Оправдательный приговор по уголовному делу № 01-001/36/2014

Оправдательный приговор мирового судьи судебного участка № 36 района «Орехово-Борисово Северное» г. Москвы по уголовному делу № 01-001/36/2014.

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Мировой судья судебного участка № 36 района «Орехово-Борисово Северное» г. Москвы Р.В.А., с участием:

частного обвинителя (потерпевшего) Д.В.Ф.,

подсудимого Т.В.Ф.,

защитника — адвоката К.Г.И., представившей удостоверение № * выданное * года и ордер № * от 21.01.2014 г.,

при секретаре Р.Д.А.

рассмотрел в открытом судебном заседании материалы уголовного дела № 1-01/14 в отношении

Т.В.Ф., * года рождения, уроженца *, имеющего * образование, *, являющегося *, *, имеющего на иждивении *, зарегистрированного по адресу: *, фактически проживающего по адресу: *, ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Т.В.Ф. обвиняется частным обвинителем Д.В.Ф. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 116 УК РФ, а именно в нанесении побоев или совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, а именно в том, что он (Т.В.Ф.) 15 октября 2013 года около 10 час. 00 мин. по адресу: *, нанес ей, Д.В.Ф., удар кулаком по голове, после чего сильно толкнул ее, тем самым причинил ей, Д.В.Ф., физическую боль и страдание. После чего она, Д.В.Ф., была вынуждена обратиться к врачу. Из справки, полученной из ГП № 214 следует, что при обращении Д.В.Ф. поставлен диагноз «СГМ?», рекомендована консультация невропатолога. 15.10.2013 года Д.В.Ф. обратилась в ОМВД по району Орехово-Борисово Северное г. Москвы с заявлением по факту избиения. Постановлением от 22.10.2013 года Д.В.Ф. отказано в возбуждении уголовного дела.

В судебном заседании подсудимый Т.В.Ф. свою вину в предъявленном ему обвинении по ч.1 ст.116 УК РФ не признал, при этом давал последовательные и непротиворечивые показания о том, что он данного преступления не совершал.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Т.В.Ф. показал, что 15.10.2013 года в 08 час. он, Т.В.Ф., отвел старшего сына в садик и в 08 час. 30 мин. вместе с младшим сыном пришли домой. Он, Т.В.Ф., стал готовить младшего сына к посещению поликлиники, поскольку назначена реабилитация: массаж и процедуры. Ребенок стал кричать и капризничать. Д.В.Ф. сорвала дверь с крючка и ворвалась с криками: «Ты чего ребенка насилуешь?!». Он, Т.В.Ф., начал дергать дверь, Д.В.Ф. ее не отпускала. Затем он закрыл дверь и начал одевать ребенка. Из-за двери услышал крики сына Д.В.Ф. о том, чтобы она, Д.В.Ф., написала заявление, что он, Т.В.Ф., ее побил. В 09 час. 10 мин. он, Т.В.Ф., одел ребенка и вышел из комнаты, увидел, что входная дверь закрыта, и около нее стоят Д.В.Ф. и ее сын. Он, Т.В.Ф., попытался выйти с ребенком на руках, т.к. ребенок не ходит. Но сын Д.В.Ф. начал ему угрожать и не выпускать. Затем они его затолкали в комнату и не выпускали, пока не приехала полиция. Когда приехала полиция, он, Т.В.Ф., рассказал, что произошло. Сотрудники его, Т.В.Ф., вывели и проследовали за ним. Он, Т.В.Ф., никого не бил. Также пояснил, что между ним и Д.В.Ф. сложились конфликтные отношения, поскольку последняя пытается выжить его из занимаемой им и сыновьями комнаты, лишить его родительских прав, а детей отдать в детский дом.

Суд, выслушав частного обвинителя Д.В.Ф., подсудимого Т.В.Ф., допросив в качестве свидетеля Д* С.А, исследовав и оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, пришел к твердому убеждению о том, что Т.В.Ф. подлежит оправданию за отсутствием в его действиях состава преступления.

К подобному однозначному выводу мирового судью приводят следующие обстоятельства.

В соответствии с ч. 1 ст. 43, ч. 3 ст. 246 УПК РФ, по уголовным делам частного обвинения обвинение в судебном разбирательстве поддерживает потерпевший.

В силу ч. 2 ст. 14 УПК РФ, подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

Согласно ст. 15 УПК РФ, суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты.

В силу требований ст. 74 УПК РФ, показания потерпевшего являются одним из доказательств, которое согласно ст. 87 УПК РФ, путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле. При этом ст. 88 УПК РФ обязывает каждое доказательство оценивать с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

Согласно показаниям потерпевшей Д.В.Ф., допрошенной в судебном заседании и показавшей суду, что 15 октября 2013 года в период времени с 10 час. до 11 час. по адресу: *, Т.В.Ф. нанес ей, Д.В.Ф., удар кулаком по голове, после чего сильно толкнул ее, тем самым причинил ей, Д.В.Ф., физическую боль и страдание. Вечером она обратилась в полицию, а затем в травпункт. Также пояснила, что больничный лист был выдан ей 18.10.2013 года, поскольку у нее были выходные дни. Кроме того ей рекомендовали консультацию невропатолога, который принимал только с 18.10.2013 года. Также пояснила, что между ней и Т.В.Ф. сложились конфликтные отношения, поскольку он проживает в ее квартире без регистрации. В производстве * районного суда г. Москвы имеется гражданское дело о его выселении. Кроме того она неоднократно обращалась в органы опеки для лишения его, Т.В.Ф. родительских прав в отношении ее внуков, поскольку по ее мнению он не надлежащим образом осуществляет уход за ними и их воспитание.

Действия подсудимого частный обвинитель квалифицирует по ч. 1 ст. 116 УК РФ и обвиняет его в нанесении побоев или совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ.

По мнению частного обвинителя, нанесение побоев Д.В.Ф. Т.В.Ф., подтверждается показаниями потерпевшего Д.В.Ф., свидетеля Д* С.А. и письменными материалами дела, в частности справкой ГП № 214 г. Москвы.

Свидетель обвинения Д* С.А., допрошенный в судебном заседании показал, что является сыном Д.В.Ф., с Т.В.Ф. у него сложились конфликтные отношения. Очевидцем побоев, описанных в заявлении о привлечении Т.В.Ф. к уголовной ответственности, он, Д* С.А., не был, поскольку спал. Услышал, как орал Т.В.Ф., проснулся. Когда вышел из комнаты Д.В.Ф. была красная. Т.В.Ф. пытался уйти, на что он, Д* С.А., сказал, что дождемся полиции. Т.В.Ф. ушел к себе в комнату. Когда приехала полиция, Т.В.Ф. задавали вопросы, после чего он ушел. Затем сотрудники полиции общались с ним и Д.В.Ф.

Оценивая показания свидетеля Д* С.А., суд учитывает, что между ним и подсудимым сложились конфликтные отношения, что не оспаривалось им в судебном заседании, кроме того, он является сыном Д.В.Ф., в связи с чем суд также усматривает его заинтересованность в исходе дела. Кроме того, он не являлся непосредственным очевидцем произошедшего, его показания не могут служить доказательством совершения либо не совершения подсудимым Т.В.Ф. указанного преступления.

В материалах дела имеется справка из городской поликлиники №17, согласно которой у Д.В.Ф. при обращении 15.10.2013 года установлен диагноз: «СГМ?», рекомендована консультация невропатолога (л.д.45).

Однако сама по себе данная справка — обращение не может служить доказательством совершения подсудимым Т.В.Ф. вышеописанного преступления. Кроме того, при обращении каких – либо повреждений в виде ран, ссадин, кровоподтеков или костно-травматических изменений отмечено не было.

Согласно выводам заключения эксперта № * от 24.02.2014 года, при обращении у гр. Девятовой В.Ф., * г.р., 15.10.2013 г. в ГП № 214 (филиал № 1) и ГП № 54 г. Москвы каких – либо повреждений в виде ран, ссадин, кровоподтеков или костно-травматических изменений отмечено не было.

Ввиду отсутствия повреждений в области головы, комплекса объективной неврологической симптоматики выставленный диагноз «Закрытая черепно-мозговая травма. Сотрясение головного мозга», по поводу которого гр. Д.В.Ф. находилась на амбулаторном лечении, судебно-медицинской оценке не подлежит.

Кроме того, заключение № * от 24.02.2014 года содержит выводы врача – нейрохирурга, из которых усматривается, что 1) при обращении гр-ки Д.В.Ф. 15.10.2013 года ни одного неврологического симптома, характерного для закрытой черепно-мозговой травмы, сотрясения головного мозга не выявляется; 2) гормональные расстройства и в частности дисгормональная кардиомиопатия, является самостоятельным заболеванием, не состоящим в причинно-следственной связи с травмой от 15.10.2013 года и судебно-медицинской оценке не подлежит.

Экспертное заключение № * от 24.02.2014 года является допустимым доказательством по данному уголовному делу, так как оно получено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, выводы эксперта обоснованны, сомневаться в объективности заключения эксперта у суда нет оснований, эксперт перед проведением экспертизы предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, является лицом, не заинтересованным в исходе данного дела. Заключение эксперта оформлено надлежащим образом, научно обоснованно, выводы представляются суду ясными и понятными, данные экспертизы согласуются с иными исследованными в ходе судебного заседания доказательствами по делу, в связи с чем суд принимает заключение эксперта как надлежащее доказательство по данному уголовному делу.

Также к материалам уголовного дела приобщена копия медицинской карты ГП № 214 (филиал № 1) на имя Д.В.Ф., из которой усматривается, что 15.10.2013 года Д.В.Ф. обращалась для консультации, однако указания на какие – либо повреждение в виде ран, ссадин, кровоподтеков или костно-травматических изменений отсутствуют.

Кроме того, к материалам уголовного дела приобщена копия амбулаторной карты ГП № 54 на имя Д.В.Ф., из которой усматривается, что 18.10.2013 года Д.В.Ф. обратилась за консультацией к невропатологу.

Имеющиеся в материалах дела копии медицинских карт согласуются с выводами судебно – медицинской экспертизы, кроме того не подтверждают показания потерпевшего о причинении Т.В.Ф. телесных повреждений, поскольку не содержат указаний на наличие у Девятовой В.Ф. при обращении каких – либо повреждений в виде ран, ссадин, кровоподтеков или костно-травматических изменений.

Исходя из изложенного, суд не может признать данное заключение эксперта и медицинские документы доказательствами, достоверно подтверждающими факт совершения подсудимым указанного преступления.

В такой ситуации, когда по делу в отношении Т.В.Ф. по обвинению его в нанесении побоев или совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, объективно имеются лишь прямо противоположные, взаимоисключающие показания подсудимого, заключение эксперта и медицинские документы, с одной стороны, и показания потерпевшей Д.В.Ф., свидетеля Д* С.А. с другой стороны, суд не может признать, что показания потерпевшей Д.В.Ф., ничем по делу объективно не подтвержденные, могут иметь большую доказательственную силу, нежели показания подсудимого Т.В.Ф.

При этом суд учитывает, что предположение о виновности, при отсутствии достоверных и допустимых доказательств (даже предположение высокой степени вероятности) не может служить основанием для вынесения обвинительного приговора и что согласно ст. 49 Конституции РФ все неустранимые противоречия и сомнения в виновности подсудимого должны трактоваться в его пользу.

Таким образом, так как по делу достоверно не доказан факт совершения Т.В.Ф. умышленного нанесения побоев или совершения иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, у суда не имеется никаких оснований для вывода о том, что им было совершено умышленное нанесение побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса

В судебном заседании установлено, что 15.10.2014 года между Д.В.Ф. и Т.В.Ф. произошел конфликт, вместе с тем суду не представлено объективных доказательств того, что Т.В.Ф. совершил умышленное нанесение побоев или совершения иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ.

При этом суд учитывает, что круг вышеописанных доказательств виновности Т.В.Ф. в нанесении побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, представленных обвинением, исследован судом в полном объеме. Других ходатайств о расширении круга доказательств по делу от частного обвинителя и потерпевшего не поступало.

Обращение Д.В.Ф. с заявлением в порядке частного обвинения, по мнению суда, носит характер давностного конфликта, сложившегося у сторон на бытовой почве, а именно по факту проживания Т.В.Ф. по месту регистрации своих несовершеннолетних детей, а также частного обвинителя, кроме того по факту исполнения Т.В.Ф. своих родительских обязанностей. В связи с чем, оценивая показания потерпевшего – частного обвинителя Д.В.Ф., суд относится к данным показаниям критически.

Сопоставив все собранные по делу доказательства между собой, проверив и оценив каждое из них с точки зрения относимости, допустимости и достоверности в соответствии с требованиями ст.ст. 87,88 УПК РФ, мировой судья считает обвинение, предъявленное частным обвинителем – потерпевшим Девятовой В.Ф., необоснованным ввиду отсутствия события преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, частным обвинителем не представлено неоспоримых доказательств наличия телесных повреждений при обращении в ГП № 17 15.10.2013 года.

Доводы Т.В.Ф. о своей невиновности в совершении инкриминируемого ему деяния доказательствами, представленными частным обвинителем по делу не опровергнуты.

Таким образом бесспорных доказательств вины Т.В.Ф. в совершении преступления, предусмотренного с. 1 ст. 116 УК РФ, суду не представлено, а согласно ст. 302 УК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

При таких обстоятельствах, исследовав и оценив собранные по данному делу доказательства в их совокупности, мировой судья пришел к твердому выводу о том, что Т.В.Ф. подлежит оправданию по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 ч.1 УК РФ.

 На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 303-306, 309-310 УПК РФ, мировой судья

ПРИГОВОРИЛ:

Т.В.Ф. оправдать по предъявленному обвинению по ст.116 ч.1 УК РФ за отсутствием события преступления.

В соответствии со ст.ст. 133, 134 УПК РФ признать за Т.В.Ф. право на реабилитацию.

Приговор может быть обжалован в Нагатинский районный суд г. Москвы в течение десяти суток со дня провозглашения путем подачи апелляционной жалобы.

2 комментария

  1. Добрый день. Нужна юридическая консультация по уголовному делу и потом ведение в суде.

    • Добрый день, ответ адвоката направлен в личном сообщении.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семь + 11 =