Апелляционное определение Северо-Кавказского окружного военного суда от 28.08.2019 N 33а-1103/2019

Апелляционное определение Северо-Кавказского окружного военного суда от 28.08.2019 N 33а-1103/2019. Требование: О признании незаконными заключения аттестационной комиссии, приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, досрочном увольнении с военной службы и исключении из списков личного состава воинской части. Обстоятельства: Аттестационная комиссия приняла решение ходатайствовать о досрочном увольнении административного истца с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта, приказом начальника он досрочно был уволен с военной службы по этому основанию. Решение: В удовлетворении требования отказано.

СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ОКРУЖНОЙ ВОЕННЫЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 августа 2019 г. N 33а-1103/2019

Судебная коллегия по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе административного истца на решение Владикавказского гарнизонного военного суда от 21 мая 2019 г., которым отказано в удовлетворении заявленных требований старшего прапорщика запаса К. о признании незаконными действий начальника и аттестационной комиссии Федерального государственного казенного учреждения «Пограничное управление ФСБ России по Республике Северная Осетия-Алания» (далее — Пограничное управление), связанных с привлечением истца к дисциплинарной ответственности, порядком проведения аттестации и досрочным увольнением истца с военной службы.

Заслушав доклад судьи, изложившего обстоятельства дела, содержание решения суда, доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, объяснения истца в обоснование апелляционной жалобы и представителя ответчиков — Д., возражавшего против доводов жалобы, заключение военного прокурора отдела военной прокуратуры Южного военного округа майора юстиции Т., предложившего решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

приказом начальника Пограничного управления от 14 февраля 2019 г. N 37-лс К. за неявку на службу 8 января 2019 г. для заступления дежурным по стоянке автомобильной техники объявлен строгий выговор.

2 апреля 2019 г. аттестационная комиссия Пограничного управления приняла решение (протокол N 7) ходатайствовать о досрочном увольнении К. с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта.

Приказом начальника Пограничного управления от 10 апреля 2019 г. N 97-лс К. досрочно уволен с военной службы по указанному основанию и с 30 апреля 2019 г. исключен из списков личного состава воинской части.

К. обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором просил признать незаконным заключение аттестационной комиссии, а также вышеназванные приказы о привлечении его к дисциплинарной ответственности, досрочном увольнении с военной службы и исключении из списков личного состава воинской части.

Решением гарнизонного военного суда в удовлетворении заявленных требований отказано.

В апелляционной жалобе К. просит решение суда отменить в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствием обстоятельствам дела выводов, изложенных в решении суда, принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований.

В обоснование истец указывает, что 8 января 2019 г. он находился в состоянии временного психического расстройства, в связи с чем не помнит событий, происходивших в тот день. Гарнизонный военный суд не назначил судебно-психиатрическую экспертизу для определения степени его вменяемости, не привлек к участию в деле специалиста для решения вопроса о его психическом состоянии, не принял во внимание медицинские документы о состоянии его здоровья и материалы доследственной проверки по факту попытки совершения им суицида 9 января 2019 г., не дал этим доказательствам оценку в своем решении.

В письменных возражениях представитель ответчиков и помощник военного прокурора Владикавказского гарнизона просят решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы, приведенные в апелляционной жалобе, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

В силу пункта 3 ст. 32 и подпункта «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта, которые включают в себя обязанность гражданина добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в пункте 4.4 постановления от 21 марта 2013 г. N 6-П, подпункт «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» не противоречит Конституции Российской Федерации в той мере, в какой содержащееся в нем положение по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования допускает возможность досрочного увольнения военнослужащего с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта о прохождении военной службы при подтверждении аттестационной комиссией в установленном порядке аттестации военнослужащих, что данный военнослужащий — учитывая характер ранее совершенных им дисциплинарных проступков, за которые он уже привлекался к дисциплинарной ответственности, наличие неснятых дисциплинарных взысканий и иные юридически значимые обстоятельства, а также специфику служебной деятельности этого военнослужащего — перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту.

Как следует из пункта 2 ст. 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и Перечня грубых дисциплинарных проступков военнослужащих, содержащегося в приложении N 7 к Дисциплинарному уставу Вооруженных Сил Российской Федерации, уклонение от исполнения обязанностей военной службы, неявка в срок без уважительных причин на службу и отсутствие военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, в воинской части без уважительных причин более четырех часов подряд в течение установленного ежедневного служебного времени, относятся к числу грубых дисциплинарных проступков.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 41 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 г. N 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать лишь значительные (существенные) отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности, в совершении одного грубого дисциплинарного проступка, составы которых перечислены в пункте 2 ст. 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих», иных юридически значимых обстоятельств, позволяющих в силу специфики служебной деятельности военнослужащего сделать вывод о том, что он перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту.

Следовательно, в соответствии с действующим законодательством военнослужащий может быть уволен с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта даже в случае совершения одного грубого дисциплинарного проступка.

По делу установлено, что К. проходил военную службу в Пограничном управлении в должности механика-водителя.

Как следует из содержания заключенного К. 25 октября 2013 г. контракта о прохождении военной службы в органах ФСБ России до достижения предельного возраста пребывания на военной службе, он принял на себя обязательства добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии с графиком дежурных машин управления в выходные и праздничные дни с 29 декабря 2018 г. по 8 января 2019 г., утвержденным заместителем начальника Пограничного управления 29 декабря 2018 г., К. был назначен дежурным по стоянке автомобильной техники с 9 до 18 часов 8 января 2019 г. Однако в этот день истец на службу не прибыл и в наряд не заступил, в результате чего командование было вынуждено отвлекать личный состав от выполнения поставленных задач для осуществления его розыска и принимать неотложные меры по замене К. в указанном наряде.

Обстоятельства совершения этого грубого дисциплинарного проступка установлены в ходе служебного разбирательства от 14 февраля 2019 г., подтверждаются письменным объяснениям К. от 11 февраля 2019 г., в соответствии с которыми он 8 января 2019 г. занимался ремонтом дома и не обратил внимание на то, что его сотовый телефон разрядился. На службу в этот день не прибыл в связи с личной недисциплинированностью, так как перепутал даты и планировал явиться в воинскую часть 9 января 2019 г.

Приказом начальника Пограничного управления от 14 февраля 2019 г. N 37-лс К. за неявку на службу 8 января 2019 г. для заступления дежурным по стоянке автомобильной техники объявлен строгий выговор.

Совершение истцом данного дисциплинарного проступка послужило основанием для проведения его аттестации, по результатам которой аттестационная комиссия Пограничного управления 2 апреля 2019 г. (протокол N 7) ходатайствовала о досрочном увольнении К. с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта.

Из данного протокола усматривается, что аттестационная комиссия учла факт совершения К. грубого дисциплинарного проступка, совершение которого он на заседании комиссии не оспаривал и пояснил, что 8 января 2019 г находился в районе п. Редант и в этот день у него был нервный срыв. Заседание проходило в присутствии истца, которому была дана возможность дать объяснения и представить дополнительные материалы. Указанное решение принято комиссией единогласно, при наличии кворума, а выводы комиссии в тот же день доведены до истца. Также в распоряжении комиссии имелось заключение расследования от 21 февраля 2019 г. по факту получения К. ранения в области локтевого сгиба внутренней поверхности левой руки, согласно которому оно получено в результате несчастного случая.

Таким образом, при проведении аттестации нарушений прав административного истца, которые могли повлиять на заключение аттестационной комиссии, не допущено.

Приказом начальника Пограничного управления от 10 апреля 2019 г. N 97-лс К. досрочно уволен с военной службы по указанному основанию и с 30 апреля 2019 г. исключен из списков личного состава воинской части.

Суд правильно исходил из того, что начальник Пограничного управления пришел к обоснованному выводу о том, что истец перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, в связи с чем в пределах предоставленных ему полномочий правомерно издал приказ о досрочном увольнении истца с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта.

Перед изданием данного приказа командованием соблюдена процедура, установленная пунктом 14 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы. В частности, с К. проведена индивидуальная беседа, в ходе которой он выразил свое отношение к предстоящему увольнению.

Препятствий для исключения истца из списков личного состава воинской части не имелось.

При таких обстоятельствах нарушений процедуры досрочного увольнения К. с военной службы и исключения его из списков личного состава воинской части командованием не допущено.

Согласно исследованным в судебном заседании суда первой инстанции выпискам из медицинской карты К. от 11 и 16 января 2019 г. психических расстройств у него не выявлено.

По результатам эксперементально-психологического исследования от 21 января 2019 г. истцу рекомендовано наблюдение невролога и консультация психиатра.

Из заключения врача-психиатра поликлиники военно-медицинской службы УФСБ России по Республике Северная Осетия-Алания от 16 мая 2019 г. усматривается, что К. в ходе осмотра сообщил о попытке совершения суицида путем нанесения себе порезов в области локтевого сгиба левой руки и в период с 23 января по 29 марта 2019 г. находился на амбулаторном лечении в связи с депрессивным расстройством.

Суд не нашел достаточных оснований для проведения судебно-психиатрической экспертизы и привлечения к участию в деле врача-специалиста, указав, что довод административного истца и его представителя о том, что у К. имелось иное основание для его увольнения, а именно по состоянию здоровья в связи с негодностью к военной службе, является необоснованным, поскольку в силу части 1 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» и ч. 2 ст. 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» определение степени годности военнослужащих к военной службе устанавливается военно-врачебной комиссией, заключение которой в отношении истца отсутствует.

Согласно вынесенному по результатам рассмотрения материала доследственной проверки постановлению следователя следственного отдела по Северо-Западному межрайонному следственному отделу по г. Владикавказу следственного управления Следственного комитета Российской Федерации от 7 февраля 2019 г. в возбуждении уголовного дела по части 1 ст. 110 УК Российской Федерации по факту покушения на самоубийство К. отказано за отсутствием события преступления.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, гарнизонный военный суд пришел к правильному выводу о том, что указанные доказательства свидетельствуют о несоответствии К. занимаемой воинской должности.

Таким образом, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 309 и 311 КАС Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Владикавказского гарнизонного военного суда от 21 мая 2019 г. по административному исковому заявлению К. оставить без изменения, а апелляционную жалобу истца — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

двадцать + шестнадцать =