Мухан и Гиллон против Соединенного Королевства (N 2296215 и 2334515)

Информация о Решении ЕСПЧ от 13.06.2017 по делу «Мухан и Гиллон (Moohan and Gillon) против Соединенного Королевства» (жалобы N 22962/15 и 23345/15). По делу обжалуются жалобы заявителей на то, что они стали субъектами бланкетного запрета на голосование в референдуме о независимости. Жалобы признаны неприемлемыми для рассмотрения по существу.

По материалам Решения Европейского Суда по правам человека от 13 июня 2017 года

 ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

В октябре 2012 года власти Шотландии и Соединенного Королевства подписали соглашение о проведении референдума о независимости Шотландии. Согласно закону о праве на участие в голосовании на референдуме о независимости Шотландии осужденным преступникам, содержавшимся под стражей, было запрещено участвовать в голосовании. Заявители, граждане Соединенного Королевства, отбывающие наказание в виде пожизненного лишения свободы, ходатайствовали о судебной проверке закона о праве на участие в голосовании. Их ходатайства были отклонены, а в их жалобах отказано. Референдум о независимости состоялся в сентябре 2014 года.

В Европейском Суде заявители жаловались в соответствии со статьей 10 Конвенции и статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции на то, что они стали субъектами бланкетного запрета на голосование в референдуме о независимости.

ВОПРОСЫ ПРАВА

По поводу соблюдения статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. Принципиальный вопрос заключался в том, мог ли референдум о независимости считаться относящимся к сфере действия статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. До настоящего времени Европейский Суд и бывшая Комиссия по правам человека недвусмысленно указывали, что данная статья ограничена выборами законодательного органа власти и не применяется к референдумам. Действительно, как отмечалось на внутригосударственном уровне, в рамках референдума о независимости народ Шотландии голосовал за определение вида законодательного органа, который он хотел бы иметь. Следовательно, на первый взгляд могло показаться неправильным, чтобы данный референдум не входил в сферу защиты, предусмотренной статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции, в то время как выборы относительно формирования законодательного органа власти к ней относились. Однако такое заключение согласуется с формулировкой статьи и ее последовательного толкования конвенционными органами.

Ввиду разнообразия способов организации и функционирования избирательных систем и различий в историческом развитии, культурной и политической мысли в Европе, которые каждое государство-участник должно отражать в своей демократической концепции, не исключалась возможность того, что демократический процесс, описанный как референдум государства-участника, потенциально мог относиться к сфере статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. Однако для этого процесс должен осуществляться через разумные интервалы тайным голосованием при условиях, которые обеспечат свободное выражение воли народа при определении состава законодательного органа. 

РЕШЕНИЕ

Жалоба признана неприемлемой для рассмотрения по существу (как несовместимая с положениями Конвенции RATIONE MATERIAE).

По поводу соблюдения статьи 10 Конвенции. Конвенционные органы неоднократно указывали, что статья 10 Конвенции не защищает право голосования на выборах или референдуме.

РЕШЕНИЕ

Жалоба признана неприемлемой для рассмотрения по существу (как несовместимая с положениями Конвенции RATIONE MATERIAE).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

три × 2 =