Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 12.02.2020 N 77-131/2020

Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 12.02.2020 N 77-131/2020. Приговор: Ст. ст. 158, 167 УК РФ (кража; умышленные уничтожение или повреждение имущества). Определение: Приговор изменен: из описательно-мотивировочной части исключено указание на назначение наказания с применением положений ч. 2 ст. 68 УК РФ; назначенное осужденному наказание смягчено; по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено наказание в виде лишения свободы на срок 4 года 9 месяцев.

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 февраля 2020 г. N 77-131/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе защитника-адвоката Б., действующего в интересах осужденного М. ФИО21, на приговор Наро-Фоминского городского суда Московской области от 24 апреля 2019 года, которым

М. ФИО22, родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, гражданин РФ, неработавший, зарегистрированный по адресу: <адрес>, судимый:

12 октября 2017 года Головинским районным судом г. Москвы по ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 119, п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ, с применением ст. ст. 69, 73 УК РФ, к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года и возложением обязанностей,

осужден к лишению свободы:

— по ч. 1 ст. 167 УК РФ сроком на 6 месяцев;

— по п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ сроком на 4 года 9 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 5 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ М.И.П. отменено условное осуждение по приговору от 12 октября 2017 года.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к вновь назначенному наказанию неотбытой части по приговору Головинского районного суда г. Москвы от 12 октября 2017 года, окончательно назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения М.И.П. оставлена без изменения — заключение под стражу.

Срок наказания М.И.П. исчислен с 24 апреля 2019 года, зачтено в срок наказания время содержания под стражей с 16 октября 2018 года по день вступления приговора в законную силу.

С М.И.П. в счет возмещения материального ущерба в пользу потерпевшего ФИО10 взыскано 78 589 рублей; в счет возмещения материального ущерба в пользу потерпевшей ФИО11 — 1 490 849 рублей 75 копеек.

Разрешены вопросы о вещественных доказательствах и взыскании с осужденного процессуальных издержек.

В апелляционном порядке приговор не обжаловался и вступил в законную силу 07 мая 2019 года.

В кассационной жалобе адвокат, действующий в интересах осужденного М.И.П., выражает несогласие с состоявшимся в отношении его подзащитного приговором, считает, что он вынесен с существенными нарушениями норм уголовного и уголовно-процессуального законов, повлиявшими на исход дела. Полагает, что суд не мотивировал признание отягчающим наказание обстоятельством совершение М.И.П. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 167 УК РФ, в состоянии алкогольного опьянения, поскольку факт опьянения в день совершения преступления не подтвержден медицинскими документами, а мотивом преступления явился конфликт М.И.П. с потерпевшим. Обращает внимание на то, что в действиях осужденного отсутствует рецидив преступлений, однако суд в приговоре определил наказание М.И.П. с учетом положений ч. 2 ст. 68 УК РФ. Считает, что сумма ущерба по эпизоду хищения денежных средств, установленная судом, основана на предположениях, доказательствами не подтверждена. Указывает, что суд в основу приговора положил субъективные мнения физических лиц, полученные без опознания или сравнительного исследования. Ссылаясь на заключения экспертиз, полагает, что видеозапись, следы обуви, пальцев рук, изъятые с места происшествия, не подтверждают причастность М.И.П. к совершению преступления. Просит приговор изменить, смягчить назначенное наказание.

Заслушав доклад судьи, изложившей обстоятельства дела, содержание судебного решения, доводы кассационной жалобы и основания ее передачи на рассмотрение суда кассационной инстанции, выступление защитника — адвоката по уголовным делам и осужденного, поддержавших кассационную жалобу и просивших ее удовлетворить, мнение прокурора о частичном удовлетворении кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

М.И.П. признан виновным в умышленном повреждении чужого имущества, повлекшем причинение значительного ущерба, а также в краже чужого имущества, с незаконным проникновением в помещение, в особо крупном размере.

Преступления совершены 31 августа 2018 года и 16 октября 2018 года соответственно в г. Наро-Фоминске Московской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Как следует из материалов уголовного дела, фактические обстоятельства судом установлены правильно, вывод суда о виновности М.И.П. в умышленном повреждении чужого имущества, причинившем значительный ущерб, и квалификация действий М.И.П. по ч. 1 ст. 167 УК РФ являются правильными, основаны на всесторонне и полно исследованных в судебном заседании доказательствах, которые надлежаще оценены в приговоре. Гражданский иск разрешен в соответствии с законом, ущерб взыскан согласно заключению экспертизы в сумме, которая необходима для полного восстановления поврежденного имущества, и с которой согласился осужденный в судебном заседании.

Обоснованность осуждения, правильность квалификации действий по ч. 1 ст. 167 УК РФ сомнений не вызывает, как и обоснованность взыскания с осужденного причиненного ущерба в сумме 78589 рублей, и не оспаривается в кассационной жалобе.

Вывод суда о виновности М.И.П. в тайном хищении чужого имущества в особо крупном размере, совершенном с незаконным проникновением в помещение, подтвержден приведенными в приговоре доказательствами: показаниями потерпевшей ФИО11, а также свидетелей ФИО12, ФИО13, ФИО14 о том, что при просмотре видеозаписи с камер наблюдений из магазина, они увидели, как М.И.П. совершил хищение имущества и денежных средств потерпевшей; общая сумма похищенного, как было установлено впоследствии, составила 1 490 849 рублей 75 копеек; показаниями свидетелей ФИО23, ФИО16, ФИО17 применительно к обстоятельствам дела.

Вышеуказанные показания согласуются с протоколом осмотра места происшествия, заключением эксперта, протоколом выемки, осмотром детализации телефонных соединений М.И.П., а также протоколами выемки и осмотра записей камер видеонаблюдения, из которых видны обстоятельства хищения М.И.П. имущества из магазина; другими доказательствами, подробно изложенными в приговоре. Оснований для оговора осужденного со стороны потерпевшей либо свидетелей судом не установлено.

Суд обоснованно положил в основу приговора вышеизложенные доказательства, поскольку они согласуются между собой, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. При этом все доказательства проверены и оценены судом в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 87 и 88 УПК РФ с точки зрения относимости, допустимости, а в совокупности достаточности для постановления в отношении осужденного обвинительного приговора. Ставить под сомнение правильность оценки судом доказательств по делу оснований не имеется, поэтому доводы жалобы о невиновности М.И.П. в совершении хищения имущества ФИО11 и отсутствии доказательств этому, о недостоверности показаний свидетелей, проверялись судом и своего подтверждения не нашли, обоснованно были отвергнуты с приведением мотивов принятых решений.

В силу положений ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационной жалобы суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального закона.

С учетом указанного ограничения доводы кассационной жалобы защитника, в которых он по существу утверждает о том, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, в силу прямого указания закона проверке в кассационном порядке не подлежат.

Суд, установив фактические обстоятельства дела, верно квалифицировал действия М.И.П. по п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ, как кража, то есть тайное хищение чужого имущества, с незаконным проникновением в помещение, в особо крупном размере.

Вместе с тем, при назначении осужденному наказания судом допущены такие существенные нарушения уголовного закона, повлиявшие на исход дела, которые в соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ являются основаниями изменения приговора суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке.

Согласно ч.ч. 1, 3 ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и с учетом положений его Общей части. При этом при назначении виновному наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

При назначении осужденному наказания суд в качестве смягчающих обстоятельств обоснованно учел наличие малолетнего ребенка, по преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 167 УК РФ, также признание вины и раскаяние в содеянном, активное способствование расследованию преступления.

Учтены судом и все установленные данные о личности виновного.

Вопреки доводам кассационной жалобы, суд обоснованно признал в качестве отягчающего наказание по ч. 1 ст. 167 УК РФ обстоятельства — совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя. Вывод суда в приговоре мотивирован, оснований не согласиться с ним у судебной коллегии не имеется.

Вместе с тем, мотивируя назначение М.И.Н. наказания, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии по делу отягчающего наказание обстоятельства — рецидива преступлений, однако, указал, что при назначении наказания учитывает требования ч. 2 ст. 68 УК РФ, которые предусматривают правила назначения наказания при рецидиве преступлений.

Таким образом, суд применил в данном деле уголовный закон, который не подлежал применению, в связи с чем приговор в части назначения наказания М.И.П. подлежит изменению.

Также необоснованно суд указал об исчислении срока наказания с момента оглашения приговора с 24 апреля 2019 года и не конкретизировал норму закона, подлежащую применению при зачете времени содержания осужденного под стражей в период предварительного следствия и судебного разбирательства.

Исходя из требований ч. 3 и п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ время содержания лица под стражей засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима, начиная со дня заключения лица под стражу до вступления приговора в законную силу, что подлежит указанию в резолютивной части приговора.

Суд, указывая в приговоре о зачете в срок наказания М.И.П. времени содержания его под стражей, сослался на несуществующие нормы закона, поэтому приговор в этой части подлежит уточнению.

Отбывание наказания осужденному назначено в соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ правильно.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

кассационную жалобу защитника — адвоката Б.А.В. в интересах осужденного М.И.П. удовлетворить частично.

Приговор Наро-Фоминского городского суда Московской области от 24 апреля 2019 года в отношении М. ФИО24 изменить:

исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание на назначение наказания с применением положений ч. 2 ст. 68 УК РФ;

смягчить назначенное осужденному наказание:

по ч. 1 ст. 167 УК РФ до 5 месяцев лишения свободы,

по п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ до 4 лет 7 месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний назначить М.И.П. наказание в виде лишения свободы на срок 4 года 9 месяцев.

На основании ст. 70 УК РФ к наказанию, назначенному по данному приговору, частично присоединить неотбытое наказание по приговору Головинского районного суда г. Москвы от 12 октября 2017 года, и окончательно назначить М.И.П. наказание по совокупности приговоров в виде лишения свободы на срок 5 лет 3 месяца с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания М.И.П. исчислять со дня вступления приговора в законную силу, то есть с 07 мая 2019 года.

Зачесть в срок лишения свободы М.И.П. время содержания его под стражей с 16 октября 2018 года по день вступления приговора в законную силу — по 06 мая 2019 года включительно, в соответствии с п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима. В остальном приговор в отношении М. ФИО25 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × один =