Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 16.01.2020 N 77-20/2020

Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 16.01.2020 N 77-20/2020 Приговор: Ст. 143 УК РФ (нарушение требований охраны труда). Определение: Дело направлено на новое рассмотрение.

ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 января 2020 г. N 77у-37/2019

Судебная коллегия по уголовным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе …

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу осужденного Д.И. на приговор Вилегодского районного суда Архангельской области от 28 января 2019 года, которым

Д.И., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин РФ, ранее не судимый

осужден по ст. 143 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год 6 месяцев с возложением обязанностей, подробно приведенных в приговоре.

Апелляционным постановлением Архангельского областного суда от 19 марта 2019 года приговор Вилегодского районного суда Архангельской области от 28 января 2019 года в отношении Д.И. оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи С.Е.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, принятых по делу, доводы кассационной жалобы и основания ее передачи для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, выступления адвоката, поддержавшего доводы жалобы, прокурора, предлагавшего апелляционное постановление отменить, судебная коллегия

установила:

приговором суда Д.И. признан виновным и осужден за нарушение требований охраны труда, совершенном лицом, на которое возложены обязанности по их соблюдению, повлекшее по неосторожности смерть человека.

В кассационной жалобе осужденный выражает несогласие с вышеуказанным приговором и апелляционным постановлением. Указывает, что приговор не отвечает требованиям ч. 2 ст. 307 УПК РФ, поскольку судом не дана оценка всем исследованным в судебном заседании доказательствам. Суд пришел к выводу о том, что он совершил преступление, так как не осуществлял должного контроля за действиями пострадавшего, указав при этом, что в действиях ФИО7 отсутствуют нарушения правил техники безопасности, что не соответствует исследованным доказательствам, в частности справке, согласно которой ФИО7 был нарушен п. 2.19 Инструкции по охране труда, а именно не приступать к работе, если не получено распоряжение о начале работ от непосредственного руководителя. Эти обстоятельства подтверждаются не только его показаниями, но и показаниями свидетеля ФИО5, заключением правового инспектора ФИО6 и показаниями допрошенного специалиста ФИО11, которым в приговоре не дано должной оценки. Далее указывает, что суду следовало выяснить роль пострадавшего в происшествии, поскольку если будет установлено, что несчастный случай на производстве произошел только вследствие небрежного поведения самого пострадавшего, суд должен, при наличии к тому оснований, решить вопрос о вынесении оправдательного приговора. Однако судом действиям ФИО7 не дано оценки. Обращает также внимание, что он осужден за то, что допустил подъем потерпевшего на аварийную опору. Между тем, из исследованных в судебном заседании доказательств следует, что ФИО7 знал об аварийности опоры и о запрете подъема на нее. Указанное, по мнению осужденного, свидетельствует о том, что опора сломалась не в результате его бездействия, а в результате действий самого пострадавшего, который грубо нарушил правила техники безопасности и данные нарушения находятся в прямой причинно-следственной связи с наступившими последствиями. По указанным основаниям просит об отмене состоявшихся судебных решений и прекращении в отношении него уголовного дела.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав мнение сторон, судебная коллегия находит кассационную жалобу осужденного Д.И. подлежащей частичному удовлетворению.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниям для отмены или изменения приговора суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного или уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. При этом он признается таковым, если постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

В силу ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства. Данные требования закона судами первой и второй инстанции выполнены не в полном объеме.

Как следует из описания преступного деяния, признанного судом доказанным, Д.И., являясь на основании соответствующего приказа мастером 3 группы Ленского района электрических сетей Урдомского участка ПО «Котласские электрические сети» филиал ПАО «МРСК Северо-Запада» «Архэнерго», будучи обязанным в соответствии со своей должностной инструкцией осуществлять контроль за работой электромонтеров участка; обеспечивать выполнение персоналом районных электрических сетей (далее — РЭС) требований руководящих технических и директивных материалов, указаний вышестоящих организаций; организовывать безопасное выполнение всех видов работ, соблюдение правил техники безопасности в соответствии с требованиями системы стандартов безопасности труда; в случаях когда неисправности в работе оборудования не могут быть устранены и имеется явная опасность работающим, запрещать их работу; выдать наряды-допуски и распоряжения на производство работ, которые требуют их оформления и не допускать выполнения таких работ без получения требуемых разрешений; обеспечивать соблюдение подчиненными работниками требований нормативов по охране труда в процессе производства; постоянно контролировать применение работниками средств защиты и приспособлений по технике безопасности в процессе производства работ; выполнять функции ответственного лица в нарядно-допускной системе; организовывать безопасное производство работ и нормальные условия труда на рабочих местах; выполнять другие функции по охране труда, предусмотренные трудовым договором, правилами внутреннего трудового распорядка, должностной инструкцией, устными распоряжениями вышестоящих руководителей; нести ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей, предусмотренных должностной инструкцией; кроме того, будучи уполномоченным в соответствии с должностной инструкцией принимать решения, в том числе, давать указания подчиненному персоналу РЭС по вопросам входящим в его компетенцию; осуществлять контроль за работой персонала, выполнением мероприятий и указаний; запрещать работу при угрозе безопасности здоровью людей, то есть будучи лицом, на которое возложены вышеуказанные обязанности по соблюдению требований охраны труда, являясь на основании распоряжения начальника Ленского РЭС ПО «Котласские электрические сети» филиал ПАО «МРСК Северо-Запада» «Архэнерго» N 23/10 от 26 октября 2017 года производителем работ на месте — ВЛ-0,4 кВ 177-Л1 «Сосновая», в нарушение требований п. 3 ст. 37 Конституции Российской Федерации, ст. 211, 212 Трудового кодекса Российской Федерации, пп. 5.9, 38.2, 38.5 «Правил по охране труда при эксплуатации электроустановок», утвержденных приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 24 июля 2013 года N 328н, согласно которым производитель работ отвечает за соответствие подготовленного рабочего места мероприятиям, необходимым при подготовке рабочих мест и отдельным указаниям наряда; четкость и полноту целевого инструктажа членов бригады; наличие, исправность и правильное применение необходимых средств защиты, инструмента, инвентаря и приспособлений; сохранность на рабочем месте ограждений, плакатов (знаков безопасности), предназначенных для предупреждения человека о возможной опасности, запрещении или предписании определенных действий, а также для информации о расположении объектов, использование которых связано с исключением или снижением последствий воздействия опасных и (или) вредных производственных факторов (далее — плакаты, знаки безопасности), заземлений, запирающих устройств; безопасное проведение работы и соблюдение Правил им самим и членами бригады; за осуществление постоянного контроля за членами бригады; пп. 2.1.52, 2.1.56 Должностной инструкции, согласно которым он был обязан организовать безопасное производство работ и нормальные условия труда на рабочих местах, выполнить другие функции по охране труда, предусмотренные трудовым договором, правилами внутреннего трудового распорядка, должностной инструкцией, устными распоряжениями вышестоящих руководителей, 26 октября 2017 года с 9 часов 30 минут до 11 часов 10 минут совместно с членами находящейся в его непосредственном подчинении бригады, в состав которой входил, в том числе, электромонтер по ремонту воздушных линий электропередачи 4 разряда ФИО7, прибыли к дому <адрес> Ленского района Архангельской области для производства не требующих подъема на опоры воздушных линий электропередач работ по обновлению диспетчерских наименований на опорах воздушных линий электропередачи ВЛ-04 кВ 177-Л1 «Сосновая». Д.И. достоверно зная, что в соответствии с ведомостью выборочной проверки (замеров) загнивания древесины опор на ВЛ-0,4 кВ 124-Л1 ЛПХ от 27 июля 2016 года стойка опоры N 27 имеет загнивание древесины, а диаметр здоровой части древесины менее допустимого, действуя с преступной неосторожностью в форме небрежности, не предвидя возможность наступления общественно опасных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности, обладая специальными познаниями, должен был и мог предвидеть эти последствия, не желая должным образом выполнять возложенные на него обязанности, своим бездействием должным образом не осуществил постоянный надзор за соблюдением требований безопасности и требований по охране труда при эксплуатации электроустановок, вследствие чего допустил проведение электромонтером ФИО7, работающим в опасных для жизни условиях, высотных работ — подъем на опору линии электропередачи N 27 В Л-0,4 кВ 124-Л1 ЛПХ, расположенную между домами N 24 и N 26 по ул. Сосновая в п. Урдома, что привело к тому, что указанная опора вследствие загнивания древесины обломилась на уровне грунта и ФИО7 вместе с этой опорой упал на землю, в результате чего получил телесные повреждения, подробно описанные в приговоре, от которых через непродолжительное время скончался в медицинском учреждении.

Указанные действия осужденного, выразившиеся в отсутствии контроля за действиями электромонтера ФИО7, квалифицированы судом по ч. 2 ст. 143 УК РФ как нарушение требований охраны труда, совершенное лицом, на которое возложены обязанности по соблюдению этих правил, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Суд пришел к выводу о том, что нарушений правил охраны труда и техники безопасности со стороны погибшего ФИО7 при производстве вышеуказанных работы допущено не было, с чем согласилась и апелляционная инстанция.

Вместе с тем без внимания и оценки судов первой и апелляционной инстанции остался ряд доказательств.

Согласно должностной инструкции электромонтера по ремонту воздушных линий электропередачи 4 разряда Ленского района электрических сетей Урдомского участка, с которой ФИО7 был ознакомлен 9 ноября 2015 года (т. 1, л.д. 91 — 93), электромонтер ВЛ 4 разряда обязан:

— не приступать к работе, если не выполнено хотя бы одно из условий: не получено распоряжение о начале работы от непосредственного руководителя; рабочее место не подготовлено с точки зрения безопасности (отсутствуют ограждения опасных зон, защитные средства, инструмент, приспособления и т.п., не оформлен наряд-допуск, не получено разрешение от непосредственного руководителя на начало работы); технология производства работ, предлагаемая непосредственным руководителем, противоречит требованиям безопасности (п. 2.4);

— выполнять только те работы и только в том объеме, который определен заданием (распоряжением) непосредственного руководителя (п. 2.5.5);

— соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, положения инструкции по охране труда, правила охраны труда в соответствии с возложенными на него обязанностями, приказами и указаниями руководства ЛРЭС (п. 2.8).

Электромонтер ВЛ 4 разряда несет ответственность за:

— неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей, предусмотренных настоящей должностной инструкцией, — в соответствии с трудовым законодательством (п. 4.1.1);

— своевременное и точное выполнение распоряжений диспетчера ЛРЭС, руководства ЛРЭС и мастера ЛРЭС (п. 4.1.7).

Изложенные в п. 2.4 и п. 2.5.5 вышеназванной должностной инструкции обязанности электромонтера ВЛ 4 разряда согласуются и с требованиями Инструкции по охране труда, с которой ФИО7 также был ознакомлен 9 ноября 2015 года (т. 1, л.д. 95 — 103). При этом в п. 3.2.6 Инструкции по охране труда закреплено, что подниматься на опору и работать на ней разрешается только в тех случаях, когда есть уверенность в достаточной устойчивости и прочности опоры.

Судом на основании исследованных доказательств было установлено, что 26 октября 2017 года мастер Д.И., являющийся производителем работ, совместно с членами находящейся в его непосредственном подчинении бригады, в состав которой входили электромонтер по ремонту воздушных линий электропередачи 4 разряда ФИО7 и водитель ФИО5, на основании распоряжения начальника Ленского РЭС ПО «Котласские электрические сети» филиал ПАО «МРСК Северо-Запада» «Архэнерго» ФИО8 N 23/10 от 26 октября 2017 года, прибыли к дому N 26 по ул. Сосновая в п. Урдома Ленского района Архангельской области для производства не требующих подъема на опоры воздушных линий электропередач работ по обновлению диспетчерских наименований на опорах воздушных линий электропередачи ВЛ-04 кВ 177-Л1 «Сосновая».

При этом из показаний в судебном заседании Д.И. следует, что прибыв на место, он позвонил диспетчеру и запросил разрешение на выполнение работ по обновлению диспетчерских наименований на опорах воздушных линий электропередачи (замена табличек), однако разрешения от диспетчера не получил, о чем сообщил своим подчиненным ФИО5 и ФИО7, сказав, что нужно ждать разрешения на выполнение работ, а сам пошел посмотреть объем работ, который необходимо будет произвести. Пройдя по одной линии, перешел на другую, затем стал возвращаться и не видел, что ФИО7 находится на опоре электролинии. Пройдя же опору, услышал треск и звук падения, сразу же побежал в ту сторону и увидел, что опора сломалась и рядом с ней лежит ФИО7 Им сразу же была вызвана скорая медицинская помощь. При этом Д.И. также пояснил, что никакой необходимости залезать на данную опору не имелось, и таких указаний ФИО7 он не давал.

Допрошенные в судебном заседании свидетели ФИО8 и ФИО9, являющийся диспетчером, каждый в своей части подтвердили, что бригада под руководством Д.И., в состав которой входил электромонтер ФИО7, прибыла на <адрес> в <адрес> для производства работ по обновлению диспетчерских наименований (табличек с нумерацией) на опорах воздушных линий электропередачи ВЛ-04 кВ 177-Л1 «Сосновая», Д.И. у диспетчера было запрошено разрешение на проведение работ, но так как диспетчер был занят, разрешение на проведение работ не давалось.

Свидетель ФИО8 также пояснил, что по его распоряжению о замене диспетчерских наименований Д.И. числился производителем работ. После получения разрешения диспетчера производитель работ инструктирует членов бригады. В дальнейшем в ходе расследования несчастного случая, произошедшего с электромонтером ФИО7 вследствие его падения с опоры N 27 В Л-0,4 кВ 124-Л1 ЛПХ, выяснилось, что на данную опору нельзя было подниматься, поскольку она была аварийной и была включена в перечень опор, подъем на которые запрещен.

Из исследованных судом листов осмотра воздушной линии ВЛ-0,4 кВ 124-Л1 ЛИХ мастером Урдомкого участка Д.И. и электромонтером ФИО10 от 14 декабря 2016 года, а также мастером Д.И. и электромонтером ФИО7 от 23 октября 2017 года (т. 3, л.д. 92 — 93, 94 — 95) следует, что большинство деревянных опор на указанной воздушной линии находятся в неудовлетворительном состоянии, в том числе и опора N 27, на которой зафиксирована гнилость низа.

При этом 4 сентября 2017 года мастер Урдомкого участка Д.И. и электромонтер ФИО7 были ознакомлены с перечнем опор ВЛ-0,4 кВ по КЭС ЛРЭС, куда вошла и опора N 27 ВЛ-0,4 кВ 124-Л1 ЛПХ, подъем на которые запрещен (т. 4, л.д. 192 — 194).

Из приведенного в приговоре заключения государственного инспектора труда по несчастному случаю со смертельным исходом (т. 2, л.д. 166 — 169) и показаний инспектора ФИО6 не следует, что электромонтер ФИО7 приступил к выполнению работ по указанию работодателя.

Об этом же указал и допрошенный в судебном заседании в качестве специалиста ФИО11, пояснив, что электромонтер может приступить к работе только после получения соответствующего разрешения, поэтому в действиях электромонтера ФИО7 были нарушения Правил техники безопасности.

Между тем, указанным выше доказательствам судом в приговоре какой либо оценки дано не было, что является существенным нарушением положений УПК РФ, которые повлияли на исход дела.

Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона возможно устранить в апелляционной инстанции.

При указанных обстоятельствах апелляционное постановление Архангельского областного суда от 19 марта 2019 года в отношении Д.И. подлежит отмене, а уголовное дело направлению на новое апелляционной рассмотрение, в ходе которого следует устранить допущенные нарушения уголовно-процессуального закона, рассмотреть доводы апелляционной и кассационной жалоб, принять законное и обоснованное решение.

Отменяя решение суда апелляционной инстанции, судебная коллегия не находит оснований для изменения избранной в отношении Д.И. меры пресечения судом при постановлении приговора — в виде подписке о не выезде и надлежащем поведении.

Руководствуясь ст. 401.14 судебная коллегия

определила:

апелляционное постановление Архангельского областного суда от 19 марта 2019 года в отношении Д.И. отменить.

Уголовное дело в отношении Д.И. направить на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по уголовным делам Архангельского областного суда, в ином составе.

Меру пресечения в отношении Д.И. в виде подписке о не выезде и надлежащем поведении оставить без изменения.

Кассационную жалобу осужденного Д.И. удовлетворить частично.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

5 × 2 =