Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 16.01.2020 N 77-27/2020, 77-99/2019

Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 16.01.2020 N 77-27/2020, 77-99/2019. Приговор: Оправданы по ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Определение: Уголовное дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в ином составе суда.

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 января 2020 г. N 77-27/2020(77-99/2019)

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению прокурора Белгородской области на приговор Свердловского районного суда г. Белгорода от 4 июня 2019 года и апелляционное определение Белгородского областного суда от 31 июля 2019 года.

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода от 4 июня 2019 года

Т.Р., родившийся ДД.ММ.ГГГГ <адрес>, гражданин <данные изъяты>, зарегистрированный и проживающий по адресу: <адрес>, оперуполномоченный <данные изъяты>, с высшим образованием, холостой, несудимый,

оправдан в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ,

Т.А., родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, зарегистрированный по адресу: <адрес>, проживающий по адресу: <адрес>, оперуполномоченный <данные изъяты>, с высшим образованием, женатый, имеющий малолетнего ребенка, несудимый,

оправдан в совершении преступления, предусмотренного пп. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ,

П.В., родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, зарегистрированный и проживающий по адресу: <адрес>, оперуполномоченный <данные изъяты>, с высшим образованием, женатый, имеющий малолетнего ребенка, несудимый,

оправдан в совершении преступления, предусмотренного пп. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ,

П.Ю., родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, зарегистрированный и проживающий по адресу: <адрес>, старший оперуполномоченный <данные изъяты>, с высшим образованием, женатый, имеющий малолетнего ребенка, несудимый,

оправдан в совершении преступления, предусмотренного пп. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Мера пресечения Т.Р., Т.А., П.В., П.Ю. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменена.

Исковое заявление ФИО12 о компенсации морального вреда оставлено без рассмотрения на основании ч. 2 ст. 306 УПК РФ.

Разрешены вопросы об имуществе, на которое наложен арест, и вещественных доказательствах.

За Т.А., П.Ю., П.В. и Т.Р. признано право на реабилитацию и возмещение имущественного, морального вреда, восстановление трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав в порядке, предусмотренном ст. ст. 134, 136, 138 УПК РФ.

Апелляционным определением Белгородского областного суда от 31 июля 2019 года приговор Свердловского районного суда г. Белгорода от 4 июня 2019 года в отношении Т.Р., Т.А., П.В. и П.Ю. оставлен без изменения.

В кассационном представлении прокурор Белгородской области выражает несогласие с состоявшимися по делу судебными решениями. В доводах утверждает, что в апелляционном определении в нарушение ч. ч. 3 и 4 ст. 389.28 УПК РФ доводы апелляционной жалобы представителя потерпевшего и апелляционного представления государственного обвинителя рассмотрены не в полном объеме, суд апелляционной инстанции лишь коротко изложил их, уклонившись от собственного анализа доказательств. По мнению прокурора, суд первой инстанции, вопреки требованиям ст. ст. 87 — 88 УПК РФ, оставил без оценки противоречивые показания П.Ю., П.В., Т.А., данные в ходе судебного разбирательства, и их показания, данные на предварительном следствии и оглашенные в суде, о том, что в кабинете N в момент беседы с ФИО12 находились они, Т.Р. и трое курсантов. Указывает на отсутствие оценки суда доводам о противоречивости показаний свидетелей ФИО14 и ФИО15 Обращает внимание на отсутствие в приговоре оценки показаний свидетелей ФИО16 и ФИО17, ссылки на оглашенный в судебном заседании протокол и просмотренную видеозапись проверки показаний на месте свидетеля ФИО15, оценки исследованного административного материала в отношении ФИО12 Указывает, что апелляционное определение не содержит оценки доводов представления и жалобы о надуманности и неподтвержденности вывода суда первой инстанции о мотиве оговора ФИО12 сотрудников уголовного розыска и постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ППС, задержавших ФИО12 Считает ошибочным вывод суда о недоказанности применения к потерпевшему наручников в связи с отсутствием у него следов на запястьях. Просит апелляционное определение отменить, дело передать на новое апелляционное рассмотрение.

В возражениях на кассационное представление прокурора защитник оправданного Т.Р. — адвокат Н.Е.Б. опровергает доводы представления, просит оставить его без удовлетворения, приговор и апелляционное определение — без изменения.

Заслушав доклад судьи, изложившего содержание приговора, доводы кассационного представления и основания постановления о передаче кассационного представления в судебное заседание суда кассационной инстанции, поданных возражений, выступление прокурора, поддержавшего доводы кассационного представления, мнение защитников о законности и обоснованности судебных решений, судебная коллегия

установила:

органом предварительного следствия Т.Р., Т.А., П.В. и П.Ю. обвинялись в том, что они, являясь должностными лицами — оперуполномоченными <данные изъяты>, 13 июля 2017 года в помещении отдела полиции совершили действия, явно выходящие за пределы их полномочий, повлекшие нарушение прав и законных интересов ФИО12, охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия к потерпевшему, а Т.А., П.В. и П.Ю. также с применением специальных средств.

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода от 4 июня 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением Белгородского областного суда от 31 июля 2019 года, Т.Р., Т.А., П.В. и П.Ю. оправданы в связи с отсутствием в деянии состава преступления на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие нарушения по настоящему уголовному делу допущены.

В силу ч. 4 ст. 7 УПК РФ определение суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

В соответствии с ч. 3 ст. 389.28 УПК РФ в апелляционном определении указывается решение суда апелляционной инстанции по апелляционным жалобам и представлению и мотивы принятого решения.

Согласно неоднократно выраженной Конституционным Судом РФ правовой позиции, нормы закона, регламентирующие требования, предъявляемые к рассмотрению уголовных дел в судах апелляционной и кассационной инстанций, не предоставляют судам возможность игнорировать или произвольно отклонять доводы жалобы, не приводя фактические и правовые мотивы отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку мотивировка решения суда, во всяком случае, должна основываться на рассмотрении конкретных обстоятельств, нашедших отражение в материалах дела и дополнительно представленных сторонами материалах, а также на нормах материального и процессуального права, — иначе не может быть обеспечено объективное и справедливое разрешение уголовного дела. Конституционно-правовой смысл предписаний УПК РФ обязывают мотивировать судебные решения, в том числе подтверждающие законность и обоснованность приговора. Судебное решение может быть вынесено только после рассмотрения и опровержения доводов, выдвигаемых сторонами, в том числе в жалобах на состоявшийся приговор (Постановление от 3 мая 1995 года N 4-П, определения от 8 июля 2004 года N 237-О, от 25 января 2005 года N 42-О, от 12 ноября 2008 года N 1030-О-О, от 22 января 2014 года N 55-О, от 29 марта 2016 года N 610-О, от 28 марта 2017 года N 539-О, от 27 февраля 2018 года N 296-О, от 28 февраля 2019 года N 517-О, от 25 апреля 2019 года N 1147-О и другие).

Данные требования закона при рассмотрении уголовного дела по апелляционной жалобе представителя потерпевшего и апелляционному представлению государственного обвинителя на приговор Свердловского районного суда г. Белгорода от 4 июня 2019 года суд апелляционной инстанции выполнил не в полном объеме, надлежащим образом не мотивировал свое решение об оставлении приговора без изменения.

В апелляционной жалобе представителя потерпевшего ФИО12 — адвоката С.А.Н. и в апелляционном представлении государственного обвинителя содержались доводы, в том числе, о допущенных судом первой инстанции нарушениях требований уголовно-процессуального закона при исследовании и оценке доказательств, что привело к несоответствию выводов суда фактическим обстоятельствам дела, которые судом апелляционной инстанции проверены не были, мотивы принятых по ним решений апелляционное определение не содержит.

Так, суд апелляционной инстанции должным образом не исследовал и не дал мотивированных ответов в апелляционном определении доводам апелляционных жалобы и представления о противоречиях в показаниях П.Ю., П.В. и Т.А., данных в ходе судебного разбирательства, и оглашенных в суде их показаниях на предварительном следствии, о противоречивости показаний свидетелей ФИО14 и ФИО15, об отсутствии в приговоре показаний свидетелей ФИО16 и ФИО17, об отсутствии ссылки на оглашенный в судебном заседании протокол и просмотренную видеозапись проверки показаний ФИО15 на месте, а также об отсутствии оценки в приговоре исследованного административного материала в отношении ФИО12, о неподтвержденности вывода суда первой инстанции о мотиве оговора ФИО12 сотрудников уголовного розыска, и об отсутствии оценки постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ППС, задержавших ФИО12.

Таким образом, нерассмотрение и немотивированное отклонение судом апелляционной инстанции указанных выше доводов апелляционной жалобы представителя потерпевшего и апелляционного представления является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, а именно ст. 389.28 УПК РФ, поскольку апелляционное определение должно содержать мотивы принятого решения по всем доводам апелляционной жалобы, представления.

Кроме того, по смыслу закона, любое судебное решение состоит из вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частей, представляет собой единый логически связанный документ, резолютивная часть которого должна вытекать из содержания его описательно-мотивировочной части. Несоответствие резолютивной части судебного решения другим его частям, а равно противоречие в выводах суда, изложенных в описательно-мотивировочной и резолютивной частях судебного акта, свидетельствует о его необоснованности и незаконности.

Проверяя законность приговора, суд апелляционной инстанции в своем определении указал на обоснованность вывода суда первой инстанции о недоказанности события преступления при тех обстоятельствах, которые органом предварительного расследования были вменены в вину оправданным Т.Р., Т.А., П.Ю. и П.В.

При этом суд апелляционной инстанции не учел, что судом первой инстанции Т.Р., Т.А., П.В. и П.Ю. оправданы по предъявленному обвинению в совершении преступления на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления, а не за неустановлением события преступления, что является явным противоречием.

В силу ст. 401.6 УПК РФ пересмотр в кассационном порядке приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения, как акта правосудия.

Допущенные судом апелляционной инстанции существенные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела, являются нарушениями, искажающими саму суть правосудия и смысл судебного решения, как акта правосудия.

Установленный законом годичный срок для пересмотра судебных решений с ухудшением положения осужденного, о чем ставит вопрос прокурор в кассационном представлении, по делу не истек.

При таких обстоятельствах, кассационное представление прокурора Белгородской области подлежит удовлетворению, апелляционное определение Белгородского областного суда от 31 июля 2019 года — отмене с передачей дела на новое апелляционное рассмотрение, в ходе которого суду апелляционной инстанции следует устранить нарушения уголовно-процессуального закона, проверить законность, обоснованность и справедливость приговора, вынести решение, соответствующее требованиям ст. 389.28 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 401.14 и 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

кассационное представление прокурора Белгородской области удовлетворить.

Апелляционное определение Белгородского областного суда от 31 июля 2019 года в отношении Т.Р., Т.А., П.В. и П.Ю. отменить, уголовное дело передать на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три + 4 =