О времени открытия наследства и порядке исчисления сроков

В статье Дерюгиной Т.В. «О времени открытия наследства и порядке исчисления сроков» рассматривается проблема определения момента открытия наследства в случае смерти лиц, наследующих друг за другом в один день.

Автор проанализировал проблемы, связанные с порядком исчисления сроков, обусловленных моментом открытия наследства и вступлением в него. В статье обозначен ряд проблем, в частности, о возможном отсутствии воли лица, вступающего в наследство как коммориент, либо невозможности выражения им воли в силу нахождения в бессознательном состоянии. Обоснована возможность использования презумпции воли на вступление в наследство, ограниченной случаями, когда состояние лиц делает невозможным ее выражение.

Более пяти лет прошло с момента внесения изменений в часть третью Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) относительно правила о времени открытия наследства лиц, умерших в один день, момент смерти которых возможно установить. Однако до настоящего времени ясности в применении данных норм нет. Возникающие проблемы связаны в равной мере как с осуществлением субъективных гражданских прав, так и с исполнением, к примеру, налоговых обязанностей. Указанная проблема выходит за рамки гражданского права, вторгаясь и в сферу публичных правоотношений.

Существует целый комплекс вопросов, на которые обращается внимание в научной литературе. Например, из-за разницы в часовых поясах России возможна ситуация, когда умерший ранее будет наследовать за лицом, умершим позже <1>. Такое положение создает юридическую фикцию, в результате которой время смерти наследника, указанное в справке о смерти, будет ранее времени смерти наследодателя.

Толкование п. 2 ст. 1114 ГК РФ свидетельствует о том, что граждане, умершие в один день, наследуют друг за другом, при условии возможности установления момента их смерти. Из этого правила вытекает, что к наследованию будут призываться только наследники последнего из умерших. При этом норма не связывает принятие наследства с выражением воли последнего из умерших, более того, не упоминается и тот случай, когда лицо находится без сознания и не может тем самым выразить свою волю. Существующее положение, на наш взгляд, является некорректным с позиции как гражданско-правовой доктрины, так и действующего законодательства, так как наследование осуществляется с нарушением правил о принятии наследства: лицо, не выразившее волю и не принявшее наследство, не приобретшее в силу этого права собственности, тем не менее распоряжается им в силу закона путем передачи по наследству своим наследникам. Таким образом, нарушаются общие принципы принятия наследства, приобретения права собственности, как, впрочем, и вся логика универсального правопреемства при наследовании имущества.

Приобретение права на наследство опосредовано действиями, направленными на его принятие: подачей заявления нотариусу или уполномоченному лицу либо совершением действий, свидетельствующих о фактическом принятии (п. 1 и 2 ст. 1153 ГК РФ). В силу этого, лицо, умершее в один день с наследодателем, должно совершить действия по юридическому либо фактическому принятию наследства. Исключение из этого правила составляют правила о наследственной трансмиссии, указывающей на возможность перехода прав на принятие наследства от лица, не успевшего его принять (ст. 1156 ГК РФ). И здесь необходимо обратить внимание на формулировку «умер… не успев принять», то есть лицо желало, но по ряду причин не приняло наследство. Тогда, как в случае с лицами, умершими в один день, такого желания (воли) у наследника может и не быть. Тем не менее именно этой конструкцией в настоящее время пользуется правоприменитель.

Здесь, впрочем, не следует забывать и об общем порядке, предусмотренном гражданским законодательством, для исчисления сроков. Течение срока начинается на следующий день после наступления события (ст. 191 ГК РФ). Можно, конечно, попытаться рассматривать формулировку п. 1 ст. 1114 ГК РФ об открытии наследства в момент смерти как исключение из общего правила. Однако неточность выражения не позволяет однозначно сделать такой вывод, так как момент наступления какого-либо срока либо события и порядок исчисления срока — разные категории (речь идет о статике и динамике, другими словами — о состоянии гражданского правоотношения) <2>. Толкование же ст. 1154 ГК РФ о сроке принятия наследства, без сомнений, отсылает нас к ст. 191 ГК РФ, что позволяет говорить об общем порядке исчисления сроков и в случае принятия наследства. О таком подходе к толкованию говорится и в п. 38 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 (ред. от 24.12.2020) «О судебной практике по делам о наследовании».

Ситуация со сроком принятия наследства виделась бы по-иному, если бы законодатель оперировал понятием момента открытия наследства, а не дня открытия, как указано в п. 1 ст. 1154 ГК РФ. Но и в данном случае возникает проблема. В частности, при переходе имущества в порядке наследственной трансмиссии по завещанию к юридическому лицу оно признается наследником, если существует на день открытия наследства (абз. 2 п. 1 ст. 1116 ГК РФ), тогда как при наследовании, как по закону, так и по завещанию, законодатель оперирует понятием момента открытия наследства. Таким образом, наследник — физическое лицо вступает в наследство раньше, чем наследник — юридическое лицо, из чего следует, что наследство переходит не «в один и тот же момент» (п. 1 ст. 1110 ГК РФ).

В целом такая ситуация при грамотной формулировке нормы возможна, так как в силу установления закона специальная норма может содержать правило, отличное от общей нормы. Более того, в силу общеправового принципа приоритета действия специальной нормы перед общей она и будет применяться в случае возникновения событий, описанных в п. 2 ст. 1114 ГК РФ, впрочем, и сам закон указывает на возможность отступления от правила о едином моменте перехода наследства (п. 1 ст. 1110 ГК РФ).

В научной литературе приводятся различные подходы, позволяющие преодолеть сложившуюся ситуацию. В частности, предлагается установить презумпцию воли наследника на принятие наследства <3>, что безусловно разрешает проблему выражения воли лица на принятие наследства. Другие авторы указывают на возможность (помимо установления презумпции) закрепить правило о последовательности наследования в зависимости от последовательности наступления смерти, тем самым уходя от необходимости установления момента смерти <4>, что также является позитивным моментом по сравнению с действующим законодательством. Третьи предлагают использовать конструкцию ст. 1156 ГК РФ о наследственной трансмиссии <5>. Безусловно, такой подход заслуживает пристального внимания, так как позволяет наследникам лица, не успевшего принять наследство, наследовать за ним. И здесь бы проблема была разрешена, если бы законодатель изначально указал в норме на презумпцию воли о принятии наследства.

Обозначенную проблему предлагается также разрешать посредством изменения способа исчисления течения сроков. Авторами указывается, что, по сути, указание в ст. 1114 ГК РФ на момент смерти позволяет говорить о необходимости исчисления сроков строго с указанного времени, а не с начала следующих суток <6>. В целом такой подход приветствуется, более того, он позволил бы разрешить многие проблемы, связанные с наследованием имущества лицами, умершими в один день. Однако, как мы указали ранее, без изменения ст. 1154 ГК РФ, а также внесения изменений в ст. 191 ГК РФ такое толкование не вполне соответствует закону.

Занять иную позицию не позволяет и правило, предусмотренное в п. 4 ст. 1152 ГК РФ, указывающее на момент возникновения прав на имущество, входящее в наследственную массу, со дня открытия наследства (в том числе в случаях, если переход права на имущество подлежит государственной регистрации). Если в предыдущих нормах мы могли предложить изменить формулировку со дня смерти на момент смерти, то данная норма прямо связана с другим отраслями права, по сути, она является основой для применения законодательства, связанного с взысканием налогов, ведением исполнительного производства и проч. Именно подход, существующий сегодня, позволяет законодателю миновать этап начисления налогов на имущество, принадлежащее наследодателю несколько часов. При этом следует отметить, что и п. 7 ст. 408 Налогового кодекса РФ (далее — НК РФ) оперирует понятием дня открытия наследства.

Проведенное исследование показывает, что только лишь внесение изменений относительно исчисления сроков либо устранение коллизий за счет упоминания в статьях времени открытия наследства проблем, связанных с наследованием коммориентами имущества, не решит, а в некоторых случаях может создать новые. Необходимо также разрешить проблему волеизъявления лица на принятие наследства.

В научной литературе указанные проблемы предлагается решать двумя способами. О первом мы упоминали выше, он связан с необходимостью внесения в законодательство презумпции согласия лица, умершего последним, на вступление в наследство <7>. Следовательно, пока лицо согласие не опровергло, оно считается его выразившим. При таком подходе разрешается проблема выражения воли лица, находящегося в бессознательном состоянии на момент смерти наследодателя.

Существует в доктрине и другая теория, связанная с переходом наследства к наследникам на основании закона, то есть проявления ни воли, ни желания с их стороны не требуется <8>. Такой подход также позволяет разрешить обозначенную проблему, но имеет ряд минусов. В частности, негативным моментом является необходимость совершения специальной процедуры отказа от наследства. Так, если лицо не планировало принять наследство (в силу, например, значительных долгов наследодателя), оно все равно автоматически становится должником по обязательствам наследодателя без своей воли. А если лицо еще и не знало об открытии наследства, размер долгов к тому моменту, как ему стало известно об этом, может стать значительным.

Полагаем, что презумпция, связанная с переходом наследства к лицу, умершему в один день с наследодателем, должна быть ограничена единственным случаем — когда лицо находится в таком состоянии, что не способно выразить свою волю на принятие наследства. Во всех остальных случаях такая воля должна быть выражена.

Проведенное исследование позволяет сделать ряд выводов о моменте возникновения прав на имущество, переходящее в порядке наследования в случае смерти наследодателя и наследника в пределах одних суток. При формулировании правовой нормы о времени открытия наследства законодателю не следовало связывать момент смерти (конкретные часы и минуты) и время открытия наследства. В данном случае установление последовательности смертей разрешило бы проблему разницы во времени, существующей в России из-за разницы в часовых поясах.

Разрешение проблемы порядка исчисления сроков путем унификации терминологии и использования единого понятия момента открытия наследства не разрешит обозначенной ситуации, а в ряде случаев может породить новые, связанные с использованием гражданско-правовых категорий в других отраслях права. Тем не менее ст. 1154 ГК РФ требует внесения изменений, связанных с различным моментом возникновения прав на имущество по завещанию у физических и юридических лиц (момент и день открытия наследства). В свою очередь, ст. 191 ГК РФ должна предусматривать существование специальной нормы, допускающей возможность изменять заложенное правило о порядке исчисления сроков. В ст. 1153 ГК РФ необходимо внести третий способ принятия наследства — в силу прямого указания закона.

———————————

<1> См.: Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М.: Юрист, 2002. С. 69.

<2> См. подробнее: Чеговадзе Л.А. Система и состояние гражданского правоотношения: Дис. д-ра юрид. наук. М., 2005. С. 12.

<3> См.: Смирнов С.А. Фикция единовременной смерти в наследственном праве // Нотариальный вестник. 2015. N 5. С. 33 — 35.

<4> См.: Ростовцева Н.В. Наследственное представление коммориента: опыт Франции и России // Наследственное право. 2019. N 3. С. 42 — 46.

<5> См.: Паничкин В.Б., Паничкина Е.В. Недостатки российских новелл о коммориентах (ст. ст. 1114, 1116 ГК РФ) в сравнительно-правовом аспекте // Нотариус. 2020. N 8. С. 42 — 48.

<6> См.: Там же. С. 46.

<7> См.: Смирнов С.А. Указ. соч. С. 34.

<8> См.: Паничкин В.Б., Паничкина Е.В. Указ. соч. С. 46.

О времени открытия наследства и порядке исчисления сроков. Дерюгина Татьяна Викторовна, профессор кафедры гражданского и трудового права, гражданского процесса Московского университета Министерства внутренних дел Российской Федерации имени В.Я. Кикотя, доктор юридических наук, профессор.

«Наследственное право», 2021, N 3.

Источник: http://www.consultant.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

15 − 12 =