Отсутствие в деянии состава преступления в уголовном деле о налоговом преступлении

Отсутствие в деянии состава преступления в уголовном деле о налоговом преступлении (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) — как основание для прекращения уголовного дела о налоговом преступлении.

В судебно-следственной практике распространены случаи прекращения уголовных дел о налоговых преступлениях в связи с отсутствием каждого из четырех основных элементов состава преступления. Так, если проверять соблюдение критерия объекта преступного посягательства, конкретизирующегося в налоговых преступлениях в предмете преступления, выражающегося в сумме неуплаченных налогов, сборов и (или) страховых взносов, то нередки ситуации, при которых в процессе расследования налогового преступления пороговая сумма крупного или особо крупного размера причиненного ущерба увеличивается законодателем ввиду изменения уровня прожиточного минимума и экономической ситуации в государстве. Поскольку все сомнения толкуются в пользу обвиняемого-налогоплательщика, то в случае несоответствия причиненного ущерба размеру, установленному в примечаниях к ст. 198, 199, 199.1 УК РФ, уголовное дело подлежит прекращению, а налогоплательщик — привлечению к иным видам юридической ответственности.

С данным основанием прекращения уголовного дела о налоговом преступлении связана проблема надлежащей оценки судебного постановления по гражданскому (арбитражному) делу, вступившему в законную силу, по оспариваемой сумме налога или о признании действий и решений налоговых органов при проведении мероприятий налогового контроля незаконными. Применение принципа преюдиции (ст. 90 УПК РФ) предполагает признание обстоятельств, установленных вступившим в законную силу решением суда, без дополнительной проверки. Тем не менее правоприменитель должен в каждом конкретном случае при анализе материалов уголовного дела о налоговом преступлении проверять, как влияет принятое судом решение и установленные в нем юридические факты и правоотношения на событие и состав налогового преступления.

В судебно-следственной практике также распространены случаи неустановления личного интереса как факультативного признака преступления, предусмотренного ст. 199.1 УК РФ (неисполнение обязанностей налогового агента). Личный интерес как мотив преступления может выражаться в стремлении виновного лица извлечь выгоду имущественного или неимущественного характера. При этом правоприменитель указал на отсутствие в действиях лица признаков преступления, даже если налоговый агент не исполнял обязанности по правильному и своевременному исчислению, удержанию и перечислению в бюджет налогов и (или) сборов в крупном или особо крупном размере, если это не связано с личными интересами. Свердловский областной суд отменил приговор Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 30 августа 2016 г. в отношении И., осужденной за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199.1 УК РФ, и постановил оправдательный приговор на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. И., будучи руководителем организации, мотивировала свои действия не необходимостью улучшения и сохранения материального благосостояния, как личного, так и организации, а также продолжения своей трудовой деятельности, а опасениями за судьбу трудового коллектива. Ее показания подтверждались собранными письменными доказательствами по уголовному делу, в том числе справками о существенно сократившемся размере дохода.

Из статьи Баркаловой Е.В. «К вопросу о прекращении уголовного дела о налоговом преступлении».

Источник: http://www.consultant.ru

2 комментария

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пятнадцать − девять =