Апелляционное определение от 18 апреля 2017 года

Апелляционным определением приговор Дорогомиловского районного суда г. Москвы в отношении Ш.Р.Э. в части его осуждения по п. «а» ч. 4  ст. 162 УК РФ (в отношении потерпевшего К.Е.А.), п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в от-ношении потерпевшего К.П.С.) отменен, а уголовное дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе суда.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.  Москва                                                                                  18 апреля 2017 года

Суд апелляционной инстанции Московского городского суда в составе:

защитников: адвоката П.С.В., представившего удостоверение *** и ордер № *** от *** года,

адвоката К.С.И., представившей удостоверение № *** и ордер № *** от *** года,

адвоката Г.С.А., представившего удостоверение *** и ордер № *** от *** года,

адвоката К.А.А., представившего удостоверение № *** и ордер № *** от *** года;

осужденных Ж.А.С., Х.М.А., Ш.Р.Э.,

рассмотрел в открытом судебном заседании 18 апреля 2017 года апелляционные жалобы адвокатов, осужденных, потерпевшего К.П.С.  на приговор Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 8 августа 2016 года в отношении

Ж.А.С., данные изъяты,

осужденного по   п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении потерпевшего К. Е.А.)  к наказанию в виде лишения свободы на срок 9 лет без штрафа и ограничения свободы;

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении потерпевшего М.А.Н.) к наказанию в виде лишения свободы на срок 9 лет 6 месяцев без штрафа и ограничения свободы;

по п. «а ч. 3 ст. 161 УК РФ (в отношении потерпевшего К.П.С.)  к наказанию в виде лишения свободы на срок 7 лет без штрафа и ограничения свободы;

по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в отношении потерпевшего К.А.Г.)  к наказанию в виде лишения свободы на срок 7 лет без штрафа и ограничения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено Ж.А. С. наказание в виде лишения свободы на срок 12 лет без штрафа и ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

Х.М.А., данные изъяты,

осужденного по   п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении потерпевшего К. Е.А.)  к наказанию в виде лишения свободы на срок 8 лет 6 месяцев без штрафа и ограничения свободы;

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении потерпевшего М.А.Н.) к наказанию в виде лишения свободы на срок 8 лет 6 месяцев без штрафа и ограничения свободы;

по п. «а ч. 3 ст. 161 УК РФ (в отношении потерпевшего К.П.С.)  к наказанию в виде лишения свободы на срок 7 лет 6 месяцев без штрафа и ограничения свободы;

по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в отношении потерпевшего К.А.Г.)  к наказанию в виде лишения свободы на срок 7 лет без штрафа и ограничения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено Х.М. А. наказание в виде лишения свободы на срок 11 лет 6 месяцев без штрафа и ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

Ш.Р.Э., данные изъяты,

осужденного по   п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении потерпевшего К. Е.А.)  к наказанию в виде лишения свободы на срок 9 лет без штрафа и ограничения свободы;

по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении потерпевшего М. А.Н.) к наказанию в виде лишения свободы на срок 9 лет без штрафа и ограничения свободы;

по п. «а ч. 3 ст. 161 УК РФ (в отношении потерпевшего К.П.С.)  к наказанию в виде лишения свободы на срок 7 лет 6 месяцев без штрафа и ограничения свободы;

по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в отношении потерпевшего К.А.Г.)  к наказанию в виде лишения свободы на срок 8 лет без штрафа и ограничения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено Ш.Р. Э. наказание в виде лишения свободы на срок 12 лет без штрафа и ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания постановлено  исчислять Ж.А.С, Х.М.А., Ш.Р.Э. со дня провозглашения приговора — с 08 августа 2016 года, зачтено  в срок отбывания наказания Ж.А.С, Х.М.А., Ш.Р.Э. время их фактического за-держания, задержания в порядке, предусмотренном ст. ст. 91, 92 УПК РФ, а также период их содержания под стражей — 20 июля 2015 года до 08 августа 2016 года.

Мера пресечения Ж.А.С, Х.М.А., Ш.Р.Э. оставлена прежней в виде заключения под стражу.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи М.А.В., выслушав пояснения адвокатов, осужденных, поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора, полагавшего приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы оставить без удовлетворения, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

Приговором суда Ж.А.С., Х.М.А., Ш.Р.Э. признаны  виновными: в совершении разбоя, т.е. нападения в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, организованной группой; в совершении грабежа, то есть открытого хищения чужого имущества, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, организованной группой (два преступления); в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой.

Согласно приговору преступления Ж.А.С, Х.М.А. и Ш.Р.Э. совершены в г. Москве примерно в 23 часов 30 минут 09 июля 2015 года в отношении потерпевшего К. Е.А., в 03 часа 30 минут 12 июля 2015 года в отношении К. П.С., в 00 часов 10 минут 16 июля 2015 года в отношении потерпевшего К.  А.Г., в 23 часа 50 минут 19 июля 2015 года в отношении потерпевшего М. А.Н., при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней  осужденный Х.М.А. просит приговор отменить, его оправдать,  или направить дело на новое судебное рассмотрение, указывает на то, что приговор не законный, не обоснованный, не мотивированный, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не доказана его вина и совершение преступлений  в со-ставе организованной группы, его участие в создании  организованной  группы и в предварительном планировании преступлений. Указывает на то, что адвокаты   М.  и Б. не выступали в прениях, что является нарушением его право на защиту, в суде полностью не оглашались исследуемые документы, однако суд сослался на данные документы в приговоре, их не исследуя.

В апелляционной жалобе адвокат П.С.В. просит приговор в отношении Х.М.А. изменить, действия Х.М.А. квалифицировать по  п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ  (четыре преступления), назначить справедливое наказание, указывает на то, что не доказан квалифицирующий признак   совершение  преступлений  в составе организованной группы»,  осужденный полностью признал свою вину и не согласился с  квалифицирующим признаком «организованная  группа»,  суд  в приговоре неверно указал, что  осужденный признал свою вину частично. Выводы суда о совершении преступлений «организованной группой» не соответствуют фактическим обстоятельствам, действия осужденных носили хаотический характер, не были слажены, не было руководства ими, нет фактов подготовки преступлений, конспирации, длительных и устойчивых связей между соучастниками.  Не обоснованы выводы суда о совершении разбойного нападения в отношении К.Е.А., к которому насилие и угрозы насилия не применялись, Х. лишь обыскал сумку потерпевшего, не доказано наличие умысла у осужденного на причинение насилия и на предварительный сговор, а также наличие угроз потерпевшему К.П.С. Просит учесть, что К.П.С. Ш.Р.Э. опознал  не уверенно, нападавшие  действовали спонтанно, нет данных  о совершении данного преступления в составе организованной  группы, об использовании предмета, данный предмет не обнаружен и не изъят. В отношении М.А.Н. в действиях Ш.Р.Э. усматривается эксцесс исполнителя, что исключает уголовную ответственность   Х.М.А. за разбой, действия осужденного належит квалифицировать как грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору. Судом не установлен факт реальности угрозы применением насилия. Просит учесть то, что Х.М.А. познакомился с Ш. 15 июля 2015 года, в день совершения третьего преступления, что ущерб потерпевшим возмещен, и они претензий к осужденным не имеют. Суд не учел мнение потерпевших о наказании, что Х.М.А. ранее не судим, положительно характеризуется, не состоит на учете в ПНД и НД, имеет на иждивении ***, признал свою вину в совершении 4 преступлений, раскаялся в содеянном.

В апелляционной жалобе осужденный Ж.А.С. просит приговор отменить, его оправдать, указывает на то, что приговор не законный, не обоснованный, не мотивированный, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а также учесть то, что он частично признал свою вину.

В апелляционной жалобе адвокат К.С.И. просит приговор в отношении Ж.А.С. изменить, действия Ж.А.С.   квалифицировать по   п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ (четыре преступления), назначить справедливое наказание, указывает на то, что не доказан квалифицирующий признак «организованной группой» руководство им этой группой, что Ж.А.С. познакомился с   Ш.Р.Э.  3 июля 2015 года, а также то, что Х.М.А. через Ж.А.С. познакомился с Ш. 15 июля 2015 года, т.е. они были знакомы непродолжительное время. Просит учесть, что осужденный полностью признал свою вину в открытом хищении имущества потерпевших, которые расценили действия осужденных как спонтанные и хаотические, они не были технически оснащены. Выводы суда о совершении преступлений в составе организованной группы не соответствуют   фактическим обстоятельствам, в их действиях отсутствовала организованность, планирование и четкое распределение ролей. Показания потерпевшего К. Е.А. ошибочные и противоречивые. При совершении преступления в отношении К., со слов потерпевшего, более активную роль играл Х.М.А. Ж.А.С. не являлся руководителем и был младшим по возрасту среди осужденных. При совершении преступления в отношении М.А.Н., со слов потерпевшего, более активную роль играл Х.М.А., Ж.А.С. не являлся руководителем. В суде М.  А.Н. сообщил, что он не уверен в том, были ли в руках у Ш. предметы в момент нападении, данный предмет не обнаружен и не изъят, при этом эксперт на установил свойства предмета, которым   причинены телесные повреждения М.А.Н. При совершении преступления в отношении К. Е.А. Ж.А.С. предметами не угрожал, потерпевший не конкретизировал высказанные ему угрозы, ошибочной указал на Х.М.А., как на лицо, совершившего на него нападение. У Ж.А.С.  имелся лишь умысел на завладение имуществом потерпевших, но не причинение им вреда здоровью, он угроз не высказывал. Просит учесть, что ущерб потерпевшим возмещен, Ж.А.С.  положительно характеризуется, признал свою вину в совершении 4 преступлений, раскаялся в содеянном.

В апелляционной жалобе осужденный Х.М.А. просит приговор отменить, его оправдать, указывает на то, что приговор не законный, не обоснованный, не мотивированный, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В апелляционной жалобе адвокат Г.С.А. просит приговор в отношении Ш.Р.Э. в части его осуждения за преступления, совершенные в отношении потерпевших К.Е.А. и К.  отменить и его оправдать, изменить приговор  в отношении Ш.Р.Э. в части его осуждения за преступление в отношении К. А.Г.,   квалифицировав  его действия по  п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ, изменить приговор  в отношении Ш.Р.Э. в части его осуждения за преступление в от-ношении М. А.Н.,  квалифицировать его действия по ч. 2 ст. 162 УК РФ.  Считает, что суд не дал оценки данным, об использовании телефона Ш.Р.Э., подтверждающих его непричастность к совершению преступлений в отношении К.   Е.А. и К.П.С., что судом не дана надлежащая оценка показаниям свидетелей Ш. И.Л., Щ.И.Т., Т.  Э.Ф., А. М.Б., обвиняемого    Ш.Р.Э.  о том, что в 22 часа 9 июля 2015 года обвиняемый выехал в Санкт-Петербург, где находился до 1 часа 12 июля 2015 года, данными системы «Поток», показаниями обвиняемых Ж.А.С. и Х.М.А. Потерпевший К.  в суде показал, что он не уверен в причастности Х.М.А. к совершению преступления в отношении него и в том, что он правильно опознал последнего. Протокол опознания является недопустимым доказательством, поскольку в данном следственном действии не участвовал адвокат, статисты существенно отличались от опознаваемого по возрасту, росту. Потерпевший К.  в суде сообщил о нарушениях УПК РФ при опознании им Ш.Р.Э.  Просит учесть, что Ш.Р.Э.  признал свою вину в совершении преступлений в отношении К.   и М., не соглашаясь с квалифицирующим признаком в составе «организованной группы», об использовании предметов в качестве оружия.  Указывает на то, что в действиях осужденных не было организованности и   планирования преступлений, распределения ролей, соблюдение мер конспирации, осведомленности о действиях других участников, наличия   между членами группы прочных и устойчивых связей. Указывает на то, что при совершении преступления в отношении К.  более активную роль играл Х.М.А.,   при совершении преступления в отношении К. А.Г.  более активную роль играл Ж.А.С., при совершении преступления в отношении М.А.Н.  более активную роль играл Х.М.А., что потерпевшие не подтвердили выполнение Ж.А.С.  роли лидера.  Осужденные Ш.Р.Э.   и Х.М.А. не общались между собой по телефону, Х.М.А. познакомился с Ш.Р.Э. только 15 июля 2015 года, а Ж.А.С. познакомился с   Ш.Р.Э. 3 июля 2015 года. В суде М. А.Н. сообщил, что он не уверен о наличии в руках у Ш. предметов при нападении.  Просит учесть, что ущерб потерпевшим возмещен, что Х.М.А.  ранее не судим, положительно характеризуется, и содеянном раскаялся.

В апелляционной жалобе потерпевший К.П.С. просит приговор в отношении осужденного Ш.Р.Э.  за преступление, совершенное в отношении него отменить, Ш.Р.Э. оправдать, а приговор в отношении Ж.А.С. и Х.М.А. изменить, их действия квалифицировать по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ.  Указывает на то, что его показания, данные  в судебном заседании в приговоре  не отражены, либо им дана неверная  оценка, в том числе о том, что  действия осужденных  носили спонтанный  и хаотичный порядок, не было четкой организации,  слаженности и планирования, не было лидера  при активной роли  Х.М.А., не отражено в приговоре и то, что он не видел, кто конкретно вырвал из его рук сумку, и о его сомнениях о совершении преступления  Ш.Р.Э., схожего с лицом, совершившим в отношении него  преступление. Из-за плохой освещенности и расположения, нападавшего за его спиной, он смог детального того разглядеть. Указывает на то, что при опознании статисты, являвшиеся выходцами из Средней Азии, существенно отличались от кавказца Ш.Р.Э. Осужденные ему принесли извинения, и он просил суд их строго не наказывать, считает, что суд назначил несправедливое наказание.

Суд апелляционной   инстанции, выслушав мнение участников процесса, проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, считает приговор подлежащим изменению в связи с неправильным применением уголовного закона, и отмене приговора в отношении Х.М.А.  в части его осуждения по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении потерпевшего К. Е.А.), п. «а ч. 3 ст. 161 УК РФ (в отношении потерпевшего К. П.С.).

Осужденный Ж.А.С. свою вину признал частично, не соглашаясь с квалификацией   его   действий, как совершение преступлений в составе организованной группы, и показал, что 9 июля 2015 года в период с 23 до 24 ча-сов преступление в отношении К.Е.А. он совершил совместно с  Х. и знакомым по имени Каха, который забрал у потерпевшего мобильный телефон и деньги.  Ш.Р.Э.  данного преступления не совершал. 12 июля 2015 года примерно в 2 часа 30 минут преступление в отношении К.П.С. он совершил совместно с Х. и знакомым по имени Каха. Х. ударил потерпевшего, кто-то из них забрал сумку. Ш.Р.Э. данного преступления не совершал. 16 июля 2015 года преступление в отношении К.А.Г. он совершил совместно с Х. и Ш.  Р.Э., которые напали на потерпевшего и повалили на землю, и они все нанесли потерпевшему удары, после чего он забрал сумку. 19 июля 2015 года преступление в отношении М.А.Н. он совершил совместно с Х. и Ш.Р.Э., последний предложил совершить преступление и напал на потерпевшего, нанеся удар, потребовал отдать сумку. Он и Х.  в это время находились рядом. Потерпевший стал кричать, и они все нанесли потерпевшему удары, после чего Ш.  забрал сумку, в которой находился телефон.

Осужденный Х.М.А. свою вину признал частично, не   соглашаясь   с   квалификацией   его   действий, и показал, что 9 июля 2015 года в период с 23 до 24 часов преступление в отношении К.Е.А. он совершил совместно с Ж.А.С. и знакомым по имени Каха. Он и Ж.А.С. удерживали потерпевшего за куртку, а Каха обыскал и забрал у потерпевшего мобильный телефон и деньги. Ш.Р.Э.  данного преступления не совершал. 12 июля 2015 года примерно в 2 часа 30 минут преступление в отношении К. П.С. он совершил совместно с Ж.А.С. и знакомым по имени Каха, последний предложил им совершить другое преступление. Он ударил потерпевшего, Каха вырвал у потерпевшего сумку. Ш.Р.Э. данного преступления не совершал. 16 июля 2015 года преступление в отношении К.А.Г. он совершил совместно с Ж.А.С. и Ш.Р.Э.  Ж.А.С. нанес потерпевшему удар, он и Ш.  Р.Э.  повалили потерпевшего на землю, и втроем нанесли удары потерпевшему, после чего Ж.А.С. забрал сумку. 19 июля 2015 года преступление в отношении М. А.Н. он совершил совместно с Ж.А.С. и Ш.Р.Э., последний напал на потерпевшего, нанеся удар, и они потребовали у потерпевшего отдать сумку. Потерпевший стал кричать, и они все нанесли потерпевшему удары, а он забрал сумку, в которой находился телефон.

Осужденный Х.М.А. свою  вину признал частично,  не соглашаясь с квалификацией его действий, и показал, что преступлений  в отношении К. и К. он не совершал, 9 июля 2015 года  в 22 часа  он  выехал с братом, его же-ной,  их сыном, Т.  Э.Ф. и А.М.Б. в г. Санкт-Петербург, где находись до 11 часов 11 июля 2015 года, затем приехали в Москву примерно в 2 часа 12 июля 2015 года. Он совместно с Ж.А.С. и Х. решил совершить нападение на прохожих и похищать деньги. В период с 23 часов 15 июля 2015 года по 00 часов 16 июля 2015 года он совместно с Ж.А.С. и Х. совершили преступление в отношении К.А.Г., Ж.А.С. нанес потерпевшему удар, он и Х.Р.Э.  повалили потерпевшего на землю, и втроем нанесли удары, после чего Ж.А.С. забрал сумку.19 июля 2015 года преступление в отношении М.А.Н. он совершил совместно с Ж.А.С. и Х., он предложил совершить нападение на граждан с целью хищения денег, и он напал на потерпевшего М.А.Н., нанеся удар и потребовав от потерпевшего отдать деньги и сумку. Потерпевший стал кричать, и они его толкнули, тот упал, и они все вместе нанесли потерпевшему удары и забрали сумку, в которой находился телефон.

Несмотря на отрицание своей вины осужденными в совершении указанных преступлений при указанных  в приговоре обстоятельствах, вина осужденных Ж.А.С. и Х.М.А. в совершении преступлений в отношении потерпевших К. Е.А., М. А.Н., К. П.С., К. А.Г. подтверждается показаниями потер-певших К. Е.А., М.А.Н., К. П.С., К. А.Г.,  свидетелей Л. И.В., К. В.Г., С.Е.В., П.В.В., С. А.Ю., К. М.В., Д.Д.В., Г.Е.С.

Вина осужденного Ш.Р.Э. в совершении преступлений в отношении М. А.Н. и К. А.Г. подтверждается показаниями потерпевших М. А.Н., К. А.Г., свидетелей С. Е.В., П.  В.В., С.  А.Ю., К.  М.В., Д. Д.В., Г.Е.С.

В обосновании вины осужденных суд обоснованно сослался на данные, зафиксированные в протоколах осмотров места происшествия, осмотра предметов, опознания лица, в заключениях экспертов, а также на вещественные и иные доказательства.

Показания потерпевших К. Е.А., М. А.Н., К.А.Г., К.П.С., свидетелей Л.   И.В., К. В.Г., С.Е.В., П.  В.В., С.  А.Ю., К. М.В., Д.  Д.В., Г. Е.С. получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, последовательны, логичны, не содержат существенных противоречий, согласуются между собой и с другими допустимыми доказательствами по делу. Каких-либо объективных данных, свидетельствующих о заинтересованности данных лиц в исходе дела и об оговоре ими осуждённых, по делу не имеется. Оснований не доверять показаниям потерпевших и вышеуказанных свидетелей, на которые суд сослался в обоснование виновности в инкриминированных им деяниях, не имеется.

Выводы суда первой инстанции о виновности Ж.А.С., Х.М.А. в совершении преступлений в отношении потерпевших К. Е.А., М.А.Н., К.П.С., К. А.Г., а также вина осужденного Ш.Р.Э. в совершении преступлений в отношении М.А.Н. и К.А.Г., за которые они осуждены, основаны на совокупности допустимых доказательств. Суд в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ проверил и дал в приговоре оценку всем исследованным по делу доказательствам с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, а в своей совокупности — достаточности для правильного разрешения дела и признания их виновным в  указанных  преступлениях.

В частности, с приведением соответствующей мотивации суд указал, почему он критически отнесся к доводам защиты и осужденных  о том, что вина осужденных  в совершении указанных преступлений в составе организованной группы  не доказана,  об отсутствии предварительного планирования преступлений и слаженности  действий осужденных,  руководства и подготовки преступлений,  конспирации, длительных  и устойчивых связей  между соучастниками, о доказанности  использования предметов при совершении   преступлений, о наличии  в действиях  Ш.Р.Э. в отношении  потерпевшего М. А.Н. эксцесса исполнителя.

Указанные доводы опровергаются показаниями потерпевших К.Е.А., М. А.Н., К. П.С., К. А.Г. об умышленном, совместном и согласованном характере действий осужденных при совершении преступлений.

Так, из показаний К.  Е.А. следует, что  осужденный Ж.А.С. руководил действиями трех соучастников: Х.М.А.,  Ш. и неустановленного  лица, окру-живших его с целью оказания психологического давления,  и  в ходе преступления Ж.А.С. схватил  за его руку,  угрожая переломать ему руки, т.е. применением насилия опасного для жизни и здоровья, требовал передачи денег, после чего неустановленный соучастник похитил из его одежды кошелек. По указанию Ж. соучастник Х.М.А. обыскал его сумку. Ж. потребовал от него отдать мобильный телефон, после чего неустановленный соучастник осмотрел его карманы и похитил мобильный телефон. Затем соучастник Ш. осмотрел карманы его одежды.

Согласно показаниям потерпевшего К.П.С. в судебном заседании 12 июля 2015 года у д. 1 по Славянскому бульвару г. Москвы к нему подошли Х., неустановленное лицо, Ж., лицо, похожее на Ш. и затеяли разговор про мотоциклы, встав вокруг. Затем Х. нанес ему удар кулаком по лицу, после удара Х. находился перед ним, Ж.  справа, а Ш. и неустановленное лицо   — слева, затем кто-то из нападавших сорвал с него поясную сумку, и нападавшие с похищенным имуществом скрылись. Он попытался их догнать, но не смог это сделать. В ходе предварительного следствия он опознал Ш., при этом статисты считает, что отличались от опознаваемого Ш., однако тот примерно соответствовал лицу, напавшему на него. Ш. был самый маленький, и он его запомнил.  При нападении угрозы не высказывались, действиями лиц, напавших на него, никто не руководил. Он не помнит, нападал ли на него Ш.

Вместе с тем, согласно протоколу опознания К.П.А. уверенно опознал Ш.Р.Э. как лицо, которое 12 июля 2015 года совестно с еще 3 неизвестными лицами напал на него, открыто похитил его имущество. Факт ошибки он исключал, уверенно опознал Ш. по чертам лица, поскольку хорошо его запомнил. Замечаний от него и присутствующих лиц не было.

Потерпевший М.А.Н. показал, что его преследовали ранее ему неизвестные Ш., Ж., Х., и догнали его, Ш.Р.Э.  напал на него, нанеся в прыжке удар в голову рукой, в которой был металлический предмет, похожий на кастет. Он упал, и его окружили Ш., Ж., Х. Ш.Р.Э. потребовал от него отдать им сумку с вещами. После его отказа Ш., Ж., Х.  нанесли ему не менее 6 ударов руками по голове и туловищу руками, Х. вырвал из его рук сумку, в которой был телефон, после чего напавшие на него с похищенным имуществом скрылись. Он сообщил о случившемся в полицию и вместе сотрудниками полиции в районе Яблоневого сада обнаружили трех напавших на него мужчин, при задержании Ш.  выбросил его телефон.

В судебном заседании потерпевший М.А.Н. показал, что Ш.Р.Э. нанес ему удар в лицо кулаком, в котором был какой-то предмет, от чего у него была рассечена бровь, однако теперь он не уверен в том, что это был кастет.

Из показаний потерпевшего К.   А.Г. следует, что на него напали Ш., Ж., Х. Ж. нанес ему удар рукой по лицу, и стал вырывать из его рук сумку. Х. обхватил его за шею и повалил на землю и Ж. вырвал у него сумку. Затем Ш., Ж., Х. стали наносить ему удары ногами, а затем с похищенным имуществом скрылись.

Указанные показания потерпевшего К.А.Г.  подтверждаются объективными данными, зафиксированными в заключение судебно-медицинского эксперта о наличии у потерпевшего раны лобной области, квалифицированной как причинившей легкий вред здоровью.

В ходе разбойного нападения, в момент нанесения Ш. потерпевшему М. удара в голову заранее приготовленным предметом, используемым в качестве оружия, осужденные Ж., Х. и Ш. осознавали, что применяют насилие опасное для жизни и здоровья, направленное на причинение указанного вреда здоровью, предвидели возможность наступления указанных  последствий, и желали их наступления, не находясь при этом в состоянии необходимой обороты, а также и при превышении её пределов.

Суд апелляционной инстанции отмечает, что с учётом показаний потерпевших о совместном и согласованном характере действия потерпевших в ходе совершения преступлений, способа совершения преступления осужденными Ш., Ж., и Х.  в отношении М.А.Н. путем применения заранее приготовленного осужденными предмета, используемого в качестве оружия, локализации ранения, т.е. ранения в области головы, его клинической оценки как причинившего легкий вред здоровью, фактов нанесения осужденными Ш., Ж. и Х.  в ходе совершения преступлений потерпевшим К., К.  А.Г. и М.  А.Н. ударов в голову, а также и того, что осужденными Ж., Х. и Ш.  высказывались угрозы применением насилия опасного для жизни и здоровья в отношении потерпевшего К.  Е.А., являются обоснованными и правильными выводы суда первой инстанции о том, что осужденные применили физическое и психическое насилие к потерпевшим с прямым умыслом.

Суд правильно указал, что  разбойные нападения и грабежи в отношении потерпевших осужденные  совершили в составе организованной  группой под руководством организатора, руководителя и исполнителя Ж.А.С., заранее объединившейся для совершения  нападений  на граждан  и хищения их имущества, поскольку  исследованными в судебном заседании доказательства  достоверно установлено, что преступления совершались одним и тем же способом — путем применения как физического  насилия,  как опасного, так и не опасного  для   жизни, а также применения  психического насилия, в ходе которого потерпевшему угрожали применением физического  насилия, опасного  для жизни, что свидетельствует о том, что указанные  преступления были за-ранее спланированы, роли соучастников  распределены. Все инкриминируемые преступления в отношении К.Е.А., М.А.Н., К.П.С., К.А.Г. осужденные совершили в ночное время, в безлюдных местах, потерпевшим М. А.Н., К. П.С. и К. А.Г.  удары наносились неожиданно  в жизненно важный орган – голову, с целью подавления их воли к сопротивлению, а  при оказании потер-певшими сопротивления, все соучастники, действуя согласно плана, одновременно с разных сторон наносили удары руками и ногами потерпевшим в область головы и туловища (потерпевшему К.А.Г. не менее 10 ударов, потер-певшему М. А.Н. не менее 6 ударов), затем осужденными похищалось имущество потерпевших.

Показаниями потерпевшего К.Е.А. о том, что совместными и согласованными действиями осужденных в ходе преступления руководил Ж.  А.С., опровергаются доводы апелляционных жалоб о том, что Ж.А.С. не являлся руководителем организованной группы, о необоснованности выводов суда о совершении Х. разбойного нападения на К.Е.А., к которому насилие не применялось и угрозы применения насилия не высказывались.

Не основаны на материалах дела доводы апелляционных жалоб о том, что не доказан квалифицирующий признак разбоя и грабежа «организованной группой», что действия осужденных носили хаотический характер, не были слажены, им никто не руководил, что отсутствуют факты подготовки преступлений, длительных и устойчивых связей между соучастниками.

Не подлежат удовлетворению доводы апелляционных  жалоб о том, что  при совершении преступления в отношении  М. А.Н. не использовались предметы в качестве оружия, что потерпевший в суде сообщил, что он не уверен о наличии в руках у Ш. предметов при нападении, что данное обстоятельство подтвердили осужденные, что данный предмет не обнаружен и не изъят, при этом не установлены  экспертов свойства предмета, которым при-чинены телесные повреждения М. А.Н., поскольку указанные доводы не основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Из показаний потерпевшего М.А.Н.  следует, что удар в голову ему нанес Ш.Р.Э. рукой, в которой находился металлический предмет, похожий на кастет.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, проведенному по медицинским документам, у потерпевшего М. А.Н. обнаружена рана лобной области, справа, ему проведена операция ПХО раны.  В виду отсутствия описания раны, эксперт не смог высказаться о механизме её образования. Поскольку данная рана клинически диагностирована как ушибленная, то эксперт пришел к выводу о том, что, как правило, указанная рана образуется в результате ударного воздействия тупого твердого предмета.

Таким образом, выводы эксперта не опровергают показания потерпевшего М.А.Н. об использовании осужденными при нападении на него предмета, используемого в качестве оружия. Фактические обстоятельства совершения осужденными Ж.А.С., Х.М.А. преступлений в отношении потерпевших К. Е.А., М. А.Н., К. П.С., К.А.Г. судом квалифицированы правильно,  как совершение разбоя, т.е. нападения в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, организованной группой;  совершение грабежа, то есть открытого хищения чужого имущества, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, организованной группой (два преступления); совершение разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой. Судом правильно квалифицированы действия осужденного Ш.Р.Э. в отношении М.А.Н. и К.А.Г.

Оснований сомневаться в объективности суда первой инстанции и органов следствия по данному делу не имеется. Приведенными выше доказательствами опровергаются доводы апелляционных жалоб о невиновности осужденных и отсутствии доказательств их вины, а также о квалификации их действий как грабеж, предусмотренный ст. 161 УК РФ.

Не основаны на материалах уголовного дела доводы апелляционных жалоб осужденного Х.  о том, что адвокаты   М.  и  Б., осуществлявшие его защиту в порядке ст. 51 УПК РФ, должны были выступить в прениях, и о  нарушении в связи с этим  его права на защиту,  поскольку  согласно  протоколу судебного  заседания  Х.  не возражал против замены адвоката М., осуществлявшего его защиту в порядке ст. 51 УПК РФ на адвоката Б., также осуществлявшую его защиту в порядке ст. 51 УПК РФ.  Согласно заявлению Х.  впоследствии отказался от услуг защитника Б. и не возражал против осуществления его защиты адвокатом П.С.В. на основании заключенного соглашения (т. 6 л.д. 81).

Не основаны на материалах дела доводы апелляционных жалоб о том, что в судебном заседании не исследовались все материалы дела, поскольку согласно протоколу судебного заседания, доказательства, положенные в основу приговора в суде, исследовались (т. 6 л.д. 127-138), по исследованным доказательствам замечания от участников не поступили.

Не подлежат удовлетворению доводы жалоб о том, что при производстве опознаний в ходе предварительного следствия были нарушены права Ш.Р.Э., поскольку в качестве статистов участвовали лица, имеющие явные отличия по возрасту и росту от опознаваемого Х.М.А., и Ш.Р.Э.  при предъявлении опознания не был предоставлен защитник.

Суд первой инстанции проверял указанные доводы защиты и обоснованно указал в приговоре, что опознание подсудимых в ходе предварительного расследования проведено потерпевшими К.Е.А. и К.П.С. в строгом соответствии с требованиями ст. 193 УПК РФ, при этом в ходе судебного следствия потерпевшие К. Е.А. и К. П.С. подтвердили результаты опознания, за-фиксированные в соответствующих протоколах. Оснований не согласиться с указанными выводами суд апелляционной инстанции, не имеет.

Иные доводы, изложенные в апелляционных жалобах, направлены на переоценку выводов суда первой инстанции, не опровергают их, сводятся к несогласию с оценкой имеющихся в материалах дела доказательств и установленных обстоятельств по делу, что не может рассматриваться в качестве основания для отмены обжалуемого приговора.

Согласно протоколу судебного заседания, судом надлежащим образом рассматривались и разрешались все ходатайства, заявленные участниками процесса, с приведением мотивов в обоснование принимаемых решений. Нарушений уголовно-процессуального закона по данному вопросу допущено не было.

Вместе с тем приговор в отношении Ш. Р. Э. в части  его осуждения по  п. «а» ч. 4  ст. 162 УК РФ (в отношении потерпевшего К. Е.А.),   п. «а ч. 3 ст. 161 УК РФ (в отношении потерпевшего К. П.С.)  подлежит отмене и уголовное дело в этой части подлежит направлению на новое судебное рассмотрение. Кроме этого, уголовное дело по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (преступление в отношении потерпевшего К.А.Г.) подлежит изменению по следующим основаниям.

В обоснование вины осужденного Ш.Р.Э. суд первой инстанции сослался на показания потерпевших К. Е.А. и К. П.С.  о совершении преступлений Ш. Э.Р. 09.07.2015 года в 23 часа 30 минут, и 12.07.2015 в 3 часа 30 минут, признав их последовательными и не противоречивыми, согласующимися с материалами дела.

Однако, суд не дал обоснованной оценки тому, что согласно показаниям осужденного Ш.Э.Р., свидетелей защиты Ш.И.Л., А.М.Б., Т. Э.Ф., Ж.И.Т., К.Ф.З. осужденный Ш.   Э.Р., управляя автомашиной  *** госзнак ***, 9 июля 2015 года примерно  в 22 часа — 23 часа  выехал из Москвы в Санкт-Петербург, прибыл в Санкт-Петербург 10 июля 2015 года в гостиницу, расположенную в г. Санкт-Петербург ул. ***, и выехал из  данной гостиницы при-мерно в 13 часов 30 минут 11 июля 2015 года, прибыв  домой в г. Москву на указанной  автомашине 12 июля 2015 года  в 1 час, после чего в 3 часа дома лег спать. Не мотивировал суд свои выводы о том, что данные показания объективно не подтверждены и не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Не принял суд первой инстанции во внимание и не дал суд оценки сведениям, полученным в ходе предварительного  расследовании  о передвижении автомобиля  ***,  госномер   *** согласно которым камера  ***, расположенная  на ***, на  *** зафиксировала время проезда автомашины *** — 09.07.2015 года в 22 часа  33 минуты, после чего  данная  автомашина была снова зафиксирована камерой ***, расположенной  ***, из ***  г. Москва  только 12.07.2015 в 00 часов 39 минут (т. 4 л.д. 83).

Не дал суд обоснованной оценки данным о телефонных соединениях с телефона абонента № ***, изъятого при задержании у Ш.Э.Р., согласно которым:

09.07.2015 года в 21 час 35 минут зафиксировано соединение (входящий звонок) в 21 час 45 минут по адресу: г. Москва, ул.***;

10.07.2015 года в 00 часов 07 минут 57 секунд зафиксировано соединение (входящее СМС) по адресу: Тверская область, Конаковский район, п. Мокшино, СПК Птицеферма, Завидовское, т.е. на расстоянии от 120 км до 130 км от места совершения преступления в отношении К. 9 июля 2015 года в 23 часа 30 минут;

10.07.2015 года в 9 часов 03 минуты зафиксировано соединение (входящее СМС) по адресу: г. Санкт-Петербург, ул.  Победы, 11;

11.07.2015 года в 11 часов 33 минуты зафиксировано соединение (входящее СМС) по адресу: г. Санкт-Петербург, Лиговский проспект, д. 94 (т. 2 л.д.   106-107).

Не учтены судом и не получили оценки в приговоре сведения, полученные сотрудниками полиции Х.А.М. и Л.  В.А.  входе проведения ОРМ по поручению следователя, согласно которым установлено, что администратором отеля «***» К.Н.В. произведена 10.07.2015 года регистрация  и заселение  молодого человека, представившего  паспорт Ш.Р.Э., забронировавшего но-мер  в отеле  09.07.2015 в 21 час 10 минут, однако она не может опознать  постояльцев отеля в связи с давностью события, при этом паспорт Х.М.А. для регистрации и заселения могла представить Ш.  Д.Х.

Таким образом, суд не учёл обстоятельства, которые могли существен-но повлиять на выводы суда, и не дал оценки в совокупности  с другими  доказательствами, в связи с чем, приговор в отношении Ш.Р.Э. в части  его осуждения по  п. «а» ч. 4  ст. 162 УК РФ (в отношении потерпевшего К. Е.А.),  по п. «а ч. 3 ст. 161 УК РФ (в отношении потерпевшего К.П.С.)  подлежит отмене, и уголовное дело в этой части подлежит направлению на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе суда.

В соответствии со ст. 252 ч. 1 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Согласно действующему законодательству суд не должен допускать в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступления других лиц.

В связи с отменой приговора в указанной части подлежит и изменению  приговор в  отношении Ж.А.С., Х.М.А., и надлежит считать указанным в описательно-мотивировочной части  приговора о том, что  преступления, предусмотренные  п. «а» ч. 4  ст. 162 УК РФ (в отношении потерпевшего К. Е.А.), п. «а ч. 3 ст. 161 УК РФ (в отношении потерпевшего К.П.С.) совершены Ж.А.С. и Х.М.А. в составе организованной группы совместно с другими лицами.

Доводы, изложенные в апелляционных жалобах об оценке данных об использовании телефона Ш.Р.Э., показаний свидетелей Ш.И.Л., Щ.И.Т., Т.Э.Ф., А. М.Б., обвиняемого    Ш.Р.Э.  о том, что в 22 часа 9 июля 2015 года обвиняемый выехал в Санкт-Петербург, где находился до 1 часа 12 июля 2015 года, данных системы «Поток», показаний обвиняемых Ж.А.С. и Х.М.А. подлежат проверке при новом рассмотрении уголовного дела.

Суд правильно установил то, что Ж.А.С., Х.М.А., Х.М.А. добровольно возместили имущественный ущерб, причиненный в результате преступлений, обоснованно признал данное обстоятельство, смягчающим им наказание, при этом суд не установил наличие обстоятельств, отягчающих наказание Ж.А.С., Х.М.А. и Ш.Р.Э.

Кроме этого, суд признал наличие у Ш.Р.Э. других смягчающих наказание обстоятельств.

Однако, несмотря на это, суд необоснованно назначил Ш.Р.Э.  по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (преступление в отношении потерпевшего К. А.Г.)  наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет, который с учётом положений ч. 1 ст. 62 УК РФ является максимальным сроком наказания, фактически не учтя другие смягчающие наказание обстоятельства.  С учётом изложенного наказание, назначенное Ш.Р.Э.  по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (преступление в отношении потерпевшего К. А.Г.), подлежит смягчению.

Наказание осужденным Ж.А.С., Х.М.А. назначено в соответствии  со ст. 60, ч. 1 ст. 62  УК РФ,  в пределах санкции соответствующих статей УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений,   данных  личности виновных, в том числе наличия  смягчающих наказание обстоятельств: отсутствия судимости у Ж.А.С., Х.М.А., положительных  характеристик,  возмещение причиненного ущерба, а также отсутствия отягчающих наказание обстоятельств.

Наказание осужденному Ш.Р.Э. по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (преступление в отношении потерпевшего М. А.Н.)  назначено в соответствии  со ст. 60 УК РФ,  ч. 1 ст. 62 УК РФ в пределах санкции соответствующей статьи УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, и данных  личности виновного, в том числе наличия смягчающих наказание обстоятельств:  Х.М.А.  ранее не судим, характеризуется положительно, возместил причиненный ущерб, а также отсутствия отягчающих наказание обстоятельств.

Оснований к снижению назначенного наказания осужденным Ж.А.С., Х.М.А., а также осужденному Ш.Р.Э.  по п.  «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ, применению к ним ст. ст. 64, 73, ч. 6 ст. 15 УК РФ, суд апелляционной инстанции не находит.

Вид исправительной колонии для отбывания наказания – исправительная колония строгого режима назначен Ж.А.С., Х.М.А., осужденным за совершение особо тяжких преступлений, Ш.Р.Э., осужденному за совершение особо тяжкого преступления, правильно, в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ.

Судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон, иных нарушений требований уголовного и уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену или изменение приговора в отношении Ж.А.С., Х.М.А., а также в отношении Ш. Р. Э.  в части осуждения по п.  «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (преступление в отношении потерпевшего М. А.Н.), не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной   инстанции

ОПРЕДЕЛИЛ:

Приговор Дорогомиловского районного суда г. Москвы от ** августа  2016 года в отношении Ш.Р.Э. в части его осуждения по   п. «а» ч. 4  ст. 162 УК РФ (в отношении потерпевшего К.Е.А.), п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в от-ношении потерпевшего К. П.С.)  — отменить, уголовное дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе суда.

Приговор в  отношении Ж.А.С., Х.М.А. изменить: считать указанным в описательно-мотивировочной части приговора о том, что преступления, предусмотренные  п. «а» ч. 4  ст. 162 УК РФ (в отношении потерпевшего К. Е.А.),  п. «а ч. 3 ст. 161 УК РФ (в отношении потерпевшего К. П.С.) совершены Ж.А.С. и Х.М.А. в составе организованной группы совместно с другими лицами.

Снизить наказание Ш.Р.Э. по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в отношении потерпевшего Кузнецова А.Г. до 7 (семи) лет 6 месяцев лишения свободы.

Назначить Ш.Р.Э. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.  «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении потер-певшего М. А.Н.),  п. «а» ч. 3  ст. 161 УК РФ (в отношении потерпевшего К. А.Г.) путем частичного сложения назначенных наказаний,  окончательное  наказание в виде лишения свободы на срок 10 (десять) лет без штрафа и ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении Ж.А.С., Х.М.А., Ш.Р.Э.  оставить без изменения.

Апелляционные жалобы адвокатов П.С.В., К.С.И., осужденных Ж.А.С., Х.М.А. оставить без удовлетворения, апелляционные жалобы адвоката Г.С.А., потерпевшего К. П.С., осужденного Х.М.А.  частично удовлетворить.

Апелляционное определение может быть обжаловано в суд кассационной инстанции, в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.