Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 13.02.2020 N 77-62/2020

Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 13.02.2020 N 77-62/2020 Приговор: Ст. 159 УК РФ (мошенничество). Определение: Приговор отменен в части взыскания с осужденного процессуальных издержек, дело в этой части направлено на рассмотрение в суд первой инстанции в порядке, предусмотренном главой 47 УПК РФ.

ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 февраля 2020 г. N 77-62/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе …

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденной К. на приговор Новгородского районного суда Новгородской области от 20 февраля 2019 года, которым

К., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженка г. ФИО4, гражданка РФ, ранее не судимая

осуждена по ст. 159 ч. 2 УК РФ к 400 часам обязательных работ.

Процессуальные издержки в размере 12.950 рублей взысканы с К. в доход федерального бюджета.

Разрешена дальнейшая судьба вещественных доказательств.

Апелляционным постановлением Новгородского областного суда от 05 июня 2019 года приговор Новгородского районного суда Новгородской области от 20 февраля 2019 года оставлен без изменения, а апелляционные жалобы осужденной и адвоката Науменко Ф.П. — без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи, изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, принятых по делу, доводы кассационной жалобы и основания ее передачи для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, выступления осужденной и адвоката, поддержавших доводы жалобы, прокурора, судебная коллегия

установила:

Приговором суда К. признана виновной и осуждена за мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину.

Преступление совершено 12 мая 2018 года в Великом Новгороде, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда. В результате преступных действий К. потерпевшей ФИО8 <…> года рождения причинен значительный материальный ущерб.

В судебном заседании К. вину в предъявленном обвинении не признала.

В кассационной жалобе осужденная К. ссылается на незаконность и необоснованность состоявшихся в отношении нее судебных решений ввиду нарушения требований уголовно-процессуального закона. Указывает, что 12 мая 2018 года потерпевшая ФИО8 расписалась за получение денежных средств в сумме около 18000 рублей в присутствии социального работника ФИО9; 15 мая 2018 года она была доставлена в отдел полиции, где оперуполномоченные ОУР ОП-1 УМВД России по г. Великий Новгород ФИО23, ФИО10, ФИО11 стали оказывать на нее давление с целью написания ею явки с повинной, при этом участие адвоката обеспечено не было, при допросе адвокат по назначению ФИО12 убеждала ее согласиться с обвинением и игнорировала занести замечания в протокол.

Ссылается на то, что адвокат ФИО12 ненадлежащим образом осуществляла ее защиту, в связи с чем она неоднократно обращалась в Адвокатскую палату и писала заявления следователю. Однако суд необоснованно взыскал с нее процессуальные издержки за услуги этого защитника, при определении размера вознаграждения не исследовал тот факт, что уже с 13 июля 2018 года подала письменные заявления об отводе адвоката ФИО12.

Указывает, что 15 мая 2018 года адвокат ФИО12, не дождавшись окончания допроса, уехала с целью проведения других следственных действий; следователь СУ УМВД России по г. Великий Новгород ФИО24 отказала внести в протокол ее заявление об отводе адвокату ФИО12, а затем отказала в удовлетворении ходатайства об отводе данного адвоката.

Отмечает, что указанные существенные нарушения ее прав, в том числе права на защиту, суд проигнорировал, положил в основу приговора явку с повинной и протоколы следственных действий, составленных заинтересованным лицом — ФИО25, допустившим противоправные действия.

Указывает, что потерпевшая ФИО8 <…> года рождения имела плохое зрение, не могла прочитать протоколы ее допроса и других следственных действий, однако следователь не истребовал медицинские документы и не установил, является ли она в полной мере вменяемой и способной в силу пожилого возраста, имеющихся у нее заболеваний, осознавать свои действия; что в протоколе очной ставки со свидетелем ФИО9 внесены многочисленные исправления, которые в ее присутствии не были внесены и не были заверены подписями.

Считает, что суд апелляционной инстанции проигнорировал допущенные судом первой инстанции существенные нарушения норм материального и процессуального права; что суд не дал надлежащей оценки противоправным действиям следователя ФИО26, которая необоснованно отклоняла жалобы о своем отводе и отводе заинтересованного адвоката, не рассмотрела должным образом ходатайство о производстве психолого-психиатрической экспертизы в отношении потерпевшей; что суд не усмотрел противоречий в показаниях свидетелей, не учел, что органы следствия не смогли установить свидетелей, которые могли бы подтвердить факт приобретения ею сувенирной купюры и джинсов на похищенные деньги в сумме 5000 рублей.

Отмечает, что отпечатков пальцев на купюре, не являющейся подлинной, не обнаружено, что подтверждается заключением эксперта; что потерпевшая не отрицала, что расписалась в ведомости о получении денежных средств, а «спорная» купюра была обнаружена в кошельке позже и не лично ею. Просит отменить приговор и апелляционное постановление и возвратить уголовное дело прокурору.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав мнение сторон, судебная коллегия находит кассационную жалобу осужденной К. подлежащей частичному удовлетворению.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниям для отмены или изменения приговора суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного или уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела. Таких нарушений закона, в том числе и указанных в кассационной жалобе, судами не допущено.

Как усматривается из приговора Новгородского районного суда Новгородской области от 20 февраля 2019 года виновность К. в мошенничестве, то есть хищении чужого имущества путем обмана, совершенном с причинением значительного ущерба гражданину, установлена совокупностью подробно приведенных в приговоре достоверных и допустимых доказательств, проверенных и оцененных судом в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 87 и 88 УПК РФ.

Описательно-мотивировочная часть приговора соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ и содержит доказательства, на которых основаны выводы суда.

Несмотря на отрицание вины в совершенном преступлении, выводы суда о доказанности вины К. подтверждаются протоколом явки с повинной, первоначальными показаниями осужденной, данными в ходе предварительного следствия, протоколом проверки показаний на месте, в ходе которых последняя поясняла об обстоятельствах совершенного ею преступления, показаниями потерпевшей ФИО8, допрошенных по делу свидетелей ФИО13, ФИО9, ФИО14 и другими доказательствами, исследованными в судебном заседании, совокупность которых признана достаточной для осуждения К. Какие-либо догадки или предположения в основу приговора судом не положены. Существенные не устранимые противоречия в доказательствах, требующие истолкования в пользу автора кассационной жалобы, в материалах уголовного дела отсутствуют.

Как верно указала апелляционная инстанция нарушения права на защиту К. в ходе предварительного следствия не допущено. В дальнейшем, когда К. изменила свою процессуальную позицию, в том числе и в ходе проведения очных ставок со свидетелями, и отрицала свою причастность к совершенному преступлению, присутствовал тот же адвокат ФИО12.

Допустимость протокола явки с повинной проверялось судом первой инстанции. Каких-либо нарушений закона при проведении проверки показаний К. на месте, в ходе которого осужденная пояснила каким образом она совершила преступление, судом не установлена и подтверждена добровольность участие последней в следственном действии при отсутствии какого-либо внешнего воздействия. Оснований для признания указанных доказательств недопустимыми не имеется.

Квалифицирующий признак «с причинением значительного ущерба гражданину», после исследования имущественного положения потерпевшей, нашел свое подтверждение.

Действия осужденной судом первой инстанции по ст. 159 ч. 2 УК РФ, как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, с причинением значительного ущерба гражданину квалифицированы верно.

При назначении наказания суд руководствовался положениями ст. 60 УК РФ, учел в полной мере учел обстоятельства смягчающие наказание и назначил наказание не связанное с лишением свободы.

Выводы суда об отсутствия оснований для применения к осужденной положений ч. 6 ст. 15 и 64 УК РФ мотивированны и обоснованы.

В соответствии с положениями ст. ст. 7, 131 и 132 УПК РФ решение суда о взыскании процессуальных издержек должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Они признаются таковыми, если их выводы не противоречат нормам уголовного и уголовно-процессуального закона и приняты в соответствии с ними. Данные требования закона, при взыскании процессуальных издержек с осужденной К. выполнены не в полном объеме.

Защиту осужденной К. в порядке ст. 51 УПК РФ в ходе предварительного и судебного следствия осуществляли адвокаты ФИО12 и ФИО15.

Из протокола судебного заседания следует, что по ходатайству защитника ФИО15 при постановлении приговора был решен вопрос о взыскании судебных расходов, в том числе и за оказанные юридические услуги адвоката ФИО12.

В соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, разъяснениями, содержащимися в п. 11 постановления Пленума Верховного суда РФ от 19 декабря 2013 года N 42 «О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам» и правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в определении N 1074-О-П от 12 ноября 2008 года, в судебном заседании осужденному должна быть предоставлена возможность довести до сведения суда свою позицию относительно суммы взыскиваемых издержек и своего имущественного положения.

По смыслу закона имущественное положение лица, как значимое для установления его имущественной состоятельности обстоятельство, а также вопрос о наличии оснований для освобождения лица от возмещения процессуальных издержек являются самостоятельным предметом судебного разбирательства при разрешении вопроса об их взыскании.

В соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 131 УПК РФ суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению, относятся к процессуальным издержкам, которые в силу ч. 1 ст. 132 УПК РФ взыскиваются с осужденного или возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Согласно ч. 6 ст. 132 УПК РФ процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета в случае имущественной несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы. Суд вправе освободить осужденного полностью или частично от уплаты процессуальных издержек, если это может существенно отразиться на материальном положении лиц, которые находятся на иждивении осужденного.

Данные положения уголовно-процессуального закона судом не учтены должным образом, поскольку вопрос об оплате труда адвоката ФИО12 за оказание юридической помощи К. в период предварительного следствия судом не обсуждался.

Более того, в материалах дела имеется заявление адвоката ФИО12 о выплате вознаграждения за защиту К. в ходе предварительного следствия в общей сумме 6050 рублей. Из протокола судебного заседания следует, оно не было предметом исследования в суде.

Лишение К. права довести до суда свою позицию по поводу суммы взыскиваемых издержек за оказанные адвокатом ФИО12 юридические услуги в период предварительного расследования, судебная коллегия расценивает как нарушение права осужденной на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон.

При таких обстоятельствах приговор суда в части взыскания с осужденной К. процессуальных издержек в сумме 6050 рублей, связанных с оплатой труда адвоката ФИО16 за участие в уголовном судопроизводстве по назначению нельзя признать законным и обоснованным.

Руководствуясь ст. 401.14 судебная коллегия

определила:

Приговор Новгородского районного суда Новгородской области от 20 февраля 2019 года и апелляционное постановление Новгородского областного суда от 05 июня 2019 года в отношении К. в части взыскания с нее процессуальных издержек в сумме 12950 рублей в доход государства — отменить.

Уголовное дело в этой части передать на рассмотрение Новгородского районного суда Новгородской области, в ином составе суда, в порядке, предусмотренном главой 47 УПК РФ.

В остальной части указанные судебные решения в отношении К. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденной К. удовлетворить частично.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

7 + пятнадцать =