Оправдательный приговор по уголовному делу № 01-027/30/2013

Оправдательный приговор по уголовному делу № 01-027/30/2013 мирового судьи судебного участка № 30 района Бирюлево Восточное г. Москвы.

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Мировой судья судебного участка № 29 района Бирюлево Восточное ЮАО г. Москвы Муравьева Н.В., исполняющий обязанности мирового судьи судебного участка № 30 района «Бирюлево Восточное»,

с участием частного обвинителя – потерпевшего Н.А.К.,

подсудимого  Т.М.Г.,

защитника Ч.Т.В., представившей ордер адвоката и удостоверение адвоката.

при секретаре З.Ю.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

Т.М.Г., *** года рождения, уроженца ***, гражданина ***, имеющего *** образование, ***, имеющего на иждивении ***, ***, зарегистрированного по адресу: ***, ранее ***, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ,-

УСТАНОВИЛ:

Т.М.Г. обвиняется Н. в нанесении побоев или совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

В соответствии с заявлением частного обвинителя вменяемые в вину  Т.М.Г. действия совершены при следующих обстоятельствах.

30 мая *** года, примерно в 23 часа 10 минут, по адресу: ***,  Т.М.Г. толкнул стол в сторону Н., нанес ему удар этим столом по правому боку и левой ноге, в результате чего Н. упал и ударился спиной об расположенную сзади газовую плиту.

Доказывая виновность подсудимого, потерпевший Н. в судебном заседании показал, что у него и  Т.М.Г., являющегося его соседом по коммунальной квартире, сложились неприязненные, конфликтные отношения. 30 мая 2013 года, примерно 23 часа, когда он пришел домой, из квартиры выезжали двое граждан, заселенных в квартиру  Т.М.Г. без его (Н) согласия.  Т.М.Г. зашел в квартиру вслед за ним и предложил ему поговорить. Они прошли на кухню и сели за стол друг напротив друга. Он (Н) сказал  Т.М.Г., чтобы он больше не заселял в квартиру граждан без его согласия. Тогда  Т.М.Г. стал его оскорблять, после чего, толкнув стол, нанес ему им удар, который пришелся на правый бок и бедро левой ноги. В результате данного удара он (Н) упал и ударился спиной о газовую плиту. После этого он поднялся и выбежал на улицу, где встретил А. В поликлинику за медицинской помощью он обратился на следующий день, примерно в 07 часов утра.

В подтверждение своего обвинения Н. ссылается на показания свидетелей А. и Ч.

Свидетель А., будучи допрошенным в судебном заседании показал, что является приятелем Н. 30 мая 2013 года, примерно в 23 часа, он гулял вместе с Н. около дома. Когда они подошли к подъезду, где проживает Н., на лавочке около подъезда сидела женщина. Н. подошел к этой женщине, а он (А) ушел домой. На следующий день Н. показал ему синяк на своем теле, сказав, что его ударил сосед по квартире.

Свидетель Ч., будучи допрошенной в судебном заседании в качестве свидетеля, показала, что Н. является ее соседом по подъезду. Примерно в 23 часа 30 мая 2013 года, она сидела около подъезда и ждала скорую помощь, вызванную для мужа. Рядом с подъездом стояла автомашина, в которую загружали вещи двое мужчин и одна женщина. В этот момент подошел Н. и спросил ее, не знает ли она, кто вывозит вещи. Она ответила, что не знает и тогда Н. направился в подъезд. Примерно через 10-15 минут он выбежал из подъезда и сказал ей, что его ударил сосед.

Суд, выслушав подсудимого, потерпевшего, свидетелей, исследовав письменные материалы дела, приходит к выводу о том, что в ходе судебного разбирательства обвинение, предъявленное Н. не нашло достаточных доказательств и виновность  Т.М.Г. не установлена в судебном заседании.

Так, подсудимый  Т.М.Г., допрошенный в судебном заседании, свою вину не признал и показал, что между ним и потерпевшим, который является его соседом по квартире, сложились неприязненные, конфликтные отношения. Пояснил, что 30 мая 2013 года, примерно в 23 часа домой вернулся Н.. Он ( Т.М.Г.) проследовал с ним на кухню, где попросил его разрешения на проживание в квартире его знакомого А.. внезапно резко вскочил из-за стола, за которым они сидели, и крича, что его убивают, выбежал из квартиры. Чем было вызвано его такое поведение он ( Т.М.Г.) не знает. Утверждает, что никаких телесных повреждений он Н. умышленных либо неумышленных он не наносил, вообще не трогал его.

Подтверждая показания подсудимого, свидетель А., допрошенный в судебном заседании показал, что является знакомым  Т.М.Г. Пояснил, что несколько дней проживал в комнате  Т.М.Г. По прошествии этих дней,  Т.М.Г. сказал ему (А.), что ему придется уехать из квартиры, так как против его проживания в ней возражает Н. 30 мая 2013 года, он (А.) собирал вещи и выносил их к лифту, когда в квартиру пришел Н.  Т.М.Г., желая поговорить с ним и попросить, чтобы он разрешил ему (А.) остаться в квартире, прошел с ним на кухню. Там они о чем-то поговорили спокойным тоном, после чего Н.. выбежал из квартиры и стал кричать, что его убивают. Он (А.) уверен, что никаких телесных повреждений  Т.М.Г. Н. не наносил, какого-либо шума на кухне он не слышал.

В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

В соответствии с ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, все неустранимые сомнения в виновности, толкуются в пользу подсудимого.

Согласно ст. 14 УПК РФ, бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

По смыслу закона, в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств.

Согласно ст. 73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию: событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния.

Применительно к предъявленному Н.. обвинению, обвинительный приговор может быть постановлен лишь при наличии совокупности обстоятельств, подтверждающих, что 30.05.2013 г.,  Т.М.Г. нанес ему побои или совершил в отношении него иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Подобных доказательств по делу добыто не было.

Так, по делу была проведена судебно-медицинская экспертиза, согласно заключению которой, при обращении Н.. в ГП № *** г. Москвы каких-либо телесных повреждений в виде ран, ссадин, кровоподтеков или костно-травматических изменений в области мягких тканей грудной клетки справа отмечено не было, поэтому выставленный диагноз «ушиб мягких тканей грудной клетки справа» судебно-медицинской оценке не подлежат (л.д. 76).

Оценивая заключение эксперта, суд приходит к выводу, что оснований не доверять ему нет, поскольку постановление о назначении экспертизы вынесено в соответствии со ст. 195 УПК РФ надлежащим процессуальным лицом, при этом каких-либо нарушений положений ст.ст. 198, 206 УПК РФ не допущено. Проведенное экспертное заключение соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, выполнено специалистом, квалификация которого у суда сомнений не вызывает. Оно соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ, оформлено надлежащим образом, научно обосновано, его выводы представляются суду ясными и понятными. Суд доверяет данному заключению и считает его относимым и допустимым доказательством по делу.

Оценивая показания Н., суд учитывает, что между ним и Т.М.Г. сложились неприязненные, конфликтные отношения. Данное обстоятельство само по себе не свидетельствует об их недостоверности, но в совокупности с исследованными письменными материалами дела, в том числе заключением судебно-медицинской экспертизы, не позволяют суду признать его показания, относительно событий, произошедших 30.05.2013 г., достоверными, объективными и правдивыми.

Кроме того, частный обвинитель – потерпевший Н.. в подтверждение своих доводов о виновности  Т.М.Г. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, ссылается на показания свидетелей А. и Ч., которые суд не может признать достоверными, поскольку данные свидетели очевидцами произошедшего события не являлись, обо всем произошедшем знают лишь со слов Н., следовательно, доказательственного значения их показания не имеют.

Оценивая показания подсудимого  Т.М.Г., суд усматривает наличие неприязненных отношений между ним и потерпевшим, однако само по себе данное обстоятельство не является основанием не доверять показаниям подсудимого. Учитывая, что его показания полностью подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы, а также совокупностью исследованных материалов дела, суд считает возможным признать данные показания достоверными и правдивыми.

По тем же основаниям, суд считает возможным доверять показаниям свидетеля А.

Следовательно, кроме показаний потерпевшего Н., которые суд считает неоднозначными, а также показаний свидетелей, которые очевидцами произошедшего не были, каких-либо иных объективных и достоверных доказательств виновности  Т.М.Г. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, не имеется.

Таким образом, суд приходит к твердому убеждению о том, что показания потерпевшего Н. не нашли своего подтверждения в судебном заседании. По делу не имеется объективных доказательств, подтверждающих, что Н. Т.М.Г. были причинены побои или в отношении него подсудимым были совершены иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Это свидетельствует об отсутствии в действиях подсудимого состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ. Следовательно, Т.М.Г. подлежит оправданию за отсутствием в его действиях состава преступления.

Потерпевший в ходе судебного разбирательства заявил гражданский иск, в соответствии с которым просил взыскать с подсудимого компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб.

В соответствии с ч. 2 ст. 306 УПК РФ, при постановлении оправдательного приговора, вынесении постановления или определения о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 24 и пунктом 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса, суд отказывает в удовлетворении гражданского иска. В остальных случаях суд оставляет гражданский иск без рассмотрения. Оставление судом гражданского иска без рассмотрения не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 303-306, 309 УПК РФ, суд,

ПРИГОВОРИЛ:

Оправдать Т.М.Г. по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

В удовлетворении гражданского иска Н. к Т.М.Г. возмещении морального вреда отказать.

Оправдательный приговор по уголовному делу № 01-027/30/2013 может быть обжалован и опротестован в апелляционном порядке в Нагатинский районный суд ЮАО г. Москвы в течение 10 суток со дня его провозглашения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать − 4 =