Апелляционное определение Уральского окружного военного суда от 03.09.2019 N 33-269/2019

Апелляционное определение Уральского окружного военного суда от 03.09.2019 N 33-269/2019. Требование: О взыскании материального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием. Обстоятельства: Ответчик проходил военную службу по контракту, управляя служебным автомобилем, принадлежащим истцу, нарушил Правила дорожного движения РФ, совершил наезд на придорожное дерево с последующим опрокидыванием автомобиля. В результате происшедшего пассажиру автомобиля был причинен тяжкий вред здоровью. Решение: Требование удовлетворено в части.

УРАЛЬСКИЙ ОКРУЖНОЙ ВОЕННЫЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 сентября 2019 г. N 33-269/2019

Уральский окружной военный суд в составе: …

рассмотрел в открытом судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи гражданское дело по апелляционной жалобе представителя истца Е. и апелляционной жалобе названного ответчика на решение Екатеринбургского гарнизонного военного суда от 16 мая 2019 года о частичном удовлетворении гражданского иска Федерального государственного казенного учреждения <данные изъяты> к бывшему военнослужащему данного учреждения <данные изъяты> М. о взыскании причиненного материального ущерба.

Заслушав доклад председательствующего, окружной военный суд

установил:

Федеральное государственное казенное учреждение <данные изъяты> (далее — Учреждение) обратилось в суд с иском к бывшему военнослужащему по контракту той же воинской части <данные изъяты> М. о взыскании материального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием, в сумме 279 916 руб.

Решением Екатеринбургского гарнизонного военного суда от 16 мая 2019 года данный иск был удовлетворен частично. С М. взыскано в пользу ответчика 33150 руб. и в местный бюджет государственная пошлина в размере 707 руб. В удовлетворении остальной части иска было отказано.

В апелляционной жалобе представитель Учреждения Е. указывает на несостоятельность вывода суда первой инстанции об отсутствии оснований для привлечения М. к полной материальной ответственности. Так, гарнизонным военным судом установлено, что служебный автомобиль был поврежден М. своими неправомерными действиями при управлении транспортным средством, что подтверждается приговором Калининградского гарнизонного военного суда от 29 декабря 2018 года. Тем самым, полагает Е., установлена причинная связь между совершением военнослужащим действий и причиненным ущербом.

При этом, поскольку действия М. по несоблюдению правил дорожного движения были признаны преступными, он в силу ст. 5 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих» должен нести материальную ответственность в полном размере причиненного ущерба.

Кроме того, при разрешении дела суд первой инстанции привел перечень случаев, когда военнослужащие должны нести ответственность на полной основе без учета изменений, внесенных Федеральным законом от 18 июля 2017 г. N 170-ФЗ. Однако они подлежат применению, поскольку предусматривают полную материальную ответственность за преступные действия, установленные приговором суда.

Ввиду указанных доводов представитель Е. просит вынесенное решение отменить и вынести новое решение о полном удовлетворении иска.

В апелляционной жалобе ответчик М. также просит об отмене вынесенного решения и вынесении нового решения, но о полном отказе в удовлетворении иска.

Он указывает на необоснованность привлечения его к ограниченной материальной ответственности, поскольку гарнизонный военный суд не учел:

— неправомерное назначение его внештатным водителем;

— незакрепление за ним автомобиля для эксплуатации;

— незаконность допуска его к управлению автомобилем ввиду отсутствия соответствующего медицинского заключения, обучения и допуска по итогам экзамена по знанию Правил дорожного движения;

— вынужденность управления автомашиной ввиду выполнения незаконного приказа начальника;

— непрохождение им обязательного предрейсового медицинского осмотра;

— сверхнормативное привлечение его к выполнению обязанностей по службе и управлению автомашиной, в результате которых он по причине усталости совершил дорожно-транспортное происшествие;

и того, что в силу данных совокупных факторов то, что он не являлся лицом, подлежащим привлечению к материальной ответственности.

Заслушав объяснения представителя истца Е. и ответчика М., каждого настаивавшего на удовлетворении своей жалобы, проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб, окружной военный суд приходит к следующим выводам.

Как следует из дела, <данные изъяты> М. проходил военную службу по контракту в службе <данные изъяты> в должности <данные изъяты>.

29 июля 2018 года М., управляя служебным автомобилем <данные изъяты>, принадлежащим Учреждению, в районе 88 км автодороги Калининград — Правдинск — Железнодорожный — Крылово в нарушении п. 9.10 и 10.1 Правил дорожного движения РФ не обеспечил необходимый боковой интервал, обеспечивающий безопасность движения, и по небрежности допустил выезд управляемого им автомобиля на левую по ходу движения обочину, где совершил наезд на придорожное дерево с последующим опрокидыванием автомобиля. В результате происшедшего пассажиру автомобиля был причинен тяжкий вред здоровью.

За совершение данного нарушения, квалифицированного по ч. 1 ст. 350 УК РФ, М. был осужден приговором Калининградского гарнизонного военного суда от 18 декабря 2018 года. Данный приговор вступил в законную силу.

Постановлением старшего следователя 308 военного следственного отдела СК России от 19 ноября 2018 года в возбуждении уголовного дела в отношении М. за совершение преступления, предусмотренного ст. 347 УК РФ, т.е. за уничтожение или повреждение военного имущества по неосторожности, было отказано в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Повреждения автомобиля, управляемого М., были оценены в сумме 328736 руб., а экспертной оценки — 8000 руб. В ходе служебного разбирательства из данной суммы были вычтены 56784 руб. из денежного довольствия командира, необоснованно допустившего М. к управлению автомашиной.

Разрешая дело, суд первой инстанции пришел к выводу, что ущерб М. причинен по неосторожности, его действия преступными признаны не были, а потому он должен нести гражданско-правовую ответственность в ограниченном размере. Ввиду этого суд взыскал с ответчика размер его одного оклада месячного денежного содержания и одной месячной надбавки за выслугу лет.

С такими выводами соглашается и суд апелляционной инстанции.

Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 350 УК РФ, за которое был признан виновным М., выражается в нарушении путем действия или бездействия правил вождения боевой, специальной или транспортной машины, состоящем в причинной связи с наступлением последствий в виде причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью человека и смерти человека.

Таким образом, материальный состав этого преступления характеризуется причинением по неосторожности тяжкого вреда здоровью человека и смерти человека.

Последствия в виде причинения материального ущерба транспортным средствам, иному имуществу объективной стороной ст. 350 УК РФ не охватываются и самостоятельного состава данного преступления не образуют.

Согласно абзацу третьему ст. 5 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих» военнослужащий несет материальную ответственность в полном размере ущерба в случае, когда ущерб причинен в результате преступных действий (бездействия) военнослужащего, установленных вступившим в законную силу приговором суда.

При таких данных гарнизонный военный суд при разрешении иска Пограничного управления правильно исходил из того, что повреждения автомобилю причинены действиями М., не признанными названным приговором преступными, так как заявленный материальный ущерб не находится в прямой причинной связи между совершенным ответчиком преступлением, повлекшим причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему и наступлением указанного ущерба имуществу Пограничного управления.

Иных обоснований привлечения М. к полной материальной ответственности стороной истца суду не представлено.

При таких данных доводы иска и жалобы о том, что М. должен нести гражданско-правовую ответственность перед Пограничным управлением в полном размере причиненного ущерба, сделан без учета приведенных положений Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих».

Согласно п. 1 ст. 4 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих» за ущерб, причиненный при исполнении обязанностей военной службы по неосторожности военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, несут материальную ответственность в размере причиненного ими ущерба, но не более одного оклада месячного денежного содержания и одной месячной надбавки за выслугу лет, то есть ограниченную материальную ответственность.

Именно к такому виду материальной ответственности привлечен в соответствии с обжалованным судебным решением М., с которого в пользу Пограничного управления взысканы денежные средства в сумме 33150 руб.

Доводы в жалобе представителя истца о неверном указании судом первой инстанции перечня случаев привлечения к полной материальной ответственности военнослужащих на суть правильности разрешения дела не влияют и в силу ч. 6 ст. 330 ГПК РФ не могут являться основанием для отмены или изменения принятого решения.

Являются необоснованными и доводы ответчика о неправомерном допуске его к управлению автомашиной и совершении нарушения в силу усталости. Так, как следует из дела, в предыдущий месяц М. управлял данной автомашиной не менее 15 раз, с ДД.ММ.ГГГГ ему предоставлялись дни отдыха, а в день происшествия он, как и прежде, управлял автомашиной на добровольной основе.

Согласившись на управление транспортным средством, М. на добровольной основе согласился на выполнение соответствующих должностных обязанностей, связанных с управлением автомашиной, т.е. принял на себя весь объем ответственности, связанной с вождением и эксплуатацией автомашины.

Тем самым, он должен нести материальную ответственность за содеянное в ограниченном размере.

С учетом изложенного, обжалованное решение суда первой инстанции является законным и обоснованным. Оснований для его отмены или изменения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328 и 329 ГПК РФ, окружной военный суд

определил:

решение Екатеринбургского гарнизонного военного суда от 16 мая 2019 года, принятое по гражданскому иску Федерального государственного казенного учреждения <данные изъяты> к бывшему военнослужащему данного учреждения <данные изъяты> М. оставить без изменения, а апелляционные жалобы представителя истца Е. и ответчика М. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

14 − один =