелляционной инстанции считает приговор суда законным и обоснованным и не находит оснований для его отмены или изменения.

Вывод суда о виновности Ф. в совершении преступления, за которое она осуждена, основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, надлежащий анализ и правильная оценка которым даны в приговоре суда.

Вина Ф. в совершении незаконного сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации установлена:

— показаниями свидетеля П. — сотрудника полиции, об обстоятельствах проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка», в результате которого Ф. незаконно сбыла ему авторучку с функциями записи фото- и видеоматериалов, получив за нее 2000 рублей;

— показаниями свидетелей Щ., Ф. — представителей общественности, принимавших участие в проведении оперативно-розыскного мероприятия, в ходе которого ими был засвидетельствован факт сбыта Ф. авторучки со встроенной скрытой видеокамерой за 2000 рублей.

У суда не имелось оснований не доверять показаниям указанных свидетелей, поскольку они последовательны, непротиворечивы, согласуются между собой и подтверждаются другими приведенными в приговоре доказательствами, в том числе и показаниями осужденной Ф., не отрицавшей факта сбыта авторучки, которая может быть использована как флэшка, диктофон и видеокамера.

Помимо этого виновность Ф. подтверждается: актом проверочной закупки от 17 мая 2016 года, из которого следует, что П. приобрел у Ф. мини видеокамеру, уплатив за нее 2000 рублей, после чего предмет, имеющий сходство с авторучкой, был изъят; актом добровольной выдачи Ф. денежных средств, полученных за продажу ручки-видеокамеры; актом осмотра и возврата технических средств, из которого следует, что оперуполномоченным БСТМ ГУ МВД России по г. Москве П. возвращен, выданный ему для проведения ОРМ, мини-диктофон; заключением технической экспертизы, из которой следует, что представленный на исследование видеорегистратор, выполненный в виде шариковой авторучки, относится к специальным техническим средствам негласного получения визуальной и акустической информации по признакам камуфлирования под предмет другого функционального назначения; заключением дополнительной технической экспертизы, согласно выводам которой, представленный на исследование портативный цифровой видеорегистратор, встроенный в корпусе шариковой ручки, относится к категории специальных технических средств, предназначенных для негласного получения визуальной и акустической информации по функциональной возможности и конструктивной приспособленности (наличие квалифицирующего признака — камуфлирование под предмет другого функционального назначения); протоколом осмотра и прослушивания фонограммы разговора, состоявшегося между П. и Ф., на котором содержится пояснение Ф. о принципе работы ручки; скриншотом объявления из сайта «Авито.ру», согласно которому продавец, имеющая в пользовании телефон…., продает малогабаритную камеру Super Mini DV-BPR 6 с ее описанием: «авторучка со встроенной видеокамерой — DV-BPR 6 дает возможность съемки высокой четкости (640×480) видео и фото (1600×1200). Продается со встроенной памятью и также имеет слот для MicroCD карт, может использоваться как флэшка, диктофон, видеокамера, ручка при этом абсолютно работоспособная и ею можно пользоваться по прямому назначению»; вещественными и другими доказательствами, на которые суд сослался в своем приговоре.

Указанные и иные доказательства полно и объективно исследованы в судебном заседании, их анализ, а равно оценка подробно изложены в приговоре. Все изложенные в приговоре доказательства суд, в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ, проверил, сопоставив их между собой, и каждому из них дал оценку с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Вопреки доводам жалобы, выводы суда, изложенные в приговоре, основаны только на исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах, и соответствуют им. Предусмотренные ст. 73 УПК РФ и подлежащие доказыванию обстоятельства, в том числе время, место и способ совершения преступлений, приговором установлены, а сам приговор в полной мере соответствует требованиям ст. ст. 307 — 309 УПК РФ.

Каких-либо нарушений при сборе доказательств, а равно сведений, позволяющих усомниться в допустимости исследованных доказательств, в том числе и заключений экспертов, не установлено, учитывая, что техническая и дополнительная техническая экспертизы проведены в полном соответствии с требованиями УПК РФ, на основании постановления следователя по возбужденному уголовному делу, в надлежащем экспертном учреждении, лицами, имеющими длительный стаж экспертной деятельности и обладающими необходимыми познаниями для дачи заключений. Указанные заключения соответствуют требованиям ст. 204 УПК РФ, оформлены надлежащим образом, в них указано методическое обеспечение, использованное при проведении экспертизы, описаны подходы и методы исследования, выводы научно обоснованы, являются ясными и понятными, компетенция экспертов по исследуемому вопросу, сомнений не вызывает.

Вопреки утверждениям осужденной Ф., документы, полученные в результате оперативно-розыскного мероприятия, отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ, а потому обоснованно признаны судом допустимыми и положены в основу приговора.

Исходя из совокупности собранных доказательств, судом правильно установлены фактические обстоятельства совершенного преступления, свидетельствующие о том, что Ф. незаконно, без соответствующего на то разрешения, сбыла специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации, и обоснованно сделан вывод о виновности Ф., с которым суд апелляционной инстанции соглашается.

Поскольку к выводу о виновности осужденной суд пришел на основании совокупности объективных доказательств, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре, суд апелляционной инстанции считает, что доводы жалобы осужденной о том, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, являются необоснованными.

Действия осужденной по ст. 138.1 УК РФ квалифицированы верно. Оснований для иной правовой оценки действий осужденной, а также для оправдания Ф. по предъявленному ей обвинению, не имеется.

С доводами осужденной об отсутствии в ее действиях состава преступления суд апелляционной инстанции не может согласиться, поскольку нормативные акты, указанные судом в приговоре, в нарушение которых действовала Ф., в их системном толковании регламентируют оборот специальных технических средств и устанавливают специальные цели для их использования. Специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации, отнесены законодательством РФ к числу продукции, использование которой физическим и юридическим лицам, не уполномоченным на то Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», запрещено. Поскольку Ф. не является субъектом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, и обязана соблюдать законодательство РФ, выводы суда о наличии в ее действиях состава преступления, предусмотренного ст. 138.1 УК РФ, являются правильными. При этом, суд апелляционной инстанции отмечает, что объективная сторона деяния, предусмотренного ст. 138.1 УК РФ, не предусматривает наступление общественно опасных последствий.

Доводы осужденной Ф. об отсутствии у нее умысла на незаконный сбыт специальных технических средств были тщательно проверены судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты с приведением мотивов принятого решения, не согласиться с которыми у суда апелляционной инстанции оснований не имеется.

Как следует из протокола судебного заседания, судебное разбирательство по уголовному делу проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с соблюдением всех принципов судопроизводства, в том числе состязательности и равноправия сторон. Суд исследовал все представленные сторонами доказательства и разрешил по существу все заявленные ходатайства, в том числе и о вызове в судебное заседание экспертов Г. и К., и привел мотивы принятых решений по рассмотрению ходатайств.

Каких-либо данных, свидетельствующих о незаконном и необоснованном отклонении судом ходатайств стороны защиты, о чем ставится вопрос в апелляционной жалобе, судом апелляционной инстанции не установлено.

Данных о нарушении прав осужденной, в том числе права на защиту, о чем ставит вопрос в своей апелляционной жалобе Ф., не имеется.

Доводы осужденной о неконкретности предъявленного ей обвинения и о нарушении ее права на защиту в связи с тем, что предъявленное обвинение ей не понятно, суд апелляционной инстанции находит необоснованными, поскольку предъявленное осужденной обвинение соответствует требованиям закона, содержит описание преступного деяния с указанием времени, места и способа его совершения, а также иных обстоятельств, имеющих значение и подлежащих доказыванию по уголовному делу. При этом, как это следует из материалов уголовного дела, как на стадии предварительного следствия, так и в судебном заседании Ф. пользовалась помощью квалифицированного адвоката, о том, что предъявленное обвинение ей непонятно, не заявляла, ее показания и выступления в прениях сторон свидетельствуют о том, что осужденная активно защищалась от предъявленного ей обвинения.

Необоснованными являются и доводы осужденной об обвинительном уклоне судебного разбирательства, поскольку, как видно из протокола судебного заседания, председательствующий судья, выполнив требования ст. 15 УПК РФ, создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. При этом осужденная и ее защитник активно пользовались правами, предоставленными им законом, в том числе используя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов.

При назначении Ф. наказания, суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, сведения о ее личности, смягчающие наказание обстоятельства, такие как отсутствие судимости, положительная характеристика по месту работы, наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка, мамы-инвалида, состояние здоровья матери.

С учетом характера и тяжести содеянного, данных о личности осужденной, смягчающих наказание обстоятельств, суд пришел к обоснованному выводу о назначении ей наказания в виде лишения свободы, с применением положений ст. 73 УК РФ.

Суд апелляционной инстанции считает назначенное наказание справедливым, полностью отвечающим задачам исправления осужденной и предупреждения совершения ею новых преступлений и не находит оснований для смягчения назначенного наказания.

Каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

Приговор Зюзинского районного суда города Москвы от 16 января 2017 года в отношении Ф. оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

двадцать − 9 =