Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 26.12.2019 N 77-21/2019

Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 26.12.2019 N 77-21/2019 Приговор: Ст. 33, 158 УК РФ (соучастие; кража). Определение: Приговор изменен, исключен квалифицирующий признак кражи — с причинением значительного ущерба гражданину, окончательное наказание снижено до 4 лет 8 месяцев лишения свободы.

ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 декабря 2019 г. N 77-21\2019

Судебная коллегия по уголовным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе …

рассмотрела материалы дела по кассационным жалобам осужденного Д. и его защитника — адвоката Б.М.Г. на приговор Череповецкого городского суда Вологодской области от 15 октября 2018 года, апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Вологодского областного суда от 27 декабря 2018 года.

По приговору Череповецкого городского суда Вологодской области от 15 октября 2018 года Д., <сведения о личности>, ранее не судимый,

оправдан по ч. 2 ст. 325.1 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления и за ним признано право на реабилитацию;

осужден:

по ч. 5 ст. 33, п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

по ч. 5 ст. 33, п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Срок отбывания наказания исчислен с 8 октября 2018 года, Д. зачтено в срок отбывания наказания время содержания под стражей с 21 по 22 сентября 2017 года и с 8 октября 2018 года до вступления приговора в законную силу, в соответствии с п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ из расчета один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

Решена судьба вещественных доказательств.

Взыскано с Д. в пользу П1 в счет возмещения материального вреда 800 000 рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Вологодского областного суда от 27 декабря 2018 года приговор Череповецкого городского суда Вологодской области от 15 октября 2018 года в отношении Д. изменен:

Срок отбывания наказания Д. исчислен с 15 октября 2018 года.

Зачтено в срок отбывания наказания время содержания под стражей в период с 21 сентября 2017 года по 14 февраля 2018 года и с 8 октября 2018 года по 27 декабря 2018 года в соответствии с п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ из расчета один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

Решение об уничтожении вещественных доказательств отменено, принято решение об их хранении при уголовном деле.

В остальной части приговор оставлен без изменений.

Постановлением Устюженского районного суда Вологодской области от 03 сентября 2019 года Д. переведен для отбывания оставшейся части наказания, назначенного приговором Череповецкого городского суда Вологодской области от 15 октября 2018 года в колонию-поселение.

Заслушав доклад судьи П.С.А., выступления осужденного Д., адвоката Б.М.Г., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора П.Е.В., полагавшей необходимым изменить судебные решения, квалификацию действий Д. по признаку с причинением значительного ущерба гражданину исключить по двум преступлениям, в остальном обжалуемые решения оставить без изменения, кассационные жалобы — без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

приговором суда Д. оправдан по предъявленному обвинению в неправомерном завладении государственным регистрационным знаком транспортного средства, совершенном из корыстной заинтересованности, группой лиц по предварительному сговору.

Он же признан виновным и осужден за пособничество в совершении кражи, то есть тайного хищения имущества, принадлежащего П1, в крупном размере, с причинением значительного ущерба гражданину, а также в пособничестве в совершении кражи, то есть тайного хищения имущества, принадлежащего П2, в особо крупном размере, с причинением значительного ущерба гражданину.

Преступления совершены во время и при обстоятельствах, подробно указанных в приговоре суда.

В кассационной жалобе защитник осужденного — адвокат Белоусова М.Г., выражает несогласие с приговором и апелляционным определением, полагая приговор не соответствующим фактически установленным обстоятельствам дела, постановленным с нарушениями норм материального и процессуального права.

В обоснование жалобы указывает, что стороной обвинения не было представлено доказательств того, что Д. достоверно знал о совершении преступлений (краж автомобилей) и умышленно принимал меры к сокрытию предмета преступления. Отсутствуют доказательства, что С2 вступил в преступный сговор с Д., что осужденный находился на месте преступления. Судом не устранены имеющиеся противоречия в доказательствах.

Обращает внимание, что используемый судом первой и апелляционной инстанции, как доказательство — протокол допроса свидетеля С1 с применением видеозаписи от <дата>, является недопустимым доказательством, поскольку текст протокола не соответствует ответам С1, зафиксированным на видео.

Указывает, что судами нарушены правила оценки доказательств, установленные ст. ст. 87 и 88 УПК РФ.

В кассационной жалобе осужденный Д. также выражает несогласие с судебными решениями, полагает, что они не основаны на нормах действующего законодательства по основаниям аналогичным указанным в жалобе адвоката.

Просят приговор и апелляционное определение отменить, производство по делу прекратить за отсутствием в действиях осужденного составов преступлений.

Изучив материалы уголовного дела, проверив доводы, изложенные в кассационных жалобах, выслушав мнения участников судебного заседания, Судебная коллегия находит судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

Выводы суда о доказанности вины осужденного Д. в совершении преступлений, за которые он осужден, являются правильными и основаны на совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании и получивших обоснованную оценку в приговоре суда: показаниях потерпевших П1, П2, сообщивших о том, откуда и когда были похищены принадлежащие им автомобили, их стоимость; показаниях потерпевшего П3 о пропаже с его автомобиля регистрационного номера, который был переставлен на автомобиль «марка автомобиля», похищенный у потерпевшей П2; показаниях свидетеля С1 о том, что обнаруженные в его машине автомобильные стекла и инструменты, ему положили Д. и неизвестный мужчина. Со слов Д. ему известно, что этот мужчина угнал автомобиль «марка автомобиля», а Д. его сопровождал; сведениями, полученными с камер видеофиксации, из которых следует, что автомобиль «марка автомобиля», находящийся в пользовании Д. сопровождал автомобили потерпевших после их хищения. Сведениями о приобретении Д. стекол для автомобилей «марка автомобиля», обнаруженных впоследствии в автомобиле у С1; результатами обыска по месту жительства Д., в квартире, которую он сдавал знакомому, управлявшего похищенным автомобилем «марка автомобиля», в ходе которых обнаружены предметы, специальное оборудование, позволяющее осуществить доступ в автомобили лицам, не являющимися их владельцами; иными доказательствами, приведенными в приговоре.

У суда не было оснований не доверять показаниям потерпевших и свидетелей или считать, что они оговорили осужденного, их показания логичны, последовательны, противоречий не содержат и согласуются как между собой, так и с доказательствами, собранными по делу, в связи с чем показания данных лиц обоснованно положены в основу приговора.

Вопреки доводам кассационных жалоб, противоречий в части нахождения автомобиля «марка автомобиля» в одно и то же время в разных местах, отдаленных от места нахождения автомобилей, похищенных у потерпевших, не имеется.

Доводы осужденного о его невиновности и о наличии у него алиби судом первой и апелляционной инстанций проверены с достаточной полнотой и в соответствующих судебных решениях мотивированно опровергнуты.

Доводы защиты о недопустимости протокола допроса свидетеля С1 от <дата> были предметом тщательной проверки суда первой и апелляционной инстанции и обоснованно отвергнуты, поскольку оснований сомневаться в правильности изложения следователем в протоколе допроса сведений, сообщенных свидетелем, не имеется, протокол от <дата> прочитан свидетелем, замечаний по содержанию изложенных сведений от свидетеля не поступило. При проверке показаний на месте свидетель С1 полностью подтвердил свои первоначальные показания. Техническое упущение, в результате которого, один из ответов свидетеля С1 был дан им при выключенной видеокамере, не влечет признание протокола допроса свидетеля С1 от <дата> недопустимым доказательством.

Предусмотренных ст. 75 УПК РФ оснований для признания недопустимыми каких-либо положенных в обоснование приговора доказательств судом обоснованно не установлено, поскольку нарушений требований уголовно-процессуального закона при их получении не допущено.

Оценка доказательств дана судом в соответствии со ст. 17 УПК РФ, выводы суда по оценке доказательств являются верными.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона при исследовании и оценке доказательств, повлиявших на правильность установления судом фактических обстоятельств дела, не усматривается.

Вопреки доводам кассационных жалоб, все доказательства, приведенные в приговоре, оценены в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, а оценив все собранные доказательства в совокупности, суд пришел к выводу об их достаточности для разрешения дела и постановления обвинительного приговора.

При этом суд привел аргументы, по которым он принял одни доказательства, а доказательства стороны защиты подверг критической оценке.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, судом установлены правильно.

Вместе с тем, Судебная коллегия приходит к выводу о необходимости изменения судебных решений на основании ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, в связи с допущенным судом существенным нарушением уголовного закона, повлиявшим на исход дела.

Действия Д., связанные с хищением имущества П1, суд квалифицировал одновременно как совершенные с причинением значительного ущерба потерпевшей и в крупном размере по ч. 5 ст. 33, п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Действия Д., связанные с хищением имущества П2, суд квалифицировал одновременно как совершенные с причинением значительного ущерба потерпевшей и в особо крупном размере по ч. 5 ст. 33, п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ.

Однако квалифицирующие признаки «с причинением значительного ущерба гражданину» и «в крупном размере», «особо крупном размере» относятся к одному предмету доказывания, определяемому как характер и размер вреда, причиненного преступлением.

При этом крупный размер хищения, где стоимость похищенного у П1 имущества составляет 800 000 рублей, сопряжен одновременно с причинением значительного ущерба потерпевшей, который по существу также характеризует размер хищения и поэтому полностью охватывается квалифицирующим признаком совершения хищения «в крупном размере».

Особо крупный размер хищения, где стоимость похищенного у П2 имущества составляет 1 905 900 рублей, сопряжен одновременно с причинением значительного ущерба потерпевшей, который по существу также характеризует размер хищения и поэтому полностью охватывается квалифицирующим признаком совершения хищения «в особо крупном размере».

При таких обстоятельствах квалификация действий Д. по признаку с причинением значительного ущерба гражданину является излишней по двум преступлениям.

С учетом изложенного приговор Череповецкого городского суда Вологодской области от 15 октября 2018 года, апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Вологодского областного суда от 27 декабря 2018 года в отношении осужденного Д. подлежат изменению, из осуждения Д. подлежит исключению квалифицирующий признак — с причинением значительного ущерба гражданину.

При назначении осужденному Д. наказания суд, руководствуясь требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, принял во внимание характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о его личности, влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи, обстоятельства, смягчающие наказание: совершение преступлений впервые, наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка, состояние здоровья осужденного, состояние здоровья его матери. Отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.

Вывод суда о невозможности назначения Д. иного вида наказания, кроме реального лишения свободы, является мотивированным. Оснований для применения положений ч. 6 ст. 15, ст. 73 УК РФ судом правильно не установлено.

Вид исправительного учреждения для отбывания наказания осужденным определен в соответствии с требованиями ст. 58 УК РФ.

Гражданский иск разрешен судом в соответствии с требованиями ст. 1064 ГК РФ.

Вместе с тем, учитывая исключение из осуждения Д. квалифицирующего признака, Судебная коллегия считает необходимым смягчить назначенное Д. наказание

Учитывая положения ст. 72 УК РФ в редакции Федерального закона от 3 июля 2018 года N 186-ФЗ о зачете в срок лишения свободы времени содержания лица под стражей до вступления приговора в законную силу, началом срока отбывания наказания необходимо признавать день вступления приговора в законную силу.

Иных оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных решений не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 401.13, 401.14, 401.15 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Череповецкого городского суда Вологодской области от 15 октября 2018 года, апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Вологодского областного суда от 27 декабря 2018 года в отношении осужденного Д. изменить:

исключить из осуждения Д. по ст. ст. 33 ч. 5, п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ квалифицирующий признак кражи — с причинением значительного ущерба гражданину, смягчив назначенное наказание до 2 лет 10 месяцев лишения свободы;

исключить из осуждения Д. по ст. ст. 33 ч. 5, п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ квалифицирующий признак кражи — с причинением значительного ущерба гражданину, смягчив назначенное наказание до 3 лет 10 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений назначить окончательное наказание Д. в виде 4 лет 8 месяцев лишения свободы.

Срок отбывания наказания исчислять со дня вступления приговора в законную силу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

17 − три =