Кассационное определение Кассационного военного суда от 10.03.2020 N 77-15/2020

Кассационное определение Кассационного военного суда от 10.03.2020 N 77-15/2020 Приговор: Ст. 228 УК РФ (незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов…). Определение: Судебные акты изменены, исключено указание о незаконном приобретении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, смягчены назначенные основное и дополнительное наказания.

КАССАЦИОННЫЙ ВОЕННЫЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 марта 2020 г. N 77-15/2020

Кассационный военный суд в составе …

с участием военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры полковника юстиции З.И.В., защитника — адвоката Х.Е.М., а также осужденного З. посредством системы видеоконференц-связи рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного З. на приговор Ростовского-на-Дону гарнизонного военного суда от 20 августа 2018 года и апелляционное определение Северо-Кавказского окружного военного суда от 30 ноября 2018 года.

Заслушав доклад судьи К.И.В., изложившего обстоятельства дела, содержание принятых по нему судебных решений, доводы кассационной жалобы и дополнений к ней, объяснения защитника Х.Е.М. и осужденного З., поддержавших кассационную жалобу, заключение прокурора З. И.В., полагавшего необходимым изменить приговор гарнизонного суда и апелляционное определение окружного военного суда,

установил:

приговором Ростовского-на-Дону гарнизонного военного суда от 20 августа 2018 года военнослужащий войсковой части N:

З.,

несудимый,

осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, к наказанию в виде лишения свободы сроком на 5 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 200 000 руб. без ограничения свободы.

Апелляционным определением Северо-Кавказского окружного военного суда от 30 ноября 2018 года приговор гарнизонного военного суда в отношении З. оставлен без изменения, а апелляционная жалоба осужденного и его защитников — без удовлетворения.

Залуговских признан виновным в незаконных приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере.

Это преступление совершено осужденными при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный просит отменить приговор и апелляционное определение в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона и несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела и исключить из объема его действий, квалифицированных гарнизонным судом как преступных, признак «незаконное приобретение наркотических средств, совершенное в крупном размере». Кроме того, осужденный просит признать и учесть в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, его активное способствование раскрытию и расследованию преступления, то есть предусмотренное п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ. В дополнительных кассационных жалобах осужденныйЗ. просит изменить приговор гарнизонного суда и апелляционное определение, исключив из приговора назначенное ему в качестве дополнительного наказание в виде штрафа в размере 200 000 руб., в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, а также по тем же основаниям, ссылаясь на провокационные действия сотрудников правоохранительных органов при его личном досмотре, отменить как приговор, так и апелляционное определение и полностью его оправдать.

При этом в обоснование доводов кассационной жалобы осужденный отмечает, что вопреки требованиям ст. 73 и 307 УПК РФ суд первой инстанции не выполнил свою процессуальную обязанность по установлению всех признаков вмененных ему преступных деяний и указанию их в приговоре с приведением всех необходимых по ним квалифицирующих признаков: места, времени и обстоятельств. При этом данные признаки должны были быть подробно описаны применительно как к признаку «незаконное приобретение», так и к признаку «незаконное хранение» наркотического средства в крупном размере. Между тем, судом первой инстанции не приведены в приговоре место и обстоятельства приобретения им наркотического средства, а также его размер. В связи с этим, как полагает З., квалифицирующий признак «незаконное приобретение наркотического средства в крупном размере без цели сбыта» подлежит исключению из приговора, что должно повлечь за собой и смягчение назначенного ему наказания.

Обосновывая довод кассационной жалобы о неправильном применении уголовного закона, осужденный это свое утверждение аргументирует не установлением судом смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, а именно активное способствование с его стороны раскрытию и расследованию преступления. Между тем, как считаетЗ., это обстоятельство напрямую следует из материалов дела, в частности из исследованных судом и положенных в основу обвинительного приговора его признательных показаний, данных в ходе предварительного следствия как в ходе допроса, так и в ходе проверки показаний на месте. Данное смягчающее наказание обстоятельство было приведено в обвинительном заключении, однако было судом первой инстанции проигнорировано.

Существенность допущенного, по его мнению, судом первой и апелляционной инстанции нарушения уголовно-процессуального закона З. обосновывает тем, что дополнительное наказание в виде штрафа было ему назначено без достаточных на то оснований при условии, что гарнизонный суд не установил объективное материальное положение его семьи. Между тем, в силу ч. 3 ст. 60 УК РФ, эти обстоятельства подлежали выяснению при решении вопроса о выборе вида и размера уголовного наказания. Фактически его супруга не имела самостоятельного дохода, а сам он, что подтверждается материалами дела, на момент вынесения приговора уже был уволен с военной службы.

Ссылаясь в кассационной жалобе на то, что при проведении его личного досмотра сотрудники правоохранительных органов изъятые у него два свертка с наркотическим веществом ему подкинули, З., описывая это обстоятельство в кассационной жалобе и полагая, что оно свидетельствует о допущенной в отношении его провокации, просит его полностью оправдать.

Изучив доводы кассационной жалобы, дополнений к ней и принятые по делу судебные постановления, Кассационный военный суд приходит к следующим выводам.

Виновность З. в незаконном хранении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере установлена судом первой инстанции на основании приведенных в приговоре доказательств, повода сомневаться в объективности которых не имеется.

Эта виновность следует, прежде всего, из оглашенных судом первой инстанции показанийЗ., которые были им даны на первоначальном этапе предварительного следствия, из которых усматривается, что 28 февраля 2017 года в г. <адрес> он был остановлен сотрудниками полиции и на их вопрос о наличии у него запрещенных к обороту наркотических средств ответил отрицательно, хотя в кармане куртки хранил в двух газетных свертках измельченное наркотическое веществе растительного происхождения. На предложение сотрудников полиции согласился проехать с ними в отдел, а в пути следования пытался избавиться от имевшихся у него при себе наркотиков, что ему не удалось. После доставления у него были изъяты эти два сверка с наркотическим веществом в ходе личного досмотра. Эти же обстоятельства З. показал и в ходе проверки показаний на месте.

Из материалов дела видно, что перед проведением данных следственных действий следователем З. разъяснялись его права, в том числе право не свидетельствовать против самого себя, а также он был предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае последующего отказа от этих показаний. В следственных действиях принимал участие защитник.

Принадлежность изъятого у З. вещества к наркотическому средству растительного происхождения и его размер установлены справкой об исследовании и заключением эксперта, которые приведены в приговоре и надлежаще оценены судом.

Помимо собственных признательных показаний осужденного, данных в ходе предварительного следствия, гарнизонный суд пришел к выводу о виновности осужденного и на основании иных доказательств: показаний свидетелей, в том числе понятых, присутствовавших при обнаружении и изъятии у З. наркотического средства, протоколов следственных действий и иных документов.

Из материалов дела следует, что каких-либо процессуальных нарушений, ограничивающих права участников уголовного судопроизводства на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, судом не допущено.

Требования уголовно-процессуального закона при исследовании и оценке доказательств судом выполнены. Сведений, указывающих на недопустимость либо недостоверность доказательств, положенных в основу приговора, материалы дела не содержат.

Поскольку из них усматривается, что у З. при себе обнаружено наркотическое вещество — <данные изъяты> и т.д. первоначальной массой 1,6 г, что в силу Постановления Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 года N 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей ст. 228, 228.1 и 229.1 УК РФ» представляет собой наркотическое средство в крупном размере, то квалификация действий З. как незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, по ч. 2 ст. 228 УК РФ, является правильной.

Вопреки доводам кассационной жалобы, установленные судом фактические обстоятельства, связанные с изъятием у З. наркотического средства при проведении его досмотра о провокации со стороны сотрудников правоохранительных органов не свидетельствуют. Соответствующие доводы стороны защиты были известны суду первой инстанции и подробно проанализированы в приговоре. При этом гарнизонный суд, оценив заключение специалиста и материалы видеофиксации личного досмотра З., обоснованно отверг доводы стороны защиты о том, что наркотическое средство было при этом подозреваемому подброшено и правомерно опроверг утверждение о провокации.

Соответствующий довод приводился и в апелляционной жалобе, подробно проанализирован судом апелляционной инстанции, который также не нашел оснований для признания в действиях сотрудников правоохранительных органов по досмотру З. каких-либо процессуальных нарушений.

Доводы кассационной жалобы воспроизводят как утверждения стороны защиты в ходе судебного заседания суда первой инстанции, так и доводы апелляционной жалобы и направлены на переоценку фактических обстоятельств дела, установленных судом. В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 июня 2019 года N 19 «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» в силу ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалобы, представления суд (судья) кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права (вопросы права). С учетом данного ограничения доводы кассационных жалобы, если в них оспаривается правильность установления судом фактических обстоятельств дела (вопросы факта), переоценке кассационным судом не подлежат.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 43, 60 и 62 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного им, наличия смягчающих и отягчающих обстоятельств, влияния назначенного наказания на их исправление, а также конкретных обстоятельств дела.

Судом подробно проанализированы обстоятельства, связанные с личностью З., в частности его характеристики по службе.

Принято во внимание то, что он является ветераном боевых действий.

Кроме того, судом подробно проанализированы особенности его семейного положения и обоснованно признано в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, наличие у него малолетних детей.

Решение суда о назначении осужденному дополнительного наказания в виде штрафа и об его размере принято в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 46 УК РФ и является правильным. Гарнизонный суд нашел необходимым применить этот вид дополнительного наказания, предусмотренный санкцией ч. 2 ст. 228 УК РФ, приведя соответствующие правовые основания, переоценивать которые Кассационный военный суд необходимости не усматривает.

Вопреки кассационной жалобе, оснований для признания в качестве смягчающего наказание обстоятельства активного способствования З. раскрытию и расследованию преступления, которое предусмотрено п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, у гарнизонного суда не имелось.

Как следует из приговора, суд первой инстанции в числе прочих доказательств виновности З. сослался на его признательные показания, данные в ходе предварительного следствия при допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого и при проведении следственного действия — проверки показаний на месте. При этом гарнизонный суд подробно проанализировал в приговоре заявление подсудимого об отказе от этих показаний и приведенные им в обоснование этого аргументы, отвергнув это заявление как надуманное и сделанное с целью избежать ответственности за содеянное.

По смыслу закона, активное способствование раскрытию и расследованию преступления состоит в активных действиях виновного, направленных на сотрудничество с органами следствия, и может выражаться в том, что он представляет указанным органам информацию об обстоятельствах совершения преступления, дает правдивые и полные показания, способствующие расследованию, представляет органам следствия информацию, до того им неизвестную. При этом данные действия должны быть совершены добровольно, а не под давлением имеющихся улик, направлены на сотрудничество с правоохранительными органами.

По настоящему делу таких обстоятельств не имеется.

Как видно из приговора, незаконное хранение З. наркотического средства пресечено правоохранительными органами 28 февраля 2018 года. Постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству вынесено 3 апреля 2018 года. На этот момент уже была установлена личность З. и уголовное дело было возбуждено именно в отношении его. События, связанные с задержанием, доставлением, личным досмотром и изъятием у З. наркотического средства имели место 28 февраля 2018 года и в ходе совершения данных процессуальных действий он свою причастность к незаконному обороту наркотических средств отрицал. Таким образом, поскольку З. был задержан в условиях очевидности на месте преступления и изобличен совокупностью доказательств, приведенных в приговоре, помимо его признательных показаний в ходе предварительного следствия, данных спустя значительное время после возбуждения уголовного дела и которые он впоследствии опроверг, то утверждения кассационной жалобы о том, что он активно способствовал раскрытию и расследованию преступления не соответствуют требованиям закона.

В связи с этим гарнизонный суд правильно не счел возможным при постановлении приговора учесть смягчающее обстоятельство, предусмотренное п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ.

В апелляционном порядке дело рассмотрено с соблюдением требований главы 45.1 УПК РФ, а в апелляционном определении дана мотивированная и правильная оценка доводам апелляционных жалоб стороны защиты, практически полностью повторенным и в кассационных жалобах.

В то же время суд кассационной инстанции, считая правильной установленную судом виновность З. в незаконном хранении наркотического средства без цели сбыта в крупном размере, считает необходимым изменить приговор и апелляционное определение окружного суда в части квалификации действий З. по признаку незаконного приобретения наркотического средства без цели сбыта в крупном размере.

В соответствии с ч. 1 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

В обоснование виновности З. в незаконном приобретении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере гарнизонный суд указал в приговоре о том, что «28 февраля 2018 года З. с целью личного последующего потребления незаконно приобрел при неустановленных органами предварительного следствия обстоятельствах наркотическое средство». При этом суд в приговоре не конкретизировал место совершения этого преступления. Далее в описательно-мотивировочной части приговора суд первой инстанции фактически отверг оглашенные в судебном заседании признательные показания подсудимого об обстоятельствах, при которых он стал обладателем двух газетных свертков с наркотическим веществом, исключив из обвинения место обнаружения им вечером «28 февраля 2018 года наркотического средства, а именно «на земле». Кроме того, в нарушение п. 2 ст. 307 УПК РФ суд не привел в приговоре каких-либо доказательств незаконности такого приобретения.

Между тем, при невозможности предписанного п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ обязательного установления места и способа совершения преступления, входящих в его объективную сторону, лицо не подлежит уголовной ответственности за это преступление, поскольку согласно ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, а объективная сторона преступления относится к объективным признакам состава преступления.

Вышеприведенные законодательные положения не были учтены судами первой и второй инстанций при вынесении обжалованных осужденным в кассационном порядке судебных актов.

Таким образом, осуждение З. за незаконное приобретение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере не может быть признано обоснованным и подлежит исключению из приговора и апелляционного определения.

В связи с исключением из объема признанных преступными действий З. по незаконному приобретению наркотического средства без цели сбыта в крупном размере, подлежат смягчению назначенные ему основное и дополнительное наказания.

С учетом изложенного и руководствуясь ст. 401.13 и 401.14 УПК РФ, Кассационный военный суд

определил:

приговор Ростовского-на-Дону гарнизонного военного суда от 20 августа 2018 года и апелляционное определение Северо-Кавказского окружного военного суда от 30 ноября 2018 года по уголовному делу в отношении З. изменить в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Исключить из приговора и апелляционного определения при осуждении З. по ч. 2 ст. 228 УК РФ указание о незаконном приобретении им без цели сбыта наркотического средства в крупном размере.

Смягчить назначенные З. основное и дополнительное наказания: лишение свободы до 4 (четырех) лет, штраф до 100 000 (ста тысяч) рублей.

В оставшейся части приговор и апелляционное определение в отношении З. оставить без изменения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × 4 =