Оправдательный приговор в части предъявленного обвинения

Оправдательный приговор в части предъявленного обвинения. Подсудимый обвинялся в совершении нескольких преступлений, а суд оправдал его в части предъявленного обвинения.

 

П Р И Г О В О Р

Именем РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

город Москва                                                                                     31 июля 2012 года

 

Солнцевский районный суд города Москвы, в составе: председательствующего — судьи, при секретаре, с участием, государственного обвинителя – ст. помощника Солнцевского межрайонного прокурора г. Москвы Г.О.Б., подсудимого В.С.Н., защитника – уголовного адвоката П.Р.Л., представившего удостоверение № и ордер №, потерпевших – К.Е.П., Д.С., А.А.Е. и Г.А.П., рассмотрев в открытом судебном заседании, материалы уголовного дела в отношении гражданина РФ

В.С.Н., рождения, уроженца области, со средним специальным образованием, женатого, официально не работающего, зарегистрированного по адресу: г. Москва, ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.126 ч.2 п. «а»; 159 ч.2; 318 ч.1 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

В.С.Н. совершил мошенничество, т.е. хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба гражданину, и он же совершил угрозу применения насилия в отношении представителя власти, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

В один из дней,  около 14 часов 00 мин., в период с 24 по 27 мая 2011 года, В.С.Н., прибыв в ООО, расположенное по адресу: г. Москва, не являясь должностным лицом, имея умысел на завладение деньгами Д. С., сотрудника вышеуказанной организации, представился ей сотрудником ФМС России, предъявив при этом подложное удостоверение сотрудника ФМС России, со своей фотографией, на имя Кузьмина, ввел её таким образом в заблуждение, и потребовал от неё денежные средства, за не проведение им проверки деятельности ООО, связанной с подготовкой документов по регистрации иностранных граждан по месту пребывания. Д.С., введенная таким образом в заблуждение, относительно должностного положения и полномочий В.С.Н., передала тому имевшиеся у нее 25.000 рублей, которыми тот распорядился по своему усмотрению, в результате чего Д.С. был причинен значительный материальный ущерб.

Он же, В.С.Н., 29 июня 2011 года, в утреннее время, до 10 часов 30 мин., находясь у дома, не подчинился требованиям ст. оперуполномоченного  2 отделения 1 ОРЧ по линии уголовного розыска криминальной милиции УВД по ЗАО г. Москвы Г.А.П. и  заместителя начальника 1 ОРЧ  при отделе уголовного розыска криминальной милиции УВД по ЗАО г. Москвы – начальника 1 отделения  А.А.Е., являвшихся должностными лицами — представителями власти — сотрудниками криминальной милиции, выполнявшими возложенные на них обязанности по борьбе с преступностью и охране общественного порядка, руководствовавшихся действующим законодательством Российской Федерации, приказами вышестоящего руководства, находившихся на службе и исполнявших поручение  следователя межрайонного следственного отдела следственного управления по Западному административному округу Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по городу Москве по уголовному делу о приводе его (В.С.Н.) к следователю, стал убегать от А.А.Е. и Г.А.П., от  вышеуказанного дома в сторону железной дороги Киевского направления, и находясь у указанного железнодорожного полотна, расположенного рядом с улицей Матросова в г. Москве и примерно в 400 метрах от железнодорожной платформы Сколково в г. Москве по направлению в сторону Московской области, произвел два выстрела из имевшегося у него (В.С.Н.) при себе травматического пистолета, являющийся газовым оружием, оснащенный магазином с патронами в количестве не менее 7-ми штук) в сторону преследовавших его А.А.Е. и Г.А.П., чем совершил угрозу применения насилия в отношении   представителей власти  А.А.Е. и Г.А.П., в связи с исполнением  ими своих должностных обязанностей, после чего все же был задержан.

В судебном заседании В.С.Н. вину в совершении вышеуказанных преступлений не признал, и показал о том, что в 2007 году он уволился из органов внутренних дел. В январе-феврале 2011 года он познакомился с Д.С., работавшей в фирме, расположенной в офисе, которая занималась выдачей разрешений на работу иностранным гражданам в РФ. У него (В.С.Н.) было много знакомых, выходцев из средней Азии, которые в этом нуждались. Он стал приводить граждан в данную фирму, для получения теми документов, при этом ему платили как водителю. В конце марта 2011 года Д.С. сказала ему, что бы он принес ей свою фотографию, что она сделает ему (В.С.Н.) подарок. Через 10 дней она подарила ему поддельное удостоверение сотрудника УФМС, в котором была его фотография и которое было оформлено на имя… Данное удостоверение он просто так стал носить с собой, никому его не предъявляя. Никаких денег он у Д.С. в мае 2011 года не забирал, и он считает, что та оговаривает его, находясь под давлением сотрудников МВД, которые добивались от него признания в похищении гр-на К.А.П.

В апреле 2011 года ему стало известно о исчезновении К.А.П., автомобиль которого он обнаружил 11 апреля 2011 года в Подмосковье, и который потом перегнал в г. Москву. После этого сотрудники МВД и органы следствия стали подозревать его в причастности к похищению К.А.П. 26-27 апреля 2011 года его допросили как свидетеля по делу о исчезновении К.А.П., в т.ч.  следователь следственного комитета. После этого его на допросы к следователю никто не вызывал, повестки ему домой не приходили, и по телефону следователь ему не звонил. Около 8 часов 29 июня 2011 года он вышел вместе с сыном из своей квартиры, намереваясь подвезти сына до работы.  При себе у него была сумка-барсетка с документами, в которой также находился и травматический пистолет «ТТ», который принадлежал его сыну. Пистолет он думал отдать сыну, т.к. тот должен был поздно возвращаться с работы. Когда он и сын вышли на улицу, и он направился к своему автомобилю ВАЗ-2115, стоявшему у дома, то он увидел стоявший на улице автомобиль «Лексус» и сотрудника милиции А.А.Е., которого ранее знал. Также он увидел, что из автомашины «Инфинити» вышли два молодых человека и направились к нему.  Он поздоровался с А.А.Е., тот его спросил, по какой причине он не является к следователю, сообщил что он должен поехать с ними, т.к. к нему есть вопросы. Он поинтересовался о наличии повестки, но ему её не показали. Подошедшие другие сотрудники никаких своих документов ему не показали, равно как повесток или других документов, на основании которых он должен был бы явиться к следователю. Кто-то из сотрудников стал держать его за левую руку, и он отдал ключи от машины сыну. Опасаясь провокационных действий сотрудников уголовного розыска, он решил убежать от них, и поэтому, вырвавшись, стал убегать от них в сторону железнодорожного полотна. При этом отбежав от них метров на 30, он споткнулся и упал, после чего его задержали. Затем его стали возить на машине по ОВД районов Ново-Переделкино и Солнцево, заставляя признаться в похищении К.А.П. Он (В.С.Н.) заявлял о своей непричастности к похищению К.А.П. Также его привозили в район «Мещерское», где возле лесного массива, А.А.Е. вышел с пистолетом «ТТ», который у него ранее забрали сотрудники милиции, и ушел в сторону железнодорожного полотна, откуда он потом услышал два хлопка.

Вернувшись, Аксенов показал ему две гильзы, заявив, что теперь он (т.е. В.С.Н.) будет отвечать за сопротивление сотрудникам милиции при задержании. Он понял, что в отношении него произошла провокация. В сотрудников милиции он не стрелял из пистолета, когда те его задерживали, и ничем им не угрожал.

Несмотря на отрицание вины В.С.Н. в совершении инкриминируемых ему в вину деяний, его вина в совершении преступлений подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств.

По преступлению, предусмотренному ст.159 ч.2 УК РФ.

Показаниями потерпевшей     Д.С., о том, что с января 2011 года она работала в ООО.  Она была управляющей, занималась переводами документов. Данное ООО осуществляло деятельность по оказанию помощи в оформлении документов для регистрации по месту пребывания иностранных граждан, оказывало консультационные услуги по оформлению документов, требуемых для разрешения на работу на территории Российской Федерации. В один из дней в период с 24 по 27 мая 2011 года, примерно в 14 часов, когда она одна находилась в офисе фирмы, то в офис прибыл мужчина, как она потом узнала – В.С.Н., который представился ей сотрудником ФМС России, сказав, что он «из центрального ФМС», предъявил ей служебное удостоверение сотрудника ФМС, развернув данное удостоверение. Он назвался как… Она поверила, что он является сотрудником УФМС. Затем он потребовал, что бы она предъявила ему свои личные документы, а также документы ООО. У нее при себе в тот момент паспорта не было, и она сказала, что сейчас позвонит дочери, и та принесет ее паспорт. В.С.Н. сказал ей: «Звонить не надо. Есть информация, что Ваше ООО занимается оформлением регистрации. Будем проводить проверку». Она стала очень переживать, т.к. у нее не было при себе документов. Затем В.С.Н. потребовал передать ему денежные средства за то, чтобы он не проводил проверку в фирме. Испугавшись, что В.С.Н. может просто забрать все документы организации, что могло помешать деятельности фирмы, она решила согласиться с его предложением. У нее было всего 25 тысяч рублей. Сначала она ему сказала, что у нее имеется только 15 тысяч рублей, на что В.С.Н. заявил, что этого недостаточно, что их трое человек. Тогда она согласилась отдать все имеющиеся у нее денежные средства, а именно 25 тысяч рублей. Взяв деньги В.С.Н. ушел. Для нее это было все неожиданно. В дальнейшем, ее вызвали к следователю, где она рассказала о происшедшем и дала показания в отношении В.С.Н. Ранее она с заявлением о совершенном преступлении не обратилась, т.к. не знала, как смогут найти В.С.Н. Действиями В.С.Н. ей был причинен значительный материальный ущерб, т.к. она с семьей снимает квартиру в г. Москве. Оснований оговаривать В.С.Н. у нее нет, ранее она его не знала.

Помимо показаний потерпевшей вина подсудимого в совершении данного преступления подтверждается иными, исследованными судом доказательствами.

Протоколом предъявления лица для опознания от 25.11.2011 года, в ходе которого Д.С., опознала В.С.Н., как мужчину, который в мае 2011 года пришел в офис фирмы где она работала, предъявил удостоверение сотрудника ФМС, после чего стал вымогать ее денежные средства, в результате чего она (Д.С.) отдела ему 25.000 рублей. Мужчина тогда представился… (том №2 л.д. 63-66).

Протоколом задержания в порядке, предусмотренном ст. ст. 91,92 УПК РФ подозреваемого от 29.06.2011 года в ходе которого, при личном обыске подозреваемого В.С.Н. изъято удостоверение Федеральной миграционной службы Российской Федерации на имя… (том №6 л.д. 17-21).

Протоколом осмотра предметов, согласно которому осмотрены предметы и документы, изъятые при личном обыске в ходе задержания 29 июня 2011 года у подозреваемого В.С.Н., среди которых удостоверение Федеральной миграционной службы Российской Федерации МКВ, с фотографией В.С.Н. (том № 4л.д.81-94).

Заключением эксперта № 774 от 06.03.2012 года, согласно выводам которого, бланк служебного удостоверения Федеральной миграционной службы Российской Федерации, состоящего в должности регионального инспектора выполнен способом струйной печати на копировально-множительном устройстве, и по способу печати реквизитов не соответствует документам, выдаваемым сотрудникам силовых структур, которые изготавливаются полиграфическими способами печати типографскими предприятиями (том №5 л.д.214-215).

Вещественным доказательством, которым согласно постановления следователя признано удостоверение на имя К.С.В., изъятое у В.С.Н. (том №7 л.д. 98-108).

По преступлению, предусмотренному ст.318 ч.1 УК РФ.

Показаниями потерпевшего Г. А.П. (сотрудник полиции ОУР ГУ МВД РФ по ЗАО г. Москвы) о том, что он вместе с другими сотрудниками полиции осуществлял оперативное сопровождение уголовного дела, связанного с исчезновением и убийством К.А.П., которое расследовалось следователями Следственного комитета. 29 июня 2011 года он, а также сотрудники полиции А.А.Е. и Ч.Н.Н.  исполняли поручение следователя Следственного комитета о приводе для допроса к следователю гр-на В.С.Н., а также о производстве оперативных мероприятий, направленных на установление его местонахождения.  Было установлено, что В.С.Н. проживает в доме, куда утром 29.06.2011 г. он и другие сотрудники прибыли, с целью привода В.С.Н. к следователю. Дождавшись, когда В.С.Н. вышел из дома на улицу он, А.А.Е. и Ч.Н.Н. подошли к В.С.Н., представились, показали постановление о приводе и предложили проследовать с ними к следователю. В.С.Н. стал от них убегать. Он и А.А.Е. стали его преследовать, а Ч.Н.Н. остался во дворе дома с сыном В.С.Н., с которым тот ранее вышел из дома.

Они преследовали В.С.Н., убегавшего в сторону железнодорожного полотна. Когда В.С.Н. убегал, то он произвел в их сторону несколько выстрелов, как потом оказалось из травматического пистолета. Это он воспринял как угрозу для себя, уворачивался от выстрелов. Потом В.С.Н. споткнулся и его удалось догнать, сбить с ног и задержать. После доставления В.С.Н. в ОВД Солнцево им был составлен рапорт о том, что при задержании В.С.Н. стрелял в него и А.А.Е., когда они преследовали его.

Показаниями потерпевшего А. А.Е. (сотрудник полиции ОУР ГУ МВД РФ по ЗАО г. Москвы) данными в судебном заседании, которые по своему смыслу и содержанию об обстоятельствах задержания 29 июня 2011 года В.С.Н., в т.ч. о том, что тот произвел выстрелы из пистолета в преследовавших его сотрудников полиции аналогичны показаниям потерпевшего Г.А.П.

Показаниями свидетеля Ч.Н.Н. (бывший сотрудник полиции ОУР ГУ МВД РФ по ЗАО г. Москвы) о том, что при выполнении поручения следователя о доставлении В.С.Н., он утром 29 июня 2011 года совместно с сотрудниками А.А.Е. и Г.А.П. прибыл к дому где проживал В.С.Н., и когда тот вышел с сыном на улицу, они подошли к нему чтобы доставить к следователю. В.С.Н. знал их как сотрудников полиции, но стал убегать от них. Его преследовали А.А.Е. и Г.А.П., которые скрылись у него из виду. Он же оставался во дворе с сыном В.С.Н. Примерно минут 10 спустя А.А.Е. и Г.А.П. привели обратно В.С.Н., со стороны железной дороги, куда и убегал от них В.С.Н. А.А.Е. и Г.А.П. рассказали, что, убегая, В.С.Н. произвел в них выстрелы из пистолета. В.С.Н. был доставлен в ОВД по району Ново-Переделкино, а потом в ОВД по району Солнцево, для проведения следственных действий.

Кроме показаний потерпевших и свидетеля, вина В.С.Н. в совершении данного преступления подтверждается иными, исследованными судом доказательствами.

Протоколом осмотра места происшествия от 29.06.2011 г., согласно которому, на участке местности, расположенном между железнодорожными полотнами Киевского направления в 400 метрах от платформы «Сколково» в сторону Московской области обнаружены и изъяты две гильзы (том №1 л.д.149-156).

Протоколом задержания в порядке, предусмотренном ст. ст. 91,92 УПК РФ подозреваемого от 29.06.2011 года, в ходе которого, при личном обыске подозреваемого В.С.Н.. изъят газовый пистолет с обоймой (том №6 л.д.17-21).

Протоколом получения образцов для сравнительного исследования от 30.06.2011 года, согласно которого у В.С.Н. получены смывы на марлевые тампоны с левой и правой рук (том №3 л.д.197-199).

Заключением эксперта, согласно выводам которого представленный на экспертизу изъятый у гр-на В.С.Н. пистолет изготовлен промышленным способом (путем конструктивной переделки пистолета ТТ указанного номера калибра 7,62 мм. 1946 г\выпуска), относится к стандартному отечественного производства пистолету модели «ЛИДЕР» калибра 10х32т, конструкция которого предусматривает возможность стрельбы патронами травмирующего действия (патрон с двумя резиновыми пулями). Данный пистолет является газовым оружием. Пистолет пригоден к стрельбе. Каких-либо самодельно привнесенных изменений в конструкции представленного пистолета нет (том №5 л.д. 159-163).

Заключением эксперта, согласно выводам которого обе представленные на экспертизу изъятые при осмотре места происшествия гильзы изготовлены заводским способом…, были стреляны в пистолете, изъятом у В.С.Н. (том №5 л.д. 172-175)

Заключением эксперта, согласно выводам которого на марлевых тампонах со смывами с левой и правой рук гр-на В.С.Н. обнаружено, соответственно, 2 и 13 частиц, имеющих четко выраженные диагностические признаки частиц продуктов выстрела, что позволяет сделать вывод о причастности лица к производству выстрела (том №5 л.д. 202-203).

Вещественными доказательствами, которыми согласно постановления следователя признаны: смывы с рук В.С.Н., изъятые 30.06.11 г.; спортивные брюки, рубашка, пистолет с магазином, 2-е гильзы (том №7 л.д. 98-108).

Рапортом от 29.06.2011 г. старшего оперуполномоченного ОУР КМ УВД ЗАО г. Москвы Г.А.П., согласно которому В.С.Н., убегая от него и А.А.Е., достал из сумки, находящейся при нем пистолет и произвел несколько выстрелов в их направлении, после чего был ими задержан (том № 1 л.д.142).

Поручением начальнику КМ УВД по ЗАО г. Москвы о производстве отдельных следственных действий (оперативно-розыскных мероприятий) от 17.06.2011 года о приводе в МРСО г. к следователю свидетеля В.С.Н. (том № 1 л.д.145-146).

Постановлением о приводе свидетеля В.С.Н. от 17.06.2011 года (том № 1 л.д.147-148).

Выпиской из приказа начальника УВД по Западному округу г. Москвы, согласно которой с 01 февраля 2009 года лейтенант милиции Г.А.П. назначен на должность старшего оперуполномоченного 2 отделения 1 оперативно-розыскной части по линии уголовного розыска криминальной милиции УВД по ЗАО (том№2 л.д. 43).

Выпиской из приказа начальника УВД по Западному округу г. Москвы, согласно которой с 10 мая 2010 года Г. А.П. присвоено специальное звание «старший лейтенант милиции» (том№2 л.д. 44).

Выпиской из приказа начальника УВД по Западному округу г. Москвы, согласно которой с 01 апреля 2004 года подполковник милиции А.А.Е. назначен на должность заместителя начальника 1 оперативно-розыскной части при отделе уголовного розыска криминальной милиции УВД – начальника 1 отделения (том№2 л.д. 26)

Выпиской из приказа начальника УВД по Западному округу г. Москвы, согласно которой подполковник милиции А.А.Е. с 07 июля 2011 года освобожден от занимаемой должности и назначен на должность заместителя начальника 1 оперативно-розыскной части отдела уголовного розыска УВД по ЗАО ГУ МВД России по г. Москве – начальника 1 отделения, присвоено специальное звание «подполковника полиции» (том№2 л.д. 27)

Оценивая приведенные выше доказательства вины В.С.Н. суд признает их имеющими юридическую силу, поскольку они получены с соблюдением требований закона.

Анализ приведенных доказательств, свидетельствует о том, что к совершению преступлений в отношении Д.С. в мае 2011 г. и в отношении Г.А.П. и А.А.Е. 29 июня 2011 года причастен именно В.С.Н.

У суда не имеется оснований не доверять показаниям потерпевших Д.С., Г.А.П. и А.А.Е., о обстоятельствах противоправных действий в отношении них со стороны В.С.Н. Оснований для оговора каждым из потерпевших, а также свидетелем Ч. подсудимого В.С.Н. — судом не установлено.

Судом проверена версия В.С.Н. и его защиты о том, что со стороны Д.С. в отношении него имеет место оговор, а со стороны сотрудников полиции Г.А.П. и А.А.Е., также имеет место оговор и фальсификация доказательств.

Так, в судебном заседании был допрошен свидетель защиты В.М.С., который дал показания, согласно которым, утром 29 июня 2011 года он собирался на работу, просив своего отца – В.С.Н. подвезти его до работы на их машине. Его (В.М.С.) травматический пистолет «ТТ» находился в барсетке, которую взял его отец, т.к. у него (В.М.С.) руки были заняты. Около 8 часов, он вместе с отцом – В.С.Н. вышел из дома на улицу, где к ним подошли трое молодых людей и стали кричать на его отца, требуя признаться в убийстве Куликова. Они не представлялись, документов не показали, потребовали от отца поехать с ними. На вопрос отца, почему он должен ехать с ними ему не ответили, и тогда отец стал убегать. Отбежав метров на 30-40 отец споткнулся, упал, и его задержали, после чего усадили в машину и увезли. Все это он наблюдал. О происшедшем он сообщил сестре и матери. Отец, когда убегал, то ни в кого из его (В.М.С.) травматического пистолета не стрелял. Свидетелей этому нет, а пистолет стреляет громко.

Оценивая показания данного свидетеля суд считает, что В.М.С. заявляя о том, что задержание его отца было произведено недалеко от его (В.М.С.) местонахождения, примерно в 30-40 метрах, что он постоянно наблюдал В.С.Н. при его задержании, и что его отец при этом не стрелял из травматического пистолета, суд считает их не соответствующими действительности происходивших событий и не доверяет показаниям В.М.С., поскольку тот является близким родственником подсудимого и прямо заинтересован в благоприятном исходе дела для того. Данные показания опровергаются показаниями сотрудников полиции Г.А.П., А.А.Е., и Ч., из показаний которых следует, что В.М.С. не мог наблюдать задержания своего отца, т.к. тот далеко убежал от места, где находился В.М.С.

Суд считает, что данные версии подсудимого и его защиты не нашли своего подтверждения, поскольку они опровергаются установленными в судебном заседании обстоятельствами. Суд считает, что таким образом В.М.С. защищается от предъявленного ему обвинения, что не противоречит его процессуальному положению.

Судом также проверены версии подсудимого и его защитника о том, что смывы с рук представленные на экспертизу не принадлежат В.С.Н., поскольку на конвертах, в которые были упакованы смывы нет подписи В.С.Н., с написанием его фамилии, и что эксперту представлены на исследование смывы с рук не В.С.Н., что при производстве осмотра места происшествия, где якобы В.С.Н. стрелял в сотрудников полиции, отсутствовали понятые, поскольку в протоколе сведения о них записаны ручкой другого цвета.

Суд не может согласиться с данными доводами, поскольку при отобрании смывов с рук у В.С.Н. 30.06.2011 года присутствовал защитник-адвокат, об этой процедуре следователем составлен соответствующий протокол, в котором расписались в т.ч. В.С.Н. и его защитник. На конвертах, в которые были упакованы смывы с рук также имеются подписи участников данного следственного действия. К доводу же В.С.Н. о том, что на конверте не его подпись, поскольку там отсутствует написание фамилии с инициалами В.С.Н. — суд относится критически. Также у суда нет оснований сомневаться в том, что при осмотре места происшествия 29 июня 2011 года присутствовали понятые, сведения о которых вписаны в протокол ручкой с синей пастой, но иного оттенка, чем основной текст протокола, составленного в соответствии с требованием УПК РФ, уполномоченным на то лицом – следователем. Различие в оттенках цвета ручки, которой составлялся протокол осмотра места происшествия не является основанием для признания данного следственного действия недопустимым доказательством.

Анализируя приведенные доказательства, суд приходит к выводу о виновности подсудимого В.С.Н. в совершении преступлений и правильной квалификации содеянного им по ст.159 ч.2 УК РФ, т.е. как мошенничество, т.е. хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба гражданину, поскольку В.С.Н. похитил 25.000 рублей у Д.С., причинив той значительный материальный ущерб, и по ст.318 ч.1 УК РФ, т.е. как угроза применения насилия в отношении представителя власти, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, поскольку В.С.Н. произвел выстрелы из травматического пистолета в А. и Г., действующих сотрудников полиции, которые находились при исполнении своих служебных обязанностей.

При назначении наказания В.С.Н., в соответствии со ст.60 УК РФ, суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, данные о личности виновного лица, а также влияние назначенного наказания на исправление подсудимого.

В.С.Н. ранее не судим, преступления совершил впервые, является пенсионером, характеризуется формально положительно.

Обстоятельств, отягчающих и смягчающих наказание В.С.Н. судом по делу не установлено.

С учетом всех обстоятельств настоящего дела, всех обстоятельств совершенных преступлений, данных о личности В.С.Н., суд считает, что его исправление возможно только в местах лишения свободы, с отбыванием им наказания в колонии-поселении. Суд также считает возможным не назначать В.С.Н. дополнительного наказания в виде ограничения свободы, как это предусмотрено ч.2 ст.159 УК РФ.

В.С.Н. органами предварительного следствия обвинялся также в том, что он совершил похищение человека, группой лиц по предварительному сговору, при следующих обстоятельствах.

В.С.Н., в период с неустановленным следствием времени до 10 апреля 2011 года, в неустановленном следствием месте, вступил в предварительный преступный сговор с лицом, материалы уголовного дела в отношении которого выделены в отдельное производство (далее «соучастник») на похищение человека – К.А.П. Действуя совместно с «соучастником», с целью реализации вышеуказанного преступного умысла, 10 апреля 2011 года в период времени примерно с 12 часов 10 апреля 2011 года до примерно 15 часов 50 минут 10 апреля 2011 года, он (В.С.Н.) прибыл совместно с «соучастником» на участок местности, находящийся у ГСТ, расположенного по адресу: г. Москва… для наблюдения за К.А.П., с целью последующего его похищения. После того, как К.А.П. в указанный период времени прошел на территорию ГСТ, и прибыл в принадлежащий ему гараж, он (В.С.Н.), проследовал за К.А.П. в гараж, а «соучастник», в соответствии с распределением ролей, стал наблюдать за окружающей обстановкой, с целью предупреждения соучастника (В.С.Н.) о появлении посторонних лиц. В гараже В.С.Н., подверг К.А.П. избиению, нанеся тому неустановленное количество  ударов (руками и (или) ногами) в область головы и по другим частям тела, затем, подавив, таким образом, волю К.А.П. к сопротивлению, надел на запястья его рук наручники и, лишив последнего свободы передвижения, против воли последнего, переместил его в неустановленный следствием автомобиль, на котором в период времени, не ранее чем примерно в 15 часов 50 минут 10 апреля 2011 года и не позднее, чем примерно в  20 часов 20 минут 10 апреля 2011 года   совместно с «соучастником», не давая К.А.П. возможности покинуть данный автомобиль,  перевез последнего в загородный дом, принадлежащий его (В.С.Н.) сыну  – В.М.С., расположенный по адресу: Московская область, Наро-Фоминский район, деревня…

Затем он (В.С.Н.), совместно с «соучастником», в период времени не ранее, 20 часов 20 минут 10 апреля 2011 года и не позднее, чем в 13 часов 45 минут 11 апреля 2011 года, переместив К.А.П. из автомобиля в дом, удерживали последнего в доме, лишая его свободы передвижения и возможности самостоятельно покинуть дом, связав при этом ноги Куликову (предположительно) липкой лентой типа «скотч» и, продолжая использовать для удержания К.А.П. наручники.  При этом, он (В.С.Н.) и его соучастник, в целях лишения Куликова возможности свободного передвижения и возможности покинуть данный загородный дом, поочередно осуществляли охрану К.А.П., обеспечив, таким образом, постоянное наблюдение за К.А.П. За указанный период времени, во время содержания К.А.П. в вышеуказанном загородном доме он (В.С.Н.), действуя с целью сокрытия следов совершенного по отношению к К.А.П. противоправного деяния, подвергнув последнего избиению, воспользовавшись тем, что воля К.А.П. к сопротивлению была сломлена, заставил К.А.П. написать рапорт на имя начальника ГУВД г. Москвы А.В. Колокольцева, от своего имени, датированный  11.04.2011 г. об увольнении, а также заставил К.А.П. с его мобильного телефона с номером, произвести телефонные соединения с супругой – К.О.В., матерью – К.А.П., заместителем начальника 2-го отдела Управления организации лицензионно-разрешительной работы и контроля за частной детективной и охранной деятельностью ГУВД по г. Москве – А.В.А. и под благовидным предлогом ложно сообщить последним о причине своего отсутствия дома, а также о причине своей неявки на рабочее место. Таким образом, В.С.Н., действуя группой лиц по предварительному сговору, совместно с «соучастником», продолжал удерживать Куликова в данном доме примерно до 13 часов 45 минут 11.04.2011 г. До настоящего времени местонахождение К.А.П. — не установлено.

Органами предварительного расследования в обвинительном заключении были указаны и положены в основу обвинения В.С.Н. по ст.126 ч.2 п. «а» УК РФ следующие доказательства, которые были исследованы в судебном разбирательстве.

Показания потерпевшей К.Е.П. (родная сестра К.А.П.) о том, что её брат – К.А.П., работал в ГУВД г. Москвы, проживал со своей семьей в г. Москве. Примерно года три назад К.А.П. собирался развестись с женой К.О.В., но потом они помирились. По ее мнению, взаимоотношения между супругами были нормальные. Она общалась со своим братом, но он никогда не рассказывал ей про какие-либо проблемы по работе или в семье, ни на кого не жаловался, врагов у него не было. В конце марта 2011 года ее брат находился в отпуске. О том, что её брат исчез, не вернувшись ночевать домой 10 апреля 2011 года ей стало в последующем известно от супруги брата – К.О.В. Так же ее мать – К.А.П. сообщила ей, что К.А.П. звонил ей 11 апреля 2011 года и сообщил, что находится в командировке. Она и мать пытались после этого созвониться с К.А.П., но его номер телефона был недоступен. 14 апреля 2011 года супруга его брата обратилась в ОВД с заявлением о исчезновении К.А.П. Со слов К.О.В. ей известно, что В.С.Н. обнаружил и потом перегонял автомобиль их семьи, после того как пропал К.А.П. 15 апреля 2011 года ее мать К.А.П. сообщила ей о том, что ей звонила какая-то женщина, которая сказала, что К.А.П. будет жить с ней, что он уволился с работы.  Она искала К.А.П. вместе с матерью, но не смогла найти его. Об обстоятельствах исчезновения К.А.П. и о том, кто мог и почему его похитить – ей ничего не известно.

Свидетель К.А.П., показания которой данные в ходе предварительного следствия были оглашены в судебном разбирательстве поясняла о том, ее сын К.А.П. проживал с супругой – К.О.В. и своим ребенком в г. Москве. Сын не рассказывал ей о событиях в своей жизни, на работе и в семье. Спиртным не злоупотреблял. В конце марта 2011 г. сын находился в отпуске, который проводил со своей семьей, посещал её (К.А.П.), помогал ей по хозяйству. 11 апреля 2011 года сын должен был выйти на работу, однако около 10 часов утра он позвонил ей и поинтересовавшись как у нее дела, сообщил о том, что находится в командировке, и что бы она не волновалась. Ей показалось это странным, поскольку он не ездил в командировки по роду своей службы в ГУВД г. Москвы. В последующем она пыталась созвониться с сыном, но его номер телефона был недоступен. 12 апреля 2011 года ей стало известно, что сын не пришел ночевать домой еще 10 апреля 2011 года, когда ушел в свой гараж. Вместе с дочерью – К.Е.П. она ходила искать сына в ГСТ, но его там не было.13 апреля 2011 года она сумела дозвониться до сына, который разговаривал с ней неестественным, болезненным голосом, сообщив ей, что ему надо отдохнуть, а на её вопрос — где он находится, он отказался сообщить ей об этом. 14 апреля 2011 г. супруга её сына К.О.В. обратилась в ОВД с заявлением о исчезновении К.А.П. 15 апреля 2011 года ей звонила неизвестная женщина, которая сообщила, что её сын и она любят друг друга, будут жить у неё, что К.А.П. уволится с работы. После этого она сумела созвониться с сыном, и о его судьбе ей ничего не известно (т.2 л.д. 85-89).

Свидетель К.О.В. показала о том, что является супругой К.А.П. Взаимоотношения у них были нормальные, у них есть ребенок. К.А.П. работал в ГУВД г. Москвы, в должности начальника отдела лицензионно-разрешительной системы, а ранее работал в милиции в районе. На проблемы по работе, и вообще какие-либо проблемы муж не жаловался. С конца марта 2011 года муж находился в отпуске, а на работу должен был выйти 11 апреля 2011 года. Около 14 часов 10 апреля 2011 года муж ушел в гараж, но зачем — не говорил. Выглядел он обычно.  Их гараж находится в ГСТ. Вечером 10 апреля 2011 года она неоднократно звонила на мобильный телефон мужа, но тот был отключен. Это ее очень расстроило, и она посчитала, что муж мог находиться у какой-то женщины, т.к. такой случай был в 2007 году. В ночь с 10 на 11 апреля 2011 года муж дома не ночевал, а утром 11 апреля 2011 года он позвонил ей, сказал «алло», но она высказала ему претензии по поводу того, что он не ночевал дома и положила трубку. 11 апреля 2011 г. муж также не пришел домой, а в тот же день ей звонила мать ее мужа – К.А.П., сообщив, что К.А.П. звонил ей и сообщил, что находится в командировке. 12 апреля 2011 года она позвонила в ГУВД г. Москвы, которому сообщила, что её муж ушел из дома 10 апреля 2011 года и не вернулся, на что тот сообщил, что К.А.П. был написан рапорт об отгуле на 11 апреля 2011 года. 12 апреля 2011 года к ней (К.О.В.) на работу пришел В.С.Н., которого она и муж знали, т.к. они одно время вместе работали в милиции в районе. В.С.Н. она рассказала об исчезновении мужа, попросила помочь в его розыске. 13 апреля 2011 г. В.С.Н. позвонил ей и сообщил, что он обнаружил автомобиль К.А.П. (ВАЗ-2111) возле кафе. Вместе с В.С.Н. она прибыла к кафе, где стояла её и мужа автомашина ВАЗ-2111, которая была закрыта. От сотрудников кафе она тогда не смогла узнать, как и когда у кафе появилась их машина. Она вернулась на работу, и в тот же день В.С.Н. по телефону сообщил ей  о том, что перегнал машину к магазину. Она удивилась этому, поинтересовалась у В.С.Н., где тот взял ключи от машины, на что тот сообщил, что машину он нашел не у кафе, а подальше, в районе дачных участков, где находится и их дачный участок, что у машины была открыта задняя дверь, а ключи он нашел в «бардачке» машины. В.С.Н. не смог ей пояснить, почему он изначально не сказал, что ключи от машины у него. Конфликтов между ее мужем и В.С.Н. не было. В последующем она неоднократно звонила на телефон мужа, но он был выключен. Об обстоятельствах исчезновения мужа и где он может находиться, ей ничего не известно.

Свидетель А.В.А. показал о том, что является заместителем начальника 2-го отдела Управления организации лицензионно-разрешительной работы и контроля за частной детективной и охранной деятельностью ГУВД по г. Москве, начальником которого являлся К.А.П., которого он знает с 1990 г., только с положительной стороны. К.А.П. на какие-либо проблемы или угрозы не жаловался. С конца марта 2011 г. он находился в отпуске. На работу должен был выйти 11 апреля 2011 года, однако еще до отпуска он передал ему рапорт на отгул на этот день. Примерно в 8 час. 45 мин. 11 апреля 2011 года ему позвонил К.А.П., сослался на плохое самочувствие и просил передать рапорт на отгул руководству. 12 апреля 2011 г. он узнал о том, что К.А.П. ушел 10 апреля 2011 года из дома в гараж и не вернулся. Он пытался созваниваться с К.А.П., но его номер был занят. 13 апреля 2011 года, когда он пытался связаться по телефону с К.А.П., на его телефон пришло СМС-сообщение от К.А.П.: «у меня все нормально, я перезвоню сам». Это вызвало у него удивление, поскольку К.А.П. никогда не пользовался услугой передачи СМС-сообщений, а всегда звонил по телефону. 14 апреля 2011 года он вместе с женой К.А.П., и его сестрой, прибыл в ОВД, где было подано заявление о исчезновении К.А.П. Ранее К.А.П. общался с В.С.Н., которого также знал и он.

Свидетель А.А.В. показал о том, что в январе 2011 года он сдал в аренду гараж гр-ну В.С.Н. Сведениями о причастности В.С.Н. к какой-либо противоправной деятельности он не располагает.

Свидетель М.С.А., показания которого, данные им на предварительном следствии, были оглашены в ходе судебного разбирательства, показал о том, что он является владельцем гаража. Владельцем гаража К.А.П., у которого была автомашина. В последний раз он видел К.А.П. в марте 2011 года, об обстоятельствах исчезновения К.А.П. ему ничего не известно. 17 апреля 2011 года он видел, как из гаража К.А.П. выехал его автомобиль ВАЗ, которым управлял неизвестный мужчина, рядом с которым сидел мужчина азиатской внешности. Сообщить об этом К.А.П. не получилось, т.к. у того был выключен мобильный телефон (т.2 л.д. 113-117).

Свидетель П.А.И. (сотрудник УФМС России по г. Москве по району Кунцево) показал о том, что он знал и К.А.П., и В.С.Н., ранее работал с ними в милиции в ОВД. К.А.П. и В.С.Н. общались как знакомые. Сведений о причастности В.С.Н. к исчезновению К.А.П. у него не имеется. В.С.Н. не общался с ним по поводу К.А.П. в апреле 2011 года.

Свидетель Т.Т.Ф. показала о том, что у нее имеется дачный участок в Ленинском районе Московской области. Участок рядом занимает семья К.А.П., у которых есть машина ВАЗ-2111. В последний раз она видела К.А.П. на даче 3 апреля 2011 года, он находился в отпуске. Примерно 12 апреля 2011 года она видела автомашину К.А.П. припаркованную на дороге метров за 800 до въезда на дачи. Рядом с машиной никого не было.

Свидетель Д.П.А., показания которого, данные им на предварительном следствии, были оглашены в ходе судебного разбирательства, пояснял о том, что  он проживает в деревне.Рядом с его домом расположен дом В.С.Н., который приезжал к себе в последний раз в апреле 2011 года на автомобиле, несколько раз, в позднее время, и, как ему показалось — тот был не один (т.2 л.д. 147-150).

Свидетель Ч.В.Н. (сотрудник полиции ОУР ГУ МВД РФ по ЗАО г. Москвы) показал о том, что им как оперативным сотрудником осуществлялось оперативное сопровождение по уголовному делу, возбужденному по факту исчезновения К.А.П. В соответствии с поручением следователя он и его руководитель А.А.Е. в августе 2011 года выезжали в командировку в г. Самарканд Республики Узбекистан, с целью установления местонахождения Ш.У.М. и получения от него информации о похищении К.А.П. Сотрудники правоохранительных органов г. Самарканда Республики Узбекистан нашли Ш.У.М. в его квартире и доставили в Управление милиции г. Самарканда, где 12 августа 2011 года Ш.У.М. сотрудникам правоохранительных органов Узбекистана сделал заявление о своей причастности, совместно с В.С.Н., к похищению К.А.П. Он и А.А.Е. присутствовали при опросе Ш.У.М., при этом они записали его пояснения на цифровой фотоаппарат «Самсунг». Также у Ш.У.М. были получены письменные пояснения. Данные объяснения тот   дал добровольно сотрудникам милиции г. Самарканда. Из объяснений Ш.У.М. следовало, что он по предложению сотрудника милиции В.С.Н., помогал тому в задержании К.А.П. как «продажного» сотрудника милиции. Они следили за ним. 10 апреля 2011 года он и В.С.Н. прибыли к гаражу, который принадлежал К.А.П В.С.Н., находясь в гараже К.А.П., применив электрошокер к К.А.П. одел на того наручники. К.А.П. удерживал в гараже В.С.Н., несмотря на то, что тот просил его отпустить. После этого, он подогнал машину к гаражу К.А.П. В.С.Н. ему объяснил, что К.А.П. надо отвезти к нему на дачу, т.к. начальство не приедет за ним. Он перевез В.С.Н. и К.А.П. на дачу, где К.А.П. продолжал удерживаться В.С.Н., который также смотал «скотчем» ноги К.А.П. На даче у В.С.Н. К.А.П. продолжал просить отпустить его, однако тот его не отпускал, заставил написать заявление об увольнении из полиции. Также В.С.Н. заставлял К.А.П. пить какие –то таблетки. К.А.П. находился на кресле будучи привязанным к нему. Потом В.С.Н. велел ему (Ш.У.М.) отъехать на а\м «Соболь» с дачи к Киевскому шоссе, и ожидать его звонка, что тот и сделал. Когда он вернулся за В.С.Н., то тот рассказал ему что К.А.П. забрали какие-то люди в белых халатах. Потом В.С.Н. отвозил на дачу канистру с бензином, пояснив, что нужно сжечь кресло, на котором сидел К.А.П. Спустя несколько дней В.С.Н. сообщил ему, что К.А.П. умер, а поэтому надо пойти в церковь и поставить свечку.  Все показания Ш.У.М. давал добровольно.

Свидетель А.А.Е. (сотрудник полиции ОУР ГУ МВД РФ по ЗАО г. Москвы) дал показания о том, как он и Ч. 12 августа 2011 года присутствовали при опросе сотрудниками правоохранительных органов Республики Узбекистан гр-на Ш.У.М., аналогичные показаниям свидетеля Ч., пояснив, что Ш.У.М. добровольно сообщил о своей причастности и причастности В.С.Н. к похищению 10 апреля 2011 года гр-на К.А.П.

Помимо свидетельских показаний, среди доказательств вины В.С.Н. в совершении вышеуказанного преступления стороной обвинения представлено и судом исследовано следующее.

Протокол осмотра места происшествия от 14 апреля 2011 года, согласно которому осмотрен автомобиль ВАЗ 2111, припаркованный в 10 метрах от магазина по адресу: г. Москва, со слов участвующей в осмотре К.О.В. данный автомобиль принадлежит ее мужу К.А.П. (том №1 л.д.97-101);

Протокол осмотра места происшествия от 27 апреля 2011 года, согласно которому в ГСК в гаражном боксе изъяты кепка из материала черного цвета, со следами вещества бурого цвета и фрагмент пластиковой накладки ручки левой задней двери с пятнами вещества бурого цвета из салона автомашины «Лада»- 2111.

Протокол осмотра предметов от 15.11.2011 года, согласно которого были осмотрены предметы, изъятые в ходе осмотра места происшествия – ГСК, среди прочего – кепка  из материала черного цвета (том № 3 л.д.31-38);

Протокол выемки от 10.10.2011 года в ходе которой свидетель Ч.В.Н., добровольно выдал карту памяти SDHC SILICON POWER 16 GB  (том № 4 л.д.10-14);

Протокол осмотра предметов от 18.11.2011 года, согласно которому осмотрена карта памяти SDHC SILICON POWER 16, добровольно выданная свидетелем Ч.В.Н. в ходе выемки, с содержащимися на ней видео-файлами, с записью обращения гражданина, назвавшегося Ш.У.М., о совершении им и В.С.Н. похищения К.А.П. Видеозапись перекопирована на компакт-диск VS DVD-R 4.7 GB, который приобщен к протоколу осмотра  (том №4 л.д.15-31)

Протокол выемки от 29.04.11 г. в ходе которой, в ГУВД г. Москвы изъяты- почтовый конверт от имени К.А.П. на имя начальника ГУВД г. Москвы, рапорт от имени К.А.П. от 11.04.2011 года с просьбой уволить его из МВД России и другие рапорта (том № 3 л.д.147-151).

Протокол выемки от 04.05.2011 года, в ходе которой в отделе кадров УВД по ЗАО г. Москвы изъяты документы (том № 3л.д.156-160).

Протокол осмотра документов, согласно которого осмотрены документы, изъятые в ходе выемки в ГУВД г. Москвы, в т.ч. почтовый конверт из белой бумаги от имени К.А.П. на имя начальника ГУВД г. Москвы; рапорта от имени К.А.П., в т.ч. от 11.04.2011 года (том № 3 л.д.161-172).

Протокол выемки от 06.05.2011 года в ходе, которой в отделении «Сбербанка России», расположенного по адресу: Калужская область изъят видеорегистратор «DIGITAL VIDEO RECORDER NDR-C800EZ (том №4 л.д.54-58).

Протокол осмотра предметов от 20.06.2011 г., согласно которому осмотрен вышеуказанный видеорегистратор, из информации которого следует, что камера банка зафиксировала что 11 апреля 2011 года к отделению «Сбербанка России» в 12 часов 03 минуты 06 секунд, подъехал легковой автомобиль. Мужчина вышедший из машины опустил в почтовый ящик, закрепленный на стене, слева от входа в отделение «Сбербанка России» предмет, похожий на конверт (том № 4 л.д.59-64)

Протокол выемки от 26.05.2011 года в отделе кадров УВД по ЗАО г. Москвы в ходе выемки изъята фотография В.С.Н. в форменном обмундировании сотрудника милиции (том № 3 л.д177-181)

Протокол осмотра документов от 24.06.2011 г., согласно которого осмотрена фотография В.С.Н., изъятая 26.05.2011 года (том № 3л.д.182-184).

Протокол опознания по фотографии от 24.06.2011 года, согласно которому, свидетель М.С.А. опознал по фотографии В.С.Н., как человека, которого он видел 17.04.2011 года в ГСК, гараже, принадлежащем К.А.П., а затем данный мужчина уехал на автомобиле ВАЗ 2111 черного цвета, принадлежащем К.А.П. совместно с мужчиной азиатской внешности (том № 2л.д.120-124).

Протокол осмотра предметов от 17.11.2011 г., согласно которого осмотрены предметы, изъятые в ходе осмотра места происшествия 23.08.2011 года в гараже (том № 3 л.д.68-72).

Протокол осмотра документов от 19.03.2012 года, согласно которому осмотрена информация о телефонных соединениях абонентского номера, используемого К.А.П. за период с 01.03.2011 по 16.05.2011, а также абонентского номера (с данного телефонного номера, на телефон К.А.П. 15.04.2011 звонила неизвестная женщина), предоставленная на компакт диске; (том №4 л.д.170-214).

Сопроводительное письмо из УВД Самаркандской области МВД республики Узбекистан от 15.08.2011 года, согласно которого начальник отдела УУР и БТ УВД Самаркандской области подполковник Г.Ф.И. направляет материалы, собранные по заявлению Ш.У.М. на 5-ти листах  (том№7 л.д.12);

Заявление Ш.У.М. от 12.08.2011 года на имя начальника УВД Самаркандской области МВД республики Узбекистан, в котором Ш.У.М. сообщает о совершенном им в апреле 2011 года, совместно с В.С.Н. на территории гор. Москвы преступления, похищения человека – мужчины по имени Андрей (том №7 л.д. 13-14);

Заявление К.О.В. от 14.04.2011 года о безвестном исчезновении ее супруга К.А.П. (т.1 л.д.82).

Заключение эксперта, согласно выводам которого, на кепке, представленной на экспертизу, обнаружена кровь, которая могла произойти от К.А.П., биологического отца К.А.А. и биологического сына К.А.П. (том № 5 л.д.13-16).

Заключение эксперта, согласно выводам которого, на фрагменте изделия из полимерного материала, представленном на экспертизу, обнаружена кровь (объект исследования), определить половую принадлежность и установить генетические признаки ДНК, которой не представляется возможным в связи с недостаточным количеством ДНК (том № 5 л.д.57-59).

Заключение эксперта, согласно выводам которого, рукописные записи, расположенные в разделе отправителя на лицевой стороне почтового конверта, отправленного от имени К.А.П. на имя начальника ГУВД г. Москвы выполнены В.С.Н., а рукописные записи, расположенные в разделе получателя на лицевой стороне конверта, отправленного от имени К.А.П. на имя начальника ГУВД г. Москвы вероятно выполнены В.С.Н., решить вопрос в категоричной форме не представилось возможным (том № 5 л.д.225-228).

Заключение эксперта, согласно выводам которого, рукописный текст в рапорте об увольнении на имя начальника ГУВД г. Москвы от К.А.П.  от 11.04.2011 года (кроме даты «11.04.2011 г») выполнены К.А.П. (том № 5 л.д.109-113).

Вещественными доказательствами по делу, согласно постановления следователя признаны:

Анализируя представленные доказательства и оценивая их в совокупности, суд пришел к выводу о том, что виновность В.С.Н. в предъявленном ему обвинении по ст.126 ч.2 п. «а» УК РФ своего подтверждения в судебном заседании не нашла.

Подсудимый В.С.Н. ни в ходе предварительного расследования, ни в судебном заседании виновным себя по ст.126 ч.2 п. «а» УК РФ не признавал, и показал в судебном заседании о том, что он ранее был знаком с К.А.П. по совместной работе в ОВД. Также он был знаком и с его супругой К.О.В. С К.А.П. он близких отношений не поддерживал. В 2007 году он уволился из органов внутренних дел, потом работал в т.ч. охранником в магазине, где и познакомился с Ш.У.М., которому давал в пользование свой автомобиль, когда тот обращался с такой просьбой. Иногда он подвозил К.А.П. на своей машине.  В январе 2011 года он арендовал гараж в том же гаражном кооперативе, где был гараж К.А.П., с целью заниматься ремонтом машин, а также для хранения машины. В апреле 2011 года он приобрел автомашину «Соболь», для того, чтобы заниматься перевозками людей. 11 апреля 2011 г. утром ему позвонил К.А.П. и попросил его (В.С.Н.) приехать на Киевском шоссе, т.к.  у того заглохла машина. Когда он прибыл на место, то обнаружил машину ВАЗ, принадлежавшую К.А.П. у пешеходного перехода. Самого К.А.П. не было, а по телефону он сообщил, что скоро подъедет и все объяснит. Прождав того около часа и созвонившись с К.А.П., он узнал, что ключи от машины в бардачке. К.П.П. просил отогнать машину к его дому. Машина К.А.П. не заводилась из-за нерабочего аккумулятора, и тогда он завел ее с помощью аккумулятора своей машины. Потом он съездил в район, встретился с Ш.У.М., с которым потом перегнал машину К.А.П. к магазину. На телефонные звонки К.А.П. не отвечал, и тогда он 13 апреля 2011 года перегнал автомашину К.А.П. к кафе, при этом протерев автомобиль, поскольку он был грязный. До этого, 12 апреля 2011 года жена К.А.П. – К.О.В., сообщила ему, что К.А.П. пропал, просила помочь разыскать его, на что он согласился. Потом он с К.О.В. приезжал к кафе, и показал где стояла машина К.А.П., не сказав при этом, что ключи от автомашины у него. 13 апреля 2011 г. он перегнал автомобиль К.А.П. к магазину, о чем сообщил К.О.В., отдав ей ключи от машины, и сказав, что изначально обнаружил машину не возле кафе, а в районе дачного участка К.А.П.. Сам он в последний раз видел К.А.П. в феврале или марте 2011 года, когда подвозил того к метро и когда тот дал ему один из приобретенных, им же (К.А.П.), у метро Юго-Западная телефонов для связи. К исчезновению К.А.П. он не имеет никакого отношения, каких-либо конфликтов у него с ним не было.

Оценив представленные органами предварительного расследования доказательства, суд считает, что вина В.С.Н., в предъявленном ему обвинении по ст.126 ч.2 п. «а» УК РФ не установлена, и совокупностью доказательств не подтверждена. К такому выводу суд пришел исходя из следующего анализа доказательств.

Показания сотрудников полиции А.А.Е. и Ч., о том, что В.С.Н. причастен к похищению К.А.П. совместно с Ш.У.М., основаны на том, что они присутствовали при даче объяснения Ш.У.М., которое тот давал неизвестным сотрудникам правоохранительных органов Республики Узбекистан 12 августа 2011 года, и являются производными от этого его объяснения. При этом, процессуальное положение самого Ш.У.М. на тот момент никак не было определено, в соответствии с требованиями УПК РФ. Данный гражданин дал некие объяснения, находясь на территории другого государства. Достоверных копий документов, надлежаще удостоверяющих личность Ш.У.М. в деле не представлено. Из объяснений не следует, что Ш.У.М., при его заявлении о преступлении разъяснялись положения ст.51 Конституции РФ, что он предупреждался об ответственности по ст.306 УК РФ. Из имеющихся объяснений не следует, кто из должностных лиц правоохранительных органов Республики Узбекистан получил от него объяснения. Видеозапись обращения Ш.У.М. не может являться доказательством по уголовному делу, поскольку она получена не в соответствии с действующим УПК РФ.

При производстве видеозаписи не составлен какой-либо протокол, приложением к которому могла бы являться данная видеозапись. Кроме того, суд лишен возможности проверить истинность заявлений Ш.У.М., путем его допроса в судебном заседании, об обстоятельствах сделанных им заявлений 12 августа 2011 года, поскольку местонахождение его не известно и сторона обвинения не обеспечила участия Ш.У.М. в судебном разбирательстве. Видеозапись обращения Ш.У.М. и его объяснения не могут быть признаны доказательствами по уголовному делу в силу положений ст.74 УПК РФ, часть вторая которой предусматривает исчерпывающий перечень доказательств.

Вся фабула обвинения В.С.Н. в совершении преступления по ст.126 ч.2 п. «а» УК РФ построена именно на информации полученной от Ш.У.М., и ничем иным не подтверждается.

При наличии информации о нахождении Ш.У.М. на территории Республики Узбекистан, следователь в соответствии со ст.ст.453, 454 УПК РФ должен был направить запрос о правовой помощи в Республику Узбекистан, с целью получения компетентными органами Республики Узбекистан надлежащих и процессуально допустимых показаний Ш.У.М., по вопросам интересующих следствие, однако вместо этого органы следствия поручили оперативным сотрудникам полиции РФ осуществление оперативно-розыскных мероприятий за пределами территории РФ, что не предусмотрено действующим УПК РФ (отдельное поручение следователя от 8 июля 2011 г. начальнику КМ УВД по ЗАО г. Москвы, в котором ставится вопрос об установлении местонахождения Ш.У.М. и необходимости его опроса, а также о необходимости выезда оперативных сотрудников УВД ЗАО г. Москвы для производства оперативных мероприятий на территорию Узбекистана (т.7 л.д.9-10). Запрос же о правовой помощи в Республику Узбекистан направлен органами следствия лишь 22 сентября 2011 года, и в материалах дела нет сведений о его исполнении (т.7 л.д.21-24).

При таких обстоятельствах суд считает, что объяснения Ш.У.М., видеозапись его обращения от 12 августа 2011 года, вследствие непредусмотренных законом способа их получения, следует относить к недопустимым доказательствам, т.е. полученным с нарушением требований УПК РФ.

Показания потерпевшей К.Е.П., иных свидетелей обвинения в т. ч. К.А.П., К.О.В., А.В.А., А.А.В. и др., указанных выше, а также иные, вышеперечисленные доказательства вины В.С.Н.  в совершении данного преступления, представленные стороной обвинения, не свидетельствуют о безусловной причастности В.С.Н. к совершению в отношении К.У.М. каких-либо противоправных действий, и не являются доказательствами, изобличающими его в совершении инкриминируемого ему деяния. Из просмотренных судом видеозаписей, в т. ч. на которой В.С.Н., как сам он пояснил, протирает автомашину К.А.П. у кафе, куда он ранее её перегнал, исследованных сведений о телефонных соединениях К.А.П., В.С.Н. и др., невозможно сделать однозначный вывод о том, что В.С.Н. по отношению к К.А.П. допускались какие-либо противоправные действия, в т. ч. связанные с исчезновением К.А.П. с 10 на 11 апреля 2011 года.

В соответствии со ст. 73 ч. 1 п. 1,2 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию событие преступления, виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы.

Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. По смыслу закона все неустранимые сомнения в доказанности обвинения должны толковаться в пользу обвиняемого.

Поскольку виновность В.С.Н. в предъявленном ему обвинении по ст.126 ч.2 п. «а» УК РФ в ходе судебного следствия не нашла своего подтверждения совокупностью доказательств, суд считает, что В.С.Н. подлежит оправданию по данному обвинению, в связи с непричастностью к совершению преступления.

Судьба вещественных доказательств разрешается в порядке ст.82 УПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.302-309 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

Признать В.С.Н. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.159 ч.2; 318 ч.1 УК РФ, и назначить ему наказание, за каждое из преступлений, в виде лишения свободы:

— по ст.159 ч.2 УК РФ, сроком на 1 (один) год 9 (девять) месяцев;

— по ст.318 ч.1 УК РФ, сроком на 2 (два) года;

На основании ст.ст.69 ч.2 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить В.С.Н., наказание в виде лишения свободы сроком на 3 (три) года 6 (шесть) месяцев, с отбыванием им наказания в колонии-поселении.

Срок наказания В.С.Н., с зачетом предварительного заключения, исчислять с 29 июня 2011 года.

До вступления приговора в законную силу меру пресечения В.С.Н. заключение под стражу — оставить без изменения.

Вещественные доказательства: поддельное удостоверение, смывы с рук —  уничтожить; травматический пистолет «ТТ» передать в УМТ и ХО ГУВД г. Москвы для уничтожения.

Оправдать В.С.Н. по обвинению в совершении преступления предусмотренного 126 ч.2 п. «а» УК РФ, в связи с непричастностью к совершению этого преступления. Признать за В.С.Н. право не реабилитацию, в соответствии со ст. 134 УПК РФ, в связи с оправданием его по обвинению в совершении преступления по ст.126 ч.2 п. «а» УК РФ.

Материалы уголовного дела по ст.126 ч.2 п. «а» УК РФ, вместе с вещественными доказательствами, направить руководителю межрайонного следственного отдела следственного управления по Западному административному округу Главного следственного управления Следственного комитета РФ по г. Москве, для организации производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, — в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Оправдательный приговор в части предъявленного обвинения опубликован на официальном сайте Московского городского суда.