Оправдательный приговор по уголовному делу № 01-015/32/2014

Оправдательный приговор по уголовному делу № 01-015/32/2014 мирового судьи судебного участка № 32 района Бирюлево Восточное г. Москвы по ч. 1 ст. 116 УК РФ (Побои, т.е. иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 Уголовного Кодекса РФ.

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Мировой судья судебного участка № 32 района «Бирюлево Восточное» ЮАО г. Москвы Т.Л.С.,

при секретаре Ф.Н.Б.,

с участием частного обвинителя-потерпевшей – А.,

подсудимой А. О.К.,

защитника подсудимого – адвоката Б.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело № 1-15/14 в отношении

А.О.К.,

Обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

А.О.К. обвиняется частным обвинителем А. в совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 Уголовного Кодекса РФ, при следующих обстоятельствах:

По мнению частного обвинителя А. преступная деятельность А.О.К. выразилась в следующем: 23 октября 2014 года около 23 часов 00 минут она (А.) пришла вместе со своим младшим сыном А. к себе домой по адресу: ****. В этот момент в квартире также находились ее (А.) бывший супруг – А., ее (А.) старший сын –А., а также его жена – А.О.К. В процессе обсуждения квартирного вопроса (раздела жилплощади) произошел конфликт. А.О.К. стала оскорблять ее (А.) нецензурной бранью, угрожать физической расправой, унижать честь и достоинство. А.О.К. стала доставать из серванта посуду и бросать ее на пол при этом, целилась и бросала в ее (А.) сторону кружки и тарелки. А.О.К. передвигалась по коридору, разбрасывала различные предметы. Все ее (А.О.К.) действия были направлены на нанесение побоев ей (А.). На ее (А.) и просьбы ее (А.) сына – А. прекратить оскорбления, а также прекратить порчу имущества, А.О.К. не реагировала. Когда все оказались в одной комнате, А.О.К. стала приближаться к ней (А.) и всячески пыталась ударить ее (А.) руками и ногами. Она (А.) пыталась отойти от А.О.К., но неожиданно А.О.К. толкнула ее (А.) двумя руками в грудь со всей силы. В результате она (А.) потеряла равновесие и упала. При падении она (А.) сильно ударилась затылочной частью головы о край стола, ощутила сильную боль. Самостоятельно она (А.) подняться не смогла, ей (А.) помог подняться ее (А.) младший сын – А., который затем увел ее (А.) в другую комнату. Затем они вызвали сотрудников полиции. После прибытия сотрудников полиции, они рассказали сотрудникам о случившемся, и она (А.) написала заявление. После этого она (А.) обратилась в ближайший травмпункт и зафиксировала побои. В результате у нее были зафиксированы ушиб мягких тканей головы, сотрясение головного мозга под вопросом.

Подсудимая А.О.К., допрошенная в судебном заседании, вину в совершении преступления не признала и пояснила, что она является невесткой, женой старшего сына потерпевшей – А. С потерпевшей у нее (А.О.К.), ее мужа – А. уже длительное время длится конфликт на почве квартирного вопроса. С потерпевшей ни она (Анискина О.К.), ни ее муж – А. совместно не проживают. Какое – то время жили вместе, но потом потерпевшая два года назад выехала из квартиры к матери. Конфликт по квартирному вопросу возник между потерпевшей — А. и ее сыновьями – А. и А. Квартира на ул. **** — двухкомнатная. В маленькой комнате проживает свёкр – А., в большой – А., большая комната закрыта всегда на ключ.

23.10.2014 года она (А.О.К.) приехала вместе с мужем – А. в квартиру по адресу: ****, чтобы в очередной раз обсудить жилищный вопрос. Она (А.О.К.) при этом в обсуждении не участвовала, просто приехала вместе с мужем и находилась все время в маленькой комнате квартиры и по квартире не перемещалась. Все остальные, кто находился в это время в квартире: А. (потерпевшая), А. (старший сын Анискиных), А. (бывший муж А.) и А. (младший сын Анискиных) находились на кухне. Неожиданно потерпевшая А. стала из кухни выкрикивать оскорбления в ее (А.О.К.) адрес. После чего все переместились в маленькую комнату, где она (А.О.К.) находилась. У нее (А.О.К.) с А. началась словесная перепалка, во время которой А. продолжала оскорблять ее (А.О.К.) и ее (А.О.К.) маму. Во время данной перепалки она (А.О.К.) А. не трогала и не била. Все это видели, поскольку находились в этой комнате. Но А., видимо поскользнувшись на ламинате, упала, поскольку во время перепалки кидалась в ее (А.О.К.) сторону. Но то, что А. при падении ударилась головой о стол она (А.О.К.) не видела. Просто видела, что А. упала.

Во время перепалки она (А.О.К.) случайно разбила три чашки, поскольку комната узкая, все находится очень рядом, она (А.О.К.) случайно задела чашки, которые стояли в шкафу на открытой полке. А. сама пошла убирать эти три чашки. Когда она (А.О.К.) и А. собрались уходить из квартиры, А. вызвала полицию. Она (А.О.К.) и А. вышли в коридор и в это время пришли сотрудники полиции, при которых А. кидалась на нее (А.О.К.) и толкала. Потом и А., и она (А.О.К.) написали заявления и разошлись. Зачем вызывалась полиция, она (А.О.К.) не знает.

Потерпевшая А., доказывая вину подсудимой, подтвердила обстоятельства, изложенные в заявлении о привлечении А.О.К. к уголовной ответственности, пояснила при этом, что в настоящий момент она (А.), ее бывший муж — А., старший сын – А., младший сын – А. прописаны в квартире ****, расположенной по адресу: ****. Недавно они получили еще одну двухкомнатную квартиру в районе ****. В той квартире собственниками являются сыновья. Между сыновьями был договор, что А. будет выписываться из квартиры по ул. ****, а А. ему подарит свою часть квартиры. Но А. выписываться не стал, они не могут договориться, кому что достанется. А. хочет проживать в квартире в **** и быть прописанным в квартире по ул. ****, при этом А. остается ни с чем. Тогда они все решили, что одну из квартир нужно будет продать и пусть сыновья разъезжаются. 23.10.2014 года она (А.) вместе со своим младшим сыном Анискиным Д.И. пришла к себе домой около 23 часов по адресу: ****. В этот момент дома уже находились ее бывший муж – А., старший сын – А. и жена старшего сына – А.О.К. В процессе обсуждения квартирного вопроса, произошел конфликт. А.О.К. стала ее (А.) и ее младшего сына оскорблять, выражаться в их адрес нецензурными словами, угрожать физической расправой, унижать честь и достоинство. Также стала доставать из серванта посуду и бросать ее на пол, целилась и бросала в ее (А.) сторону. Ее действия были направлены на нанесение побоев ей (А.). Примерно в 23 часа 30 минут, они все оказались в одной комнате. Квартира устроена так, что из кухни идет коридор, который упирается в маленькую комнату. При входе в комнату, с левой стороны, стоит стол и между столом и диваном стоит кресло. А.О.К. стала приближаться к ней (А.) и старалась ударить ее руками и ногами. Старший сын – придерживал А.О.К. рукой. Она (А.) старалась уйти от А.О.К., находилась при этом между столом и диваном спиной к столу с левой стороны от двери в комнату, но неожиданно А.О.К. толкнула ее (А.) двумя руками в грудь со всей силы, после чего она (А.) не удержалась и упала, ударилась при этом об угол стола затылочной частью головы. При этом она (А.) ощутила сильную физическую боль. По ее (А.) мнению, А.О.К. в этот момент хотела побольше нанести телесных повреждений ей (А.). От ударов в грудь она (А.) сильной боли не почувствовала, поскольку на ней были две кофты. Никаких кровоподтеков в области груди не обнаружили.

Самостоятельно подняться она (А.) не могла, помог подняться ее младший сын, после он увел ее в другую комнату. Она (А.) с младшим сыном вызвали наряд полиции. По приезде сотрудников полиции она (А.) написала заявление о случившемся и направилась в травмпункт, где ей зафиксировали телесные повреждения. Свидетелями происшествия были А., А., А. Считает, что подсудимая испытывает к ней неприязнь из-за жилищного вопроса. Кроме того, А.О.К. злоупотребляет алкоголем и конфликты у нее (А.) с А.О.К. уже происходили ранее.

В подтверждение своих слов потерпевшая А. ссылается на:

— медицинскую карту амбулаторного больного без указания номера из **** г. Москвы на имя А., из которой следует, что была однократно осмотрена 24.10.2014 года в 00 часов 05 минут, при этом отмечено: со слов примерно в 23:30 в быту по адресу: ****, известное лицо нанесло побои. Отмечается болезненность в затылочной области… Диагноз: «ушиб мягких тканей головы». Рекомендовано осмотр неврологом по месту жительства. От предложенной госпитализации отказалась.

— медицинскую карту амбулаторного больного б/н городской поликлиники № **** г. Москвы на имя А., из которой следует, что была осмотрена 24.10.2014 года, при этом отмечено: «Невролог. Жалобы на головокружение, тошноту. Сегодня ночью получила травму головы: после толчка родственницы, ударилась головой о край стола. Сознание не теряла. Обратилась в травмпункт. Объективно: …Справа в затылочной области болезненность кожных покровов, отечная припухлость диаметром 5 – 6 см. Диагноз: ушиб мягких тканей головы. Цереброваскулярная болезнь. Хроническая ишемия головного мозга. Невротический синдром ситуационно обусловленный.

— постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от ****.2014 года УУП ОМВД России по району Бирюлево Восточное г. Москвы, из которого следует, что в возбуждении уголовного дела в отношении А.О.К. отказано по ст. 112 УК РФ, разъяснено право обратиться к мировому судье с заявлением о привлечении к уголовной ответственности в порядке частного обвинения.

Также потерпевшая ссылается на показания свидетеля А.

Так, свидетель А., допрошенный в судебном заседании, показал, что подсудимая является женой его старшего брата. Потерпевшая является его (А.) матерью. 23.10.2014 года он (А.) и его мать А. вернулись одновременно домой, по адресу: ****. В это время в квартире уже находились: брат – А. со своей женой – А.О.К. и отец – А. Они (А. и А.) находились в своей комнате, все остальные находились в другой комнате. Затем в комнату зашел А. и пригласил их (А. и А.) на разговор на кухню, по поводу квартирного вопроса. Они (А. и А.) прошли на кухню, затем туда прошли отец и брат. А.О.К. осталась в комнате. В итоге пришли к такому решению, что квартиру в **** будут продавать. После чего в разговор активно включилась жена брата. А.О.К. вышла из комнаты с руганью и нецензурными словами. Ей пытались сказать, чтобы она успокоилась. А.О.К. была очень агрессивна, стала угрожать им (А. и А.), говорить, что они не знают, что их еще ждет. После пошла в комнату, где открыла сервант, достала оттуда чашки, блюдца и стала бросать их в сторону А. и в его (А.) сторону. В этот момент они (А. и А.) шли в комнату. Там же в это время находился брат и отец. При этом он (А.) стоял в дверях, около серванта стоял – отец, а брат с женой стояли в районе дивана. Слева находился стол. А. была между диваном и столом, левее от него (А.). А. попыталась вести диалог по поводу продажи квартиры, но не получилось, все переросло в брань. Более того, А.О.К. стала пытаться пинать ногами, руками и толкать А. Отец в это время стоял, бездействовал, наблюдал. Брат тоже бездействовал, только рукой слегка придерживал А.О.К. Затем А.О.К. толкнула А. руками в грудь, отчего та не устояла и упала. В результате падения А. ударилась головой о край стола. Все это произошло очень быстро и неожиданно. Она лежала, он (А.) подошел к ней, помог подняться и увел ее в комнату. После этого брат с А.О.К. попытались уйти из квартиры, А. сказала им, что сейчас должны приехать сотрудники полиции, и они остались. По приезде сотрудников полиции А. написала заявление, после чего А. и он (А.) пошли в травмпункт, где у А. были зафиксированы телесные повреждения. Считает, что А.О.К. преднамеренно толкнула А., чтобы причинить ей боль.

Подсудимая А.О.К. в качестве доказательств своей невиновности ссылается на показания свидетелей А, А., К.

Так, свидетель А., допрошенный в судебном заседании, показал, что подсудимая является женой его старшего сына А. Потерпевшая является его (А.) бывшей женой. Он (А.), его старший сын – А., его жена – А.О., младший сын –и бывшая жена — А. собрались все вместе, чтобы решить жилищный вопрос, поскольку они получили еще одну квартиру в **** и должны разъехаться, но не пришли к общему решению, которое бы устроило всех. Квартирный вопрос тянется уже около года. В этот раз он (А.) и А. предложили вариант, при котором А. с женой согласны жить в квартире по **** совместно с ним (А.), а бывшая жена и младший сын – уезжают в новую квартиру. Бывшая супруга начала скандал. Анискина О.в это время находилась в маленькой комнате и не присутствовала при разговоре. А все остальные находились в кухне. А. стала выражаться в адрес О. нецензурными словами и ринулась вместе с А. в маленькую комнату, где находилась О. Там был скользкий пол, ламинат, А. поскользнулась и упала. О. при этом сидела в кресле и не вставала с кресла. А. стоял за потерпевшей, которая находилась в комнате, а за ним в коридоре стоял А. и за А. стоял он (А.). Больше он (А.) ничего не видел. При этом он не видел, чтобы О. наносила какие-либо удары А., либо толкала ее. Между А. и А.О.К. сложились неприязненные отношения из – за предвзятости бывшей супруги к А.О.К.

Свидетель А., допрошенный в судебном заседании, показал, что подсудимая является его женой, потерпевшая – его матерью. 23.10.2014 года он (А.) совместно с А.О.К. приехали в квартиру по адресу: **** решать квартирный вопрос совместно с А., А. и А., но разговор не получился, А. стала оскорблять жену и ее маму. В этот момент все, кроме его (А.) жены – А.О.К. находились в кухне, а А.О.К. находилась в маленькой комнате. Дальше пошла словесная перепалка между А. и его (А.) женой. А. неожиданно вспомнила звонок его (А.) тещи ей, где-то месяц назад и тут начались оскорбления в сторону О. А. забежала в комнату, где находилась А.О.К., продолжая оскорблять А.О.К. и толкать ее. Он (А.) переместился в комнату и стал между супругой и А., которая кидалась на А.О.К. А.О.К. же побои А. не наносила, не кидалась и не бросалась в ее сторону. Скорее всего, наоборот, кидалась А. на О. Он (А.) при этом находился между А. и А.О.К. и удерживал А. Как потерпевшая упала, он (А.) не видел, поскольку стоял лицом к супруге, обняв ее. А потерпевшую держал А.

Свидетель К., допрошенный в судебном заседании, пояснил, что А.О.К. является его коллегой по работе, находится непосредственно в его подчинении, работает ****. Совместно они работают около четырех лет, может охарактеризовать А.О.К. как грамотного специалиста, знающего свое дело, за все время ее работы, нареканий к ней никаких не было, жалоб от клиентов не поступало, нарушений трудовой дисциплины не было. Кроме того, по своей работе А.О.К. часто решает проблемы психологического характера в рамках взаимодействия сотрудников в коллективе. Алкоголем не злоупотребляет, у них вообще с этим строго.

Оценивая представленные сторонами доказательства, суд приходит к следующему.

К постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела от ****.2014 года суд относится критически, поскольку данным постановлением установлено лишь отсутствие в действиях А.О.К. признаков состава преступления, предусмотренного ст. 112 УК РФ. Данное постановление ничего не доказывает и не опровергает, поэтому суд не считает его ни доказательством обвинения, ни доказательством защиты.

Оценивая представленные потерпевшей медицинские документы, суд приходит к выводу, что только на их основании без учета мнения судебно-медицинского эксперта невозможно сделать достоверный вывод о наличии или отсутствии описанных повреждений, их связи с описываемыми событиями, а также степени причиненного вреда.

 В рамках данного уголовного дела была проведена судебно-медицинская экспертиза для определения характера и степени тяжести вреда, причиненного здоровью потерпевшего. Суду было представлено заключение эксперта № **** от 24.11.2014 года, согласно выводам которого «При обращении А. в городскую поликлинику **** г. Москвы и в городскую поликлинику № **** г. Москвы 24.10.2014 года, осмотрах врачами — специалистами и обследовании у нее каких-либо телесных повреждений (ран, ссадин, кровоподтеков, гематом, костно-травматических изменений, повреждений внутренних органов), в том числе и в области волосистой части головы, лица и грудной клети отмечено не было. Выставленный диагноз: «Ушиб мягких тканей головы» наличие телесных повреждений, а также данными врачебных осмотров, объективной клинической картиной и данными объективных методов исследования не подтвержден и судебно-медицинской оценке не подлежит. Объективное изменение у А. в затылочной области справа («Отечная припухлость») может быть расценено как результат внешнего воздействия в указанную область незадолго до обращения в поликлинику. Кроме того, данное изменение может носить и нетравматический характер. Данное изменение не расценивается как телесное повреждение и, следовательно, не оценивается по степени вреда здоровью. При обращении А. в городскую поликлинику № **** г. Москвы 24.10.2014 года и осмотре врачом-неврологом ей также был выставлен диагноз: «Цереброваскулярная болезнь. Хроническая ишемия головного мозга». Отмеченные состояния являются самостоятельными хроническими соматическими заболеваниями головного мозга нетравматического происхождения. Кроме того, согласно вступившему с 16.09.2008 года Приказу МЗ соцразвития РФ № 194 н от 24.04.2008 года «Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровья человека» п. 23: «При производстве судебно-медицинской экспертизы в отношении живого лица, имеющего какого-либо предшествующего травме заболевание либо повреждение части тела с полностью или частично ранее утраченной функцией, учитывается только вред, причиненный здоровью человека, вызванный травмой и причинно с ней связанный» и п. № 24 «Ухудшение состояния здоровья человека, вызванное… его возрастом, сопутствующей патологией и другими причинами, не рассматривается как причинение вреда здоровью». Таким образом, данный диагноз не находится в прямой причинной связи с событиями от 23.10.2014 года, описанными в постановлении, и судебно-медицинской оценке не подлежит».

Оценивая представленное заключение эксперта, суд приходит к выводу, что оснований не доверять ему нет, поскольку постановление о его назначении вынесено в соответствии со ст. 283 УПК РФ надлежащим процессуальным лицом, каких-либо нарушений положений ст.ст. 42, 47, 198 УПК РФ не допущено. Проведенное экспертное исследование соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, выполнено специалистами, квалификация которых у суда сомнений не вызывает. Оно соответствует требованиям ст.204 УПК РФ, оформлено надлежащим образом, научно обосновано, его выводы представляются суду ясными и понятными. Заключение эксперта не имеет какого-то преимущественного значения и как надлежащее равное другим доказательство подлежит оценке в совокупности с другими собранными по делу доказательствами. Оценивая данное заключение в совокупности с другими собранными по делу доказательствами, суд приходит к следующему.

Оценивая данное заключение в совокупности с другими собранными по делу доказательствами, суд приходит к следующему.

Потерпевшая А. пояснила, что в результате того, что А.О.К. ее толкнула, она (А.) потеряла равновесие, упала и при падении ударилась задней частью головы о край стола, в результате чего ей было нанесено повреждение в виде ушиба мягких тканей волосистой части головы.

Между тем, судебно-медицинским экспертом не установлено каких-либо повреждений, имеющихся или имевшихся у А.

Отмеченное у А. объективное изменение в затылочной области справа («отечная припухлость») может быть расценено как результат внешнего воздействия в указанную область незадолго до обращения в поликлинику, однако, данное изменение может носить и нетравматический характер.

Тот факт, что при обращении А. к врачу-травматологу ей был выставлен диагноз «ушиб мягких тканей волосистой части головы» не свидетельствует о том, что они были нанесены А.О.К. при описываемых А. обстоятельствах.

Наличие каких-либо повреждений судебно-медицинский эксперт не подтвердил. А.О.К. категорически отрицает совершение ею каких-либо насильственных действий в отношении А.

Суд не может признать, что показания потерпевшей могут иметь большую доказательственную силу, нежели показания подсудимой, и учитывает, что предположение в виновности, при отсутствии достоверных и допустимых доказательств не может служить основанием для вынесения обвинительного приговора, и что согласно ст. 49 Конституции РФ все неустранимые противоречия и сомнения в виновности подсудимой должны трактоваться в ее пользу.

Свидетели А. и А. также подтверждают показания подсудимой А.О.К. о том, что она никаких насильственных действий в отношении А. не совершала.

При этом суд критически относится к показаниям свидетеля А. о том, что подсудимая А.О.К. толкнула А., от чего последняя упала и ударилась о стол, поскольку данные показания опровергаются показаниями свидетелей А. и А., заключением судебно медицинской экспертизы.

Следовательно, убедительных доказательств нанесения А.О.К. повреждений А. 23.10.2014 года в судебное заседание не представлено.

Судом установлено, что 23.10.2014 года примерно в 23 часа 30 минут в квартире по адресу: **** между А. и А.О.К. произошел конфликт.

Однако, сам факт нанесения А.О.К. телесных повреждений А. не нашел своего подтверждения в судебном заседании.

Свидетели конфликта А., А., хотя и являются косвенно заинтересованным в исходе дела лицами, поскольку А. является мужем А.О.К., а А., являясь бывшим мужем А. испытывает неприязненные отношения к потерпевшей, однако показали, что конфликт между А. и А.О.К. действительно был, между тем А.О.К. во время конфликта телесных повреждений А. не наносила.

Оценивая доказательства, собранные по делу, суд учитывает, что показания свидетелей А., Анискина О.И. и подсудимой А.О.К. в целом согласуются друг с другом и дополняют друг друга.

Таким образом, суд приходит к твердому убеждению о том, что показания потерпевшей не нашли своего подтверждения в судебном заседании. По делу не имеется объективных доказательств, подтверждающих факт побоев или иных насильственных действий, причинивших потерпевшей физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Оценивая всю совокупность добытых и исследованных доказательств по данному делу, мировой судья приходит к выводу о том, что вина А.О.К. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ не нашла своего подтверждения в судебном заседании.

Статья 73 УПК РФ содержит перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;

3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;

5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

Данные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии состава преступления, предусмотренного 1 ст. 116 УК РФ.

Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях (Ст. 14 УПК РФ).

Обвинительный приговор может быть постановлен только при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Следовательно, А.О.К. подлежит оправданию за отсутствием состава преступления.

Потерпевшая в ходе судебного разбирательства дела заявила гражданский иск, в соответствии с которым просила взыскать с подсудимого компенсацию морального вреда в размере 100000 руб.

В соответствии с ч. 2 ст. 306 УПК РФ при постановлении оправдательного приговора, вынесении постановления или определения о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 24 и пунктом 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса (отсутствие события преступления и непричастность обвиняемого к совершению преступления), суд отказывает в удовлетворении гражданского иска. В остальных случаях суд оставляет гражданский иск без рассмотрения. Оставление судом гражданского иска без рассмотрения не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Поскольку суд пришел к выводу, что в действиях А.О.К. отсутствует состав преступления, гражданский иск подлежит оставлению без рассмотрения.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 302, 305-308, 309 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

А.О.К. по предъявленному обвинению по ч. 1 ст. 116 УК РФ оправдать за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Гражданский иск А. к А.О.К. о взыскании компенсации морального вреда оставить без рассмотрения.

Признать за А.О.К. право на реабилитацию, разъяснить оправданной порядок возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием (ст. 1100, 1070 ГК РФ),

Оправдательный приговор по уголовному делу № 01-015/32/2014 может быть обжалован в апелляционном порядке в Нагатинский районный суд г. Москвы в течении 10 суток со дня провозглашения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × три =