Кассационное определение Девятого кассационного суда общей юрисдикции от 22.01.2020 N 77-18/2020

Кассационное определение Девятого кассационного суда общей юрисдикции от 22.01.2020 N 77-18/2020 Приговор: Ст. 199.2 УК РФ (сокрытие денежных средств либо имущества, за счет которых должно производиться взыскание налогов, сборов, страховых взносов). Кассационное определение: Приговор и апелляционное постановление изменены: исключено дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в коммерческих организациях.

ДЕВЯТЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 января 2020 г. N 77-18/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Девятого кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу осужденного Т. ФИО12 о пересмотре приговора Свободненского городского суда Амурской области от 18 июля 2019 года, апелляционного постановления Амурского областного суда от 07 октября 2019 года.

Заслушав доклад судьи Х.Н.Ю., выступления осужденного Т., адвоката М.В.С., защитника наряду с адвокатом К.В.О., поддержавших доводы кассационной жалобы, просивших приговор и апелляционное постановление отменить, осужденного оправдать, мнение прокурора Н.М.С., полагавшей приговор и апелляционное постановление изменить, исключить дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распределительных и административно-хозяйственных функций в коммерческих организациях, судебная коллегия

установила:

По приговору Свободненского городского суда Амурской области от 18 июля 2019 года Т. ФИО13, ДД.ММ.ГГГГ рождения, уроженец <данные изъяты>, ранее не судимый,

осужден по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ к штрафу в размере 400 000 рублей с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распределительных и административно-хозяйственных функций в коммерческих организациях, сроком на 1 год.

Мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке, оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

Обеспечительная мера процессуального принуждения — наложение ареста на имущество: автомобиль марки <данные изъяты>, ДД.ММ.ГГГГ выпуска, государственный регистрационный знак «N», стоимостью 345000 рублей; денежные средства, находящиеся на счете N Дальневосточного банка ПАО «<данные изъяты>» в сумме 21 841 рубля 26 копеек — сохранена до фактического исполнения приговора в части основного наказания.

Разрешен вопрос по вещественным доказательствам.

Апелляционным постановлением Амурского областного суда от 7 октября 2019 года приговор оставлен без изменения.

Как следует из приговора Т. признан виновным в сокрытии денежных средств ООО «<данные изъяты>», за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, в крупном размере.

Преступление совершено в период с 13 марта 2017 года по 18 декабря 2017 года в г. Свободный Амурской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Т. выражает несогласие с судебными решениями и указывает, что в них содержатся существенные нарушения норм материального права, повлиявшие на исход судебного разбирательства и приведшие к нарушению его прав и законных интересов: не установлены фактические обстоятельства дела и дана не правильная юридическая оценка его действиям, отсутствуют сведения о времени, месте, способе совершения преступления, не дана оценка его доводам, изложенных в ходатайствах.

Считает, что в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 199.2 ч. 1 УК РФ, поскольку в требовании налогового органа срок уплаты суммы страховых взносов указан до 4 сентября 2017 года, поэтому он не мог каким-либо образом препятствовать принудительному взысканию налоговой недоимки до указанной даты, а предыдущие требования об уплате недоимки по налогам в совокупности не превышали сумму 2250000 рублей; сумма страховых взносов за 6 месяцев 2017 года не могла учитываться при расчете ущерба по преступлению до 10 августа 2017 г., т.к. уголовная ответственность за воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по страховым взносам в крупном размере введена в действие Законом РФ от 29 июля 2017 года N 250-ФЗ, который вступил в законную силу 10.08.2017; в период с 13.03.2017 по 15.07.2017 отсутствовала недоимка в крупном размере, т.к. срок уплаты страховых взносов за 6 месяцев 2017 года до 15 июля не наступил.

В судебных решениях дана ненадлежащая оценка следующим доводам стороны защиты: об изменении очередности платежей и утрате налоговым органом возможности принудительного списания со счетов организации денежных средств, т.к. определением Арбитражного суда Амурской области от ДД.ММ.ГГГГ в отношении ООО «<данные изъяты>» была введена процедура — наблюдение — в деле о банкротстве, соответственно с указанного периода должны были применяться нормы, предусмотренные ФЗ от 26 октября 2002 года N 127 «О банкротстве»; об отсутствии в приговоре и обвинительном заключении ссылок на законодательство РФ об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний; об отсутствии в показаниях свидетелей сведений, подтверждающих совершение им преступления, а напротив, указывающих об отражении в бухгалтерской и налоговой отчетности сведений по переводу денежных средств по письмам ООО «<данные изъяты>» на расчетные счета контрагентов и проведении взаимозачетов и расчетов между контрагентами ООО «<данные изъяты>» в период всего существования общества; об искажении показаний Т. и неполном приведении показаний свидетеля ФИО14; об отсутствии в действиях Т. по подписанию писем контрагентам цели сокрытия денежных средств; о необходимости направления денежных средств контрагентам в целях предотвращения техногенной аварии и обеспечения работоспособности предприятия; в апелляционном определении не дана оценка доводам о несоответствии текста приговора требованиям уголовно-процессуального закона.

Просит судебные решения отменить, производство по уголовному делу прекратить.

В возражениях на кассационную жалобу заместитель прокурора Амурской области ФИО18 предлагает судебные решения оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения, поскольку уголовное дело рассмотрено полно и объективно, судом правильно установлены фактические обстоятельства, подлежащие в силу ст. 73 УПК РФ доказыванию, вина Т. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ подтверждена исследованными в судебном заседании доказательствами, назначенное наказание является справедливым, соответствует характеру и степени общественной опасности преступления, все доводы осужденного судом апелляционной инстанции рассмотрены в полном объеме.

Изучив материалы уголовного дела, выслушав мнения сторон, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Судебное разбирательство проведено объективно и всесторонне, с соблюдением требований УПК РФ и выяснением всех юридически значимых для правильного разрешения уголовного дела обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, в том числе места, времени, способа совершения, формы вины, мотивов, целей преступления, а сторонам судом были созданы необходимые условия для исполнения их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, которыми они реально воспользовались.

Данных о том, что предварительное следствие и судебные разбирательства проводились предвзято либо с обвинительным уклоном, а суды отдавали предпочтение какой-либо из сторон, из материалов уголовного дела не усматривается.

Все ходатайства стороны защиты, в том числе упомянутые в кассационной жалобе, судом разрешены после выяснения мнений участников судебного разбирательства. Решения суда по этим ходатайствам сомнений в своей законности и обоснованности не вызывают.

Вопреки доводам кассационной жалобы в приговоре дана надлежащая правовая оценка всем исследованным по делу доказательствам, указано, какие из них суд положил в его основу, а какие отверг, приведены убедительные аргументы принятого решения.

Принятые судом решения по оценке доказательств основаны на законе и материалах дела. Не устраненных существенных противоречий в исследованных судом доказательствах, сомнений в виновности осужденного, требующих истолкования их в пользу Т., судебной коллегией по делу не установлено.

Доводы, аналогичные приведенным в кассационной жалобе и в судебном заседании о недоказанности вины Т., о наличии оснований для его оправдания, о допущенных при производстве по делу нарушениях уголовно-процессуального закона, тщательно проверялись судом первой и апелляционной инстанций и признаны несостоятельными, поскольку противоречат материалам уголовного дела. Выводы суда в этой части судебная коллегия находит достаточно обоснованными и правильными.

Судебная коллегия считает, что действия Т. правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ.

Помимо свидетельских показаний и письменных материалов дела, подтверждающих, что контрагентами ООО «<данные изъяты>» денежные средства, которые должны быть перечислены на расчетный счет данного предприятия, были перечислены иным организациям именно по письменным указаниям Т. в период с 13.03.2017 по 18.12.2017, подтверждаются и показаниями осужденного как в судах первой, апелляционной инстанций, так и в настоящем судебном заседании. Так он утверждал, что вынужден был направлять такие письма контрагентам, т.к. были более важные платежи на тот момент.

Однако, судебная коллегия не может согласиться с доводами стороны защиты о том, что целью действий Т. являлось поддержание бесперебойного производственного цикла, остановка которого могла привести к техногенной аварии, т.е. действовал в состоянии крайней необходимости, поскольку материалы дела не содержат сведений, подтверждающих, что существовала реальная опасность остановки работы предприятия и у Т. отсутствовала иная возможность устранения указанной опасности. Между тем, как следует из исследованных судом доказательств, суммы, перечисленные контрагентами помимо расчетного счета ООО «<данные изъяты>» значительно превышают задолженность предприятия перед налоговыми органами. Кроме того, Т. в суде кассационной инстанции пояснил, что не обращался в соответствующие органы для решения вопроса о предоставлении рассрочки по уплате задолженности, а также не оспаривал действия налогового органа по наложению ареста на расчетные счета ООО «<данные изъяты>», считая неправильной очередность платежей, о чем указывал в кассационной жалобе. Таким образом, оснований для освобождения Т. от уголовной ответственности в связи с наличием в его действиях крайней необходимости, судебная коллегия не находит.

Доводы кассационной жалобы о неправильном установлении крупного размера недоимки по налогам, сборам, страховым взносам судебная коллегия находит несостоятельными. Из материалов дела следует и осужденным не оспаривается, что на 18.12.2017 размер недоимки по налогам, сборам, страховым взносам ООО «<данные изъяты>» составил 2931683 руб. 83 коп., что превышает 2250000 руб. Сумма недоимки в размере 417556 руб., не подлежит исключению, поскольку данная сумма до окончания периода инкриминируемого осужденному преступления, не была погашена. Сумма неуплаченных страховых взносов в размере 685021 руб. 83 коп. также обоснованно включена в обвинение, поскольку после выставления требования N от 05.08.2017 об уплате страховых взносов в размере 1006631 руб. 52 коп. за 6 месяцев 2017 года в срок до 04.09.2017, ООО «<данные изъяты>» частично оплачена задолженность по страховым взносам и задолженность на день окончания преступления составила 685021 руб. 83 коп.

Вопреки доводам кассационной жалобы и мнению стороны защиты, озвученному в суде кассационной инстанции судами первой и апелляционной инстанции обоснованно установлено, что Т. совершено длящееся преступление в период с 13.03.2017 по 18.12.2017, под которым следует понимать единое сложное преступление, выраженное в сокрытии денежных средств в крупном размере от налоговых органов, за счет которых в соответствии с законодательством Российской Федерации должно быть произведено взыскание как недоимки по налогам, сборам, так и по страховым взносам.

Кроме того, судами правильно применена ч. 1 ст. 199.2 УК РФ в редакции Закона РФ от 29.07.2017 N 250-ФЗ, поскольку преступление Т. окончено в период действия данного закона.

По мнению судебной коллегии назначенное Т. основное наказание в полной мере отвечает общим принципам назначения наказания, предусмотренным ст. 60 УК РФ и целям назначения наказания, предусмотренным ст. 43 ч. 2 УК РФ — восстановление социальной справедливости, его исправлению, предупреждение совершения новых преступлений, в связи с чем, судебная коллегия считает его справедливым (ст. 6 УК РФ).

Между тем, судебная коллегия пришла к выводу об изменении судебных решений по следующим основаниям.

Как следует из приговора Т. по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ назначено основное наказание в виде штрафа в сумме 400 000 рублей и дополнительного наказания в виде лишение права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в коммерческих организациях на определенный срок.

Согласно ч. 1 ст. 47 УК РФ лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью состоит в запрещении занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью.

Запрет на занятие должностей в коммерческих организациях нормы уголовного закона не содержат.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым изменить судебные решения и исключить указание суда о назначении Т. дополнительного наказания в виде лишения права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в коммерческих организациях.

В остальной части судебные решения следует оставить без изменения.

Руководствуясь ст. 401.14, ст. 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Свободненского городского суда Амурской области от 18 июля 2019 года, апелляционное постановление Амурского областного суда от 07 октября 2019 года в отношении Т. ФИО17 изменить:

исключить из приговора дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в коммерческих организациях.

В остальной части судебные решения оставить без изменения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × 1 =