Приговор по статье 317 УК РФ (Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа)

Приговор Московского областного суда по статье 317 УК РФ (Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа).

П Р И Г О В О Р

ИМЕНЕМ Российской Федерации

<данные изъяты>

<данные изъяты> 29 февраля 2016 года

Судья Московского областного суда В. А.В.,

с участием гос. обвинителя: старшего прокурора отдела гос. обвинения прокуратуры <данные изъяты> П.В.Н.;

подсудимого П.О.Л.;

защитника — адвоката по уголовным делам З.Н.Н., представившей ордер <данные изъяты> и удостоверение <данные изъяты>,

при секретарях: Ч.В.В., К.А.Н., М.И.Ф.,

а также с участием потерпевшего И.В.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

П.О. Л., <данные изъяты> года рождения, гражданина РФ, уроженца <данные изъяты>, образование среднее, холостого, детей не имеющего, не работающего, зарегистрированного по адресу: <данные изъяты>, 2-ой <данные изъяты>, ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

П.О.Л. совершил посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования законной деятельности указанного лица по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Преступление им совершено в <данные изъяты> при следующих обстоятельствах:

П.О.Л., 14.02.2015г. в период времени с 2 часов 45 минут до 3 часов 45 минут, будучи в состоянии алкогольного опьянения, совместно с М. К.Н. находился в общественном месте, по адресу: <данные изъяты>, о чем 14.02.2015г. в 2 часа 41 минуту во 2 отдел полиции МУ МВД России «Мытищинское» поступила информация о нарушении общественного порядка и совершении последними административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП РФ (появление в общественных местах в состоянии опьянения). Прибывшим по указанному адресу нарядом полиции в составе старшего участкового уполномоченного полиции группы УУП и ПДН 2 отдела полиции Межмуниципального управления МВД России «Мытищинское» И.В.В. и полицейского-водителя строевого подразделения по охране объектов органов внутренних дел 2 ОП МУ МВД России «Мытищинское» З.С.Г., в связи с исполнением ими своих должностных и служебных обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, установленных требованиями ст. 1 Федерального закона «О полиции» п. 6 ст. 27.1 и ст. 27.12.1 КоАП РФ, в целях пресечения административного правонарушения и последующего составления протокола об административном правонарушении, П.О.Л. и М.К.Н. были помещены в служебный автомобиль полиции УАЗ, после чего на указанном автомобиле И.В.В. и З.С.Г. с П. О.Л. и М.К.Н. направились в наркологический диспансер Мытищинской городской клинической больницы, расположенный по адресу: <данные изъяты> для проведения медицинского освидетельствования последних на предмет алкогольного опьянения.

По пути следования от места фактического задержания в наркологический диспансер по вышеуказанному адресу, у П.О.Л., находящегося в состоянии алкогольного опьянения, несогласного с правомерными действиями сотрудников полиции, исполнявших свои должностные и служебные обязанности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, выражающимися в пресечении совершенного П.О.Л. административного правонарушения в виде нахождения в состоянии алкогольного опьянения в общественном месте, возникла неприязнь к сотрудникам полиции И.В.В. и З.С.Г. и преступный умысел на посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов в целях воспрепятствования законной деятельности указанного лица по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, посредством нанесения ударов находившимся при нём ножом в жизненно важные органы сотрудника полиции.

В вышеуказанный период времени, П. О.Л. и М.К.Н. были доставлены данными сотрудниками полиции к зданию отделения наркологического диспансера Мытищинской городской клинической больницы по указанному выше адресу, после чего Иванов В.В., выйдя из автомобиля, проследовал к входной двери наркологического диспансера, а З.С.Г. вывел из автомобиля П.О.Л., который вслед за Ивановым В.В. направился к входу в отделение наркологического диспансера и приблизился к последнему, где реализуя свой преступный умысел, направленный на посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, находясь в состоянии алкогольного опьянения, действуя умышленно, понимая характер и осознавая общественную опасность своих действий, предвидя наступление общественно опасных последствий и желая их наступления, в целях воспрепятствования законной деятельности И.В.В. по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а также мер обеспечения по делам об административных правонарушениях, осознавая факт нахождения перед ним сотрудника правоохранительных органов в форменном обмундировании, при исполнении своих должностных обязанностей, с целью причинения смерти, нанес Иванову В.В. имевшимся при себе ножом целенаправленный удар в область жизненно-важного органа – шею. Находившийся рядом З. С.Г., увидев происходящее, с целью пресечения дальнейших противоправных действий П.О.Л., выбил из его рук нож и обездвижил последнего, применив наручники.

Своими преступными действиями П.О.Л. причинил И.В.В. резаную непроникающую рану передней и правой боковой поверхностей шеи длиной до 7 см. без повреждения крупных кровеносных сосудов, которая повлекла за собой кратковременное расстройство здоровья на срок менее 21 дня, расценивается как повреждение, причинившее легкий вред здоровью.

В судебном заседании подсудимый П.О.Л. вину по предъявленному ему обвинению признал частично, при этом пояснил суду следующее:

13.02.2015г. он и М. К.Н. пошли в гости к его другу – Ф.М.И., проживающему в доме по адресу: <данные изъяты>, где начали распивать спиртные напитки, а именно водку. Все находились в состоянии алкогольного опьянения. Когда было уже поздно, пришла супруга Михаила, которая начала сильно ругаться и выгнала их из квартиры с М. в подъезд. При выходе из подъезда их задержали сотрудники полиции, которые посадили их в служебный автомобиль УАЗ, сообщив, что доставят их в отделение полиции, так как с их слов, они с М. нарушали общественный порядок. Он не был согласен с действиями полицейских, высказывал им своё недовольство, просил их отпустить. В машине они сидели в заднем отсеке, наручники им с М. не надевали. Через некоторое время, как оказалось, они приехали к наркологическому диспансеру. Один сотрудник полиции вышел из машины и пошел к дверям диспансера, а второй сотрудник вывел его из машины и подтолкнул вперед, так как он начал сопротивляться, отчего он (П.) упал, так как было скользко. После этого сотрудник полиции ударил его ногой в бок, после чего подошел другой сотрудник, и они вдвоем начали пинать его ногами. В ответ на их действия он достал из кармана брюк нож и находясь в полулежащем положении, на земле, начал им отмахиваться от сотрудников полиции, которые пытались отнять у него нож. При этом, он, обороняясь от их действий, случайно, сам того не желая, задел сотрудника полиции ножом. Убивать сотрудника полиции не хотел. После этого его задержали, приехали другие сотрудники полиции, которые доставили его в отделение. Он, не читая, находясь в состоянии алкогольного опьянения, подписывал какие-то бумаги. Считает, что явку с повинной он давал под психологическим воздействием, поскольку был пьян, и ему было безразлично. После причиненных ему сотрудниками полиции переломов ребер он находился на излечении в Мытищинской ГКБ. Показания потерпевшего Иванова В.В. и свидетеля З.С.Г. считает оговором в связи с совершением ими самими в отношении него противоправных действий. Показания свидетеля М.К.Н. на предварительном следствии также считает оговором в связи с возможностью оказания на неё сотрудниками полиции психологического давления.

Оценив исследованные доказательства по делу, суд полагает, что, не смотря на частичное признание подсудимым П.О.Л. своей вины в совершении преступления, вина подсудимого в совершении установленного судом преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств по делу. При этом суд исходит из доказательств, признанных допустимыми и являющихся достоверными.

Из показаний потерпевшего И.В.В. в судебном заседании следует, что он, являясь участковым уполномоченным 2 ОП МУ МВД России «Мытищинское», 13.02.2015г. заступил на суточное дежурство. Примерно в 2.40-3.00ч. поступил вызов от дежурного о нарушении общественного порядке по адресу Матросова, <данные изъяты>, куда они вдвоем с полицейским-водителем З.С.Г. проследовали на служебном автомобиле УАЗ. Прибыв по указанному адресу, в подъезде дома они обнаружили мужчину и женщину, которые находились в состоянии сильного алкогольного опьянения, что выражалось резким запахом, неопрятным внешним видом, неадекватным поведением. Данные лица вели себя вызывающе, ругались, выражались между собой нецензурно, нарушали общественный порядок. Ими было принято решение доставить их в наркологическое отделение Мытищинской городской больницы для освидетельствования на предмет наличия алкогольного опьянения и привлечения к административной ответственности, о чем ими было сообщено задержанным. При этом он и З. представлялись задержанным, находились в форменной одежде. Поверхностно осмотрев карманы одежды П., и не обнаружив запрещенных предметов, они посадили их в машину и повезли на <данные изъяты> к наркологическому диспансеру, он вышел из машины, а З. стал выводить П.. Он подошел к дальней внутренней двери помещения, обнаружил, что она закрыта, вышел из общего холла, позвонил в звонок и обратно зашел в холл к внутренней входной двери в диспансер, где стоял, ожидая, когда ему откроют дверь, находясь лицом вполоборота к выходу. Стоя в холле помещения, он почувствовал удар в область шеи, и, приложив к ней руку, обнаружил, что идет кровь, после чего позвал З., который подбежав, схватил П. за куртку и положил на землю. Выбегая из холла на улицу, он (И. В.В.) увидел в руках П. нож. На улице он остановил проезжавшую мимо автомашину скорой помощи с одним водителем, который довез его до травмпункта, где ему оказали первую медицинскую помощь. С момента фактического задержания П. и до его нападения с ножом, никакого насилия к П.не применялось, ими не использовались даже наручники, так как угроз физического воздействия со стороны П. и М. не было. Совершенным П. преступлением ему причинен моральный вред.

При допросе на предварительном следствии потерпевший И.В.В. дал показания, аналогичные его показаниям в судебном заседании (т.1 л.д. 81-84, 98-100), при этом, в ходе проверки показаний на месте потерпевший И.В.В., подтвердив свои прежние показания, пояснил о том, что когда он вышел из коридора на улицу, чтобы позвонить в звонок, к нему подбежал П.О.Л., которого З.С.Г. выпустил из служебного автомобиля, и нанес ему удар ножом в область шеи (т.1 л.д. 85-92). Свои показания на предварительном следствии потерпевший И.В.В. в судебном заседании подтвердил, уточнив их тем, что П.О.Л. перед нанесением удара подошел к нему, запись следователя о том, что подсудимый подбежал, является неточной. О механизме причинения ему удара ножом он показывал перед входом в холл диспансера, так как вся группа вместе с ним, следователем, статистом и понятыми в холл бы не поместилась. Удар ножом ему был нанесен П. непосредственно внутри помещения холла.

Свидетель З.С.Г., являющийся полицейским-водителем 2 ОП МУ МВД России «Мытищинское», суду пояснил о том, что <данные изъяты>г. ночью он с участковым Ивановым В.В. находились на дежурстве. Из дежурной части поступил вызов о том, что на <данные изъяты> подъезде находятся граждане в нетрезвом состоянии, которые шумят. Они приехали туда, увидели этих граждан в состоянии алкогольного опьянения, которым предложили пройти к машине и проехать с ними в наркологический диспансер для медицинского освидетельствования. Девушка до машины шла сама, а мужчина шатался, он поверхностно осмотрел карманы его одежды, но ничего не обнаружил. Они посадили их в машину и повезли в Мытищинское наркологическое отделение. В машине задержанные между собой нецензурно выражались, П. возмущался, что его забрали. Когда они приехали к наркологии, участковый Иванов пошел в холл звонить в дверь, а выпущенный им из машины П. зашел за ним в холл. Расстояние от Уазика до первой двери наркологии было метра 2,5-3, не больше. Он (З.С.Г.) начал высаживать из машины девушку и в этот момент увидел, как П. махнул ножом возле шеи И., который был у него в руках. Он подбежал к П., выбил из его руки нож, повалил на землю, придавил его коленкой. Иванов сообщил ему, что П. его порезал, и он увидел на шее у И. кровь. Мимо проезжал автомобиль скорой помощи, И. подбежал к ней и сел в машину. Он надел на П. наручники и вызвал подмогу. Затем приехали другие сотрудники полиции и отвезли П. в отделение полиции. С момента фактического задержания и до доставления П. и М. в наркологическое отделение, физическое насилие в отношении них не применялось. Физическую силу к П. он применил только после того, как увидел в его руках нож. Он сделал подсечку или бросок, П. упал, и он надел на него наручники. Когда М. везли в дежурную часть, то она рассказала, что у П. в кармане был нож.

При допросе на предварительном следствии свидетель З. С.Г. дал показания, аналогичные его показаниям на предварительном следствии, пояснив также о том, что когда он повернулся в сторону И.В.В., он увидел, как П. О.Л. держа в своей правой руке предмет, похожий на нож, замахнулся им в область шеи Иванова В.В. Он (Зверков С.Г.) в этот момент схватил П. О.Л. сзади за куртку и дернул его на себя, после чего применил к П.О.Л. приемы боевого «Самбо». Затем увидев, что у П.О.Л. в правой руке нож, он надавил своим коленом ему в область туловища и, держа одной рукой его руку, второй рукой выбил нож. Данный нож был с раскладным лезвием, серебристого цвета, общей длиной примерно 20 см. После его сообщения о случившемся в дежурную часть, прибывшие сотрудники ППС отвели на медицинское освидетельствование сначала М.К.Н., а затем и П.О.Л. (т.1 л.д.136-139). Свои показания на предварительном следствии свидетель З.С.Г. подтвердил полностью, уточнив их тем, что он видел нож возле шеи Иванова, был ли это замах или движение рукой уже после удара, точно сказать не может. Физическое состояние П., несмотря на состояние алкогольного опьянения, позволяло последнему совершать активные действия.

Свидетель В.Н.С., являющийся полицейским отдельного батальона ППС МВД России «Мытищинское», в судебном заседании пояснил, что с 13 на 14.02.2015г. он находился на службе, на момент происшествия находился в отделении полиции. К ним в помещение зашел дежурный и сказал, что необходимо срочно проследовать и оказать помощь участковому. Они приехали по указанному дежурным адресу, где увидели, что возле дверей наркологического диспансера находится З.С.Г., который удерживал застегнутого в наручники П., лежавшего на земле. З. пояснил, что П. нанес удар ножом в шею участковому Иванову. В служебном автомобиле З. находилась девушка, которая была задержана вместе с П. З. им пояснил, что, когда девушку и П. высадили из машины, П. подошел к И. и ударил его ножом. Нож он (В.Н.С.) увидел валяющимся неподалеку, он был серебристого цвета. П. был нетрезв, но стоял сам, также самостоятельно в наручниках заходил в наркологический диспансер для освидетельствования. Они с водителем высадили девушку из машины, освидетельствовали ее в наркологии и отвезли в отдел полиции, а П. увезли в отдел на другой машине ППС.

На предварительном следствии свидетель В.Н.С. дал показания аналогичные его показаниям в судебном заседании, при этом пояснял о том, что указанные им события имели место <данные изъяты>, примерно в период времени с 03 часов 00 минут по 03 часа 45 минут. Прибыв с другими сотрудниками полиции к наркологическому диспансеру, они обнаружили у входа в НД лужу бурового вещества похожего на кровь и неизвестно мужчину, которого удерживал водитель 2 ОП МУ МВД России «Мытищинское» З.С.Г. Впоследствии мужчина, оказавшийся П.О.Л., и его спутница были освидетельствованы на наличие алкогольного опьянения, которое показало у них состояние алкогольного опьянения. Затем они на патрульных машинах доставили Подлесова О.Л. и женщину во 2 ОП для дальнейшего разбирательства (т.1 л.д.150-153). Свои показания на предварительном следствии свидетель В.Н.С. подтвердил полностью, уточнив их тем, что в отдел полиции он доставлял только женщину, П. был доставлен в отдел отдельно другими сотрудниками.

Свидетель Э.И.В., являющийся помощником дежурного 2 ОП МУ МВД России «Мытищинское», суду пояснил, что 14.02.2015г. он находился на службе. Ночью поступил сигнал о нахождении пьяных в подъезде. Участковый И. и водитель З. поехали на место, задержали их и повезли на медицинское освидетельствование. Насколько ему стало известно, освидетельствовать их они не успели, так как по приезду в наркологию, П. напал на И. перед входом в наркодиспансер, ударив его ножом. Самого П. он увидел, когда его привезли к ним в отдел полиции, последний находился в состоянии алкогольного опьянения, вел себя агрессивно, выражался нецензурной бранью. С П. также была доставлена женщина. Это было около 4-5 часов утра. Видимых телесных повреждений у П. не было.

При допросе на предварительном следствии свидетель Э.И.В. также пояснил о том, что 14.02.2015г. от З. С.Г. ему стало известно, что по приезду к наркологическому отделению Мытищинской городской клинической больницы, П.О.Л., достал находящийся в кармане его брюк нож и нанес им один удар И.В.В. в шею, который находился у входной двери наркологического диспансера. З.С.Г., находящийся в этот момент у служебного автомобиля совместно с М.К.Н., подбежал к П.О.Л., и применил к нему специальные приемы борьбы, а также специальное средство – наручники. После этого И.В.В. был доставлен в приемное отделение МГКБ, а П. О.Л. вместе с М.К.Н. были доставлены во 2-й ОП МУ МВД России «Мытищинское». Им был составлен протокол об административном задержании <данные изъяты> от 14.02.2015г. в отношении П. О.Л. В протоколе им ошибочно было указано время доставления П.О.Л. в отдел полиции, которое он перепутал со временем совершения последним административного правонарушения (т.1 л.д.160-162, т.2 л.д. 216-218). Свои показания на предварительном следствии свидетель Э.И.В. в судебном заседании полностью подтвердил.

Свидетель Ш.Я.В., являющийся заместителем начальника 2 ОП МУ МВД России «Мытищинское», суду пояснил, что 14.02.2015г. он был ответственным по подразделению. Ночью поступило сообщение о том, что на территории наркодиспансера совершено нападение на дежурного участкового. Он выехал по адресу, где ему стало известно, что раненого участкового И. на «скорой» увезли в больницу. Также на месте происшествия стояла патрульная машина с водителем З., возле которой находился П. в состоянии алкогольного опьянения. П. сам стоял на ногах и мог совершать активные действия, если бы не был в наручниках. Со слов З. ему стало известно, что когда Иванов зашел в «предбанник» наркодиспансера, П. прошел за ним и имевшимся при нем ножом, нанес И. удар в шею. После этого Зверков применил к П. спец приём и спецсредство – наручники. Затем приехал следователь, после чего П. доставили в подразделение. При доставлении П. в отдел он с ним не общался, поскольку последний находился в нетрезвом состоянии. На следующий день, 14.02.2015г. он принял от него явку с повинной. С какими-либо жалобами П. к нему не обращался, видимых телесных повреждений у него не было. В явке с повинной П. добровольно и собственноручно указал о том, что нанес ножевое ранение сотруднику полиции на почве своего опьянения. Какое-либо физическое или психологическое давление на П. не оказывалось, о каких-либо неправомерных действиях сотрудников полиции он не сообщал.

При допросе на предварительном следствии свидетель Ш.Я.В. по существу дела дал показания, аналогичные его показаниям в судебном заседании, которые в судебном заседании полностью подтвердил (т.1 л.д. 164-167).

Свидетель Ф.М.И. в судебном заседании пояснил, что П. О.Л. является его товарищем, с ним они вместе работали в инкассации. Под вечер 13.02.2015г. ему позвонил П. и попросился приехать в гости со своей знакомой. Поскольку дома он находился один, он разрешил и П. приехал к нему часов в 8-9 вечера вместе со своей знакомой, которую называл Маришей. Все вместе они распивали водку. В процессе распития спиртных напитков П. вел себя адекватно, а его подруга вела себя шумно и нескромно. После полутора-двух часов он опьянел и пошел спать, а П. со своей подругой остались на кухне. Неожиданно, часов в 12 ночи, вернулась его жена и, увидев, что он спит, а незнакомые ей люди находятся в квартире, выпроводила их в подъезд. П. и его спутница начали шуметь в подъезде, и его жена вызвала полицию. О том, что случилось дальше, он узнал только спустя два месяца от сотрудника полиции.

При допросе на предварительном следствии свидетель Ф.М.И. пояснил, что 13.02.2015г. около 20:00 к нему в гости пришли П.О.Л. с девушкой. Они все прошли на кухню, где стали распивать спиртные напитки – водку. Пили около 2-х часов, после чего Ф.М.И. ушел в комнату спать, а П. с девушкой легли на полу на кухне. Около 24:00 домой пришла его супруга – Ф. О.Ю., которая разбудила П. и его девушку и выгнала их в подъезд дома. Также она вызвала сотрудников полиции, чтобы они забрали П. и его девушку из подъезда, т.к. они там стали шуметь (т.1 л.д.186-189). Свои показания на предварительном следствии свидетель Федотов М.И. в судебном заседании полностью подтвердил.

Допрошенная на предварительном следствии свидетель М.К.Н. пояснила, что П.О.Л. она может охарактеризовать как человека в основном спокойного, но когда употребляет спиртное, он становится сильно агрессивным, кричит, может ударить. В последнее время П. О.Л. становился все более агрессивным, нервным. 13.02.2015г., примерно около 19-20 часов, она и П.О.Л. пришли в гости к его знакомому по имени Михаил по адресу: <данные изъяты>. Они начали распивать спиртное, — водку и виски, П. был сильно пьян. Потом пришла жена Михаила, которая стала ругаться, вызвала полицию, а их выгнала из дома. Они с П.О.Л. вышли в подъезд, где их остановили сотрудники полиции, которые были одеты в форменное обмундирование, представились и попросили их проехать с ними. Сколько было времени, она не знает, но было уже поздно. Их посадили в служебный автомобиль, в задний отсек и сначала их повезли в Мытищинскую городскую клиническую больницу, в наркологическое отделение для медицинского освидетельствования. Она не помнит, досматривали ли их сотрудники, когда садили в автомобиль. Когда они приехали к больнице и автомобиль остановился, П.О.Л. достал из кармана своих штанов нож, который М.К.Н. видела у него раньше дома, этот нож подарили ему давно. Показав ей нож, П.О.Л. сказал, что он злой и хочет пырнуть. Она пыталась его отговорить, сказав, что этого делать не нужно, это сотрудники полиции и его посадят в тюрьму навсегда. В этот момент подошел сотрудник полиции, который открыл дверь. Она не успела увидеть, как П.О.Л. вышел из машины, прятал ли он нож. П.О.Л. отошел от автомобиля, а она осталась сидеть в машине, рядом с ней находился один сотрудник полиции. Затем она услышала крик, повернулась и увидела кровь на снегу около входа в больницу, также она увидела, как одного из сотрудников полиции увозит скорая помощь, а второй сотрудник полиции повалил П. О.Л. на землю и прижал его. Все это произошло очень быстро, она очень испугалась, была в шоке. Когда П.О.Л. показывал ей нож, он был очень злой и нервный, по нему было видно, что он действительно хочет напасть на сотрудников, и пырнуть кого-нибудь из них ножом. П.О.Л. не говорил ей, из-за чего он такой злой, но она предполагает, что из-за задержания. Затем приехали еще сотрудники полиции и их с П.О.Л. на разных машинах отвезли в отделение полиции. П.О.Л. она больше не видела (т.1 л.д.132-135).

При допросе в качестве подозреваемого 15.02.2015г., а также в качестве обвиняемого 18.06.2015г. П.О.Л. пояснял, что 13.02.2015г. ему позвонил друг — Михаил Ф., с которым он вместе работал, и пригласил его в гости. Они с М.К.Н. пришли к нему домой примерно в 19 часов по адресу: <данные изъяты>. У Михаила также находился мужчина по имени Александр, которого П. О.Л. ранее не видел и не знал. Они все вчетвером стали распивать спиртное, а именно водку, выпили не менее 2-3 бутылок, объемом 0,5 л. Через некоторое время, когда было уже поздно, пришла супруга Михаила и стала сильно ругаться на то, что они распивают спиртное, она сказала им с М.К.Н., чтобы они ушли. Когда он с М.К.Н. вышел в подъезд, их остановили сотрудники полиции, сколько их было, он не помнит. Они были одеты в форменное обмундирование, представились и попросили проехать в отделение полиции. Как он узнал позже, жена Ф. М. вызвала сотрудников полиции, так как они находились в состоянии сильного алкогольного опьянения и нарушали общественный порядок. Их посадили в служебный автомобиль, в задний отсек и повезли в Мытищинскую городскую клиническую больницу, в наркологическое отделение для медицинского освидетельствования. Он не помнит, досматривали ли его сотрудники, когда садили в автомобиль. Во время следования в МГКБ он спорил с сотрудниками полиции, грубил, поскольку находился в состоянии алкогольного опьянения. Когда они подъехали к отделению, оба сотрудника полиции вышли из автомобиля, один из них пошел к двери, чтобы позвонить в звонок, а второй открыл заднюю дверь служебного автомобиля и он (П.О.Л.) вышел на улицу. Оказавшись на улице, он достал из кармана своей куртки складной металлический нож стального цвета, длиной примерно 20 см. В то время, пока второй сотрудник находился вместе с М.К.Н. возле автомобиля, он (П.О.Л.) с ножом в руке подбежал к сотруднику, который в этот момент звонил в дверь, и нанес ему удар данным ножом в шею справа или слева. В настоящее время ему известны анкетные данные сотрудника полиции – это И.В.В., на которого он набросился, так как был пьян и зол, злился на то, что сотрудники полиции их задержали. При этом он осознаёт, что шея — это жизненно важный орган человека и при нанесении ножевого ранения в шею, человек может умереть. Нож, которым он нанес удар сотруднику полиции, ему подарили знакомые на его день рождения в 2014 году, он положил его в карман штанов за несколько дней до происшедшего. Данный нож он сможет опознать. Практически сразу после того, как он ударил одного из сотрудников полиции, второй сотрудник подбежал к нему, повалил его на землю, прижал и выбил из руки нож, после чего надел на него наручники. Где в этот момент находилась М.К.Н., он не видел. Раненного им сотрудника полиции увезли на автомашине скорой помощи. Затем подъехали еще сотрудники полиции, его провели в наркологическое отделение, где освидетельствовали. После этого его и М.К.Н. отвезли в отдел полиции, где он осознал содеянное и попросил сотрудника полиции принять у него явку с повинной, после чего один из сотрудников полиции дал ему бланк, в котором он собственноручно, без оказания на него какого-либо давления, написал явку с повинной. В содеянном он раскаивается, никакого насилия ни к нему, ни к М.К.Н. не применялось. Он понимает, что сотрудники полиции исполняли свои служебные обязанности и действовали в рамках закона. При нанесении телесных повреждений он не думал о том, что может причинить смерть потерпевшему (т. 2 л.д. 67-70; 90-93).

При проверке показаний П.О.Л. на месте 04.08.2015г., последний на месте происшествия указал об обстоятельствах причинения им ножевого ранения сотруднику полиции И.В.В., которые полностью согласуются с его прежними показаниями в качестве подозреваемого и обвиняемого. На вопросы следователя П.О.Л. также пояснил, что нанес И.В.В. удар ножом, потому что был зол на сотрудников полиции за то, что они их задержали и посадили в служебный автомобиль, кроме того он находился в состоянии алкогольного опьянения и хотел убежать от сотрудников полиции. В момент нанесения удара ножом И.В.В. он осознавал, что шея — это жизненно-важный орган и при нанесении в шею ножевого ранения человек может умереть. Данные показания он даёт добровольно, суть задаваемых следователем вопросов в ходе проверки его показаний на месте ему полностью понятна (т.2 л.д. 98-110).

При допросе в качестве обвиняемого от 22.08.2015г. П.О.Л. пояснил, что свою вину в совершенном преступлении он признаёт частично, поскольку умысла на лишение сотрудника полиции жизни не имел. Нож он достал с целью самозащиты для того, чтобы сотрудники полиции не применяли к нему силу, по этой причине он махнул ножом в сторону И. В.В. Удар в шею был случайным, он этого не хотел, какого-либо умысла на посягательство на жизнь сотрудника полиции у него не было. Сотрудники полиции его не били, но он не хотел идти, сопротивлялся и поэтому его подталкивали, но ударов не наносили, спецсредства к нему не применяли. После того, как он нанес удар ножом И.В.В., второй сотрудник его повалил на землю, придавив его ногой, отчего он почувствовал боль в области груди. Он осознаёт, что их действия были вызваны его противоправным поведением (т.2 л.д.123-127).

Свои показания на предварительном следствии, в том числе при проверке показаний на месте, подсудимый П.О.Л. в судебном заседании не подтвердил, пояснив о том, что давал их под психологическим давлением сотрудников полиции, так как вначале был пьян, а затем подписывал их не читая, ему было безразлично их содержание. При проверке показаний на месте ему говорили, как нужно встать и что показать. Кроме того, он боялся, его запугали. Действия сотрудников полиции он не обжаловал, так как не знал, как это делается и не верил в это.

Кроме того, суд исследовал в судебном заседании письменные материалы дела:

Протокол осмотра места происшествия от 14.02.2015г., с фото таблицей к нему, согласно которому, было осмотрено место происшествия, а именно: участок местности по адресу: <данные изъяты>, (территория наркологического диспансера). На участке, расположенном при входе в отделение наркологического диспансера, а также на пороге входной двери в коридор, обнаружены пятна вещества бурого цвета (т.1 л. д. 38-44);

Протокол явки с повинной П.О.Л. от 14.02.2015г., из содержания которого следует, что П. О.Л. собственноручно указал о том, что он, 14.02.2015г., примерно в 03:00, находясь у здания наркологического диспансера МГКБ <данные изъяты>, имевшемся при нем ножом, нанёс ножевые ранения в область шеи мужчине в форме сотрудника полиции на почве алкогольного опьянения. При этом П. также указал о том, что явка с повинной дана им добровольно, без какого-либо психологического или физического воздействия, ст.51 Конституции РФ ему разъяснена и понятна (т.1 л. д. 51-52);

Протокол освидетельствования на предмет установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения <данные изъяты>, согласно которому у П.О.Л. на момент проведения освидетельствования в 3ч.45 мин. 14.02.2015г. было установлено алкогольное опьянение (т.1 л. д. 58);

Рапорт полицейского-водителя МУ МВД «Мытищинское» З.С.Г., в котором он изложил обстоятельства причинения Иванову В.В. ножевого ранения П.О.Л. (т.1 л. д. 59);

Выписку из истории болезни И.В.В. <данные изъяты> о поступлении И.В.В. 14.02.2015г. в Мытищинскую ГКБ с колото-резанным ранением шеи (т.1 л. д. 67);

Протокол об административном правонарушении <данные изъяты> от 14.02.2015г. в отношении П.О.Л. о совершении им административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП РФ (т.1 л.д. 75);

Постановление по делу об административном правонарушении <данные изъяты> от 15.02.2015г. в отношении Подлесова О.Л. (т.1 л.д. 76);

Протокол выемки ножа у свидетеля З.С.Г., обнаруженного в ходе задержания П.О.Л. 14.02.2015г. (т.1 л.д. 234-238);

Протокол предъявления предмета для опознания от 04.08.2015г., согласно которому, потерпевший Иванов В.В. опознал нож, которым ему П.О.Л. ночью 14.02.2015г. возле отделения наркологического диспансера МГКБ нанес удар в область шеи (т.1 л. д. 94-97);

Протокол предъявления предмета для опознания от 04.08.2015г., согласно которому, обвиняемый П.О.Л. опознал нож, которым он ночью 14.02.2015г. возле отделения наркологического диспансера МГКБ нанес удар в область шеи сотруднику полиции – И.В.В. (т.2 л. д. 94-97);

Выписка из истории болезни Иванова В.В. от 20.02.2015г. из Мытищинской ГКБ о прохождении лечения с колото-резаным ранением шеи без повреждения органов, нервов и магистральных сосудов (т.1 л.д. 103);

Выписка из приказа МУ МВД России «Мытищинское» <данные изъяты> от 13.02.2012г. о назначении Иванова В.В. на должность старшего участкового уполномоченного полиции (т.1 л.д. 115);

Должностной регламент старшего участкового уполномоченного полиции группы УУП и ПДН 2 отдела полиции МУ МВД России «Мытищинское» И.В.В. (т.1 л. д. 117-122);

Выписка из приказа МУ МВД России «Мытищинское» <данные изъяты> от 09.07.2013г. о назначении З. С.Г. на должность полицейского-водителя (т.1 л. д. 140);

Должностной регламент полицейского-водителя комендантской группы 2 отдела полиции МУ МВД России «Мытищинское» З.С.Г. (т.1 л. д. 141-143);

Протокол получения образцов для сравнительного исследования, согласно которому, 15.02.2015г. у обвиняемого П.О.Л. были получены образцы крови и слюны (т.1 л. д. 226-228);

Протокол получения образцов для сравнительного исследования, согласно которому, 16.03.2015г. у потерпевшего Иванова В.В. были получены образцы крови (т.1 л. д. 245-246);

Протокол выемки от 16.03.2015г., согласно которому, в Мытищинской ГКБ была изъята форменная одежда потерпевшего Иванова В.В., в которой он был одет в момент причинения ему ножевого ранения (т.1 л. д. 251-255);

Протокол выемки от 06.08.2015г., согласно которому, в Мытищинской ГКБ была изъята медицинская карта П.О.Л. (т.1 л. д. 260-264);

Протокол осмотра предметов от 31.07.2015г., согласно которому были осмотрены вещественные доказательства по делу: нож, форменная одежда И.В.В. с пятнами бурого цвета, смывы вещества бурого цвета, изъятые при осмотре места происшествия 14.02.2015г. (т.2 л.д. 1-3);

Заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении Иванова В.В. от 17.04.2015г., согласно выводам которой, у гр-на И.В.В. был обнаружен рубец на передней и правой переднебоковой поверхности шеи, концами, расположенными на 2 и 8 циферблата часов. При изучении медицинских документов у И. В.В. установлено: резаная непроникающая рана передней и правой боковой поверхностей шеи длиной до 7 см. без повреждения крупных кровеносных сосудов. Установленное повреждение образовалось от одного скользящего действия острого предмета, обладающего режущими свойствами, приложенного к области шеи, возможно 14.02.2015г., о чем свидетельствует состояние раны. Данное повреждение не сопровождалось развитием угрожающего жизни состояния, а также малокровием вследствие кровопотери, влечет за собой кратковременное расстройство здоровья на срок менее 21 дня, расценивается как повреждение, причинившее легкий вред здоровью (т.2 л. д. 14-19);

Заключение судебной криминалистической экспертизы от 25.09.2015г. с фото таблицей, согласно выводам которой, представленный на экспертизу нож, является туристическим ножом общего назначения и соответствует требованиям ГОСТ, изготовлен промышленным способом, к холодному оружию не относится (т.2 л. д. 226-228);

Заключение судебно-биологической экспертизы от 30.04.2015г., согласно выводам которой, в пятнах бурого цвета на галстуке, куртке, футболке, форменной сорочке, брюках И.В.В. обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от него самого. На клинке ножа обнаружены следы крови в количестве, недостаточном для установления её видовой и групповой принадлежности. На рукоятке ножа обнаружены следы крови человека, установить принадлежность, которой определенному лицу не представилось возможным (т.2 л.д. 26-31);

Заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении П.О.Л. от 24.08.2015г., согласно выводам которой, при судебно-медицинской экспертизе у гр-на П.О.Л. не обнаружены какие-либо следы наружных повреждений. По данным медицинских документов установлены переломы задних отрезков 6,7 и 8 ребер справа со смещением отломков, перелом бокового отрезка 9 ребра слева, множественные ссадины лица, застарелые ссадины головы, конечностей. Высказаться по имеющимся данным о количестве, локализации, механизме образования, сроке давности, тяжести причиненного вреда, в том числе, переломов ребер, не представляется возможным (т.2 л. д. 47-54);

Постановление следователя от 25.01.2016г. об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении И.В.В. и З.С.Г. по п. «а» ч.3 ст. 286 УК РФ в связи с отсутствием в их действиях указанного состава преступления.

На основании совокупности исследованных по делу доказательств, не смотря на частичное признание П.О.Л. своей вины в совершении преступления, суд приходит к выводу о доказанности его вины в совершении установленного судом преступления в указанный следствием период времени.

Вину подсудимого П.О.Л. суд считает доказанной последовательными показания потерпевшего И.В.В. в судебном заседании и на предварительном следствии, согласующимися с показаниями свидетелей по делу, частично с показаниями П.О.Л. на предварительном следствии, письменными доказательствами по делу.

Так, подтверждая вину П.О.Л. в совершенном преступлении, потерпевший Иванов В.В. в судебном заседании и на предварительном следствии (т.1 л.д. 81-84, 98-100) пояснил о факте причинения ему П.О.Л. ножевого ранения в установленный следствием период времени при исполнении им своих служебных обязанностей сотрудника полиции. При этом суд полностью доверяет последовательным показаниям потерпевшего о том, что по пути следования к наркологическому диспансеру, с момента фактического задержания П. и до его нападения с ножом, никакого насилия к П. не применялось, ими не использовались даже наручники, так как угроз физического воздействия со стороны П. и М. не было. Стоя в холле, перед второй входной дверью в диспансер, находясь лицом вполоборота к выходу, он почувствовал удар в область шеи, и, приложив к ней руку, обнаружил, что идет кровь, после чего позвал З., который подбежав, схватил П. за куртку и положил на землю. Выбегая из холла на улицу, он (И.В.В.) увидел в руках П. нож.

Последовательно поясняя о виновности П.О.Л., при проверке показаний на месте, потерпевший Иванов В.В. на месте происшествия указал о фактических обстоятельствах причинения ему ножевого ранения, пояснив о том, что когда он вышел из коридора на улицу, чтобы позвонить в звонок, к нему подбежал П.О.Л., которого З.С.Г. выпустил из служебного автомобиля, и нанес ему удар ножом в область шеи (т.1 л. д. 85-92). При этом, потерпевший Иванов В.В. в судебном заседании уточнил, что П.О.Л. перед нанесением удара подошел к нему, запись следователя о том, что подсудимый подбежал, является неточной. О механизме причинения ему удара ножом он показывал перед входом в холл диспансера, так как вся группа вместе с ним, следователем, статистом и понятыми в холл бы не поместилась. Удар ножом ему был нанесен П. непосредственно внутри помещения холла.

Суд полностью доверяет показаниям потерпевшего, считая их объективными и нашедшими своё полное подтверждение другими доказательствами по делу. При этом, скорость передвижения П.О.Л. для нанесения удара потерпевшему ножом, существенного значения не имеет, поскольку из согласующихся с показаниями потерпевшего показаний свидетеля З.С.Г. в судебном заседании и на предварительном следствии (т.1 л. д. 136-139) следует то, что, когда они приехали к наркологии, участковый Иванов пошел в холл звонить в дверь, а выпущенный им из машины П., зашел за ним в холл. Он (З.С.Г.) начал высаживать из машины девушку и в этот момент увидел, как П. махнул ножом возле шеи И., который был у него в руках. Он подбежал к П., выбил из его руки нож, повалил на землю, придавил его коленкой. И. сообщил ему, что П. его порезал, и он увидел на шее у И. кровь. Указанный свидетель также пояснил, что с момента фактического задержания и до доставления П. и М. в наркологическое отделение, физическое насилие в отношении них не применялось. Физическую силу к П. он применил только после того, как увидел в его руках нож. Физическое состояние П., несмотря на состояние алкогольного опьянения, позволяло последнему совершать активные действия.

Доверяя показаниям потерпевшего И.В.В. и свидетеля З.С.Г., суд считает полностью установленным факт действия сотрудников полиции И.В.В. и З.С.Г. при исполнении ими своих должностных и служебных обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, в соответствии с Законом РФ «О полиции», в целях пресечения совершенного П.О.Л. административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП РФ (появление в общественных местах в состоянии опьянения) и последующего составления протокола об административном правонарушении, поскольку И.В.В. и З.С.Г., являясь действующими сотрудниками 2 отдела полиции МУ МВД России «Мытищинское», находясь в установленный период времени на службе, по поступившему в дежурную часть 14.02.2015г. в 2 часа 41 минуту сигналу о нарушении общественного порядка и совершении административного правонарушения, находясь в форменной одежде на служебном автомобиле со спецзнаками, прибыли на <данные изъяты>, где ими были задержаны П.О.Л. и М.К.Н. Указанные обстоятельства были очевидны и понятны также и самому П.О.Л., о чем в приговоре будет указано далее.

Подтверждением вины подсудимого П.О.Л. в совершенном им преступлении в отношении сотрудника полиции, находящегося при исполнении своих служебных обязанностей, суд также считает показания свидетеля В.Н.С., пояснившего в судебном заседании и на предварительном следствии (т.1 л. д. 150-153) о том, что являясь полицейским отдельного батальона ППС МВД России «Мытищинское» и находясь с 13 на 14.02.2015г. на службе, от дежурного 2 отдела полиции он получил указание срочно проследовать и оказать помощь участковому. По приезду на место происшествия, он увидел находящегося возле дверей наркологического диспансера З.С.Г., который удерживал застегнутого в наручники П., лежавшего на земле. От З. ему стало известно об обстоятельствах нанесения П. удара ножом в шею участковому И.. Со слов В.Н.С., он видел у входа в НД лужу вещества бурового цвета, похожего на кровь, а также находящийся на земле нож серебристого цвета.

Суд доверяет показаниям данного свидетеля, находя их полностью согласующимися с вышеуказанными показаниями потерпевшего И.В.В. и свидетеля З.С.Г., в том числе пояснениям В.Н.С. о том, что П. был нетрезв, но стоял сам, самостоятельно в наручниках заходил в наркологический диспансер для освидетельствования.

Вину подсудимого П.О.Л. в совершении им посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования законной деятельности указанного лица, суд считает подтвержденной также показаниями свидетеля Э.Э.В., являющегося помощником дежурного 2 ОП МУ МВД России «Мытищинское», пояснившего в судебном заседании о своём нахождении 14.02.2015г. на службе и ставшем ему известным со слов З. факте нанесения П. удара ножом в шею участковому И. перед входом в наркодиспансер. Со слов Э.Э.В., доставленный в отдел полиции П., вел себя агрессивно, выражался нецензурной бранью. Видимых телесных повреждений у П. не было. При этом суд также доверяет показаниям свидетеля Э.И.В. при допросе на предварительном следствии, пояснившего о составлении им в отношении П.О.Л. протокола об административном задержании <данные изъяты> от 14.02.2015г. в котором им ошибочно было указано время доставления П.О.Л. в отдел полиции, которое он перепутал со временем совершения последним административного правонарушения (т.1 л.д.160-162, т.2 л. д. 216-218). Показания свидетеля в данной части подтверждаются объективно установленному в ходе следствия времени совершения преступления, подтверждены самим свидетелем в судебном заседании.

Показания потерпевшего И.В.В. и указанных свидетелей, также как и вину подсудимого П. О.Л. в совершении установленного судом преступления, суд считает подтвержденными показаниями свидетеля Ш.Я.В., пояснившего в судебном заседании и на предварительном следствии (т.1 л. д. 164-167) о том, что являясь заместителем начальника 2 ОП МУ МВД России «Мытищинское», он выехал по сообщению о ранении участкового, где на месте происшествия он увидел патрульный автомобиль с водителем З., возле которой находился П. в состоянии алкогольного опьянения. П. сам стоял на ногах и мог совершать активные действия, если бы не был в наручниках. Со слов З. Ш. стало известно о нанесении П. удара ножом участковому И. в шею.

Кроме того, вину подсудимого П.О.Л. по предъявленному ему обвинению суд считает доказанной показаниями свидетеля Ф. М.И., пояснившего в судебном заседании и на предварительном следствии (т.1 л. д. 186-189) о факте распития у него в <данные изъяты>.02.2015г., примерно с 20 часов, совместно с П.О.Л. и его девушкой спиртных напитков, после чего, вернувшаяся домой около 24 часов его жена – Ф.О.Ю., выпроводила П. и его девушку в подъезд, а поскольку последние начали шуметь в подъезде, его жена вызвала полицию.

Доказанность именно умышленных действий П.О.Л., направленных на посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования законной деятельности указанного лица, суд находит подтвержденной также показаниями допрошенной на предварительном следствии свидетеля М.К.Н., пояснившей о том, что после того, как жена Михаила вызвала полицию и выгнала их из дома, они с П.О.Л. вышли в подъезд, где их остановили сотрудники полиции, одетые в форменное обмундирование, которые представились и попросили проехать с ними. Когда они приехали к наркологическому отделению МГКБ и автомобиль остановился, П.О.Л. достал из кармана своих штанов нож, сказав ей, что он злой и хочет пырнуть. Она пыталась его отговорить, сказав, что этого делать не нужно, это сотрудники полиции и его посадят в тюрьму навсегда. В этот момент подошел сотрудник полиции, который открыл дверь, П.О.Л. отошел от автомобиля, затем она услышала крик и увидела кровь на снегу около входа в больницу, после чего одного из сотрудников полиции увезла «скорая помощь», а второй сотрудник полиции повалил П.О.Л. на землю и прижал его. Она предполагает, что П. был зол на сотрудников полиции из-за задержания (т.1 л.д.132-135).

Суд доверяет указанным показаниям свидетеля М.К.Н., поскольку они полностью согласуются с показаниями потерпевшего и вышеуказанных свидетелей об обстоятельствах причинения П.О.Л. ножевого ранения Иванову В.В. При этом суд обращает внимание на показания данного свидетеля о недопущении в их отношении каких-либо противоправных действий со стороны сотрудников полиции, в том числе какого-либо насилия в отношении П.О.Л. Суд также принимает во внимание то обстоятельство, что указанный свидетель состояла с П. в фактически брачных отношениях, в связи с чем оснований для его оговора не имела.

Факт действия сотрудников полиции И.В.В. и З.С.Г. при исполнении ими своих должностных и служебных обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, в целях пресечения совершенного П.О.Л. административного правонарушения, а также вину последнего в совершенном преступлении, суд считает подтвержденной в том числе протоколом об административном правонарушении <данные изъяты> от 14.02.2015г. в отношении П.О.Л. о совершении им административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП РФ (т.1 л.д.75), а также постановлением по делу об административном правонарушении <данные изъяты> от 15.02.2015г. в отношении П.О.Л. (т.1 л.д.76), согласно которому он был подвергнут административному штрафу.

Кроме того, вину П.О.Л. в совершении установленного судом преступления суд считает подтвержденной его собственными показаниями на предварительном следствии, в той части, в которой они согласуются с показаниями потерпевшего и свидетелей по делу, а также письменными материалами дела.

В частности, суд доверяет показаниям П.О.Л. на предварительном следствии, данным им в качестве подозреваемого 15.02.2015г. и обвиняемого от 18.06.2015г., в которых П.О.Л., полностью признавая свою вину в совершенном преступлении, пояснил о том, что 13.02.2015г., после распития спиртных напитков в квартире Ф. М. и их задержания с М. сотрудниками полиции, они на служебном автомобиле были доставлены к наркологическому диспансеру Мытищинской ГКБ, где оказавшись на улице, он достал из кармана своей куртки складной металлический нож, и в то время, пока второй сотрудник находился вместе с М.К.Н. возле автомобиля, он (П.О.Л.) с ножом в руке подбежал к сотруднику, который в этот момент звонил в дверь, и нанес ему удар данным ножом в шею справа или слева. Свои действия он объяснил тем, что был пьян и зол на то, что сотрудники полиции их задержали. При этом П. пояснил, что осознавал, что шея — это жизненно важный орган человека и при нанесении ножевого ранения в шею, человек может умереть.

Указанные пояснения П.О.Л., с учетом локализации нанесенного ножевого ранения, свидетельствуют о наличии в действиях подсудимого прямого умысла при совершении преступления.

Далее, согласованно с показаниями потерпевшего и свидетелей З.С.Г. и М.К.Н., П.О.Л. пояснил, что практически сразу после нанесения ножевого ранения, второй сотрудник подбежал к нему, повалил его на землю, прижал и выбил из руки нож, после чего надел на него наручники. После этого его и М.К.Н. отвезли в отдел полиции, где он осознал содеянное и попросил сотрудника полиции принять у него явку с повинной, после чего один из сотрудников полиции дал ему бланк, в котором он собственноручно, без оказания на него какого-либо давления, написал явку с повинной. При этом суд считает достоверными доводы П.О.Л. и о том, что никакого насилия ни к нему, ни к М.К.Н. не применялось, он понимал, что сотрудники полиции исполняли свои служебные обязанности и действовали в рамках закона (т. 2 л. д. 67-70; 90-93). Уточнение защитника в протоколе допроса подозреваемого о том, что при нанесении телесных повреждений Подлесов не думал о том, что может причинить смерть потерпевшему (т.2 л.д.70), с учетом вышеизложенных показаний Подлесова О.Л. о своем умысле и фактических обстоятельствах причинения ножевого ранения, его локализации, суд считает защитной позицией, опровергающейся установленными фактическими обстоятельствами дела.

Доводы Подлесова О.Л. в указанных допросах о добровольности составления явки с повинной, суд находит подтвержденными показаниями свидетеля Шамиса Я.В., пояснившего суду о том, что 14.02.2015г. он принял от Подлесова явку с повинной. С какими-либо жалобами Подлесов к нему не обращался, видимых телесных повреждений у него не было. В явке с повинной Подлесов добровольно и собственноручно указал о том, что нанес ножевое ранение сотруднику полиции на почве своего опьянения. Какое-либо физическое или психологическое давление на Подлесова не оказывалось, о каких-либо неправомерных действиях сотрудников полиции он не сообщал.

С учетом указанных доводов Подлесова О.Л., согласующихся с показаниями свидетеля Шамиса Я.В. о добровольности составления явки с повинной, доказательством вины подсудимого суд также считает протокол явки с повинной Подлесова О.Л. от 14.02.2015г., согласно содержания которого, текст явки с повинной выполнен Подлесовым О.Л. собственноручно, что не отрицалось подсудимым и в судебном заседании после его обозрения им. При этом в своей явке с повинной Подлесов О.Л. собственноручно указал о том, что он, 14.02.2015г., примерно в 03:00, находясь у здания наркологического диспансера ГКБ <данные изъяты>, имевшемся при нем ножом, нанёс ножевые ранения в область шеи мужчине в форме сотрудника полиции на почве алкогольного опьянения, а также то, что явка с повинной дана им добровольно, без какого-либо психологического или физического воздействия, ст.51 Конституции РФ ему разъяснена и понятна (т.1 л.д. 51-52).

Вина Подлесова О.Л. в совершенном преступлении подтверждается и его показаниями в ходе проверки его показаний на месте, в ходе которых он полностью подтвердил обстоятельства нанесения им ножевого ранения сотруднику полиции, изложенные в вышеприведенных допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого. При этом Подлесов О.Л. также пояснил, что нанес Иванову В.В. удар ножом, потому что был зол на сотрудников полиции за то, что они их задержали, кроме того он находился в состоянии алкогольного опьянения и хотел убежать от сотрудников полиции. Данные показания он даёт добровольно, суть задаваемых следователем вопросов в ходе проверки его показаний на месте ему полностью понятна (т.2 л.д. 98-110).

С учетом вышеприведенной совокупности согласующихся между собой доказательств по делу, в том числе последовательных показаний Подлесова О.Л. о причинении им ножевого ранения сотруднику полиции при установленных органами предварительного следствия обстоятельствах, суд критически относится к показаниям Подлесова О.Л. в судебном заседании, пояснившего о нанесении ему сотрудниками полиции возле наркодиспансера ударов ногами по телу, от которых, с его слов, он, защищаясь таким способом, стал отмахиваться ножом, и, находясь в полулежащем положении на земле, обороняясь от их действий, случайно, сам того не желая, задел сотрудника полиции ножом, не желая его убивать.

Указанные показания подсудимого суд считает несостоятельным средством его защиты, полностью надуманными и опровергнутыми последовательными показаниями потерпевшего Иванова В.В., свидетелей Зверкова С.Г., Матвеевой К.Н., являющихся непосредственными очевидцами совершенного преступления, показаниями других вышеуказанных свидетелей, узнавших о случившемся со слов Зверкова С.В., в том числе выезжавших на место происшествия, а также показаниями самого Подлесова О.Л. при допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого от 18.06.2015г., протоколом проверки его показаний на месте, явкой с повинной.

При этом, изложенные подсудимым обстоятельства причинения потерпевшему ножевого ранения при его избиении в полулежащем положении на земле, суд также считает несостоятельными с учетом высокого роста потерпевшего Иванова В.В., возможностью применения сотрудниками полиции, при угрозе им ножом, находившегося при них табельного оружия. Из признанных судом достоверными показаний потерпевшего Иванова В.В., свидетелей Зверкова С.Г., Матвеевой К.Н. следует, что с момента фактического обнаружения Матвеевой и Подлесова в подъезде дома Федотова и до причинения Иванову ножевого ранения, никакого насилия к Подлесову кем-либо не применялось. Из объективно подтвердившихся показаний свидетеля Зверкова С.Г. следует, что физическое насилие к Подлесову О.Н. он применил только после нанесения последним ножевого ранения Иванову, для пресечения дальнейших противоправных действий Подлесова.

В этой же части суд принимает во внимание постановление следователя от 25.01.2016г. об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Иванова В.В. и Зверкова С.Г. по данному факту по п. «а» ч.3 ст. 286 УК РФ в связи с отсутствием в их действиях указанного состава преступления, поскольку факта совершения ими каких-либо противоправных действий в отношении Подлесова О.Л. и Матвеевой К.Н. с момента их фактического обнаружения до момента нанесения Подлесовым О.Л. ножевого ранения Иванову В.В., не установлено. При этом опровержением доводов подсудимого о применении к нему физического насилия, суд также считает вышеуказанные показания самого Подлесова О.Л. на предварительном следствии об отсутствии факта применения к нему какого-либо насилия со стороны сотрудников полиции (т.1 л.д. 51-52; т. 2 л.д. 67-70; 90-93, 98-110).

С учетом установленных судом фактических обстоятельств дела и исследованной совокупности доказательств, в том числе вышеуказанных показаний Подлесова О.Л. о неприменении к нему физического насилия, которым суд доверяет, суд также критически относится к показаниям Подлесова О.Л. при допросе в качестве обвиняемого 22.08.2015г., в части изменения им своих прежний показаний и впервые появившихся пояснений о применении им ножа с целью самозащиты и случайном причинении ножевого ранения Иванову В.В. При этом суд принимает во внимание и доверяет показаниям Подлесова О.Л. в этом же допросе о том, что сотрудники полиции его не били, но он не хотел идти, сопротивлялся и поэтому его подталкивали, но ударов не наносили, спец.средства к нему не применяли. После того, как он нанес удар ножом Иванову В.В., второй сотрудник повалил его на землю, придавив его ногой, отчего он почувствовал боль в области груди. Он осознаёт, что их действия были вызваны его противоправным поведением (т.2 л.д. 123-127).

Несмотря на установленный факт обращения Подлесова О.Л. за медицинской помощью после совершенного им преступления в отношении Иванова В.В. с жалобами на переломы рёбер, суд принимает во внимание сообщение Подлесовым О.Л. лечащему врачу информации, противоречащей его настоящей позиции о времени получения телесных повреждений, в частности о том, что указанная травма была им получена при избиении известными ему лицами в быту ночью с 12.02.2015г. на 13.02.2015г., т.е. за сутки до задержания Подлесова сотрудниками полиции, что и было отражено врачом в выписном эпикризе Мытищинской ГКБ. Кроме того, аналогичная информация о времени получения данных телесных повреждений была отражена экспертом со слов Подлесова О.Л. и в заключении судебно-медицинской экспертизы от 24.08.2015г. (т.2 л.д. 51). Согласно выводов данного заключения эксперта, высказаться по имеющимся судебно-медицинским данным о количестве, локализации, механизме образования, сроке давности, тяжести причиненного Подлесову вреда, в том числе, переломов ребер, не представляется возможным (т.2 л.д. 47-54).

Таким образом, доводы Подлесова О.Л. о причинении ему сотрудниками полиции побоев до нанесения им ножевого ранения потерпевшему, какими-либо объективными доказательствами по делу не подтверждены, и напротив, опровергаются всеми исследованными по делу доказательствами. В этой связи доводы защитника о действиях Подлесова О.Л. в состоянии необходимой обороны, суд считает необоснованными.

Доводы подсудимого Подлесова О.Л., не подтвердившего в суде свои показания на предварительном следствии, и пояснившего о том, что явку с повинной и протоколы его допроса он подписывал не читая, находясь в состоянии алкогольного опьянения, под психологическим давлением сотрудников полиции, которые его запугивали, в связи с чем ему было безразлично содержание протоколов его допроса, суд считает надуманными, поскольку все протоколы допроса Подлесова О.Л. детальны по изложению сообщенных им фактических обстоятельств дела, все допросы и проверка показаний на месте проведены с участием защитников. Ссылку Подлесова О.Л. на то, что при допросах он находился в состоянии алкогольного опьянения, суд считает несостоятельной, поскольку явка с повинной была получена от Подлесова О.Л. на следующий день – 14.02.2015г. в 12ч. 15 мин., т.е. спустя более 9 часов с момента совершенного им преступления, допрос в качестве подозреваемого состоялся через день — 15.02.2015г., в качестве обвиняемого — 18.06.2015г., т.е. спустя 4 месяца, проверка показаний Подлесова О.Л. на месте была проведена 04.08.2015г., т.е. спустя почти 6 месяцев с момента совершения преступления. Допрос Подлесова О.Л. в качестве обвиняемого 22.08.2015г., в котором он также пояснил об отсутствии факта применения к нему физического насилия при задержании его сотрудниками полиции Ивановым В.В. и Зверковым С.Г., был проведен спустя 6 месяцев с указанного момента. Доводы подсудимого о нахождении им при составлении явки с повинной и последующих допросах под психологическим давлением сотрудников полиции, которые его якобы запугивали, суд также считает надуманными, поскольку пояснить, в чем оно выразилось, в судебном заседании подсудимый не смог, также как не смог назвать конкретных должностных лиц правоохранительных органов, время и место совершения ими таких действий. При этом, указанные им действия сотрудников полиции он не обжаловал, доводы подсудимого о его неосведомленности о процедуре обжалования, с учетом его жизненного опыта и наличия защитников, суд считает несостоятельными. Каких-либо нарушений требований УПК РФ при проведении проверки показаний Подлесова О.Л. на месте, проведенной с участием защитника, судом также не установлено. Вопроса о недопустимости данного доказательства, также как и других протоколов допроса Подлесова, стороной защиты не ставилось.

Протокол явки с повинной, а также все протоколы допросов Подлесова О.Л. на предварительном следствии, в том числе протокол проверки его показаний на месте, а также протоколы допроса свидетелей на предварительном следствии, суд считает допустимыми доказательствами по делу, полученными в соответствии с требованиями УПК РФ.

Доводы подсудимого о его оговоре потерпевшим Ивановым В.В. и свидетелем Зверковым С.Г. в связи с якобы совершенными ими в отношении него противоправными действиями, суд считает необоснованными в связи с недоказанностью и опровержением факта совершения ими таких действий. Доводы Подлесова О.Л. о его оговоре свидетелем Матвеевой К.Н., суд считает необоснованным предположением подсудимого, не подтвержденным какими-либо фактами.

Кроме того, вину подсудимого Подлесова О.Л. в совершенном преступлении суд считает доказанной также письменными материалами дела, которые в совокупности с показаниями допрошенных по делу лиц, являются согласующимися с ними доказательствами по делу.

В частности, вина подсудимого в совершенном им преступлении подтверждается протоколом осмотра места происшествия от 14.02.2015г., с фототаблицей к нему, согласно которому, было осмотрено место происшествия, расположенное по вышеуказанному адресу, где на участке при входе в отделение наркологического диспансера, а также на пороге входной двери в коридор, были обнаружены пятна вещества бурого цвета (т.1 л.д. 38-44), протоколом освидетельствования на предмет установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения <данные изъяты>, согласно которому у Подлесова О.Л. на момент проведения освидетельствования в 3ч.45 мин. 14.02.2015г. было установлено алкогольное опьянение (т.1 л.д. 58), рапортом полицейского-водителя МУ МВД «Мытищинское» Зверкова С.Г., в котором он изложил обстоятельства причинения Иванову В.В. ножевого ранения Подлесовым О.Л. (т.1 л.д. 59), выписками из истории болезни Иванова В.В. о его поступлении 14.02.2015г. в Мытищинскую ГКБ и прохождении лечения с колото-резаным ранением шеи без повреждения органов, нервов и магистральных сосудов (т.1 л.д. 67, 103), протоколом выемки ножа у свидетеля Зверкова С.Г., обнаруженного в ходе задержания Подлесова О.Л. 14.02.2015г. (т.1 л.д. 234-238), протоколом предъявления предмета для опознания от 04.08.2015г., согласно которому, потерпевший Иванов В.В. опознал нож, которым ему Подлесов О.Л. ночью 14.02.2015г. возле отделения наркологического диспансера МГКБ нанес удар в область шеи (т.1 л.д. 94-97), протоколом предъявления предмета для опознания от 04.08.2015г., согласно которому, обвиняемый Подлесов О.Л. опознал нож, которым он ночью 14.02.2015г. возле отделения наркологического диспансера МГКБ нанес удар в область шеи сотруднику полиции – Иванову В.В. (т.2 л.д. 94-97).

Факт совершения Подлесовым О.Л. преступления в отношении действующих сотрудников полиции и их действий в рамках предоставленных им полномочий подтверждается также выпиской из приказа МУ МВД России «Мытищинское» <данные изъяты> от 13.02.2012г. о назначении Иванова В.В. на должность старшего участкового уполномоченного полиции (т.1 л.д. 115), его должностным регламентом (т.1 л.д. 117-122), выпиской из приказа МУ МВД России «Мытищинское» <данные изъяты> от 09.07.2013г. о назначении Зверкова С.Г. на должность полицейского-водителя (т.1 л.д. 140), его должностным регламентом (т.1 л.д. 141-143).

Кроме того, вина подсудимого в совершении установленного судом преступления подтверждается протоколом осмотра предметов от 31.07.2015г., согласно которому были осмотрены вещественные доказательства по делу: нож, форменная одежда Иванова В.В. с пятнами бурого цвета, смывы вещества бурого цвета, изъятые при осмотре места происшествия 14.02.2015г. (т.2 л.д. 1-3), заключением судебно-медицинской экспертизы в отношении Иванова В.В. от 17.04.2015г., согласно выводам которой, у гр-на Иванова В.В. был обнаружен рубец на передней и правой переднебоковой поверхности шеи, концами, расположенными на 2 и 8 циферблата часов. При изучении медицинских документов у Иванова В.В. установлено: резаная непроникающая рана передней и правой боковой поверхностей шеи длиной до 7 см. без повреждения крупных кровеносных сосудов. Данное повреждение влечет за собой кратковременное расстройство здоровья на срок менее 21 дня, расценивается как повреждение, причинившее легкий вред здоровью (т.2 л.д. 14-19), заключением судебной криминалистической экспертизы от 25.09.2015г. с фототаблицей, согласно выводам которой, представленный на экспертизу нож, является туристическим ножом общего назначения и соответствует требованиям ГОСТ, изготовлен промышленным способом, к холодному оружию не относится (т.2 л.д. 226-228), заключением судебно-биологической экспертизы от 30.04.2015г., согласно выводам которой, в пятнах бурого цвета на галстуке, куртке, футболке, форменной сорочке, брюках Иванова В.В. обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от него самого. На клинке ножа обнаружены следы крови в количестве, недостаточном для установления её видовой и групповой принадлежности. На рукоятке ножа обнаружены следы крови человека, установить принадлежность которой определенному лицу не представилось возможным (т.2 л.д. 26-31).

Суд доверяет заключениям всех вышеуказанных экспертиз, оснований сомневаться в достоверности указанных экспертных заключений у суда не имеется, так как они научно обоснованы, являются допустимыми доказательствами по делу.

Все исследованные письменные материалы дела, суд считает допустимыми доказательствами по делу, полученными в соответствии с требованиями УПК РФ.

Таким образом, оценив перечисленные доказательства с точки зрения их допустимости, относимости и достаточности, суд считает их в своей совокупности достаточными для признания установленной вины подсудимого Подлесова О.Л. в совершенном им преступлении.

Судом было установлено, что Подлесов О.Л. 14.02.2015г. в период времени с 2 часов 45 минут до 3 часов 45 минут, будучи в состоянии алкогольного опьянения, совместно с Матвеевой К.Н. находился в общественном месте, по адресу: <данные изъяты>, о чем 14.02.2015г. в 2 часа 41 минуту во 2 отдел полиции МУ МВД России «Мытищинское» поступила информация, после чего в целях пресечения административного правонарушения и последующего составления протокола об административном правонарушении, предусмотренного ст. 20.21 КоАП РФ по указанному адресу прибыли сотрудники 2 отдела полиции МУ МВД России «Мытищинское» Иванов В.В. и Зверков С.Г., которые в связи с исполнением ими своих должностных и служебных обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, в соответствии с Законом РФ «О полиции» и КоАП РФ, в целях пресечения административного правонарушения и последующего составления протокола об административном правонарушении, для проведения медицинского освидетельствования, на служебном автомобиле вместе с Подлесовым О.Л. и Матвеевой К.Н. направились к наркологическому диспансеру Мытищинской городской клинической больницы. По пути следования от места фактического задержания в наркологический диспансер у Подлесова О.Л., находящегося в состоянии алкогольного опьянения, несогласного с правомерными действиями сотрудников полиции, исполнявших свои должностные и служебные обязанности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, возникла неприязнь к сотрудникам полиции Иванову В.В. и Зверкову С.Г. и преступный умысел на посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов в целях воспрепятствования законной деятельности указанного лица по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, посредством нанесения ударов находившимся при нём ножом в жизненно важные органы сотрудника полиции. В вышеуказанный период времени, после доставления Подлесова О.Л. и Матвеевой К.Н. к зданию отделения наркологического диспансера, Иванов В.В., выйдя из автомобиля, проследовал к входной двери наркологического диспансера, а Зверков С.Г. вывел из автомобиля Подлесова О.Л., который вслед за Ивановым В.В. направился к входу в отделение наркологического диспансера и приблизился к последнему, где реализуя свой преступный умысел, направленный на посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, находясь в состоянии алкогольного опьянения, действуя умышленно, понимая характер и осознавая общественную опасность своих действий, предвидя наступление общественно опасных последствий и желая их наступления, в целях воспрепятствования законной деятельности Иванова В.В. по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, осознавая факт нахождения перед ним сотрудника правоохранительных органов при исполнении своих должностных обязанностей, с целью причинения ему смерти, нанес Иванову В.В. имевшимся при себе ножом целенаправленный удар в область жизненно-важного органа – шею, после чего его действия были пресечены находившимся рядом Зверковым С.Г.

Своими действиями Подлесов О.Л. причинил Иванову В.В. резаную непроникающую рану передней и правой боковой поверхностей шеи, повлекшую за собой кратковременное расстройство здоровья на срок менее 21 дня, расценивающуюся как повреждение, причинившее легкий вред здоровью.

Характер действий подсудимого Подлесова О.Л. свидетельствует о его прямом умысле на совершение посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования законной деятельности указанного лица по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, что подтверждается действиями Подлесова О.Л., использовавшего для причинения ранения потерпевшему нож, локальностью нанесения удара ножом в жизненно-важную часть тела человека – шею. Между совершенными подсудимым действиями и наступившими последствиями в виде причинения потерпевшему Иванову В.В. вреда здоровью имеется прямая причинно-следственная связь.

Мотивом совершения Подлесовым О.Л. преступления явилось возникшее у подсудимого желание воспрепятствовать законным действиям сотрудников полиции по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности в связи с исполнением ими своих должностных и служебных обязанностей.

При этом суд исключает из описательной части предъявленного Подлесову О.Л. обвинения указание следствия на возникновение у Подлесова О.Л. преступного умысла, направленного на посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов (обоих сотрудников) как излишне вмененное, поскольку фактическими обстоятельствами дела было установлено, что Подлесов О.Л. совершил посягательство на жизнь только одного сотрудника полиции, нанес ножевое ранение одному сотруднику полиции, в отношении другого насилия применять не собирался и телесных повреждений ему не причинил.

Таким образом, исходя из установленных судом фактических обстоятельств совершенного Подлесовым О.Л. преступления, квалификацию его действий органами предварительного следствия суд считает правильной, в связи с чем, квалифицирует его действия по ст. 317 УК РФ, как посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования законной деятельности указанного лица по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Согласно заключения амбулаторной комиссионной комплексной судебно-психиатрической экспертизы Подлесов О.Л. каким-либо хроническим психическим расстройством, слабоумием либо иным болезненным состоянием психики не страдал во время, относящееся к совершению инкриминируемого ему деяния, и не страдает в настоящее время. Во время, относящееся к совершению инкриминируемого ему деяния, он не обнаруживал временного психического расстройства, а находился в состоянии простого алкогольного опьянения, тем не менее, он был правильно ориентирован, совершал последовательные и целенаправленные действия, у него отсутствовали признаки бреда, галлюцинаций и других психических расстройств. Следовательно, он мог во время, относящееся к совершению инкриминируемого ему деяния, в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время он по своему психическому состоянию может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела и давать о них показания. В принудительных мерах медицинского характера Подлесов О.Л. не нуждается (т.2 л.д. 38-40).

Экспертное заключение о психическом состоянии Подлесова О.Л. содержит мотивированные ответы специалистов на все поставленные вопросы и не вызывает у суда сомнений в своей объективности и обоснованности, в связи с чем, суд признает Подлесова О.Л. вменяемым относительно совершенного им преступления.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, личность потерпевшего, требования ст. 60 УК РФ, влияние назначенного наказания на исправление подсудимого и на условия жизни его семьи, возраст подсудимого, состояние его здоровья, состояние здоровья его родителей, нуждающихся в уходе, в том числе инвалидность его отца, а также данные о личности подсудимого, в частности то, что ранее он не судим, к уголовной ответственности привлекается впервые, по месту жительства жалоб на него не поступало, на учете у нарколога и психиатра не состоит.

Имеющийся в материалах дела протокол явки с повинной суд расценивает в качестве активного способствования расследованию преступления, поскольку на момент обращения с явкой с повинной, Подлесов О.Л. уже был задержан сотрудниками полиции за совершенное им преступление и правоохранительные органы уже имели информацию о лице, совершившем преступление и обстоятельствах его совершения.

Таким образом, в качестве смягчающего наказание подсудимого обстоятельства суд учитывает активное способствование расследованию преступления, изложенное в протоколе явке с повинной и признательных показаниях Подлесова О.Л. на предварительном следствии.

В качестве отягчающего наказание подсудимого обстоятельства суд учитывает совершение им преступления в состоянии алкогольного опьянения, поскольку согласно установленных фактических обстоятельств дела, именно данное состояние способствовало совершению Подлесовым О.Л. преступления, усиливало общественную опасность его личности в момент его совершения.

Принимая во внимание общественную опасность содеянного и совершение Подлесовым О.Л. особо тяжкого преступления, суд считает необходимым назначить ему наказание в виде лишения свободы в пределах санкции закона. Оснований для применения ст. ст. 64, 73 УК РФ, суд не усматривает.

При этом, в соответствии с ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание наказания в виде лишения свободы Подлесову О.Л. суд назначает в исправительной колонии строгого режима.

Условий и оснований для понижения категории преступления в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ, суд не находит.

Несмотря на наличие у Подлесова О.Л. смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного пунктом «и» ч.1 ст. 61 УК РФ, положения ч.1 ст. 62 УК РФ при назначении подсудимому наказания суд не применяет в связи с наличием отягчающего наказание обстоятельства, а также по основаниям ч.3 ст. 62 УК РФ.

Потерпевшим Ивановым В.В. заявлен гражданский иск о взыскании с виновного в счет компенсации причиненного ему морального вреда в связи с совершенным преступлением денежной суммы в размере 500 000 рублей. Подсудимый Подлесов О.Л. исковые требования признал частично, считая данную сумму завышенной.

Суд находит, что совершением преступления потерпевшему Иванову В.В. был причинен моральный вред и нравственные страдания. При определении размера денежной компенсации суд исходит из требований разумности и справедливости, учитывает умышленный характер вины подсудимого, его материальное положение, личность потерпевшего, а также степень причиненных ему нравственных страданий.

Сумму, заявленную к взысканию потерпевшим Ивановым В.В. в счет компенсации причиненного морального вреда, суд считает соответствующей требованиям разумности и справедливости, материальному положению подсудимого. Суд считает возможным на основании ст.ст. 151, 1099, 1101 ГК РФ взыскать с подсудимого в пользу Иванова В.В. 500 000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Доводы защитника и подсудимого, просивших о снижении суммы компенсации морального вреда со ссылкой защитника на возможность обращения потерпевшего за страховым возмещением, суд считает необоснованными.

Руководствуясь ст. ст. 296-299, 303, 304, 307-309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

ПОДЛЕСОВА О. Л. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ и назначить ему наказание в виде 14 (четырнадцати) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы с установлением со дня освобождения из исправительного учреждения ограничений: не изменять место жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции; не выезжать за пределы территории муниципального образования, в котором расположено место жительства, с возложением обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства для регистрации два раза в месяц, сроком на 1 год.

Срок отбывания наказания Подлесову О.Л. исчислять с <данные изъяты>.

Зачесть Подлесову О.Л. в срок отбывания наказания время его содержания под стражей с <данные изъяты>.

Меру пресечения в отношении Подлесова О.Л. оставить прежней – в виде заключения под стражей.

На основании ст.ст. 151, 1099, 1101 ГК РФ взыскать с Подлесова О. Л. в пользу Иванова В. В. в счет компенсации морального вреда, причиненного преступлением 500 000 (пятьсот тысяч) рублей.

Вещественные доказательства по делу:

— одежду потерпевшего Иванова В.В. – брюки, куртку, рубашку, футболку, галстук; складной нож Подлесова О.Л.; тампон со смывом вещества бурого цвета, изъятый в ходе осмотра места происшествия 14.02.2015г., хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств следственного отдела по <данные изъяты> ГСУ Следственного комитета Российской Федерации по <данные изъяты>, – уничтожить как непредставляющие материальной ценности и невостребованные сторонами.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, в тот же срок со дня вручения копии приговора.

В случае подачи апелляционной жалобы, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, о чем должно быть указано в апелляционной жалобе.