Возвращение уголовного дела по статье 159.5 УК РФ

Постановление Дорогомиловского районного суда г. Москвы о возвращении уголовного дела в отношении Г.А.Н. обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159.5  УК РФ, прокурору ЗАО г. Москвы для устранения препятствий его рассмотрения судом.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

город Москва                                                                           15 ноября 2017 года

Дорогомиловский районный суд города Москвы в составе председательствующего судьи Д.И.Ю.,

с участием государственного обвинителя – помощника прокурора ЗАО г. Москвы А.А.В.,

подсудимого Г.А.Н.,

защитника подсудимого – адвоката С.Е.А., представившего удостоверение №***и ордер №*** от 15 ноября 2017 года,

при секретаре С.И.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела № 1-474/2017 в отношении:

Г.А.Н. года рождения, уроженца г. Москвы, гражданина Российской Федерации, с высшим образованием, холостого, со слов работающего механиком в автосервисе, зарегистрированного по адресу: г. Москва, ул. ****, фактически проживающего по адресу: г. Москва, ****, ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159.5 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Органами предварительного расследования Г.А.Н. обвиняется в том, что совершил покушение на мошенничество в сфере страхования, то есть умышленные действия лица, непосредственно направленные на хищение чужого имущества путем обмана относительно наступления страхового случая, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, если при этом преступлением не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159.5 УК РФ.

Судом в ходе судебного заседания поставлен на обсуждение участников процесса вопрос о возвращении уголовного дела прокурору на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, в связи с тем, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований Уголовно-процессуального закона, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, вследствие изложения в обвинительном заключении фактических обстоятельств, свидетельствующих о наличии оснований для иной квалификации действий обвиняемого.

Государственный обвинитель, участвующая в деле, возражала против возвращения уголовного дела прокурору, указав, что действия Г.А.Н. квалифицированы верно, поскольку им совершено мошенничество непосредственно в сфере страхования и действия были направлены на получение денежных средств в страховой компании.

Подсудимый Г.А.Н. и его защитник – адвокат С.Е.А. вопрос о возвращении уголовного дела прокурору оставили на усмотрение суда.

Выслушав мнение участников процесса, суд приходит к следующему.

В соответствии с п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ уголовное дело подлежит возвращению прокурору в случае, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований Уголовно-процессуального закона, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

Согласно п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья возвращает уголовное дело прокурору, если фактические обстоятельства дела, изложенные в обвинительном заключении, свидетельствуют о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления.

Так, Г.А.Н. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159.5 УК РФ (т. 2 л.д. 274-278). Потерпевшим по делу признано ООО «Зета Страхование».

Между тем, ст. 159.5 УК РФ является специальной нормой по отношению к ст. 159 УК РФ и по смыслу уголовного закона  для мошенничества в сфере страхования (то есть ст. 159.5 УК РФ) характерен обман относительно наступления страхового случая, а равно размера страхового возмещения, подлежащего выплате в соответствии с законом либо договором страхователю или иному лицу. Совершение данного преступного деяния возможно исключительно в области страховых отношений, включающих различные виды страховой деятельности (первичное страхование, перестрахование, соцстрахование). Под страхованием понимаются отношения между страхователем и страховщиком по защите имущественных интересов физических и юридических лиц (страхователей) при наступлении определенных событий (страховых случаев) за счет страховых фондов, формируемых из уплачиваемых страхователями страховых взносов (страховой премии).

Однако, из предъявленного Г.А.Н. обвинения не следует, что между ООО «Зета Страхование» и Г.А.Н. возникли какие-либо правоотношения в области страхования, например как между страхователем и страховщиком, основанные на заключении договора страхования автомобиля, поскольку предмет преступного посягательства – автомобиль «****», государственный регистрационный знак ****, в ООО «***» застрахован не был, страховой премии, свидетельствующей бы о фактическом страховании транспортного средства, не вносилось, трудовую деятельность или иную функцию в ООО «***» Г.А.Н. не осуществлял, а наличие же страхового полиса (**** от 14 сентября 2016 года) само по себе не свидетельствует о возникновении правоотношений в области страхования.

Согласно ч. 2 ст. 252 УПК РФ изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

При этом, в соответствии с положениями ч. 3 ст. 15 УК РФ, суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты, в связи с чем, при возвращении дела прокурору, суд в соответствии с п. 1 — 3 ч. 1 ст. 237 УПК РФ указывает лишь обстоятельства, являющиеся основанием для переквалификации обвинения, но не вправе указать статью Особенной части УК РФ, по которой деяние подлежит новой квалификации, а также делать вывод об оценке доказательств, о виновности обвиняемого.

Принимая во внимание, что данное обстоятельство имеет существенное значение и не может быть устранено судом самостоятельно, суд приходит к выводу о наличии оснований для возвращения уголовного дела прокурору, поскольку обвинительное заключение в отношении Г.А.Н. составлено с нарушением требований УПК РФ, что лишает суд возможности постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения, является препятствием для рассмотрения уголовного дела по существу и фактически не позволяет суду реализовать возложенную на него функцию осуществления правосудия.

На основании вышеизложенного суд приходит к выводу о необходимости возвращения уголовного дела прокурору на основании п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Одновременно суд учитывает, что в соответствии со ст. 110 УПК РФ, в настоящее время оснований для отмены или изменения меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в отношении Г.А.Н. не имеется, поскольку не изменились основания, учитываемые при избрании данной меры пресечения, предусмотренные ст. ст. 97, 99 УПК РФ, а также, с учетом характера и степени общественной опасности преступления, данных о личности Г.А.Н., не отпала необходимость ее сохранения, в связи с чем считает необходимым меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в отношении Г.А.Н. оставить без изменения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 237 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Уголовное дело в отношении Г.А.Н. обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159.5  УК РФ, возвратить прокурору ЗАО г. Москвы для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Меру пресечения Г.А.Н. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставить без изменения.

Постановление может быть обжаловано в Московский городской суд в течение 10 суток с момента вынесения постановления.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

17 + один =