Приговор по статье 285 УК РФ (Злоупотребление должностными полномочиями)

Приговор Басманного районного суда города Москвы по части 1 статьи 285 УК РФ «Использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства».

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

20 марта 2017 года                                                                                г. Москва

 

Басманный районный суд города Москвы в составе председательствующего судьи Н. Е.С., при секретарях Ч.Д.В. и Р. Р.М., с участием:

государственных обвинителей – помощников Басманного межрайонного прокурора города Москвы Р. А.А., К.Г.В. и Б. Т.И.;

подсудимого М.В.В. и его защитника-адвоката М.К.А., представившего удостоверение адвоката и ордер,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении:

М.В.В., **** года рождения, уроженца города Москвы, гражданина РФ, с высшим образованием, женатого, работающего в АО «**» в должности заместителя начальника экономической безопасности, зарегистрированного по адресу: **, ранее не судимого,

обвиняемого в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

М.В.В., являясь должностным лицом, из корыстной и иной личной заинтересованности использовал свои служебные полномочия вопреки интересам службы, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства.

Преступление им совершено при следующих обстоятельствах.

Так, М.В.В., будучи заместителем начальника отделения уголовного розыска Отдела МВД России по ****** району г. Москвы (далее – Отдел), назначенным на указанную должность приказом начальника ******имеющий специальное звание майора полиции, то есть, являясь должностным лицом, представителем власти – сотрудником правоохранительного органа, обладающим широким кругом прав и полномочий, в том числе распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости, в точно не установленные время 04 ноября 2012 года, 18 января 2013 года и 22 июля 2013 года, ожидая в дальнейшем за свои действия получить денежное вознаграждение от своего знакомого Морозова В.В. и имея реальные основания так полагать, а также из иной личной заинтересованности, руководствуясь ложно понятыми чувствами дружбы с М. (в отношении которого ******районным судом г. Москвы 20 января 2016 года постановлен приговор, вступивший в законную силу), осознавая, что при передаче информации М. о наличии или отсутствии сведений в отношении объектов, представляющих оперативный интерес, он (Макаров) существенно нарушает интересы общества и государства, находясь в помещении кабинета №212 здания ОМВД России по ****** району г. Москвы по адресу: ******– за автоматизированным рабочим местом, имеющим ip-адрес: 10.12.17.142, имея, в силу занимаемой должности и предоставленных полномочий, беспрепятственный доступ к информационным ресурсам МВД РФ, в частности к учетам ЗИЦ ГУ МВД России по г. Москве – базе данных БД «******», – посредством использования принадлежащих ему (Макарову) логина и соответствующего пароля по просьбе своего знакомого М., в отсутствии законных оснований, в нарушение ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции Российской Федерации, ч. 1 ст. 12, ч.1 ст.17 Федерального закона «О полиции» от 07.02.2011 № 3-ФЗ, п. 1 ст. 14 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ, пп. 3 п. 3, пп. 11 п.2 Указа Президента РФ от 01.03.2011 № 248 «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации», пп.пп. «б», «г», «ж», «о» п. 1 Указа Президента РФ от 01.03.2011 № 250 «Вопросы организации полиции», а также ст. 9, п. 6 ст. 10, п. 4 ст. 16 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», ст.ст. 7, 9 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных», навел справки в отношении Подберезного И.А. (Барышева) и предоставил Морозову сведения о пребывании Подберезного И.А. (Барышева) в федеральном розыске.

Таким образом, М.В.В., действуя из корыстной и иной личной заинтересованности, использовал свои служебные полномочия вопреки интересам службы, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, выразившееся в форме дискредитации системы органов государственной власти в глазах общественности, способствовании утраты доверия общества к государственным институтам, создании обстановки, благоприятной для возможного совершения иных преступлений, а также нарушение гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией Российской Федерации прав и свобод физических лиц.

Он же, являясь должностным лицом, из корыстной и иной личной заинтересованности совершил использование своих служебных полномочий вопреки интересам службы, что повлекло нарушение прав гражданина и охраняемых законом интересов общества и государства.

Преступление им совершено при следующих обстоятельствах.

М.В.В., будучи заместителем начальника отделения уголовного розыска Отдела МВД России по ****** району г. Москвы (далее – Отдел), назначенным на указанную должность приказом начальника ******имеющий специальное звание майора полиции, то есть, являясь должностным лицом, представителем власти – сотрудником правоохранительного органа, обладающим широким кругом прав и полномочий, в том числе распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости, 09 декабря 2013 года в период времени с 11 часов 48 минут по 12 часов 24 минуты, из корыстной заинтересованности, ожидая в последующем за свои действия получить денежное вознаграждение от своего знакомого Морозова и имея реальные основания так полагать, а также из иной личной заинтересованности, руководствуясь ложно понятыми чувствами дружбы с Морозовым, осознавая, что при передаче указанной информации Морозову существенно нарушает права гражданина Российской Федерации Кулаковой (Коваленко) Т.В., разглашая персональные данные о личности последней, находясь в помещении кабинета №212 здания ОМВД России по ****** району г. Москвы по адресу: ******– за автоматизированным рабочим местом, имеющим ip-адрес: 10.12.17.142, имея, в силу занимаемой должности и предоставленных полномочий, беспрепятственный доступ к информационным ресурсам МВД РФ, в частности к учетам ЗИЦ ГУ МВД России по г. Москве – базе данных «******», – посредством использования принадлежащих находящемуся в фактическом подчинении Макарова В.В. оперуполномоченному группы оперативно-розыскной информации ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве Маркину С.В., который не был осведомлен о преступных намерениях Макарова В.В., логина и соответствующего пароля, по просьбе своего знакомого Морозова В.В., осознавая ответственность за разглашение сведений, составляющих охраняемую законом тайну, осуществляя по роду возложенных на него служебных обязанностей соблюдение прав и законных интересов граждан, а также деятельность по контролю за сбором, обработкой, хранением и анализом оперативной и иной информации, представляющей оперативный интерес, в том числе проверку поступающих данных с целью установления наличия или отсутствия сведений в отношении объектов, представляющих оперативный интерес, в отсутствии законных оснований, в нарушении ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции Российской Федерации, ч. 1 ст. 12, ч.1 ст.17 Федерального закона «О полиции» от 07.02.2011 № 3-ФЗ, п. 1 ст. 14 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ, пп. 3 п. 3, пп. 11 п.2 Указа Президента РФ от 01.03.2011 № 248 «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации», пп.пп. «б», «г», «ж», «о» п. 1 Указа Президента РФ от 01.03.2011 № 250 «Вопросы организации полиции», а также ст. 9, п. 6 ст. 10, п. 4 ст. 16 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», ст.ст. 7, 9 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных», навел справки в отношении ****, а именно: предоставил Морозову В.В. в ходе телефонного разговора сведения о ее (*****) паспортных данных и месте регистрации.

В результате своими действиями Макаров способствовал совершению преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, то есть покушению на мошенничество путем обмана, организованной группой, в особо крупном размере, а именно: принадлежащих ******и размещенных на банковском счете последней денежных средств в размере 2 257 000 рублей.

Таким образом, Макаров В.В., действуя из корыстной и иной личной заинтересованности, использовал свои служебные полномочия вопреки интересам службы, что повлекло существенное нарушение прав ***, выразившееся в способствовании совершению в отношении нее (***) преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, выразившееся в форме дискредитации системы органов государственной власти в глазах общественности, способствовании утраты доверия общества к государственным институтам, создании обстановки, благоприятной для возможного совершения иных преступлений, а также нарушение гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией Российской Федерации прав и свобод физических лиц.

В судебном заседании подсудимый Макаров В.В. виновным себя не признал и по существу предъявленного обвинения показал следующее.

С 2012 по 2015 года он (Макаров) состоял в должности заместителя начальника уголовного розыска отдела полиции по ****** району ГУ МВД России по г. Москве. В его (Макарова) должностные обязанности, как заместителя начальника уголовного розыска отдела полиции по ****** району ГУ МВД России по г. Москве, входило руководство оперативными сотрудниками отдела, контроль за проведением проверок сотрудниками полиции по обращениям граждан, контроль за заведением оперативных дел, сопровождение уголовных дел, осуществление оперативных разработок и прочее. По роду своей деятельности, он (Макаров) и сотрудники ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве имели доступ к следующим информационным ресурсам: ******, ******, ******

С Морозовым он (Макаров) познакомился приблизительно в 1998 году и в 2000 году у них сложились доверительные отношения, они стали видеться, вместе проводить время. При этом Морозов ни разу не обращался к нему (Макарову) с просьбой и, с целью решения своих личных вопросов, в том числе и о предоставлении информации относительно персональных данных каких-либо людей, за денежное или иное вознаграждение. С Подберезным (Барышев) он (Макаров) виделся всего пару раз, эти встречи были мимолетные, при этом сам Подберезный (Барышев) или через кого-то к нему (Макарову) ни разу не обращался с просьбой проверить чьи-либо персональные данные. О том, имеет ли он (Макаров) доступ к сведениям, содержащимся в информационных базах ГУ МВД России, Морозову он не сообщал, возможно, последний сам догадывался об этом. В 2012 году он (Макаров) продал свой автомобиль и у него появились свободные деньги. Поскольку с Морозовым они общались достаточно часто и близко, последний знал о данном факте. Ввиду того, что Морозову были необходимы денежные средства для развития авто-ломбардного бизнеса, Морозов попросил у него (Макарова) в долг денежные средства, на что он (Макаров) дал свое согласие и передал Морозову в долг 150 000 рублей. На протяжении 2012 года, Морозов частями отдавал ему (Макарову) денежные средства в счет долга. В 2013 году Морозов ни разу не передавал ему (Макарову) денежные средства и его (Морозова) долг так и остался до конца не выплаченным.

В конце 2013 года Морозов действительно обращался к нему (Макарову) с просьбой проверить уже имеющуюся у него (Морозова) информацию о том, находится ли его знакомый (Подберезный) в розыске. Потом оказалось, что Подберезный является мужем падчерицы Морозова. Через какое-то время, Морозов вновь попросил его (Макарова) узнать, находится ли в розыске человек, но уже с другими паспортными данными. Для себя он (Макаров) сделал вывод, что Морозов опять интересуется о Подберезном, но ничего конкретного спрашивать в тот момент не стал. Человек с другими паспортными данными (Барышев) в розыске не числился. Поскольку сам он (Макаров) имел оперативный интерес в отношении Подберезного (Барышева), он не расспрашивал Морозова о нем, дабы не спугнуть. Все действия, направленные на проверку по базам гражданина Подберезного (Барышева), были связаны исключительно с его (Макарова) служебной необходимостью.

Относительно эпизода с потерпевшей Кулаковой, Макаров пояснил, что он с ней не знаком. Однажды, в конце 2013 года Морозов позвонил ему (Макарову) и просил проверить достоверность уже имеющихся у него (Морозова) паспортных данных и место регистрации в отношении какой-то женщины, чью фамилию он (Макаров) не помнит. Сам он никакой информации в отношении Коваленко Татьяны Валерьевны, не собирал. Никакой корыстной и иной личной заинтересованности, при общении с Морозовым и предоставления ему информации в период 2013 года, он (Макаров) не имел. Также Макаров сообщил суду, что не может дать более детальные показания о своих взаимоотношениях с Морозовым, воспользовавшись правом, предоставленным ему ст. 51 Конституции Российской Федерации.

Суд, проведя судебное следствие, выслушав судебные прения и последнее слово подсудимого, считает, что, несмотря на отрицание Макаровым своей вины, виновность Макарова в совершении вышеуказанных преступлений в судебном заседании установлена и подтверждается следующими доказательствами.

По преступлению в отношении потерпевшего Б.(П.).

Показаниями свидетеля Морозова В.В., оглашенными в судебном заседании в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ (т.2 л.д.203-209), из которых следует, что примерно в августе-сентябре 2013 года к нему (Морозову) обратился Подберёзный (Барышев), который попросил его (Морозова) связаться с Макаровым и попросить его сообщать о возможных задержаниях на территории Басманного района г. Москвы лиц, получавших по поддельным паспортам в отделениях банка ОАО «Сбербанк России» денежные средства. Он (Морозов) дважды — в сентябре-октябре и ноябре 2013 года от имени Подберёзного (Барышева) передавал Макарову денежные средства в размере 30 000 или 50 000 рублей в качестве благодарности, подразумевая также, что Макаров и впредь будет оказывать содействие в получении указанной информации.

Примерно 4-5 декабря 2013 года Подберёзный (Барышев) попросил его (Морозова) через Макарова уточнить данные на ****, а именно: паспортные данные и адрес регистрации, что им (Морозовым) и было сделано, Макаров в свою очередь подтвердил имеющуюся у него (Морозова) информацию на Коваленко.

В 2012-2013 годах Подберезный, зная, что у него (Морозова) были дружеские отношения с Макаровым, обращался к нему (Морозову) с просьбой узнать через Макарова, находится ли он (Подберезный) в розыске. Он (Морозов) позвонил Макарову и попросил его проверить указанную информацию. Макаров проверил эту информацию и сообщил, что Подберезный находится в розыске, а он (Морозов) в свою очередь сообщил об этом Подберезному. С указанной просьбой он (Морозов) обращался к Макарову примерно два раза. После того как в 2013 году Подберезный сменил фамилию в связи с заключением брака, он стал Барышевым. Летом 2013 года Подберезный (Барышев) дважды попросил его (Морозова) узнать у Макарова, находится ли он в федеральном розыске под фамилией Барышев. Он (Морозов) вновь обратился к Макарову с аналогичной просьбой, на что Макаров ответил, что человек под фамилией Барышев Игорь Александрович в розыске не числиться, о чем он (Морозов) сообщил Подберезному (Барышеву).

Показаниями в суде свидетелей ****** – оперуполномоченных ГОРИ ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве, из которых следует, что в их должностные обязанности входит проведение ОРД, ОРМ, документирование задержанных лиц, ведение базы данных, проверка по информационным ресурсам. Макаров был заместителем непосредственного начальника ******, в связи с чем они (******) подчинялись в том числе и Макарову, выполняя его указания. У сотрудников ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве имеется доступ к информационным ресурсам: ******, ****** К данным информационным ресурсам имели доступ сотрудники, список которых утверждался в ГУ МВД России, с присвоением логина и пароля отдельно для каждого сотрудника.

Вход в имеющиеся в ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве информационные ресурсы ГУ МВД России по г. Москве они (******), в силу должностного положения, осуществляют регулярно, в целях выполнения возложенных на них обязанностей. Поиск по указанным информационным ресурсам интересующих их (******) сведений они осуществляли как по своей инициативе, так и по инициативе других сотрудников отдела.

В силу того, что ранее Макаров являлся их (******) начальником, они (******) обязаны были исполнять его указания. Макаров регулярно просил их (******) осуществлять поиск различной информации в имеющихся в отделе полиции базах данных. Какую именно информацию он просил искать, они (******) не помнят, в связи с ее большим объемом.

После возбуждения данного уголовного дела Департаментом собственной безопасности проводилась проверка, в ходе которой озвучивались такие фамилии как П. – Б. и К. В ходе этой же проверки, стало известно, что они (******), и еще несколько сотрудников, проверяли персональные данные указанных лиц. Также пояснили, что они (******) с П. – Б., ***** и М. не знакомы.

По преступлению в отношении потерпевшей **** (Коваленко).

Показаниями потерпевшей ****., оглашенными в судебном заседании в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ (т.2 л.д.186-189), из которых следует, 19 сентября 2013 года, будучи в Центральном отделении № *** Сбербанка России г. Санкт-Петербурга, расположенного по адресу: **** (фактически отделение находилось по адресу: г. Санкт-Петербург, ****), она перевела денежные средства в размере 2 257 000 рублей на депозитный счет № ****** под проценты. Далее, 18 декабря 2013 года ей на мобильный телефон поступил звонок от сотрудника службы безопасности «Сбербанк России», который сообщил, что 17 декабря 2013 года в одном из отделений «Сбербанка России» г. Москвы женщина (имени ее не помнит и ******с ней не знакома), предъявив паспорт на имя ****., пыталась снять денежные средства с ее расчетного счета в размере 2 257 000 рублей. После полученной информации ******пошла в отделение «Сбербанк России» в г. Санкт-Петербург, где в ходе проверки счёта ей сообщили, что операции со счётом осуществлялись в г. Москве. В этот же день ******написала заявление в службу безопасности «Сбербанк России» в г. Москве для дальнейшего разбирательства.

О том, что прежде, чем предпринять попытку снять с банковского счета денежные средства, в отношении нее с использованием информационных ресурсов МВД РФ наводились справки о её паспортных данных и месте регистрации, ей известно не было, так же, как и информации о том, кто наводил в отношении неё справки указанного рода. С П.И. А. и М. ******так же не знакома.

******отметила, что установление ее паспортных данных и места регистрации является нарушением её прав. Это нарушение, она считает существенным не только потому, что эти сведения относятся к категории персональных данных, но также и в связи с тем, что именно благодаря получению указанной информации, неизвестные ей ранее лица, по поддельному паспорту пытались похититель с её банковского счета денежные средства в размере 2 257 000 рублей.

Показаниями свидетеля **** в суде и оглашенными в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ (т.2 л.д.203-209), из которых следует, что примерно в августе-сентябре 2013 года к нему (М.) обратился П-Б., который являлся мужем его (Морозова) падчерицы, и сообщил о том, что его знакомый П. Всеволод, которого он ему представил ранее, приблизительно в 2012-2013 гг., разработал схему совершения мошенничества. Эта схема *****

В связи с этим П. (Б.) попросил его (М.) связаться с М. и попросить его сообщать о возможных задержаниях на территории ***** района г. Москвы лиц, получавших ***** в отделениях банка ОАО «Сбербанк России» денежные средства. Из предыдущих разговоров П.(Барышеву) было известно о том, что Макаров на тот момент занимал должность заместителя начальника отдела уголовного розыска ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве. Он (Морозов) передал просьбу П. (Б.) М.. На тот момент никаких задержаний указанного рода на территории **** района г. Москвы не осуществлялось, поэтому М. ему (М.) и не звонил.

Приблизительно в сентябре-октябре 2013 года Подберёзный (Барышев) предложил ему (Морозову) передать Макарову денежные средства в качестве благодарности, подразумевая также, что Макаров и впредь будет оказывать содействие в получении указанной информации. Подберёзный (Барышев) передал ему (Морозову) денежные средства — 30 000 или 50 000 рублей. Эти денежные средства он (Морозов), в свою очередь, передал Макарову наличными, возле здания ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве. При передаче денег он (Морозов) пояснил Макарову, что эти денежные средства передал ему Подберёзный (Барышев) в качестве благодарности, в ответ Макаров поблагодарил.

В ноябре 2013 года Подберёзный (Барышев) опять передал ему (Морозову) денежные средства – 30 000 или 50 000 рублей, которые вскоре он (Морозов), передал Макарову в том же месте, и сказал, что указанные деньги передал ему Подберёзный (Барышев) в качестве благодарности. В ответ Макаров поблагодарил. При этом об указанных встречах он (Морозов) договаривался с Макаровым по телефону, но про деньги по телефону не говорил.

Ему (Морозову) стало известно, что у Подберёзного (Барышева) И.А. и иных соучастников преступных мошеннических схем имелись некоторые сомнения в адресе места регистрации Коваленко Т.В. и его необходимо было уточнить. Примерно 4-5 декабря 2013 года Подберёзный (Барышев) попросил его (Морозова) через Макарова уточнить данные на ****, а именно: паспортные данные и адрес регистрации. Впоследствии ему (Морозову) стало известно о том, что **** стала потерпевшей по уголовному делу, возбужденному по признакам мошенничества, когда в отделении ОАО «Сбербанк России», расположенном по адресу: *****, пытались по поддельному паспорту от имени Коваленко Т.В. снять денежные средства с её счета, в особо крупном размере. По этому делу  одним из обвиняемых стал Подберёзный (Барышев).

Показаниями в суде свидетелей *****, сообщивших о том, что в силу занимаемых должностей и по долгу службы в ОМВД России по ****** району г. Москвы осуществляли проверку и обработку персональных данных граждан по информационным ресурсам, в том числе и по распоряжению их начальника — Макарова В.В. они могли проверить личные данные гражданина и сообщить полученную информацию Макарову. При этом, до 2015 года, такого рода указания никаким образом не регистрировались, все происходило в устной форме. На данный момент, каждая заявка на получение сведений из информационных баз данных, используемых сотрудниками ОМВД России по ****** району г.Москвы имеющими к ним доступ, путем введения логина и пароля, регистрируется в журнале учета.

В ходе проверки проводимой Департаментом собственной безопасности, озвучивались такие фамилии как Подберезный – Барышев и Коваленко. В ходе этой же проверки, стало известно, что они (******), и еще несколько сотрудников, проверяли персональные данные указанных лиц. Также пояснили, что они (******) с Подберезным – Барышевым, Коваленко и Морозовым не знакомы.

Допрос каждого свидетеля по данному уголовному делу был произведен в строгом соответствии с требованиями УПК РФ, при наличии ходатайства и с участием защитника. Каждый свидетель давал показания по своему усмотрению, что нашло свое отражение в протоколе допроса.

Кроме того, в ходе судебного заседания судом были непосредственно исследованы следующие письменные доказательства и иные документы, имеющиеся в материалах дела, также подтверждающие вину подсудимого Макарова В.В., в совершении инкриминируемых ему  преступлений:

— сведения, представленные ЗИЦ ГУ МВД России по г. Москве о сотрудниках, наводивших справки по ЗИЦ ГУ МВД России по г. Москве по БД «******» их которых усматривается, что с 01 января 2013 года по 31 декабря 2013 года наводились справки в отношении ***** г.р. и Подберезного (Барышева) Игоря Александровича, ***** (в частности по данным паспорта *****, с приложением списка сотрудников, проверявших указанных граждан, а именно:

18.01.2013 и 22.07.2013 Макаров В.В. проверял по БД «******» Барышева Игоря Александровича,

13.11.2013 посредством использования принадлежащих оператору Маркину С.В. (ЦАО ГОРИ Басманный) идентификационных данных, через IP-адрес: 10.12.13.75 в базе данных БД «******» по отдельным регионам: Московская обл., Ставропольский край – осуществлена проверка в отношении Барышева Игоря Александровича,

16.03.2013, 08.06.2013 посредством использования принадлежащих оператору **** (****) идентификационных данных, через IP-адрес: ****** в базе данных БД «******» по отдельным региону: Москва – осуществлена проверка в отношении Подберезного И.А.,

18.01.2013, 09.12.2013 посредством использования принадлежащих оператору **** (****) идентификационных данных, через IP-адрес: ***** в базе данных БД «******» по отдельным регионам: Москва, Ставропольский край – осуществлена проверка в отношении Барышева И.А. и по паспортным данным ****,

09.12.2013 посредством использования принадлежащих оператору *** (***) идентификационных данных, через IP-адрес: **** в базе данных БД «******» по отдельным регионам: **** – осуществлена проверка в отношении **** (т. 1 л.д. 76-78);

— справка о запросах абонентов *** из которой следует, что Макаров В.В. 18.01.2013 г. запрашивал сведения на Подберезного И.А. и Барышева И.А. (т. 1 л.д. 73-80);

— стенограмма с записью телефонным переговоров между заместителем начальника ОУР ОМВД России по ****** району г.Москвы Макаровым В.В. и Морозовым В.В. (т. 1 л.д. 90-105) и протоколами осмотра и прослушивая фонограммы, содержащейся на компакт-диске Verbatim «А 3609С» CD-R 700MB 52x 80 min (том 1 л.д. 116-162), из содержания которой следует, что Морозов интересовался у Макарова паспортными данными и местом регистрации ****. В ходе разговора Морозов просил Макарова перепроверить достоверность имеющихся у него сведений в отношении ***., а именно место регистрации и номер паспорта, при этом Морозов называл местом прописки *** — ****, указанную информацию Макаров подтвердил в части, сказав, что паспорт с таким номером выдавался *****, что подтверждается ответом ГУ МВД России по ЦАО г. Москвы из, согласно которому ****, ранее принадлежал паспорт гражданина РФ серии ****, имеет паспорт гражданина РФ выданный ОВД отдела ОУФМС России по **** (т.2 л.д.200), (стенограмма от 09.12.2013 с 10 часов 40 минут по 12 часов 38 минут),

из этой же стенограммы следует, что Морозов у Макарова интересовался сведениями относительно своего (Морозова) родственников, который имел паспорт **** (согласно ответу ЗИЦ ГУ МВД России по г. Москву, принадлежащий Подберезному (Барышеву) И.А., *** г.р. (т. 1 л.д. 76)), о нахождении его в федеральном розыске под старой фамилией и после смены фамилии под новой фамилией. В результате данного разговора Макаров сообщил Морозову, что интересующее его лицо под старой фамилией — числился в федеральном розыске, а под новой фамилией -нет (стенограмма от 09.12.2013 г. в 12 часов 53 минуты) (т. 1 л.д. 90-105, л.д. 106-115);

— стенограмма по телефонным переговорам между Макаровым В.В. и Морозовым В.В. (том 1 л. д. 106-115) и протоколами  осмотра и прослушивая  фонограмм (том 1 л. д. 163-192) из содержания которой следует, что Макаров и Морозов обсуждали обстоятельства хищения денежных средств по поддельным документам в ОАО «Сбербанк России****

— протокол осмотра предметов, в ходе указанного следственного действия, при участии представителей общественности, были осмотрены два CD диска предоставленных Управлением безопасности Московского банка ОАО «Сбербанк России» (том 1 л.д. 205-212);

– заключение фоноскопической судебной экспертизы, для проведения которой экспертам на исследование были предоставлены компакт диск «Verbatin CD-R» № 2-0037-14 А-3610с c записями телефонных переговоров Макарова В.В., использующего номер телефона **, с лицом, использующего номера телефонов ***** за периоды с 06.01.2013 г. по 04.01.2014 г. и с 05.01.2014 г. по 02.02.2014  г., выводами которой установлено, что реплики лиц, имеющиеся на дисках (файлы «20131209_114815_исх_9251982201_9857695819»,

«20131209_115326_исх_9251982201_9857695819»,

«20131226_150441_исх_9251982201_9857695819»,

«20131229_162821_исх_9251982201_9857695819»,

«20140110_160549_исх_9251982201_9857695819»,

«20140111_131845_исх_9251982201_9857695819»)

и содержащиеся также на электронных носителях CD-R № 3/102 н/с и CD-R № 3/103 н/с, принадлежат одному и тому же лицу (т.2 л.д.5-120);

— заключение портретной экспертизы (том 2 л.д. 125-170);

— протокол дополнительного осмотра предметов — CD дисков, с записью камер видеонаблюдения, установленных в ОАО «Сбербанк России», по адресу: г. Москва. ул. Широкая, д. 1. корп.1 (том 2 л. д. 171-178);

— протокол осмотра места происшествия с участием ***., согласно которому в кабинете № 212 здания ОМВД России по ****** району г. Москвы, расположенного по адресу: г****, находится автоматизированное рабочее место, имеющее ip-адрес для доступа к информационным базам МВД РФ. В ходе осмотра **** пояснил, что данное рабочее место является единственным, откуда сотрудники группы оперативно-розыскной информации имеют доступ к информационным базам МВД РФ, при этом принадлежащий ему ip-адрес с 2015 года закреплен за ним (****) (т.2 л.д.235-241);

— протокол осмотра предметов, согласно которому 09 декабря 2013 гда посредством использования принадлежащих оператору **** (***) идентификационных данных, через IP-адрес: **** в базе данных БД «******» по отдельным регионам: ***** – осуществлена проверка в отношении *** г.р. (т.3 л.д.25-32);

— протокол осмотра предметов, согласно которому 09 декабря 2013 года *** в ходе телефонного разговора предоставил Морозову В.В. следующие сведения: *** (т.3 л.д.38-77);

— постановление о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств, содержащие копии записей телефонных переговоров бывшего заместителя начальника ОУР ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве Макарова В.В. электронные носители, имеющие серийные номера: 2247 35 R E 21810 и 019 4А А 04432, – а также соответствующие рукописные надписи – «3/102 н/с ГУСБ МВД России не секретно» и «3/103 н/с ГУСБ МВД России не секретно»(том 3 л.д. 79-80);– постановлением о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств (т.3 л.д.79-80);

— ответ на запрос из ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве от 23.10.2015 № 215-к, согласно которому бывший заместитель начальника ОУР ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве Макаров В.В. имел доступ такому информационному ресурсу, как «******» (т.3 л.д.83);

– ответ на запрос из информационного центра УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве от 20.10.2015 № 01/1947, согласно которому автоматизированное рабочее место с ip-адресом **** закреплено за сотрудником группы оперативно-розыскной информации ОМВД по ****** району г. Москвы ***** (т.3 л.д.85).

Должностные полномочия подсудимого Макарова В.В. подтверждаются:

— выпиской из приказа от 25.10.2012 № 2141 л/с, согласно которой майор полиции Макаров В.В. (А-****) назначен на должность заместителя начальника отделения уголовного розыска Отдела МВД России по ****** району г. Москвы (т.3 л.д.147);

— должностным регламентом заместителя начальника отделения уголовного розыска Отдела МВД России по ****** району г. Москвы Макарова В.В., согласно которому Макаров В.В., в частности, имеет следующие обязанности:

— соблюдать при выполнении служебных обязанностей прав и законных интересов граждан, общественных объединений, религиозных и иных организаций и контролирует соблюдение данных прав и интересов сотрудниками ОУР (п. 11 разд. III);

— контролировать сбор, обработку, хранение и анализ оперативной и иной информации, представляющей оперативный интерес, получаемой подчиненными сотрудниками в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности (п. 28 разд. III);

— контролировать ведение оперативно-розыскных картотек лиц, представляющих оперативный интерес для органов внутренних дел (п. 29 разд. III);

— контролировать формирование и ведение автоматизированных банков данных оперативно-розыскной информации (п. 30 разд. III);

— контролировать анализ оперативно-розыскной информации с данными, содержащимися в *****, иных информационных ресурсах системы Отделов по районам УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве и других субъектов оперативно-розыскной деятельности, функционирующих на территории ЦАО г. Москвы, а также государственных органов, организаций и средств массовой информации (п. 31 разд. III);

— контролировать своевременное предоставление информации, направляемой для внесения в автоматизированные банки данных ОУР УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве, ее полноту и достоверность, а также эффективность использования ОУР материалов оперативно-аналитических исследований (п. 32 разд. III);

— контролировать информационный поиск сведений (наведение справок), содержащихся в информационных ресурсах Отдела в отношении объектов, представляющих оперативный интерес для ОУР (п. 33 разд. III);

— контролировать проведение аналитической разведки в целях решения задач оперативно-розыскной деятельности (п. 34 разд. III);

— контролирует подготовку аналитических материалов об объектах оперативно-розыскной деятельности и направление их соответствующим подразделениям уголовного розыска УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве (п. 36 разд. III);

— контролировать проверку поступающих данных с целью установления наличия или отсутствия сведений в отношении объектов, представляющих оперативный интерес, информирует подразделения уголовного розыска УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве о наличии указанной информации (п. 37 разд. III);

— кроме того, Макаров В.В. несет ответственность за соблюдение требований, установленных законодательством Российской Федерации, нормативными правовыми актами МВД России, а также должностным регламентом, не разглашение сведений, составляющих государственную и иную охраняемую законом тайну, конфиденциальной информации (служебной тайный), соблюдение установленных ограничений и запретов (п. 69.1 разд. IV) (том 3 л.д. 154 -160).

Вместе с тем, судом учитываются показания свидетеля Зубко Н.А., которая в суде пояснила, а также подтвердила показания данные ею в ходе предварительного следствия (том 3 л.д. 246-249), что являясь специалистом отдела кадров в УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве, ей известно следующее. Поскольку она курировала подразделение, где работал Макаров, ей было известно о том, что в личном деле Макарова не было регламента за 2013 год, поскольку в тот период времени проводились кадровые реформы. Однако, регламент заместителя начальника уголовного розыска ОМВД России по ****** району г.Москвы за 2014 год был идентичен тому, который действовал в 2012 году. В случае несоставления регламента на новый последующий год, сотруднику надлежит руководствоваться в своей служебной деятельности имеющимся регламентом за предыдущий год, который действует в течении всего срока до момента составления нового регламента. Макаров, занимая свою должность, не мог не знать своих обязанностей предусмотренных должностным регламентом.

Рассматривая вопрос о допустимости и достоверности доказательств, суд приходит к следующим выводам.

Все доказательства, приведенные выше, получены в соответствии с требованиями закона.

Анализируя установленные в ходе предварительного расследования и исследованные в ходе судебного разбирательства доказательства стороны обвинения, суд приходит к выводу об отсутствии оснований ставить под сомнение обстоятельства, показанные свидетелями стороны обвинения: Морозовым данных им при допросе в ходе предварительного следствия, *** в суде и на предварительном следствии, потерпевшей **** на предварительном следствии, потерпевшим Барышевым в суде, поскольку показания каждого из указанных свидетелей и потерпевших логичны, последовательны, и согласуются как между собой в соответствующей части, так и с иными доказательствами по делу, в том числе и письменными материалами уголовного дела.

Противоречия в показаниях свидетелей ***** устранены судом исследованием показаний указанных лиц, данных в ходе предварительного расследования, и, как установлено судом, были вызваны истечением длительного периода времени, с момента исследуемых судом обстоятельств до допроса каждого свидетеля в судебном заседании, что с учетом истечения более 2 лет, суд находит объективной и убедительной причиной, не ставящей под сомнение достоверность показаний данных свидетелей. Кроме того, оглашение показаний потерпевшей **** состоялось в строгом соответствии с ч.1 ст. 281 УПК РФ, и, принимая во внимание, что после исследования показаний потерпевшей вопросов по обстоятельствам, не освещенным в её показаниях, от сторон не поступило, отсутствие непосредственного допроса потерпевшей Кулаковой в судебном заседании с нарушением права сторон на защиту и постановку вопросов данной потерпевшей не сопряжено.

Кроме того, суд учитывает, что исследованные судом протоколы допросов свидетелей и потерпевшей, а также иных следственных и процессуальных действий, в ходе предварительного расследования состоялись в строгом соответствии с требованиями УПК РФ, оснований для признания их недопустимыми доказательствами в соответствии со ст. 75 УПК РФ, судом не установлено.

Как установлено судом, должностное положение подсудимого Макарова В.В. определено приказом начальника ******имеющим специальное звание майора полиции, то есть, являясь должностным лицом, представителем власти – сотрудником правоохранительного органа, обладающим широким кругом прав и полномочий, в том числе распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости, руководствуясь в своей деятельности Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 30.11.2011 № 342-ФЗ, Федеральным законом «О полиции» от 07.02.2011 № 3-ФЗ, Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ, Указом Президента РФ от 01.03.2011 № 248 «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации», Указом Президента РФ от 01.03.2011 № 250 «Вопросы организации полиции», иными законодательными и ведомственными нормативными актами, п.п. 11, 28-34, 36, 37 разд. III, п. 69.1 разд. IV должностного регламента заместителя начальника отделения уголовного розыска Отдела, утвержденного начальником Отдела МВД России по ****** району г. Москвы, а также приказами и распоряжениями руководства, осознавая ответственность за разглашение сведений, составляющих охраняемую законом тайну, осуществляя по роду возложенных на него служебных обязанностей соблюдение прав и законных интересов граждан, общественных объединений, религиозных и иных организаций, принятие в пределах своих полномочий мер по устранению преступлений; выявлению лиц, имеющих намерение совершить преступление, а также деятельность по контролю за следующим: сбор, обработка, хранение и анализ оперативной и иной информации, представляющей оперативный интерес, получаемой подчиненными сотрудниками в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности, ведение оперативно-розыскных картотек лиц, представляющих оперативный интерес для органов внутренних дел, формирование и ведение автоматизированных банков данных оперативно-розыскной информации, анализ оперативно-розыскной информации с данными, содержащимися в ****, иных информационных ресурсах системы Отделов по районам УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве и других субъектов оперативно-розыскной деятельности, функционирующих на территории ЦАО г. Москвы, а также государственных органов, организаций и средств массовой информации, эффективность использования материалов оперативно-аналитических исследований отделения уголовного розыска, информационный поиск сведений (наведение справок), содержащихся в информационных ресурсах Отдела в отношении объектов, представляющих оперативный интерес для отделения уголовного розыска, проведение аналитической разведки в целях решения задач оперативно-розыскной деятельности, подготовка аналитических материалов об объектах оперативно-розыскной деятельности и направление их соответствующим подразделениям уголовного розыска УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве.

Таким образом, судом установлено, что подсудимый Макаров является надлежащим субъектом инкриминированного преступления — должностным лицом, то есть представителем власти – сотрудником правоохранительного органа, обладающим широким кругом прав и полномочий, в том числе распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости в органах полиции (ОУР ОМВД России по ****** району г. Москвы). В этой связи доводы стороны защиты – адвоката Мухина К.А., об отсутствии у Макарова В.В. должностного регламента на момент инкриминируемого Макарову деяния, вследствие которого, по мнению защитника, у подсудимого и могли возникнуть полномочия заместителя начальника розыска, суд находит несостоятельными. Кроме того, отсутствие в личном деле Макарова должностного регламента за 2013 год, также не свидетельствует об отсутствии признаков должностного положения Макарова В.В., поскольку его служебная деятельность как заместителя начальника уголовного розыска регламентировалась Приказами, Федеральными законами и иными нормативными актами приведенными в приговоре суда, которыми объем полномочий Макарова В.В. как заместителя начальника уголовного розыска ОМВД России по ****** району г.Москвы фактически не видоизменялся, не пресекал и не приостанавливал выполнение Макаровым В.В. его служебных функций в ОМВД России по ****** району г.Москвы.

Совокупностью показаний свидетелей Морозова, *****, судом установлены обстоятельства использования подсудимым Макаровым В.В. своих служебных полномочий из корыстной и иной заинтересованности, вопреки интересам службы, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов гражданина и охраняемых законом интересов общества и государства, а именно, в силу возложенных на Макарова должностных полномочий и служебных обязанностей, имея доступ к оперативно-розыскной информации, содержащейся в информационных ресурсах Отдела УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве, Макаров, в отсутствии служебной необходимости:

— навел справки в отношении: ******- проверив сведения о её паспортных данных и месте регистрации; Подберезного (Барышева) И.А. — проверив сведения о его пребывании в федеральном розыске, которые Макаров сообщил в ходе телефонного разговора Морозову, который впоследствии отблагодарил Макарова за полученную информацию денежными средствами, которые передавал при личной встрече возле здания ОМВД России по ****** району г.Москвы, при этом пояснив, что деньги ему (Макарову) передает Подберезный в знак благодарности и дальнейшего «сотрудничества». В результате вышеописанных незаконных действий Макарова В.В., Морозов, убедившись в достоверности имеющейся у него информации относительно анкетных данных на Коваленко Т.В., совершил покушение на мошенничество, а именно хищение денежных средств находящихся на счете в ОАО «Сбербанк России» и принадлежащих Коваленко Т.В., в особо крупном размере. При этом, согласно ст. 7 Федерального закона № 152-ФЗ от 27.07.2006 «О персональных данных» операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, к которым в соответствии со ст. 9 этого же Федерального закона являются: фамилия, имя, отчество, адрес субъекта персональных данных, номер основного документа, удостоверяющего его личность, сведения о дате выдачи указанного документа и выдавшем его органе, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом;

— навел справки на Барышева (Подберезного) И.А. и сообщил информацию о нахождении последнего в федеральном розыске Морозову, в ходе телефонного разговора.

С учетом данных потерпевшим Барышевым показаний в судебном заседании, суд считает, что квалифицирующий признак «существенное нарушение прав и законных интересов гражданина» подлежит исключению из обвинения Макарова В.В. как не нашедший своего подтверждения в ходе рассмотрения дела судом, по следующим основаниям. Согласно правовой позиции под существенным нарушением прав граждан в результате злоупотребления должностными полномочиями следует понимать действия (бездействия) должностного лица, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан, физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией Российской Федерации. Допрошенный в ходе судебного разбирательства потерпевший Барышев пояснил, что он знал о том, что с 2012 года он находится в федеральном розыске. Факт того, что указанную информацию в отношении него проверяли и, она стала известна третьим лицам, не повлекло нарушения его прав и законных интересов. Таким образом, квалифицирующий признак «существенное нарушение прав и законных интересов гражданина» не нашел своего подтверждения в судебном заседании, поскольку преступными действиями Макарова права и законные интересы Барышева И.А. нарушены не были.

Вместе с тем, предоставление Макаровым сведений, содержащиеся в информационных базах ГУ МВД России по г. Москве предназначенных для служебного пользования, третьим лицам – Морозову, о пребывании Подберезного (Барышева) И.А. в федеральном розыске, существенно нарушает законные интересы государства, поскольку он (Макаров) в отсутствии законных оснований, в нарушение закона, навел справки в отношении Подберезного И.А. (Барышева) и предоставил Морозову В.В. сведения о пребывании Подберезного И.А. (Барышева) в федеральном розыске под фамилией Подберезный, а также сведения об отсутствии информации о пребывании в федеральном розыске гражданина под фамилией Барышев. Что, в свою очередь, является информацией представляющей оперативный интерес и не может быть сообщена третьим лицам, чем создал благоприятную обстановку для возможного совершения иных преступлений.

Такими неправомерными действиями Макаровым В.В. были грубо нарушены: ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции Российской Федерации, ч. 1 ст. 12, ч.1 ст.17 Федерального закона «О полиции» от 07.02.2011 № 3-ФЗ, п. 1 ст. 14 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ, пп. 3 п. 3, пп. 11 п.2 Указа Президента РФ от 01.03.2011 № 248 «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации», пп.пп. «б», «г», «ж», «о» п. 1 Указа Президента РФ от 01.03.2011 № 250 «Вопросы организации полиции», а также ст. 9, п. 6 ст. 10, п. 4 ст. 16 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», ст.ст. 7, 9 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных».

Противоправные действия Макарова вопреки интересам и целям, закрепленным в указанных нормативно-правовых документах, в нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, выразившиеся в форме дискредитации системы органом государственной власти в глазах общественности, способствовании утраты доверия общества к государственным институтам, не способствовали и противоречили эффективному несению службы в органах полиции, то есть были совершены вопреки интересам службы, посягнули на регламентированную нормативными правовыми актами деятельность государственных органов (органов власти), чем нарушил охраняемые законом интересы гражданина, общества и государства.

Признавая относимыми и допустимыми, объективными и достоверными доказательствами показания свидетеля Морозова, данных им в ходе предварительного следствия, суд исходит из их последовательности, логичности и подтверждения иными доказательствами, а именно стенограммами телефонных переговоров между Макаровым и Морозовым, сведениями из информационных центров, заключениями экспертиз. Кроме того, суд принимает во внимание, что приговором Басманного районного суда г. Москвы 20 января 2016 года Морозов В.В. признан виновным и осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159; ч. 4 ст. 159 УК РФ (приговор вступил в законную силу 11.04.2016 года), в том числе за эпизод преступления в отношении потерпевшей Коваленко Т.В. (т. 4 л.д. 62-72).

Таким образом, Макаров в период времени с 04 ноября 2012 года по декабрь 2013 года в Москве, являясь заместителем начальника уголовного розыска ОУР ОМВД России по ****** району г. Москвы, дважды совершил злоупотребление должностными полномочиями, то есть использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной заинтересованности и повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов граждан, общества и государства.

Суд критически относится к показаниям свидетеля Морозова, данным им в ходе проведения очной ставки между ним и Макаровым, а так же в ходе судебного разбирательства, поскольку его первоначальные показания изобличающие Макарова в совершении инкриминируемых деяний, подтверждаются совокупностью доказательств собранных по делу, которые стороной защиты не опровергнуты, добыты в соответствии с уголовно-процессуальным законом, судом признаны относимыми, допустимыми и достоверными.

Доводы стороны защиты об исключении из разбирательства дела и признании недопустимыми доказательствами всех проведенных экспертиз проверены судом, расценены как несостоятельные и отвергнуты по следующим основаниям.

Экспертизы проведены по постановлениям надлежащих процессуальных лиц, вынесенных с соблюдением требований ст. 195 УПК РФ, при этом каких-либо нарушений положений ст. 198 УПК РФ, вопреки доводам защиты Мухина, либо ст. 206 УПК РФ не допущено.

Действующий уголовно-процессуальный закон не содержит указаний, в какой именно момент производства предварительного расследования обвиняемый и его защитник должны быть ознакомлены как с постановлениями о назначении экспертиз, так и с самими заключениями экспертов.

Право на защиту обвиняемого Макарова В.В. при этом нарушено не было, а его права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ – реализованы, в том числе и при выполнении требований ст. 217 УПК РФ.

Проведенные по делу экспертные исследования полностью соответствуют требованиям Федерального Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», выполнены специалистами, квалификация которых у суда сомнений не вызывает.

Заключения экспертов соответствуют  требованиям ст. 204 УПК РФ, оформлены надлежащим образом, научно обоснованы, их выводы представляются суду ясными и понятными, поэтому суд принял их как надлежащие доказательства.

Суд доверяет заключениям судебных экспертиз, проведенных по данному уголовному делу, поскольку они мотивированы и обоснованы, составлены экспертизы без нарушений норм УПК РФ, ответы на поставленные вопросы были даны в полном объеме с учетом полномочий и компетенции экспертов, оснований для того, чтобы подвергать сомнению выводы проведенных экспертиз, в суд представлено не было. Основания и мотивы, по которым были сделаны соответствующие выводы, изложены в исследовательской и заключительной части экспертиз. Экспертизы были проведены надлежащими лицами, на основании постановлении следователя и исходных материалов, которые были собраны и представлены  эксперту с соблюдением требований закона. Суд обращает внимание на то, что несогласие стороны защиты с выводами, сделанных экспертиз, не могут являться основанием для признания проведенных экспертиз недостоверными доказательствами по делу. Заключения экспертиз рассматриваются и оцениваются судом в совокупности с другими исследованными доказательствами по данному делу.

При таких обстоятельствах, когда обвиняемому и его защитнику была предоставлена возможность реализовать свои права на ознакомление как с постановлениями о назначении по делу всех проведенных экспертиз, так и с их заключениями, оснований  для признания последних недопустимыми и исключения из разбирательства дела, у суда не имеется.

Вопреки доводам защиты все материалы составлены в соответствии с требованиями закона, уголовное дело также было возбуждено законно и обоснованно. Нарушений уголовно-процессуального закона в ходе предварительного следствия, а также  прав подсудимого, в том числе права на защиту, судом  не установлено.

Таким образом, все вышеизложенные доказательства являются относимыми, допустимыми и достоверными, а в своей совокупности достаточными для вывода суда о том, что Макаров В.В., являясь должностным лицом – заместителем начальника ОУР ОМВД России по ****** району г. Москвы, использовал свои служебные полномочия вопреки интересам службы, из корыстной и иной личной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов гражданина и охраняемых законом интересов общества и государства.

Вопреки доводам защиты, обвинительное заключение по данному делу соответствует требованиям ст. 220 УПК РФ, поскольку оно содержит все необходимые указания, в том числе на существо обвинения, место, время совершения преступлений, способ, форму вины, последствия и иные обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, текст обвинительного заключения соответствует постановлению о привлечении в качестве обвиняемого, оно утверждено прокурором и дело в целом направлено в суд с соблюдением правил подсудности.

Между тем, нарушений составления обвинительного заключения, влекущих за собой возможность возвращения дела прокурору по основаниям, предусмотренным ст. 237 УПК РФ, судом не выявлено.

Исследованием позиции подсудимого Макарова и стороны его защиты относительно получения денежных средств и передачи информации Морозову, судом установлено, что обстоятельства, на которых настаивал подсудимый, полностью опровергаются совокупностью вышеуказанных доказательств. Так, в ходе предварительного следствия свидетель Морозов указывал на Макарова как на лицо, с которым он состоял в приятельских отношениях, который за денежное вознаграждение, переданное через Подберезного (Барышева), предоставлял сведения о персональных данных на Коваленко Т.В., которые при этом имелись у Морозова, однако нуждались в проверке, а также сведений относительно Подберезного (Барышева) о нахождении последнего в федеральном розыске. В судебном заседании Морозов данные показания не подтвердил и сообщил суду, что денежные средства он передавал Макарову в счет погашения имеющегося перед ним (Макаровым) долга в размере 150 000 рублей, пояснить причину дачи им изначально изобличающих Макарова показаний, он не смог.

Одновременно, учитывая, что показания, как самого подсудимого Макарова, так и свидетеля Морозова, в данной части полностью опровергаются совокупностью доказательств стороны обвинения, правовую позицию подсудимого суд находит защитной и недостоверной, также, как и показания свидетеля Морозова в судебном заседании и в ходе проведения между ним и Макаровым очной ставки, данных в связи с личной заинтересованностью.

При таких обстоятельствах вина подсудимого Макарова в совершении преступлений, указанных выше в описательной части приговора, установлена и доказана, в связи с чем суд квалифицирует действия подсудимого М.В.В.:

по ч.1 ст. 285 УК РФ (эпизод преступления в отношении потерпевшего Барышева) — злоупотребление должностными полномочиями, то есть использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной заинтересованности и повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства;

по ч. 1 ст. 285 УК РФ (эпизод преступления в отношении Кулаковой) — злоупотребление должностными полномочиями, то есть использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав гражданина и охраняемых законом интересов общества и государства.

К таким выводам суд приходит, поскольку Макаров В.В., являясь должностным лицом – сотрудником правоохранительных органов в должности заместителя начальника ОУР ОМВД России по ****** району г. Москвы:

по эпизоду преступления в отношении потерпевшей *** —  навел справки в отношении ****., а именно по внутренним базам данных сверил её фамилию, имя, отчество, дату рождения, номер паспорта и орган выдавший его, затем указанные сведения, за денежное вознаграждение и из иной личной заинтересованности, предоставил Морозову В.В. в ходе телефонного разговора. А также сообщал об отсутствии информации о задержании лиц пытавшихся снять по поддельным документам в отделениях «Сбербанка России» денежных средств граждан. Указанные обстоятельства также подтверждаются приговором Басманного районного суда г. Москвы от 20 января 2016 года (вступившим в законную силу 14 апреля 2016 года) согласно которому Морозов В.В. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ. Названным приговором, в частности, установлено, что Морозов В.В. и его соучастники (Андреев Е.Д., Пипченко В.М., Барышев И.А., Тищенко Д.В., Тищенко О.В.(осужденные ******районным судом г.Москвы 30 ноября 2015 года) и неустановленные лица), действуя в составе организованной группы, используя поддельные документы на имя **** совершили умышленные действия, непосредственно направленные на совершение хищения чужого имущества путем обмана, организованной группой в особо крупном размере, однако довести свои умышленные действия, направленные на совершение хищения путем обмана принадлежащих ***** денежных средств в размере 2 250 000 рублей, не смогли по не зависящим от них обстоятельствам, в связи с задержанием Нечаевой 17 декабря 2013 года в структурном подразделении №*** филиала Московского банка ОАО «Сбербанк России» по адресу: г***, сотрудниками полиции (т.4 л.д.62-72);

по эпизоду с потерпевшим Барышевым – сообщил третьему лицу – Морозову сведения в отношении Подберезного – Барышева о нахождении последнего в федеральном розыске, а именно, в отсутствии законных к тому оснований, предоставил сведения с целью установления наличия или отсутствия сведений в отношении объектов, представляющих оперативный интерес.

Квалифицирующий признак «из корыстной и иной личной заинтересованности» нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства, поскольку факт передачи денежных средств Морозовым Макарову подтверждается показаниями Морозова данными им в ходе предварительного следствия, из которых следует, что более одного раза Подберезный (Барышев) передавал Макарову через Морозова денежные средства в знак благодарности за предоставление информации. Указанные показания, Морозов дал после предупреждения его об уголовной ответственности по ст.ст.307-308 УК РФ. После допроса, протокол Морозовым был подписан при отсутствии каких-либо замечаний и дополнений к его содержанию.

При назначении наказания подсудимому суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, которые, в соответствии со ст. 15 УК РФ отнесены к категории средней тяжести, направленные против государственной власти и интересов государственной службы, данные о личности Макарова В.В., который ранее не судим, исключительно положительно характеризуется по месту работы (т.3 л.д.151), его состояние здоровья и возраст, сведений о том, что на учетах у нарколога и психиатра не состоит (т.3 л.д. 132,134,140,142), а также влияния назначенного наказания на его исправление и на условия его жизни и жизни его семьи, что суд признает смягчающими наказание обстоятельствами в соответствии с 2 ст. 61 УК РФ.

Обстоятельств, отягчающих наказание М.В.В., в соответствии со ст. 63 УК РФ, судом не установлено.

При этом, суд полагает необходимым назначить Макарову В.В. наказание в виде лишения свободы, и оснований для назначения иного, менее строгого вида наказания, в данном случае не находит, поскольку назначение иного, менее строгого, чем лишение свободы, вида наказания не может обеспечить достижения целей назначения уголовного наказания, предусмотренных уголовным Законом РФ – предупреждения новых преступлений, исправления осужденного и восстановления социальной справедливости.

Кроме того, с учетом фактических обстоятельств преступления, степени его общественной опасности, роли виновного, судом не установлено оснований и для изменения категории тяжести совершенного Макаровым В.В. преступления, на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Учитывая влияние назначенного наказания на исправление Макарова и условия жизни его семьи, суд приходит к выводу о необходимости назначения подсудимому наказания в виде лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, придя к убеждению в том, что цели наказания, касающиеся перевоспитания осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений, могут быть достигнуты без реального отбытия им наказания, связанного с изоляцией от общества.

На основании изложенного, принимая во внимание характер и степень общественной опасности и обстоятельства совершенных подсудимым преступлений, все данные о его личности, суд считает, что исправление подсудимого возможно в условиях без его изоляции от общества, в связи с чем назначает М.В.В. наказание за каждое из двух преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 285 УК РФ — в виде лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ и условном осуждении.

При этом суд не находит исключительных оснований для применения ст.64 УК РФ.

Суд полагает необходимым разрешить судьбу вещественных доказательств.

Процессуальных издержек по данному уголовному делу не имеется.

Гражданский иск по данному уголовному делу не заявлен.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать М.В.В. виновным в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 УК РФ, и назначить ему наказание за каждое из них в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить Макарову В.В. наказание в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Макарову В.В. наказание считать условным с испытательным сроком в течении 2 (двух) лет.

На основании ч.5 ст.73 УК РФ обязать осужденного в течение испытательного срока не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию в установленные инспекцией дни.

Меру пресечения Макарову В.В. – в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении – до вступления приговора в законную силу оставить без изменения, после вступления приговора в законную силу отменить.

Вещественные доказательства, содержащие копии записей телефонных переговоров бывшего заместителя начальника ОУР ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве Макарова В.В. электронные носители, имеющие серийные номера: 2247 35 R E 21810 и 019 4А А 04432, – а также соответствующие рукописные надписи – «3/102 н/с ГУСБ МВД России не секретно» и «3/103 н/с ГУСБ МВД России не секретно» — хранить при материалах уголовного дела.

Приговор Басманного районного суда города Москвы по части 1 статьи 285 УК РФ «Использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства».

Приговор по статье 285 УК РФ (Злоупотребление должностными полномочиями) опубликован на официальном сайте Московского городского суда.