Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 10.03.2020 N 77-157/2020

Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 10.03.2020 N 77-157/2020. Приговор: Ст. 228.1 УК РФ (незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов…). Постановление: Приговор изменен: переквалифицированы действия осужденных с п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и назначенное по приговору наказание снижено каждому из осужденных.

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 марта 2020 г. N 77-157/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению заместителя прокурора Тульской области М.Д.Ю., кассационной жалобе защитника осужденного Ю. — адвоката Р.М.А. с дополнениями осужденного Ю. к кассационной жалобе защитника на приговор Центрального районного суда г. Тулы от 18 сентября 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Тульского областного суда от 10 апреля 2019 года.

По приговору Центрального районного суда г. Тулы от 18 сентября 2018 года

Ю., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин Российской Федерации, ранее не судимый,

осужден по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 200 000 рублей.

Срок наказания исчислен с 18 сентября 2018 года. Зачтено в срок наказания время содержания под стражей с 19 июня 2017 года по 17 сентября 2018 года включительно.

Мера пресечения оставлена без изменения — заключение под стражу.

З., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженка <адрес> гражданка Российской Федерации, ранее не судимая,

осуждена по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 300 000 рублей.

Срок наказания исчислен с 18 сентября 2018 года. Зачтено в срок наказания время содержания под стражей с 19 июня 2017 года по 17 сентября 2018 года включительно.

Мера пресечения оставлена без изменения — заключение под стражу.

П., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин Республики Украина, ранее не судимый,

осужден по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 300 000 рублей.

Срок наказания исчислен с 18 сентября 2018 года. Зачтено в срок наказания время содержания под стражей с 19 июня 2017 года по 17 сентября 2018 года включительно.

Мера пресечения оставлена без изменения — заключение под стражу.

К., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин Российской Федерации, ранее не судимый,

осужден по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 200 000 рублей.

Срок наказания исчислен с 18 сентября 2018 года. Зачтено в срок наказания время содержания под стражей с 19 июня 2017 года по 17 сентября 2018 года включительно.

Мера пресечения оставлена без изменения — заключение под стражу.

Решен вопрос о вещественных доказательствах.

Апелляционным определением Тульского областного суда от 10 апреля 2019 года приговор изменен: из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание о том, что «в судебном заседании была установлена та степень организованности, сплоченности, устойчивости и стабильности, которые позволяют отнести деяние к совершенному организованной группой», в остальном приговор оставлен без изменения, а апелляционные жалобы и апелляционное представление — без удовлетворения.

В кассационном представлении заместитель прокурора Тульской области М.Д.Ю. на основании установленных судом обстоятельств совершения Ю., З., П. и К. преступления, указывает на несоответствие юридической квалификации действий осужденных, как оконченного преступления, фактическим обстоятельствам дела, согласно которым Ю., З., П. и К., разместив наркотики в тайниках и сообщив их адреса «диспетчеру», хотя и выполнили отведенную им роль в группе, однако «диспетчер», не являющийся приобретателем наркотических средств, не довел информацию о местах тайников до сведения иных лиц, являющихся потребителями наркотиков. Полагает, что в силу требований ст. 14 УПК РФ приговор и апелляционное определение следует изменить, действия Ю., З., П. и К. переквалифицировать с п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ с назначением каждому наказания с учетом положений ч. 3 ст. 66 УК РФ в виде лишения свободы со штрафом.

В кассационной жалобе защитник осужденного Ю. — адвокат Р.М.А. оспаривает судебные решения ввиду неправильного применения уголовного закона, нарушения уголовно-процессуального закона, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Считает, что действия осужденных необоснованно квалифицированы как оконченное преступление, так как доказательств передачи неустановленным лицом, выполнявшим функции «диспетчера», сообщений о месте «закладок» наркотических средств их приобретателям в материалах уголовного дела не имеется.

Указывает, что покупатели наркотических средств ФИО24 ФИО16, ФИО17, ФИО18, ФИО19 показали о приобретении наркотических средств в период с января по май 2017 года путем перечисления денежных средств на номер карты, присланный «диспетчером», в инкриминируемый период с 12 июня 2017 года по 17 июня 2017 года они наркотических средств не приобретали.

Обращает внимание, что в приговоре не дана оценка показаниям свидетеля ФИО20 — следователя УФСБ РФ по <адрес>, из показаний которого следует, что действия Ю. за рамки группы не выходили, наркотическими средствами участники обменивались между собой и не довели преступление до конца по не зависящим от них обстоятельствам.

Указывает, что П. и З. при получении наркотических средств, расфасовывали их, помещали в тайник и указывали его адрес «диспетчеру», а тот сообщал адрес тайника К. и Ю., которые должны были их разложить по разным адресам. При этом Ю. таких закладок не делал и был задержан при попытке забрать крупную партию наркотических средств, ранее размещенную П. и З.

Просит приговор изменить, квалифицировать действия Ю. по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, снизить срок наказания.

В дополнении к кассационной жалобе защитника — адвоката Р.М.А. осужденный Ю. указывает, что его действия подлежат квалификации по ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, поскольку выданное им сотрудникам ФСБ наркотическое средство массой 2,13 г отнесено к значительному, а не к крупному размеру, преступление не было окончено и пресечено на стадии приготовления. Обращает внимание, что по эпизоду от 19 июня 2017 года он был задержан при попытке забрать наркотическое средство из закладки, где наркотическое средство отсутствовало, а сотрудниками ФСБ был заложен «муляж».

Не соглашаясь с назначенным наказанием, считает необходимым учесть признанные судом смягчающие наказание обстоятельства, а также отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, принять во внимание состояние его здоровья, признав совокупность смягчающих наказание обстоятельств исключительной.

Просит приговор изменить, квалифицировать его действия по ч. 1 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, назначить наказание с учетом положений ч. 6 ст. 15 и ст. 64 УК РФ, без дополнительного наказания в виде штрафа.

Заслушав доклад судьи Е.А.Р., изложившего содержание приговора, доводы кассационного представления и кассационной жалобы с дополнением к ней, основания передачи уголовного дела для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, выступления прокурора Е.А.В., поддержавшей кассационное представление и полагавшей приговор изменить в части квалификации действий осужденных как покушения на преступление со смягчением назначенного наказания, осужденного Ю. и его защитника — адвоката Б.О.Р., поддержавших доводы кассационной жалобы, осужденных З., П., К., их защитников — адвокатов З.А.В., П.А.С., С.Д.В., полагавших приговор изменить по доводам кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

по приговору суда Ю., З., П. и К. осуждены за незаконный сбыт наркотических средств, в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено в г. Туле и пресечено в период времени с 19 июня 2017 года по 22 июня 2017 года при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.

Проверив материалы уголовного дела, доводы кассационного представления и кассационной жалобы с дополнением к ней, судебная коллегия приходит к следующему.

Из материалов уголовного дела следует, что суд на основе оценки исследованных в ходе судебного следствия достоверных и допустимых доказательств установил фактические обстоятельства дела, причастность З., П., К. и Ю. к незаконному обороту наркотических средств. Доводы кассационной жалобы о том, что Ю. не осуществлял закладку наркотических средств в тайники, не соответствует установленным обстоятельствам совершения преступления, из которых следует, что Ю. 13 июня 2017 года и 14 июня 2017 года, согласно отведенной ему роли, осуществил размещение в тайниках разовых доз наркотического средства, о чем сообщил «диспетчеру».

Представленные сторонами доказательства проверены судом в соответствии с требованиями ст. 87 УПК РФ в совокупности с другими доказательствами по делу и оценены с учетом правил, предусмотренных ст. 88 УПК РФ.

Вопреки доводам кассационной жалобы адвоката Р.М.А. показаниям свидетеля ФИО20, который отвечал на вопросы защитников К. и Ю., относящиеся к подтверждению фактов и обстоятельств, указанных в обвинительном заключении, судом оценки не дано, поскольку они не относятся к предмету доказывания по уголовному делу.

Доводы кассационного представления и кассационной жалобы защитника осужденного Ю. о неправильной квалификации действий осужденных, как оконченного преступления, заслуживают внимания.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие нарушения при рассмотрении уголовного дела судом допущены.

Исходя из требований ч. 2 ст. 297 УПК РФ, приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

В силу ст. 14 УПК РФ приговор не может быть основан на предположениях, а неустранимые сомнения в виновности обвиняемых толкуются в их пользу.

Из установленных судом обстоятельств совершения преступления следует, что Ю. и К., действуя по предварительному сговору с З., П. и неустановленным лицом, выполнявшим функции «диспетчера», размещали разовые дозы наркотического средства в тайниках на территории г. Тулы, координаты тайников посредством смс-сообщений отправляли на телефонный номер, используемый неустановленным лицом, выполнявшим функции «диспетчера». Указанные наркотические средства в период времени с 19 по 22 июня 2017 года были изъяты сотрудниками УФСБ России по Тульской области в ходе следственных действий. Достоверные доказательства факта передачи потенциальным покупателям информации о местах размещения в тайниках наркотических средств, за незаконный оборот которых осуждены Ю., З., П. и К., в приговоре не приведены.

Таким образом Ю., З., П. и К., действовавшими в соответствии с отведенными им ролями при совершении преступления группой лиц по предварительному сговору, не были выполнены все действия, необходимые и достаточные для осуществления незаконного сбыта наркотических средств.

При таких обстоятельствах вывод суда о совершении осужденными оконченного преступления не соответствует установленным фактическим обстоятельствам дела, согласно которым действия осужденных подлежат квалификации по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, как покушение на незаконный сбыт наркотических средств, в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору. С учетом изложенного, приговор Центрального районного суда г. Тулы от 18 сентября 2018 года подлежит изменению с назначением наказания в соответствии с правилами, предусмотренными ч. 3 ст. 66 УК РФ, а осужденному Ю. также и с учетом положений ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Указанное нарушение уголовного закона не было устранено при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, в связи с чем изменению подлежит и апелляционное определение.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

кассационное представление заместителя прокурора Тульской области М.Д.Ю. в отношении осужденных Ю., З., П. и К. удовлетворить, кассационную жалобу защитника осужденного Ю. — адвоката Р.М.А. с дополнениями к ней осужденного Ю. удовлетворить частично.

Приговор Центрального районного суда г. Тулы от 18 сентября 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Тульского областного суда от 10 апреля 2019 года в отношении осужденных Ю., З., П., К. изменить:

переквалифицировать действия Ю., З., П. и К., каждого, с п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и назначить наказание:

Ю. — 9 (девять) лет 10 (десять) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 200 000 (двести тысяч) рублей;

З. — 11 (одиннадцать) лет 10 (десять) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 300 000 (триста тысяч) рублей;

П. — 11 (одиннадцать) лет 10 (десять) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 300 000 (триста тысяч) рублей;

К. — 10 (десять) лет 10 (десять) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 200 000 (двести тысяч) рублей.

В остальном приговор и апелляционное определение оставить без изменения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девять − 8 =