Гард и другие против Соединенного Королевства (N 3979317)

Информация о Решении ЕСПЧ от 27.06.2017 по делу «Гард и другие (Gard and Others) против Соединенного Королевства» (жалоба N 39793/17). По делу обжалуется решение об отказе от продолжения искусственного поддержания жизненных функций для младенца, страдающего смертельным генетическим заболеванием. Жалоба признана неприемлемой для рассмотрения по существу.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

Дело касается ребенка (Чарлза Гарда), страдающего редким и неизлечимым генетическим заболеванием. В феврале 2017 года больница, осуществляющая лечение, обратилась в суды Соединенного Королевства для принятия решения о законности прекращения искусственной вентиляции и предоставления паллиативного ухода. Родители ребенка также просили суды рассмотреть вопрос о том, отвечало ли наилучшим интересам их сына прохождение экспериментального лечения в США. Внутригосударственные суды решили, что отмена больницей искусственного поддержания жизненных функций будет законной, поскольку было очевидно, что ребенку может быть причинен существенный вред в случае продолжения его страданий при отсутствии реальной перспективы улучшения его состояния здоровья, а экспериментальная терапия не принесет значительной пользы.

В конвенционном разбирательстве заявители, в частности, жаловались на то, что больница воспрепятствовала доступу к потенциальному искусственному поддержанию жизненных функций в США в нарушение статьи 2 Конвенции и что решения суда Соединенного Королевства являлись несправедливым и непропорциональным вмешательством в их родительские права (статья 8 Конвенции).

ВОПРОСЫ ПРАВА

В отношении жалобы заявителей на то, что больница в ходе внутригосударственного правового разбирательства блокировала доступ к искусственному поддержанию жизненных функций ребенка, Европейский Суд напомнил, что в деле Христозова и других (Постановление Европейского Суда по делу Христозов и другие против Болгарии (Hristozov and Others v. Bulgaria) от 13 ноября 2012 г., жалобы N 4703911 и 35812) он не усмотрел нарушения статьи 2 Конвенции, поскольку власти государства-ответчика в этом деле создали правовую базу, регулирующую доступ к экспериментальному лечению. Подобная база была создана в Соединенном Королевстве, и она основывалась на соответствующих европейских директивах. Статья 2 Конвенции не может быть истолкована как требующая регулирования доступа к несанкционированным медицинским процедурам для неизлечимых больных каким-либо конкретным способом. Европейский Суд далее рассмотрел вопрос о том, имело ли место нарушение требований статьи 2 Конвенции в связи с отменой искусственного поддержания жизненных функций. В этой связи имеют значение (i) существование во внутригосударственном законодательстве и практике регулятивной базы, (ii) желание пациента и его близких, мнения медицинских экспертов и (iii) возможность обратиться в суды в случае сомнений по поводу наилучшего решения в интересах пациента. В настоящем деле имеются все три элемента.

 (i) Регулятивная основа. Европейский Суд уже признавал в предыдущем деле, что в Соединенном Королевстве существовала целесообразная регулятивная основа, совместимая со стандартами, установленными в Конвенции Совета Европы о правах человека и биомедицине в сфере согласования, и не усмотрел оснований изменить это заключение.

(ii) Мнения пациента, семьи и медицинских экспертов. Хотя ребенок не мог выражать собственное мнение, внутригосударственные суды обеспечили, чтобы его мнение высказывалось его опекуном, независимым профессионалом, назначенным непосредственно судами страны для этой цели. Родители полностью участвовали в обсуждении, их интересы были представлены во время принятия всех решений, а их мнение имело важное значение. Родители также могли привлечь собственного медицинского эксперта, и внутригосударственные суды тщательно изучили мнение этого эксперта. Были также рассмотрены аргументы медицинского персонала, и запрошено заключение специализированной иностранной группы. Апелляционный суд также заслушал врача из США, который хотел лечить ребенка и был приглашен для обсуждения его профессионального мнения с врачами-педиатрами в Соединенном Королевстве.

(iii) Передача в суды. Разбирательство на внутригосударственном уровне показало, что существовала не только возможность обращения в суды в случае сомнений, но и фактически обязанность сделать это. Больница вполне обоснованно обратилась в Высокий суд в соответствии с применимым законом и юрисдикцией этого суда для получения решения относительно целесообразности принятия дальнейших мер.

Соответственно, и с учетом пределов усмотрения, предоставленных властям государства-ответчика, жалоба на нарушение статьи 2 Конвенции является явно необоснованной.

РЕШЕНИЕ

Жалоба признана неприемлемой для рассмотрения по существу (как явно необоснованная).

По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. В настоящем дело имело место вмешательство в права родителей относительно их семейных связей с их сыном. Это вмешательство соответствовало закону и преследовало правомерные цели защиты здоровья или нравственности и прав и свобод несовершеннолетнего.

При рассмотрении того, было ли вмешательство необходимо в демократическом обществе, Европейский Суд отклонил два аргумента, выдвинутые родителями, которые утверждали, что (i) нецелесообразна передача вопроса о лечении их сына на рассмотрение судов и (ii) соответствующий тест для определения того, было ли необходимым вмешательство в их родительские права, заключался не в том, отвечало ли это наилучшим интересам ребенка, а в том, имел ли место риск причинения существенного вреда ребенку. Что касается первого аргумента, Европейский Суд указал, что с учетом его прецедентной практики по делам Гласса и Ламбера и других для больницы, осуществляющей лечение, в случае конфликта вполне целесообразно обращаться в суд. В отношении второго аргумента имеет место широкий консенсус, включая международное право, в поддержку идеи о том, что во всех решениях относительно детей пользуются приоритетом их наилучшие интересы. Однако в настоящем деле данный вопрос не имел решающего значения, поскольку внутригосударственные суды в любом случае на основе обширных экспертных данных заключили, что имелся риск причинения существенного вреда ребенку, который, по-видимому, испытывал длительную боль, страдания и дистресс и не получал пользы от экспериментального лечения.

Внутригосударственные суды были скрупулезными и тщательными. Они обеспечили, чтобы были представлены все заинтересованные лица, заслушаны высокопрофессиональные экспертные данные, и суды дали оценку всем выдвинутым аргументам. Судебные решения были пересмотрены в трех инстанциях, и выводы судов во всех трех инстанциях имели ясную и обширную мотивировку. Соответственно, отсутствовали основания полагать, что решения судов Соединенного Королевства являлись произвольным или непропорциональным вмешательством.

РЕШЕНИЕ

Жалоба признана неприемлемой для рассмотрения по существу (как явно необоснованная).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

два × один =