Уголовное дело № 01–0095/2019

Районный суд постановил оправдательный приговор по ст. 318 УК РФ на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК Российской Федерации в связи с отсутствием в его деянии состава преступления.

Михайлов* обвинялся в том, что он угрожал применить насилие и применил насилие, не опасное для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. Как следует из обвинения преступление совершено на участке береговой линии акватории Авачинской губы в Елизовском районе Камчатского края.

Районный суд постановил оправдательный приговор в отношении Михайлова на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК Российской Федерации в связи с отсутствием в его деянии состава преступления.

Как указано в оправдательном приговоре, судом установлено, что Михайлов применил весло в отношении потерпевшего, пытаясь нанести им удары. Вместе с тем, имеются обстоятельства, свидетельствующие о том, что Михайлов мог заблуждаться относительно того, кем является потерпевший.

На месте происшествия в ночное время искусственное освещение отсутствовало, и освещение было недостаточным, поскольку его источниками являлись луна и находившиеся в отдалении фонари, которые освещали территорию лодочных гаражей, а не береговую линию.

Появление сотрудников пограничного органа на месте происшествия было неожиданным. Как пояснили все допрошенные сотрудники пограничного органа, и следует из письменных доказательств, потерпевший  и свидетель находились в наряде «Секрет», что подразумевает ведение скрытного наблюдения. Форма их одежды свидетельствует о том, что на ней были нанесены минимальные опознавательные знаки принадлежности их к ФСБ России. Единственный опознавательный знак в виде шеврона располагался на рукаве и в темноте его не видно.

Для оказания психологического воздействия, как об этом пояснил потерпевший, использовались шапки в виде «балаклавы». Кроме этого, необходимо принять во внимание, что указанная форма одежды не предусмотрена Приказом ФСБ России от 25.12.2012 № 675. Другие доказательства о том, что форма одежды соответствует нормативным актам и в вышеуказанных условиях недостаточной освещённости она могла являться отличительным признаком принадлежности их к ФСБ России, не представлено.

Таким образом, потерпевший и свидетель для осуществления государственной функции по контролю в сфере охраны морских биологических ресурсов должны были наиболее доступным и понятным способом представиться лицам, находившимся на судне. Осуществление этих действий предусмотрено Административным регламентом ФСБ России, который утверждён Приказом ФСБ России от 25.12.2012 № 675.

Согласно п. 24 вышеуказанного Регламента, прибыв на борт судна, должностное лицо обязано представиться капитану судна с указанием своей должности и фамилии, предъявить служебное удостоверение.

Ни один допрошенный свидетель не сообщил о том, что потерпевший или свидетель предъявили служебные удостоверения …

Разрешая вопрос о том, каким образом потерпевший представился лицам, находившимся на моторной лодке, суд учитывает следующие обстоятельства.

Как указано выше служебное удостоверение потерпевший не предъявлял. К лодке они следовали бегом, что следует из показаний потерпевшего и свидетеля, и на бегу потерпевший представился. Как следует из показаний потерпевшего: «Человек на катере посмотрел по сторонам, но его не увидел». При указанных обстоятельствах, с учётом показаний Михайлова, нет достаточных оснований полагать, что Михайлов был осведомлён о приближении к нему сотрудника ФСБ России. В последующем, как следует из показаний потерпевшего: «Когда он перелазил через борт, одновременно представился ещё раз, успев сказать: «Пограничная служба федеральной безопасности». В это время у человека на борту, который впоследствии был установлен как Михайлов, были большие глаза, и он молча начал размахивать большим деревянным веслом…»

Совокупность указанных обстоятельств, свидетельствует, что Михайлов не был осведомлён должным образом о том, что потерпевший является представителем власти. Появление потерпевшего было неожиданным и это было связано, в том числе с необходимостью скрытного приближения к моторной лодке в условиях наряда «Секрет». Последствиями этих действий могла быть реакция, в том числе, которая последовала от Михайлова и это в своей деятельности сотрудники должны учитывать.

Потерпевший оказывал в ГЛК «Авача» прежде всего физическое сопровождение оперативных сотрудников. То есть был подготовлен к указанным ситуациям, что следует из его действий, когда он уклонился от наносимых ударов.

Потерпевший и свидетель согласно исследованным документам на месте происшествия в ГЛК Авача не осуществляли непосредственно контрольные мероприятия в сфере охраны морских биоресурсов и, кроме того, они не относятся к должностным лицам, указанным в Приказе от 21.10.2015 № 630 ФСБ России, которые уполномочены осуществлять государственный контроль в сфере охраны морских биологических ресурсов.

Вследствие изложенного, их задача в ГЛК «Авача» была ограничена физическим сопровождением проводимых контрольных мероприятий в этой сфере другими должностными лицами.

Кроме этого, необходимо учитывать показания Михайлова и свидетелей о том, что в начале действий потерпевший, связанных с его прибытием на борт судна, находившиеся на нём лица, не могли понять, кто к ним приближается. Причины этого обстоятельства разъяснены Михайловым и указанными свидетелями и согласуются с выводами суда.

Также Михайлов и свидетель пояснили, что ранее в ГЛК Авача было совершено нападение с использованием подручных предметов. Учитывая, в том числе и эту информацию, в условиях ночного времени, при отсутствии достаточного освещения, необходимых опознавательных знаков различия на одежде потерпевшего, скрытного и поспешного появления потерпевшего на месте происшествия, несоответствия его действий по представлению своей личности Регламенту, реакция Михайлова была вполне ожидаемой. Другие лица, находившиеся на судне из чувства страха, как они пояснили, укрылись в рубке и только после выстрелов открыли сотрудникам пограничного органа дверь.

Также суд учитывает, что согласно характеризующим материалам о личности Михайлова, нет сведений о том, что он способен оказать сопротивление представителю власти. Отбывая наказание в исправительном учреждении, он не имел взысканий и относился к администрации лояльно. По месту жительства жалобы на него не поступали. Правонарушений, связанных с насильственными действиями не совершал. Не препятствовал каким-либо образом предварительному расследованию и судебному разбирательству по уголовному делу. Михайлов состоит длительное время в браке и имеет малолетних детей, находился на момент вменяемого ему преступления на условно-досрочном освобождении. В связи с этим, у него не было оснований для применения насилия по отношению к представителю власти.

Причастность Михайлова, как и других лиц по уголовному делу, к незаконной добыче водных биологических ресурсов не доказана, чтобы это было основанием для применения насилия к представителю власти на момент появления потерпевшего.

На основании изложенного, в уголовном деле отсутствуют достаточные доказательства того, что Михайлов нанося удары веслом, заведомо знал о том, что потерпевший является представителем власти…

Показания потерпевшего, свидетелей и документы, в том числе рапорт, выписка из Книги пограничной деятельности, заключение служебной проверки относительного того, каким образом потерпевший пытался представиться находившимся на моторной лодке гражданам, о форме его одежды, о порядке его действий на месте происшествия, не свидетельствуют о виновности Михайлова по обстоятельствам указанным подробно выше. Судом приняты эти доказательства, однако им дана иная оценка, в том числе из-за того, что сторона обвинения не представила другие доказательства, свидетельствующие об осведомлённости Михайлова о применении насилия по отношению к представителю власти.

В связи с изложенным, на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ суд признаёт Михайлова невиновным в связи с отсутствием в его деянии состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Вещественным доказательством необходимо распорядиться в соответствии со ст. 81 УПК РФ (т. 1 л.д. 209).

Мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в отношении Михайлова отменяется (т. 1 л.д. 114-116).

Ссылка на приговор.

*Фамилия изменена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × три =