Оправдательный приговор по уголовному делу № 01-003/29/2016

Оправдательный приговор мирового судьи судебного участка № 29 района Бирюлево Восточное г. Москвы по уголовному делу № 01-003/29/2016.

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Мировой судья судебного участка № 29 района Бирюлево Восточное г. Москвы М.Н.В.,

с участием частного обвинителя – потерпевшей У.Р.,

представителя частного обвинителя – потерпевшей Д.В.,

подсудимой Т.Г.В.,

адвоката — защитника, представившей ордер адвоката и удостоверение адвоката,

при секретаре Д.И.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

Т.Г.В., года рождения, уроженки, гражданки , имеющей образование, , имеющей на иждивении несовершеннолетнего ребенка, года рождения, работающей в ООО «***», зарегистрированной по адресу: , ранее не судимой, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ,-

УСТАНОВИЛ:

Т.Г.В. обвиняется У.Р. в нанесении побоев или совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

В соответствии с заявлением частного обвинителя вменяемые в вину Т.Г.В. действия совершены при следующих обстоятельствах.

***года, примерно в 19 часов 00 минут, по адресу: , Т.Г.В. нанесла У.Р. удар кулаком по лицу, а после того как она упала, нанесла ей несколько ударов руками и ногами.

Доказывая виновность подсудимой, потерпевшая У.Р. в судебном заседании показала, что года, примерно в 19 час., когда она находилась на кухне, туда зашла Т.Г.В. и начала беспричинно обзывать ее, оскорблять и прогонять с кухни. После этого она (Тихонова) схватила ее за халат и стала выталкивать с кухни, а она () не уходила, упиралась. Тогда Т.Г.В. нанесла ей кулаками двух рук удары по носу, лицу, голове, правому и левому предплечью в количестве пяти-шести ударов. Она () упала и Т.Г.В. ударила ее два раза ногой в живот. После того, как Т.Г.В. перестала ее избивать, на кухню зашли соседи Д и К. Кроме нее, Т.Г.В., Д. и К. на кухне больше никого не было.

В подтверждение своего обвинения У.Р. ссылается на показания свидетеля Н.П.

Свидетель Н.П., будучи допрошенной в судебном заседании показала, что является подругой У.Р. 10 сентября 2015 года, примерно в 19 часов, она, вместе с У.Р. пришла к ней в гости. У.Р. пошла на кухню ставить чайник, а она () находилась в комнате У.Р. Через некоторое время она услышала громкие стуки. Выйдя из комнаты и пройдя по коридору, она увидела, что на кухне на полу сидит У.Р., а соседка Т.Г.В. пинает ее ногами. В это время она увидела движущегося с кухни пожилого мужчину, около 70 лет, крепкого телосложения. Мужчина шел молча, но она () испугавшись одного его вида, ушла в комнату.

Суд, выслушав подсудимую, потерпевшую, свидетелей, исследовав письменные материалы дела, приходит к выводу о том, что в ходе судебного разбирательства обвинение, предъявленное У.Р. не нашло достаточных доказательств и виновность Т.Г.В. не установлена в судебном заседании.

Так, подсудимая Т.Г.В., допрошенная в судебном заседании, свою вину не признала и показала, что ни года, ни в другой день, она никаких телесных повреждений У.Р. не наносила, потерпевшая ее оговаривает по неизвестной ей причине. Также пояснила, что все было как в обычный будний день и каких-либо недоразумений и конфликтов между ней и У.Р. не происходило.

Подтверждая показания подсудимой, свидетель Д., допрошенный в судебном заседании показал, что является сожителем Т.Г.В. Пояснил, что он не помнит точно событий года, однако утверждал, что между У.Р. и Т.Г.В. никаких драк и скандалов не было. Т.Г.В. ни о чем подобном ему не рассказывала. У.Р. он характеризует как конфликтного человека, с которым сложно проживать в одной квартире.

Также в судебном заседании была допрошена свидетель К, являющаяся соседкой Т.Г.В. и У.Р. по коммунальной квартире, которая пояснила, что не может точно вспомнить, что произошло года, но утверждает, что никаких драк и конфликтов между Т.Г.В. и У.Р. она не видела, свидетелем этому не была и не слышала ни о чем подобном. Также пояснила, что У.Р. является конфликтным человеком, небрежно ведет себя в быту и из-за этого между ней и соседями часто возникают конфликты.

В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Согласно ст. 14 УПК РФ, бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

По смыслу закона, в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств.

Согласно ст. 73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию: событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния.

Применительно к предъявленному У.Р. обвинению, обвинительный приговор может быть постановлен лишь при наличии совокупности обстоятельств, подтверждающих, что г., примерно в 19 часов, Т.Г.В. нанесла ей побои или совершила в отношении нее иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, однако подобных доказательств по делу добыто не было.

Так, по делу была проведена судебно-медицинская экспертиза, согласно заключению которой, повреждение у У.Р. – кровоподтек на спинке носа — образовался от ударного воздействия твердого тупого предмета, не влечет за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, поэтому расценивается как повреждение, не причинившее вреда здоровью человека. Ввиду отсутствия описания в представленных медицинских документах цвета и оттенков кровоподтека, высказаться о давности и обстоятельствах образования повреждения не представляется возможным (л.д. 76-78).

Оценивая заключение эксперта, суд приходит к выводу, что оснований не доверять ему нет, поскольку постановление о назначении экспертизы вынесено в соответствии со ст. 195 УПК РФ надлежащим процессуальным лицом, при этом каких-либо нарушений положений ст.ст. 198, 206 УПК РФ не допущено. Проведенное экспертное заключение соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, выполнено специалистом, квалификация которого у суда сомнений не вызывает. Оно соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ, оформлено надлежащим образом, научно обосновано, его выводы представляются суду ясными и понятными. Суд доверяет данному заключению и считает его относимым и допустимым доказательством по делу. Заключение эксперта не имеет какого-то преимущественного значения и как надлежащее равное другим доказательство подлежит оценке в совокупности с другими собранными по делу доказательствами.

Оценивая данное заключение в совокупности с другими собранными по делу доказательствами, суд приходит к следующему.

Так, У.Р., описывая свое избиение Т.Г.В. в заявлении о возбуждении дела частного обвинения, указала, что Т.Г.В. ударила ее кулаком по лицу, а после того как она упала, нанесла ей удары руками и ногами, а будучи допрошенной в судебном заседании, утверждала, что Т.Г.В. нанесла ей кулаками двух рук пять-шесть ударов по носу, лицу, голове, по правому и левому предплечью, а после того как она упала, ударила два раза ногой в живот.

Между тем, судебно-медицинский эксперт установил лишь наличие одного кровоподтека на спинке носа, указав, что высказаться о давности этого повреждения и обстоятельствах его образования, не представляется возможным. Учитывая, что показания потерпевшей противоречивы и не согласованы с материалами дела, в частности, с ее же заявлением, ее показания вызывают у суда сомнение в их достоверности.

Кроме того, суд учитывает, что данное заключение, лишь свидетельствует о том, что у У.Р. на момент освидетельствования имелся указанный кровоподтек, в связи с чем, однозначно предположить, что результатом возникновения у У.Р. данного кровоподтека являлся именно удар Т.Г.В., не представляется возможным. Также, учитывая заключение эксперта (…В виду отсутствия описания в представленных документах цвета и оттенков кровоподтека, высказаться о давности и обстоятельствах образования повреждения не представляется возможным) суд не может однозначно сделать вывод о том, что данное повреждение образовалось у нее именно г. и именно от удара Т.Г.В.

Оценивая показания свидетелей Д. и К., суд признает их достоверными и правдивыми, поскольку они согласуются как между собой, так и с исследованными письменными материалами дела.

Оценивая показания У.Р., суд учитывает, что между ней и Т.Г.В. сложились неприязненные, конфликтные отношения. Данное обстоятельство само по себе не свидетельствует об их недостоверности, но в совокупности с исследованными письменными материалами дела, а также показаниями свидетелей Д. и К., не позволяют суду признать ее показания, относительно событий, произошедших г., достоверными, объективными и правдивыми.

Кроме того, частный обвинитель – потерпевшая У.Р. в подтверждение своих доводов о виновности Т.Г.В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, ссылается на показания свидетеля Н.П., которые суд не может признать достоверными, поскольку они противоречат исследованным письменным материалам дела и показаниям свидетелей Д. и К. Кроме того, суд учитывает, что Н.П. состоят с в дружеских отношениях на протяжении продолжительного времени в связи с чем, данный свидетель заинтересована в благоприятном для У.Р. исходе дела.

Также суд усматривает существенные противоречия в показаниях потерпевшей У.Р. и свидетеля Н.П.

Так, свидетель Н.П. показала, что когда она шла по направлению к кухне и видела, как Т.Г.В. наносила удары У.Р., навстречу ей шел пожилой мужчина. Однако У.Р., будучи допрошенной в судебном заседании, утверждала, что кроме нее и соседей на кухне больше никого не было.

Кроме того, суд учитывает, что ни в заявлении о возбуждении дела частного обвинения, ни при допросе в качестве потерпевшей, У.Р. ни разу не упоминала о том, что Н.П. являлась свидетелем произошедшего, указывая, что свидетелями произошедшего были лишь Д. и К.

Учитывая вышеуказанные обстоятельства, суд не может рассматривать показания свидетеля Н.П. как бесспорное доказательство вины подсудимой Т.Г.В. в совершении вменяемого ей преступления.

Оценивая показания подсудимой Т.Г.В., суд усматривает наличие неприязненных отношений между ней и потерпевшей, однако само по себе данное обстоятельство не является основанием не доверять показаниям подсудимой. Учитывая, что ее показания полностью подтверждаются совокупностью исследованных материалов дела, а также показаниями свидетелей Д. и К., суд считает возможным признать данные показания достоверными и правдивыми.

Оценивая довод представителя потерпевшей – частного обвинителя Д.В. о том, что вина подсудимой полностью доказана, суд считает его необоснованным, поскольку убедительных доказательств вины подсудимой Т.Г.В. при рассмотрении дела получено не было.

Таким образом, исследовав все имеющееся по делу доказательства, суд приходит к выводу, что по делу объективно имеются прямо противоположное утверждение Т.Г.В. о том, что она не наносила У.Р. никаких ударов и не причиняла никаких телесных повреждений, и с другой стороны показания потерпевшей У.Р., что Т.Г.В. наносила ей удары. Заключение судебно-медицинского эксперта свидетельствует лишь о том, что у потерпевшей У.Р. на момент обращения за медицинской помощью имелся кровоподтек на спинке носа, давность образования которого установить не представилось возможным. Следовательно, заключение эксперта не является неоспоримым доказательством, подтверждающим версию потерпевшей.

Суд не может признать, что показания потерпевшей могут иметь большую доказательственную силу, нежели показания подсудимой, и учитывает, что предположение в виновности, при отсутствии достоверных и допустимых доказательств не может служить основанием для вынесения обвинительного приговора, а также учитывает, что согласно ст. 49 Конституции РФ, все неустранимые противоречия и сомнения в виновности подсудимого должны трактоваться в его пользу.

Таким образом, суд приходит к твердому убеждению о том, что показания потерпевшей не нашли своего подтверждения в судебном заседании. По делу не имеется объективных доказательств, подтверждающих, что Т.Г.В. нанесла У.Р. побои или совершила в отношении нее иные насильственные действия, причинившие ей физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что в ходе рассмотрения настоящего дела, причастность Т.Г.В. к совершению данного преступления, не установлена.

Следовательно, Т.Г.В. подлежит оправданию за непричастностью к совершению преступления.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 303-306, 309 УПК РФ, суд,-

ПРИГОВОРИЛ:

Оправдать Т.Г.В. по предъявленному ей обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Приговор может быть обжалован и опротестован в апелляционном порядке в Нагатинский районный суд г. Москвы в течение 10 суток со дня его провозглашения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

восемнадцать − 1 =