Оправдательный приговор по уголовному делу № 1-001/39/2015

Оправдательный приговор мирового судьи судебного участка № 39 района Братеево г. Москвы по уголовному делу № 1-001/39/2015.

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

Суд в составе председательствующего мирового судьи судебного участка № 42 района Зябликово г. Москвы Ш.М.Н., и.о. мирового судьи судебного участка № 39 района Братеево г. Москвы,

при секретаре Н.Г. С.,

с участием:

частного обвинителя, потерпевшей, гражданского истца — Ю.В. К.,

подсудимого, гражданского ответчика — А.Ю. К.А.Ю.,

защитника — адвоката Т.И. М., представившей удостоверение №* от 23 декабря *** года и ордер № * от *** февраля *** года,

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело в порядке частного обвинения в отношении

К.А.Ю., * года рождения, уроженца *, гражданина *, проживающего по адресу: *, зарегистрированного по адресу: *, ранее не судимого,

обвиняемого частным обвинителем – К.Ю.В. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

 К.А.В. обвиняется  К.А.В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, а именно в нанесении побоев или иных насильственных действиях, причинившие физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ.

Так,  К.А.В. в заявлении частного обвинения указала, что  К.А.В. 19 сентября 2014 года, примерно в 13 часов 30 минут, в квартире № *, расположенной по адресу: г. Москва, ул. Братеевская, д.*, корп.*, в маленьком коридорчике перед кухней, сокрытой от глаз полицейских, схватил под руки  К.А.В., поднял и стал выдворять из квартиры. Она,  К.А.В., упиралась ногами и руками в дверные проемы. Он,  К.А.В., примерно 7 раз, ударил ее по рукам и 4 раза толкал в стены указанного коридора, ударяя по правому плечу. Он,  К.А.В., бил ее, К.Ю.В., по грудине, по левой кисти и шее. Затем  К.А.В. выкинул ее за дверь квартиры, в подъезд. Но, спустя какое-то время, ей удалось вернуться в квартиру и вбежать в кухню, где она,  К.А.В., села на пластиковый стул и опять отказалась покинуть квартиру. Тогда,  К.А.В., схватил стул, на котором сидела она,  К.А.В., за спинку и перевернул его вместе с ней, скинув ее,  К.А.В., на пол, в результате чего она ударилась спиной об пол и получила ушиб поясничной области. При этом,  К.А.В. знал о ее,  К.А.В., состоянии здоровья, а именно о том, что ей была проведена тяжелая операция на позвоночник в 2010 году и малейшие резкие движения причиняют ей острую боль и противопоказаны.

После чего, она,  К.А.В., обратилась в травмпункт ГБУЗ «ГП № * ДЗМ» (Филиал №1) для снятия побоев, в справке обращения от 19 сентября 2014 года были отражены: ссадина пятого пальца левой кисти, ссадины правого плеча, шеи и грудины, гематомы верхней конечности, ушиб поясничной области.

В связи с этим,  К.А.В. считает, что в действиях  К.А.В. содержатся признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ, а именно совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ.

Подсудимый,  К.А.В., свою вину не признал.

Суд, выслушав частного обвинителя, потерпевшую, гражданского истца –  К.А.В., подсудимого, гражданского ответчика –  К.А.В., допросив свидетелей обвинения – К.Т.К. и К.М.А., допросив свидетелей защиты – Б.А.А. и О.А.А., исследовав письменные материалы дела, приходит к выводу, что суду не представлено доказательств вины  К.А.В. в предъявленном ему обвинении по следующим основаниям:

В ходе судебного следствия судом изучены следующие доказательства:

Допрошенная в судебном заседании в качестве потерпевшей К.Ю.В., подтвердив, обстоятельства, изложенные в заявлении, пояснила, что  К.А.В. является ее бывшим супругом. Отношения между ними сейчас не поддерживаются. Они прожили вместе 20 лет, много пережили: были в эмиграции в Израиле — К.А.В. не мог там найти себе работу, жили за чертой бедности. Она много работала, чтобы их кормить — К.А.В. был в депрессии, она его поддерживала. Потом они вернулись обратно в Россию. Она,  К.А.В., вложила много сил в их, с  К.А.В., брак. А он разрушил их жизнь, предал ее — нашел себе другую женщину — Наталью, которую, после ее,  К.А.В., ухода, привез в их дом в Софьино для совместного проживания. Этот дом они построили вместе, она,  К.А.В., вложила в него душу. После предательства  К.А.В., она,  К.А.В., пыталась покончить собой – выпрыгнуть с окна, потом легла в клинику неврозов.

19 сентября 2014 года она, находясь одна в квартире в Братеево, по адресу: г.Москва, Братеевская ул., *, ждала К.. Собственниками этой квартиры являлись  К.А.В. и его дочь. По договоренности, она,  К.А.В., проживала там до разрешения вопроса с разделом совместно нажитого имущества. Между 12-ю и 13-ю часами К.А.В. позвонил ей. Через какое-то время раздался звонок в дверь, она услышала голоса людей, в том числе К.А.В. и открыла дверь в квартиру. Вместе с К.А.В.пришли два милиционера, его дочь, друг, риэлтор и слесарь. Она,  К.А.В., не знала по какому поводу они пришли в квартиру.  К.А.В., оттолкнув ее,  К.А.В., рукой вошел в квартиру со словами: «Кто это. Выведите ее отсюда.». После чего, К.А.В. со своей дочерью Н* вошли и начали выкидывать из квартиры ее вещи. Тогда она, К.Ю.В., позвонила своей дочери М* и ее мужу Т*. Они приехали, Т* сходил в магазин за мусорными мешками.  К.А.В. с Н* начали собирать вещи в мусорные мешки, как попало, и выкидывать их на лестничную клетку. На столе стояла чашка с кофе, которую дочь  К.А.В.а, кинула в мешок с одеждой. М* и Т*в квартиру не пустили. Она,  К.А.В., была очень расстроена. В этот день  К.А.В. был агрессивен, свою дочь от первого брака Настю, которая помогала ему выбрасывать ее,  К.А.В.ой, вещи, он попросил снимать все происходящее на камеру телефона.  К.А.В. требовал, чтобы она,  К.А.В., убиралась, хватал ее и выталкивал из квартиры. Она упиралась, хваталась за косяк двери и за все, за что могла схватиться. Говорила ему,  К.А.В., что никуда не пойдет, кричала: «Ты не имеешь права меня трогать, бить, пусти Машу в квартиру собрать мои вещи». Он вынес ее на лестничную клетку, но она,  К.А.В., смогла исхитриться и прорваться снова в квартиру, вбежать в кухню и сесть на стул.  К.А.В. говорил ей: «Все, надо уже уходить». Он вытащил из-под нее стул и она упала, ударилась спиной.  К.А.В. знал, что у нее,  К.А.В. больная спина, что ей в 2010 году сделали операцию на позвоночник, что ее нельзя трогать. Но он все равно бил ее исподтишка. Сотрудники полиции не могли этого видеть, так как не входили в квартиру. Она,  К.А.В., в свою очередь, вызвала сотрудников полиции, чтобы они защитили ее, потому что те сотрудники, которые пришли с К.А.В. говорили, что не имеют права вмешиваться, они пришли только для того, чтобы ее,  К.А.В., не убили. Приехавшие сотрудники полиции так же не вмешивались. Когда все закончилось, она вышла на лестничную площадку, тут же пошла в ОМВД по р-ну Братеево г. Москвы и написала заявление, потом вместе с Тимуром поехала снимать побои.

Уточнила, что было три эпизода, в ходе которых ей  К.А.В. были причинены телесные повреждения:

•            Когда он ее пытался вынести, обхватив руками, но она вырвалась;

•            Он выталкивал ее стулом. В ходе потасовки у нее был поврежден палец;

•            Он скинул ее со стула на кафельный пол кухни, где она, упав, ударилась спиной.

Так же пояснила, коридор от входа в квартире идет узкий, потом он расширяется. Сначала, события происходили в узком коридоре.

Следы побоев были у нее,  К.А.В., на шее и предплечье. Когда  К.А.В. ее оттолкнул, то она,  К.А.В., ударилась об косяк двери. Он, примерно 7 раз наносил удары руками в области ключицы, попал кулаком в верхнюю часть груди; выталкивал. Она цеплялась за косяк в ванной. Кроме  К.А.В. в этой квартире к ней, с ее слов, никто не прикасался (л.д. 84-85).

Допрошенный в судебном заседании подсудимый, гражданский ответчик –  К.А.В. вину не признал. Пояснил, что  К.А.В. является его бывшей супругой. Как ему казалось, у них с ней были нормальные отношения после развода. В период брака они очень хорошо жили с Ю* вместе 15 лет. У нее часто были нервные срывы, она выпивала. Все скандалы у них были из-за того, что он,  К.А.В., очень хотел иметь детей, но  К.А.В. была против и не сохраняла беременность. Потом у него появилась другая женщина – Н*. Они стали жить с ней вместе в загородном доме в Софьино.  К.А.В. он сказал: «Забирай, что хочешь. Мне ничего не нужно». Она приехала и вывезла из дома в Софьино всё, что захотела, и в том числе вещи, которые ей не принадлежали и не были совместно нажиты в браке. После они официально оформили развод.

Когда они с  К.А.В. поругались, то она уехала жить в квартиру в Братеево, которая принадлежала ему,  К.А.В. и его дочери. Каждый месяц, 4-ого числа, он перечислял  К.А.В. деньги. Она поменяла замки в братеевской квартире. Он,  К.А.В., ее не трогал до тех пор, пока она не начала оскорблять, проклинать Н*, его и их ребенка. Написала в интернете мужу его дочери, что та ему изменяет. Вместе с тем, его дочери – Н*понадобились деньги, — было принято решение продать квартиру в Братеево.  К.А.В. с дочерью Анастасией неоднократно обращались к Ю*, с просьбой, освободить квартиру, доступными способами связи. Но Ю* отказывалась не смотря на наличие у нее другого жилья.

Также пояснил, что 19 сентября 2014 года он,  К.А.В., пригласил на выселение  К.А.В.: дочь Анастасию, своего друга – Алексея, слесаря, риэлтора и сотрудников полиции, чтобы не было провокаций со стороны Юли. Надеялся, что сотрудники полиции уговорят  К.А.В. покинуть квартиру добровольно. Он,  К.А.В. спокойно выносил ее вещи, ничего не разбрасывая и не ломая, ни разу ее не ударил, ни рукой, ни стулом.

Сообщил, что  К.А.В. категорически отказывалась покидать квартиру, в связи с чем он обхватил ее своими руками под ее подмышками и сильно прижал к себе, чтобы она не вырвалась, приподнял и пытался вынести из квартиры. Так сделать ему посоветовали сотрудники полиции, чтобы ее не травмировать. Она вырывалась, махала руками, дрыгала ногами, цеплялась за все. Она сама себя повредила, сама билась об стены коридора, косяки дверей. У него умысла на причинение вреда не было. Стулом он ее не трогал, а только перевернул его ножками по направлению к ней,  К.А.В., и вытеснял ее из квартиры. В это время она показала ему свой поцарапанный мизинец и стала говорить, что это все из-за него,  К.А.В., и что он за это ответит. При этом он,  К.А.В. не хватал ее за руки и не бил.

Обратил внимание суда, что на приобщенных фото видно, как за запястья  К.А.В. держит ее зять – Т*.  К.А.В. сама бросалась на него,  К.А.В., царапалась. Зная ее характер, он приехал в мотоциклетной куртке, чтобы она не смогла нанести ему,  К.А.В., телесные повреждения. Пояснил, что было жарко, и на видео видно, как он,  К.А.В., не снимая куртки собирает вещи  К.

После того, как она покинула квартиру, слесарь сменил замок. Он,  К.А.В., организовал для Юли грузовую машину, чтобы она смогла перевезти свои вещи к себе (л.д.85-86).

Допрошенный свидетель обвинения К.Т.К. пояснил, что он является зятем  К.А.В., неприязненных отношений ни к кому не испытывает. Ранее он и его супруга Маша проживали в квартире № * в доме * корпус * по ул. Братеевская в г. Москве. При этом были студентами, ссорились. А* Ю* попросил их съехать с квартиры, так как соседи жаловались на шум.

По обстоятельствам дела пояснил, что 19 сентября 2014 года он с его супругой Марией собирались на свадьбу к ее тете. Днем, в районе 13 часов 50 минут, ему позвонила Маша, сказав что ее маму избивает  К.А.В.. Приехав по адресу: г. Москва, Братеевская ул., *, и выйдя из лифта, он сначала увидел возле лифта разбросанные в хаотичном порядке вещи Юлии Владимировны. Как  К.А.В. ее бил Курбанов не видел. На шее и руках  К.А.В. были красные пятна. Видел на руке и плече синяки. На какой именно руке был синяк точно не помнит, так как прошло уже полгода. Это было возможно разглядеть, поскольку было дневное время суток, теплая погода и Ю*В* была одета в маечку и бриджи. Он, Курбанов, пытался вывести Ю* В* из квартиры за руку, так как боялся, что  К.А.В. ударит ее стулом. Ее психологическое состояние было критическим, она не хотела уходить. Через некоторое время все закончилось. После чего, он с Ю*В* пошел в полицию и поехал в травмпункт. В травмпункте он, К.Т.К., фотогравировал ее телесные повреждения (л.д.86-87).

Допрошенная в судебном заседании свидетель обвинения К.М* А* пояснила, что она является дочерью  К.А.В., подсудимый – бывший муж ее мамы. Неприязни ни к кому не испытывает, цели оговора не имеет. 19 сентября 2014 года она собиралась на свадьбу к тете, примерно в 13 часов 30 минут, ей позвонила мама, она была в слезах, говорила, что ее избивает А*. Она собралась и через 30 минут вместе с мужем Т* добралась до братеевской квартиры. Выходя из лифта, они увидели разбросанные вещи, риэлтора, дочь Андрея, полицию и Алексея — сослуживца  К.А.В. Мама плакала, вызвала второй наряд полиции. Они с Тимуром сходили в магазин «Седьмой континент» за пакетами для маминых вещей. Ее, К.М.А., в квартиру не впускали, А* вытеснял маму из квартиры стулом. Анастасия – дочь  К.А.В. снимала происходящее на видео. Как  К.А.В. бил ее маму она не видела (л.д.87-88).

Допрошенная в судебном заседании свидетель защиты Б.А* А* пояснила, что является дочерью подсудимого  К.А.В.. Неприязненные отношения к  К.А.Ю. начала испытывать после написанного ею,  К.А.В., письма ее, Б.А.А., мужу, о том, что последняя ему изменяет.

По обстоятельствам дела пояснила, что в квартиру 19 сентября 2014 года она приехала поддержать папу —  К.А.В., так как он ехал выселять  К.А.В. и ожидал провокации с ее,  К.А.В., стороны. ½ этой квартиры принадлежала ей, Б.А.А., а вторая —  К.А.В. на праве собственности, но доступа в эту квартиру у нее не было много лет. Вместе с ними приехали: 2 полицейских, папин друг, 1 слесарь и риэлтор. Попросили, чтобы  К.А.В. добровольно освободила квартиру, но она отказалась. После развода с ее отцом,  К.А.В. была очень агрессивна, оскорбляла отца. Выселение и вынос вещей продолжались примерно 3-4 часа. Она все время была в квартире, периодически вела видеосъемку, отца не оставляла ни на минуту одного.  К.А.В. махала руками и цеплялась за всё, что попадалось ей под руки. Никто ее не бил, папа встал в проходе коридора (в коридоре было светло) со стулом, преграждая дорогу  К.А.В., чтобы она не могла пройти. Из телесных повреждений она видела только поцарапанный палец, который  К.А.В. показывала.

Сообщила суду, что после выселения  К.А.В. квартира была продана, а у  К.А.В. есть свое жилье — одна квартира в Люблино и вторая на ул. 40 лет Октября (л.д. 114-116).

Допрошенный в судебном заседании свидетель защиты О. А* А* пояснил, что неприязненных отношений ни к кому он не испытывает. Является приятелем  К.А.В., знает эту семью давно, три года назад работал с  К.А.В. в одной компании, примерно год.

По обстоятельствам дела пояснил, что 19 сентября 2014 года его в братеевскую квартиру пригласил  К.А.В., потому что ожидал провокаций со стороны  К.А.В. во время выселения. Так же позвонили в полицию, поскольку не могли попасть в квартиру. Когда они пришли с полицейскими,  К.А.В. сама открыла им дверь.  К.А.В. и Анастасия прошли в квартиру, а он риэлтор, слесарь и двое полицейских находились на лестничной клетке. А потом приехал еще один наряд полиции, вызванный  К.А.В.

Андрей с Н* подавали ему вещи  К.А.В., он их брал и выставлял за дверь. Как  К.А.В. бил или сбрасывал со стула  К.А.В., он не видел. Видел только, как  К.А.В. перевернутым стулом вытеснял  К.А.В. из квартиры, она находилась между ножками стула. Он не бил и не толкал  К.А.В. Потом, когда  К.А.В. повторно вбежала в квартиру,  К.А.В., обняв ее понес на руках. Но ударов он ей не наносил и не толкал.  К.А.В. в этот момент вела себя агрессивно, кричала, ругалась, сильно махала руками, цеплялась за всё, что попадало ей под руки.

Сотрудники полиции предлагали К.Ю.В. интеллигентно разойтись, но она отказалась. Сами они не вмешивались, сказали, что вмешаются, если начнутся противоправные действия. Он и М* участвовали в качестве понятых (л.д.116-117).

Изучены письменные материалы дела:

— копия справки обращения, согласно которой  К.А.В. 19 сентября 2014 года обратилась к травматологу ГБУЗ «ГП № * ДЗМ» (филиал № 1) (ранее – городская поликлиника № *), где были зафиксированы: ушиб поясничной области, ссадина 5 пальца левой кисти, ссадина правого плеча, шеи и грудины, гематомы левой верхней конечности (л.д.13);

— копия постановления УУП ОМВД по району Братеево г. Москвы от 28 сентября 2014 года, из которого следует, что  К.А.В. 19 сентября 2014 года обратилась с заявлением в отделение полиции. По результатам проверки в возбуждении уголовного дела было отказано (л.д. 15);

— заключение судебной медицинской экспертизы № *, проводившейся с 26 февраля по 10 марта 2015 года, согласно которой у  К.А.В. при обращении 19 сентября 2014 года в 16 часов 15 минут в ГП № * г. Москвы зафиксированы телесные повреждения:

— подкожные гематомы в области левого плеча по внутренней поверхности, средней трети левого предплечья – образовались в результате не менее двух ударных либо сдавливающих воздействий тупых твердых предметов (предмета) с ограниченной контактирующей поверхностью с направлением травмирующих сил перпендикулярно травмируемым поверхностям, как совокупности, так и по отдельности расцениваются как не причинившие вреда здоровью. Как не влекущие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности (согласно п.9 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» утвержденных приказом Минздравсоцразвития России от 24 апреля 2008 года № 194н).

Учитывая морфологические характеристики гематом («красно-синего цвета»), давность образования их от нескольких минут до 1 суток до обращения 19 сентября 2014 года в 16 часов 15 минут в ГП № *, что не исключает возможности образования их в срок, указанны в постановлении и при указанных обстоятельствах (… нанес мне удары ладонями и кулаками обеих рук … по левому плечу…он меня бил по этой руке… хватал за руки).- осаднение в области пятого пальца левой кисти, линейные ссадины и области правого плеча, правой половины шеи и в области грудины (без указания точного количества) – образовались в результате скользящих воздействий тупых твердых предметов (предмета) с направлением травмирующих сил под углом к травмируемым поверхностям, как в совокупности, так и по отдельности расцениваются как не причинившие вреда здоровью, как не влекущие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности (согласно п.9 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» утвержденных приказом Минздравсоцразвития России от 24 апреля 2008 года № 194н).

Ввиду отсутствия описания поверхности ссадин высказаться о давности и возможности их образования в указанных обстоятельствах не представляется возможным.

Диагноз: «Ушиб поясничной области» наличием каких-либо телесных повреждений в виде ран, ссадин, кровоподтеков, гематом, костно-травматических повреждений указанной области объективно не подтвержден и судебно-медицинской оценке не подлежит.

Оценка психо-эмоциональных расстройств не входит в компетенцию судебно-медицинского эксперта отделения телесных повреждений.

«Дорсопатия. Остеохондроз пояснично-крестцового отдела позвоночника с корешковым синдромом слева. Состояние послеоперационного вмешательства L5-S1 от 2010 года. Расстройство вегетативной (автономной) нервной системы» являются самостоятельными заболеваниями имеющими место до рассматриваемого случая, в причинно-следственной связи с рассматриваемым случаем не состоят и судебно-медицинской оценке не подлежат (согласно п.23 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» утвержденных приказом Минздравсоцразвития России от 24 апреля 2008 года № 194н).

Учитывая анатомическую локализацию и характер имеющихся повреждений исключается возможность образования их при падении из положения стоя на плоскость (л.д. 105-107).

Изучены фото и видео материалы дела:

— СД-диск, представленный стороной защиты, содержащий записи с фрагментами конфликта между  К.А.В. и  К.А.В. 19 сентября 2014 года. На данной видеосъемке видно, как  К. Ю.В. собираются вещи частного обвинителя, находящиеся в спорной квартире, как он просит ее,  К.А.В., покинуть жилое помещение, как  К.А.В. отказывается покидать квартиру, как  К.А.В. вытесняет ее стулом из квартиры, как  К.А.В. оскорбляет подсудимого, используя в выражениях нецензурную брань. При этом, из видеосъемки не усматриваются действия  К.А.В., направленные на причинение физической боли или вреда здоровью частному обвинителю, например, такие как удары кулаками и ладонями, толкание  К.А.В., хватание ее за верхние конечности, или сбрасывание  К.А.В. со стула (конверт — л.д.60);

— фотографии, представленные стороной защиты, которые являются кадрами с видеозаписи (л.д.60) эпизода, когда  К.А.В., вытесняет  К.А.В. стулом. В судебном заседании было установлено, что на данных фотографиях за запястья частного обвинителя держит ее зять – Тимур, что не оспаривалось в судебном заседании (л.д.61-62);

— фотографии, сделанные в травмпункте 19 сентября 2014 года в 15-59 часов, представленные стороной обвинения, на которых запечатлены телесные повреждения  К.А.В.. Время и место сделанных фотографий не оспаривалось стороной защиты (л.д.68-73).

Доказательства представленные сторонами обвинения и защиты, исследованы судом в полном объеме. В соответствии с требованиями ст. 196 УПК РФ, по постановлению суда проведена судебная медицинская экспертиза. Ходатайств о расширении круга доказательств по делу от частного обвинителя не поступало.

Оценивая перечисленные доказательства с точки зрения их допустимости, относимости и достоверности суд приходит к следующим выводам:

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 28 сентября 2014 года, вынесенное УУП ОМВД по району Братеево г. Москвы, суд признает относимым, допустимым и достоверным доказательством, поскольку оно получено в соответствии с требованиями закона, из достоверных источников, и объективно фиксируют фактические данные, носит последовательный и непротиворечивый характер, согласуется с материалами дела и заслуживает доверия.

Справка-обращение к травмотологу ГБУЗ «ГП № * ДЗМ» от 19 сентября 2014 года, заключение эксперта № * от 26 февраля 2015 года получены с соблюдением закона из установленных источников, фиксируют данные, объективно связанные с обстоятельствами, подлежащими доказыванию. Заключение эксперта имеет все обязательные реквизиты и подписи. Проведенное по делу экспертное исследование соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона, выполнено специалистом, квалификация которого сомнений не вызывает. Выводы эксперта научно обоснованны, представляются суду ясными и понятными.

Фото и видео материалы, представленные сторонами, также суд признает относимыми и допустимыми доказательствами, соответствующими обстоятельствам дела. Они не оспаривались в судебном заседании.

Оценивая показания подсудимого и допрошенных свидетелей, суд считает их не противоречивыми, согласованными, допустимыми и относимыми, как полученные с соблюдением требований закона, закрепленные законными способами, содержащими сведения, объективно связанные с обстоятельствами, подлежащими доказыванию.

Оценивая показания  К.А.В., суд принимает во внимание, что она заинтересована в исходе дела, поскольку испытывает к  К.А.В. неприязненное отношение на фоне не сложившейся с ним семейной жизни, в которой имела место супружеская измена с его стороны, и относится к ним критически. Суд считает, что  К.А.В. намеренно искажает события и характер направленности действий  К.А.В.

Поэтому, оценивая все собранные доказательства критично, сопоставляя описанные в них обстоятельства, суд считает доказанными только те факты, по которым нет противоречий в показаниях со стороны обвинения и со стороны защиты, и(или) объективно подтвержденные письменными доказательствами и показаниями свидетелей.

Доказательства, представленные стороной обвинения, не могут иметь большей силы, чем доказательства, представленные стороной защиты.

Таким образом, судом установлено, что 19 сентября 2014 года, примерно в 13 часов 30 минут, в квартире № * по адресу: г. Москва, ул. Братеевская, д.*, корп.*, произошел конфликт между  К.А.В. и  К.А.В. по причине принудительного выселения  К.А.В. из указанной квартиры.

Суд допускает, что вследствие действий подсудимого, направленных на принудительное выселение  К.А.В. из квартиры, по неосторожности и по причине оказанного ему активного сопротивления со стороны  К.А.В., она могла испытывать болевые ощущения.

При этом, суд считает необходимым отметить, что ни один из допрошенных свидетелей не видел как подсудимый бил  К.А.В., толкал или сбрасывал со стула.

Вместе с тем, суд считает, что имеющиеся на теле  К.А.В. следы побоев, стали следствием ее сопротивления выселению, которое выразилось ее в попытках ухватиться и удержаться за косяк двери, в резких и хаотичных движениях при ее вытеснении  К.А.В. из квартиры, куда она неоднократно настойчиво возвращалась.

При этом, проанализировав показания  К.А.В.,  К.А.В. и других участников инцидента, все обстоятельства дела, суд приходит к выводу, что  К.А.В. действовал не с умыслом причинения  К.А.В. физической боли или вреда здоровью. Его действия были направлены на то, чтобы выселить  К.А.В. из квартиры, которая принадлежала на праве собственности ему и его дочери, не являлась совместно нажитым с  К.А.В. имуществом и была выставлена на продажу.

Никаких доказательств того что, действия  К.А.В. умышленно были направлены на причинение вреда здоровью частного обвинителя суду не представлено.

В ходе судебного следствия  К.А.В. неоднократно указывалась на то, что целью  К.А.В. было – любым способом выселить ее из квартиры.

Предположение в виновности при отсутствии достоверных и допустимых доказательств (даже предположение высокой степени вероятности) не может служить основанием для вынесения обвинительного приговора, поскольку в силу ст.14 УПК РФ бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту, лежит на стороне обвинения, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, указанном УПК, толкуются в пользу обвиняемого. Согласно ст.49 Конституции РФ все неустранимые противоречия и сомнения в виновности подсудимого должны трактовать в его пользу.

В соответствии со ст.8 УК РФ, основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом.

Согласно ст.24 УК РФ, виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности. При этом деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

В силу ч.1 и ч.2 ст.25 УК РФ, преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ, выражается в прямом умысле, то есть виновный предвидит и желает причинить физическую боль в результате нанесения побоев или иных насильственных действий, либо он предвидит причинение не только боли, но и возможность причинения вреда здоровью.

Таким образом, исследовав и оценив показания подсудимого, частного обвинителя, свидетелей, а также, собранные по данному делу доказательства в их совокупности, учитывая, что согласно заключению эксперта,  К.А.В., при описанных ею обстоятельствах, не был причинен вред здоровью, суд приходит к твердому убеждению в том, что в действиях подсудимого отсутствовал умысел на причинение  К.А.В. физической боли или вреда здоровью, не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ, следовательно, вина  К.А.В. не доказана, и он подлежит оправданию по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 116 УК РФ, по п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ — за отсутствием в его действиях состава преступления.

В ходе судебного следствия частным обвинителем – потерпевшей  К.А.В. был заявлен гражданский иск к  К.А.В. о взыскании с него в ее пользу компенсации морального вреда в размере 1 000 000 рублей 00 копеек.

Учитывая, что вина  К.А.В. в совершении преступления по ч.1 ст.116 УК РФ не доказана, факт причинения  К.А.В. физических страданий по вине  К.А.В. не установлен, суд считает, что исковое заявление о компенсации морального вреда удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 302- 306 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

К.А.В. оправдать по предъявленному ему обвинению по ч.1 ст.116 УК РФ на основании п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Мера пресечения  К.А.В. не избиралась.

В удовлетворении искового заявления о компенсации морального вреда — отказать.

Приговор может быть обжалован в Нагатинский районный суд г.Москвы в течение десяти суток со дня провозглашения путем подачи апелляционной жалобы мировому судье.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девятнадцать − 5 =