Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 20.02.2020 N 77-161/2020

Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 20.02.2020 N 77-161/2020 Приговор: Ст. ст. 30, 33, 188, 228.1 УК РФ приготовление/ покушение/ соучастие/ контрабанда/ незаконное производство наркотических средств). Определение: Приговор изменен: исключено указание на признание отягчающим наказание обстоятельством, смягчено назначенное наказание.

ВТОРОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 февраля 2020 г. N 77-161/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Г.А. на приговор Люблинского районного суда г. Москвы от 7 ноября 2012 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 4 февраля 2013 года.

Приговором Люблинского районного суда г. Москвы от 7 ноября 2012 года

Г.А. ФИО17, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, не судимый

осужден к лишению свободы:

— по ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 188 УК РФ сроком на 7 лет;

— по ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ сроком на 8 лет;

— по ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ сроком на 8 лет;

— по ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ сроком на 8 лет;

— за каждое из 15 преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ сроком на 8 лет;

— по ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ сроком на 8 лет;

— по ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ сроком на 8 лет;

— по ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ сроком на 8 лет;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно Г.А. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 15 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осуждены Е., Г.Ю., Я., Ф.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 4 февраля 2013 года приговор изменен: действия Г.А. по преступлению, связанному со сбытом наркотических средств С. переквалифицированы на ч. 3 ст. 33, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, по которой назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений окончательно назначено Г.А. 14 лет 9 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; действия Г.Ю. по преступлению, связанному со сбытом наркотических средств С., переквалифицированы на п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, по которой назначено наказание 8 лет лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, по совокупности преступлений окончательно назначено Г.Ю. 8 лет 9 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; действия Ф. переквалифицированы с ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 228; ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 228 УК РФ, по которой назначено наказание с применением ст. 64 УК РФ 2 года 10 месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В остальном приговор оставлен без изменений.

Постановлением Московского районного суда г. Твери от 3 октября 2019 года неотбытое наказание в виде лишения свободы по приговору Люблинского районного суда г. Москвы от 7 ноября 2012 года заменено Г.А. на принудительные работы с удержанием 15% заработка в доход государства, на оставшийся срок наказания — 6 лет 8 месяцев 5 дней.

Заслушав доклад судьи, выслушав выступление осужденного Г.Ю. посредством использования системы видеоконференц-связи, пояснения уголовных адвокатов по доводам жалобы, дополнений, мнение прокурора об изменении приговора, судебная коллегия

установила:

приговором суда Г.А. признан виновным в: организации и руководстве незаконного перемещения через таможенную границу Российской Федерации наркотических средств, совершенным организованной группой, в отношении наркотических средств в особо крупном размере; организации и руководстве приготовления к незаконному сбыту наркотических средств, организованной группой, в особо крупном размере; организации и руководстве покушения к незаконному сбыту наркотических средств, организованной группой, в особо крупном размере; организации и руководстве незаконной пересылкой и сбытом наркотических средств, организованной группой, в особо крупном размере; организации и руководстве приготовления к незаконному сбыту наркотических средств, в особо крупном размере.

В кассационной жалобе и в дополнении к ней осужденный Г.А. выражает несогласие с приговором суда и кассационным определением, считает их незаконными ввиду нарушений уголовно-процессуального и уголовного законов. Указывает, что судом, в нарушение требований ст. ст. 6, 60 УК РФ, незаконно и необоснованно признано в качестве отягчающего наказание обстоятельства его особо активная роль в совершении преступлений, так как судом установлено, что преступления совершены в составе организованной группы и его действия квалифицированы по ч. 3 ст. 33 УК РФ как организатора преступления, что является частью объективной стороны преступления. Не установив доказательств, которые бы свидетельствовали о его особо активной роли в совершении преступлений, суд допустил двойное вменение. В нарушение требований ст. ст. 302, 308 УПК РФ суд исчислил срок отбывания наказания со дня фактического задержания, в то время как указанный срок должен исчисляться со дня постановления приговора с зачетом времени содержания под стражей со дня задержания. Полагает, то при отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание и наличии обстоятельства, смягчающего наказание, установленного судом — содействие правоохранительным органам в раскрытии преступлений, наказание ему должно быть назначено с учетом положений ч. 1 ст. 62 и ст. 66 УК РФ. По мнению автора жалобы, с учетом снижения срока наказания по приговору подлежит также изменению постановление Московского районного суда г. Твери от 3 октября 2019 года в части оставшегося неотбытого срока наказания.

Выслушав участников судебного разбирательства, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, дополнений, судебная коллегия приходит к следующему.

Установленные фактические обстоятельства совершенных преступлений, выводы суда о виновности Г.А. в совершении этих преступлений, а также юридическая квалификация его действий являются верными, не оспариваются в кассационной жалобе и основаны на совокупности собранных и всесторонне исследованных в судебном заседании доказательств по делу.

Правильность оценки доказательств и установленных на их основании фактических обстоятельств дела сомнений не вызывает.

Обстоятельства совершения преступлений, подлежащие в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ доказыванию по настоящему уголовному делу, установлены судом правильно.

Вместе с тем, принятые судебные решения в отношении осужденного Г.А. подлежат изменению по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Данные требования закона выполнены не в полном объеме.

В соответствии с ч. ч. 1, 3 ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, и с учетом положений его Общей части. При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В качестве отягчающего наказание обстоятельства, судом, в соответствии со ст. 63 УК РФ, признана особо активная роль Г.А. в совершении преступлений.

В силу ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Как видно из приговора, судом установлено, что Г.А. являлся организатором и руководителем созданной им организованной преступной группы, осуществлял общее руководство, планирование, координацию деятельности всех ее участников, лично контролировал сбыт наркотических средств, сбор денежных средств, полученных преступным путем, их накопление и расходование, его действия квалифицированы по ч. 3 ст. 33 УК РФ. При таких обстоятельствах, признание судом отягчающим наказание обстоятельством особо активной роли Г.А. в совершении преступлений является незаконным, поскольку организация совершения преступлений и руководство их исполнением предполагает такую роль, которая является признаком объективной стороны совершенных им преступлений.

Кроме того, в нарушение требований ч. 4 ст. 307 УПК РФ, обязывающей суд излагать в приговоре мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, в приговоре не приведено мотивов, подтверждающих вывод об особо активной роли Г.А. в совершении преступлений при признании такого отягчающего наказание обстоятельства.

Судом кассационной инстанции при проверке законности и обоснованности приговора были оставлены без внимания указанные нарушения требований уголовно-процессуального и уголовного законов.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу об изменении приговора Люблинского районного суда г. Москвы от 7 ноября 2012 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 4 февраля 2013 года в отношении осужденного Г.А. и исключении из приговора и последующих судебных решений указания о признании отягчающим наказание обстоятельством «особо активной роли Г.А. в совершении преступлений», соответственно подлежит смягчению и назначенные Г.А. по преступлениям наказания, а также наказание назначенное по совокупности преступлений.

Что касается признания в качестве смягчающего наказания обстоятельства — содействие правоохранительным органам в раскрытии преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, то данное обстоятельство не значится в перечне обстоятельств, безусловно учитываемых судом в качестве смягчающих наказание в соответствии с ч. 1 ст. 61 УК РФ. Данное смягчающее наказание обстоятельство признано судом на основании ч. 2 ст. 61 УК РФ. Также в качестве смягчающих наказание обстоятельств признаны наличие у Г.А. на иждивении несовершеннолетнего ребенка, состояние здоровья, а именно хронические заболевания.

Поскольку наказание Г.А. судом определено в минимальном размере санкции статей, по которым он осужден, судебная коллегия считает необходимым признать указанные выше смягчающие наказание обстоятельства исключительными и применить положения ст. 64 УК РФ, назначив наказание по преступлениям ниже низшего предела.

Каких-либо иных обстоятельств, которые могли бы оказать влияние на назначение осужденному наказания, но не были учтены судом, в том числе применение ч. 1 ст. 62 УК РФ, не выявлено. Также судебная коллегия не находит нарушений закона, влекущих изменение судебных решений, при исчислении осужденному срока наказания.

Однако, с учетом смягчения назначенного Г.А. наказания, судебная коллегия считает необходимым внести изменения в постановление Московского районного суда г. Твери от 3 октября 2019 года, которым заменено неотбытое наказание в виде лишения свободы по приговору Люблинского районного суда г. Москвы от 7 ноября 2012 года на принудительные работы с удержанием 15% заработка в доход государства, на оставшийся срок наказания, со снижением этого срока.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 401.13, 401.14, 401.15, 401.16 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Люблинского районного суда г. Москвы от 7 ноября 2012 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 4 февраля 2013 года и постановление Московского районного суда г. Твери от 3 октября 2019 года в отношении осужденного Г.А. изменить, частично удовлетворив кассационную жалобу осужденного:

— исключить из приговора и последующих судебных решений указание о признании отягчающим наказание обстоятельством «особо активной роли Г.А. в совершении преступлений»;

— смягчить назначенное Г.А. наказание:

— по ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 188 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ до 6 лет 10 месяцев лишения свободы;

— по ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ до 7 лет 10 месяцев лишения свободы;

— по ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ до 7 лет 10 месяцев лишения свободы;

— по ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ до 7 лет 10 месяцев лишения свободы;

— за каждое из 14 преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ до 7 лет 10 месяцев лишения свободы;

— по ч. 3 ст. 33, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ до 7 лет 10 месяцев лишения свободы;

— по ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ до 7 лет 10 месяцев лишения свободы;

— по ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ до 7 лет 10 месяцев лишения свободы;

— по ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ до 7 лет 10 месяцев лишения свободы;

— на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Г.А. назначить наказание в виде лишения свободы на срок 13 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

— снизить оставшийся срок наказания, на который постановлением Московского районного суда г. Твери от 3 октября 2019 года заменено осужденному Г.А. неотбытое наказания в виде лишения свободы по приговору Люблинского районного суда г. Москвы от 7 ноября 2012 года на принудительные работы с удержанием 15% заработка в доход государства, до 4 лет 11 месяцев 5 дней.

В остальном приговор Люблинского районного суда г. Москвы от 7 ноября 2012 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 4 февраля 2013 года и постановление Московского районного суда г. Твери от 3 октября 2019 года в отношении осужденного Г.А. оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

10 − семь =