Апелляционное определение по делу N 10-2584

Приговором Коптевского районного суда г. Москвы М.С. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 176 УК РФ, к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

П. признана невиновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159.1 УК РФ, оправдана на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи непричастностью к совершению преступления, с признанием права на реабилитацию.

Апелляционным определением Московского городского суда приговор оставлен в силе.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2019 г. по делу N 10-2584

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе: …

с участием прокурора отдела Генеральной прокуратуры РФ Р.М.В.,

представителя потерпевшего АО «***» К.Е.В.,

защитника — адвоката Ж.И.Н.,

осужденного М.С.,

оправданной П.,

при секретаре Д.

рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Р.М.В., апелляционные жалобы представителя потерпевшего К.Е.В., защитника адвоката Ж.И.Н. на приговор Коптевского районного суда г. Москвы от 5 декабря 2018 года, которым

М.С., …………………………..,

осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 176 УК РФ, к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

П., …………………………………….,

признана невиновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159.1 УК РФ, оправдана на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи непричастностью к совершению преступления, с признанием права на реабилитацию.

Приговором разрешен вопрос об исчислении срока наказания, мере пресечения в отношении осужденного и оправданной и вещественных доказательств по делу, а также судьба гражданского иска и ареста, наложенного на имущество.

Заслушав доклад судьи М.Ю.Н., пояснения осужденного М.С., оправданной П., защитника — адвоката Ж.И.Н., прокурора Р.М.В., представителя потерпевшего К.Е.В., судебная коллегия

установила:

М.С. признан в том, что, являясь руководителем организации, совершил получение кредита путем…………………….., при этом деяние причинило крупный ущерб.

Согласно приговора, на основании учредительного договора *** создано закрытое акционерное общество «***» (далее — ЗАО «***», Общество), которое зарегистрировано и поставлено на налоговый учет 19.02.2001 в Инспекции Федеральной налоговой службы по ***. Адрес местонахождения организации: ***. Решением собрания учредителей ЗАО «***» (протокол от ***) и в соответствии с приказом N 1-к от 15.02.2001 М.С. назначен на должность генерального директора данного Общества.

В соответствии со статьей 15 Устава ЗАО «***», утвержденного общим собранием учредителей ***, М.С., как генеральный директор, являлся единоличным исполнительным органом Общества, без доверенности действовал от имени Общества, в том числе представлял его интересы, совершал сделки от имени Общества, утверждал штаты, издавал приказы и давал указания, обязательные для исполнения всеми работниками Общества.

Таким образом, М.С. являлся руководителем организации — ЗАО «***», выполняющим организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции.

Между ЗАО «***» и АО «***» 27.12.2007 был заключен договор лизинга N ***.

В период с 2010 г. по 2015 г. между ЗАО «***» и ПАО «***» были заключены договоры об открытии невозобновляемой кредитной линии: N *********, согласно которым ЗАО «***» получило кредиты в размере ********* рублей со сроками погашения с 18.10.2015 по 16.07.2019.

Не позднее 14 октября 2015 года у ЗАО «***» возникла необходимость в привлечении кредитных денежных средств для рефинансирования кредитов в ПАО «***…», выкупа из лизинга у АО «*********» линии по производству *********, пополнения оборотных средств Общества.

В силу занимаемой должности М.С. был достоверно осведомлен об условиях и порядке кредитования юридических лиц, в том числе, что решение о выдаче кредита принимается кредитными комитетами ********* на основании анализа хозяйственного положения и финансового состояния организации, и осознавал, что в законно установленном порядке Общество не сможет получить кредит в ********* из-за отсутствия достаточного оборота денежных средств по расчетным счетам и имеющейся задолженности по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное и обязательное медицинское страхование в Пенсионный фонд Российской Федерации за 2 и 3 кварталы 2015 года.

В связи с этим не позднее 14 октября 2015 года у М.С. возник преступный умысел на незаконное получение кредита в АО «*********» (далее — АО «***», *********) в размере не менее *********. рублей путем представления ********* заведомо ложных сведений о финансовом состоянии ЗАО «***», с причинением крупного ущерба.

М.С., являясь генеральным директором и фактическим владельцем ЗАО «***», должен был подписывать от имени Общества все документы, связанные с получением кредита.

Не позднее 14.10.2015 М.С. организовал изготовление от имени Общества заявки на предоставление кредита (кредитной линии) АО «***» N ****** от 14.10.2015, которую М.С. собственноручно подписал, а также организовал подписание данной заявки главным бухгалтером Общества Г.Е.А., не осведомленной о совершаемом преступлении.

Согласно основным параметрам кредитной заявки Обществу требовались денежные средства на общую сумму более *********. руб. на рефинансирование долгосрочных кредитов в ПАО «***………», выкуп из лизинга у АО «*********» линии по производству *********, пополнение оборотных средств.

После этого 14.10.2015 в часы работы ********* М.С. организовал передачу указанной заявки от имени ЗАО «***», а также необходимого для получения кредита пакета документов в АО «***» по адресу: **************.

На основании представленных М.С. документов 30.11.2015 в помещении ********* по указанному адресу состоялось заседание кредитного комитета *********, на котором было принято решение об одобрении установления индивидуального лимита кредитного риска на группу компаний ЗАО «***» на общую сумму ********* рублей с оформлением и сопровождением сделки в Московском региональном филиале ********* с отлагательными условиями, одним из которых в соответствии с п. 1.4 выписки из протокола заседания кредитного комитета ********* N….. от 30.11.2015 являлось предоставление в ********* справок из всех кредитных организаций, обслуживающих Общество, об оборотах по счетам заемщика за последние 12 месяцев, а также в соответствии с п. 1.4 выписки из протокола N…. от 30.11.2015 заседания кредитного комитета ********* — предоставление справок из……………………, подтверждающих отсутствие задолженности перед бюджетами и внебюджетными фондами длительностью более трех месяцев и размером более 5% от общей суммы доходов за последний завершенный календарный год.

После этого, не позднее 07.12.2015, М.С. с целью незаконного получения кредита организовал изготовление от имени Общества заявки на предоставление кредита (кредитной линии) АО «***» N ****** от 07.12.2015, которую М.С., являясь руководителем организации — генеральным директором ЗАО «***», собственноручно подписал, а также организовал подписание данной заявки главным бухгалтером Общества Г.Е.А., не осведомленной о совершаемом преступлении.

Согласно основным параметрам кредитной заявки Обществу требовались денежные средства на общую сумму более ********* руб. на рефинансирование долгосрочных кредитов в ПАО «***………..», выкуп из лизинга у АО «*********» линии по производству *********, пополнение оборотных средств.

После этого М.С. 07.12.2015, в часы работы *********, организовал передачу указанной заявки, а также необходимого для получения кредита пакета документов в Московский региональный филиал АО «***» по адресу: **************.

На основании представленных М.С. документов 22.12.2015 в помещении Московского регионального филиала ********* по указанному адресу состоялось заседание Кредитного комитета *********, членами которого, находившимися под воздействием обмана относительно действительной платежеспособности заемщика, было принято решение о предоставлении кредита ЗАО «***» на общую сумму ****** рублей с отлагательными условиями, одним из которых в соответствии с п. 1.4 Выписки из протокола заседания кредитного комитета ********* N…. от 22.12.2015 являлось предоставление в ********* справок из всех кредитных организаций, обслуживающих Общество, об оборотах по счетам заемщика за последние 12 месяцев, а также в соответствии с п. 1.5 выписки из протокола заседания кредитного комитета ********* N… от 22.12.2015 — предоставление справок из налоговых органов и внебюджетных фондов, подтверждающих отсутствие задолженности перед бюджетами и внебюджетными фондами длительностью более трех месяцев и размером более 5% от общей суммы доходов за последний завершенный календарный год.

21.12.2015 в 14 часов 41 минуту, действуя по поручению М.С., П., не осведомленная о совершаемом преступлении, находясь в неустановленном месте, применяя информационно-телекоммуникационную сеть Интернет, отправила с используемой ею электронной почты, имеющей адрес «******», на используемую начальником сектора кредитования предприятий торговли Управления кредитования проектного финансирования Московского ********* ПАО «***»…. Ш.Е.В. электронную почту, имеющую адрес «******», запрос о предоставлении сканированного изображения доверенности на имя директора управления кредитования и проектирования финансирования Московского ********* ПАО «***»…… Б.П.С., а также содержащей оттиск печати ПАО «***» справки об оборотах по счету ЗАО «***» за предшествующие 12 месяцев.

Полученную впоследствии справку директора управления кредитования и проектирования финансирования Московского ********* ПАО «***» …. Б.П.С. о реальных оборотах по счетам ЗАО «***» за предшествующие 12 месяцев и об отсутствии картотеки N 2, М.С. решил использовать в качестве образца для изготовления подложной справки ПАО «***» с не соответствующими действительности сведениями, завышающими качество финансового состояния Общества и позволяющими получить кредит в АО «***».

В период с декабря 2015 года по 20.01.2016 М.С., достоверно зная, что у ЗАО «***» происходит снижение оборотов по расчетным счетам и имеется задолженность по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное и на обязательное медицинское страхование в Пенсионный фонд Российской Федерации за 2 и 3 кварталы 2015 года, и что выдача ********* кредита возможна только при подтверждении финансового состояния Общества, позволяющего обеспечить возврат кредита, действуя умышленно, осознавая незаконный характер своих действий при получении кредита, при неустановленных обстоятельствах изготовил документы, содержащие заведомо ложные сведения о финансовом состоянии Общества:

— справку Московского ********* ПАО «***» N ***** от 15.12.2015 об обороте по расчетному счету ЗАО «***» за N *******, открытому в ПАО «***», за период с 01 декабря 2014 г. по 30 ноября 2015 г., согласно которой общий оборот по указанному счету в данный период якобы составлял ******* рублей;

— справку Главного *******, согласно которой у ЗАО «***» по состоянию на указанную дату якобы отсутствовала задолженность по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное и на обязательное медицинское страхование в Пенсионный фонд Российской Федерации.

При этом изображения оттисков печатей на указанных справках были выполнены способом струйной печати, подписи от имени уполномоченных лиц в справках были выполнены с подражанием их подписи.

В действительности фактический оборот по расчетному счету ЗАО «***» за N *******, открытому в ПАО «***», за период с 01 декабря 2014 г. по 30 ноября 2015 г. составил ******* рублей, а также имело место существенное падение оборота денежных средств по данному счету с мая 2015 года по ноябрь 2015 года с ******* рублей до ******* рублей.

Кроме того, у ЗАО «***» по состоянию на 10.12.2015 фактически имелась задолженность по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное и на обязательное медицинское страхование в Пенсионный фонд Российской Федерации в общей сложности в размере ******* рублей за 2 и 3 кварталы 2015 года, то есть задолженность перед внебюджетным фондом длительностью более трех месяцев.

После этого, в период с 21.12.2015 по 20.01.2016 М.С., продолжая реализацию преступного умысла на незаконное получение кредита, осознавая противоправный характер и общественную опасность своих действий, представил в Московский региональный филиал АО «***» по адресу: *******, указанные подложные документы, содержащие заведомо ложные сведения о финансовом состоянии Общества.

Тем самым М.С. умышленно ввел в заблуждение сотрудников ********* об устойчивом финансовом состоянии Общества.

23.12.2015 М.С., являясь руководителем организации — генеральным директором Общества, осознавая, что представленные им в ********* указанные подложные документы содержат заведомо ложные сведения о финансовом состоянии Общества, находясь в здании АО «***» по адресу: **************, действуя умышленно, заключил с АО «***», собственноручно подписав от имени ЗАО «***»:

— договор об открытии кредитной линии с лимитом выдачи N ******* на сумму ******* руб. со сроком погашения 11.12.2020 на цели рефинансирования задолженности ЗАО «***» перед ПАО «***»;

— кредитный договор N ******* на сумму ******* рублей со сроком погашения 11.12.2018 на цели рефинансирования задолженности ЗАО «***» перед АО «***»;

— договор об открытии кредитной линии N ******* с лимитом задолженности в сумме ******* руб. со сроком погашения 11.12.2018 на цели рефинансирования задолженности ЗАО «***» перед Московским ********* ПАО «***» в размере не более ******* руб. и пополнения оборотных средств.

На основании представленных М.С. подложных документов специалисты *********, введенные в заблуждение относительно действительного финансового состояния Общества, в период с 23.12.2015 по 20.01.2016 приняли решение о выдаче и перечислении ЗАО «***» ********* кредита в размере ****** рублей.

П. при этом, являясь в соответствии с приказом ЗАО «***» N…… от 11.06.2003 первым заместителем генерального директора ЗАО «***», участвовала в ходе всего кредитного процесса по поручению М.С. в проведении переговоров с использованием электронных и иных удаленных способов связи, запрашивала необходимые документы в ********* и иных организациях, принимала участие в их представлении в АО «***», вместе с тем наличие у нее умысла на совместные действия с М.С. материалами дела не подтверждено, равно как и не установлена ее осведомленность о совершаемом преступлении и причастность к изготовлению и представлению подложных справок.

Во исполнение взятых на себя обязательств по указанным договорам ********* со ссудных счетов N **************** в Московском региональном филиале АО «***», находящемся по адресу: ****************, перечислил на расчетный счет N **************** ЗАО «***» в Московском региональном филиале АО «***», находящемся по указанному адресу, денежные средства:

— 20.01.2016 ********* ордером N **** от 20.01.2016 в сумме ************* рублей на цели погашения ссудной задолженности Общества перед Московским ********* ПАО «***» по договорам невозобновляемой кредитной линии *************;

— 20.01.2016 ********* ордером N ****** от 20.01.2016 в сумме ******* руб. на цели погашения ссудной задолженности Общества перед Московским ********* ПАО «***» по договорам невозобновляемой кредитной линии *************;

— 20.01.2016 ********* ордером N ****** от 20.01.2016 в сумме ****** рублей на цели погашения ссудной задолженности Общества перед АО «***» по договору лизинга N *** от 27.12.2007;

— 20.01.2016 ********* ордером N ****** от 20.01.2016 в сумме ****** рублей на пополнение оборотных средств.

Впоследствии М.С. в период до 17.06.2016 организовал периодическое перечисление денежных средств со счета ЗАО «***» на счет АО «***» в качестве частичного погашения процентов по полученным кредитам, после чего выплаты по указанным договорам прекратил, причинив своими действиями ********* крупный ущерб в сумме не менее ****** рублей.

Обстоятельства совершения преступления подробно изложены в приговоре.

В судебном заседании осужденный М.С. вину в совершенном преступлении не признал.

В апелляционном представлении государственный обвинитель старший прокурор отдела управления Генеральной прокуратуры РФ Р.М.В. считает приговор суда незаконным и подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела. Прокурор указывает, что судом сделан неверный вывод о квалификации действий М.С. и оправдании П. в связи с неправильной оценкой представленных обвинением доказательств и отсутствием их анализа в совокупности. Отмечает, что принимая решение о переквалификации действий М.С. с ч. 4 ст. 159.1 УК РФ на ч. 1 ст. 176 УК РФ, суд фактически ограничился указанием на то обстоятельство, что в качестве залога подсудимым передано в ********* имущество, превышающее по стоимости сумму полученного кредита. Вместе с тем, суд не учел ряд установленных обстоятельств, в совокупности своей прямо указывающих на наличие у подсудимых изначального умысла на хищение полученных кредитных денежных средств, а именно, что полученные кредитные средства были в тот же день выведены со счетов ЗАО «***», открытых в АО «***», через сторонние организации, не подконтрольные ****, в дальнейшем часть денежных средств переведена на личный счет М.С. и обналичена. Также прокурор не соглашается с решением суда об исключении из объема обвинения состава преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 174 УК РФ, в том числе с доводами суда о том, что денежные средства получены ЗАО «***» открытым способом и не нуждались в каком-либо введении в легальный экономический оборот, и отсутствии доказательств, связанных с фактическими обстоятельствами предоставления в ********* финансовых документов по выводу средств, которые помогли М.С. ввести в заблуждение сотрудников ********* относительно целевого характера расходования денежных средств, и вывести денежные средства на счета в других ********* в легальный оборот для их бесконтрольного расходования. Обращает внимание, что в ходе проведенного наложения ареста на имущество установлена существенная недостача заложенного имущества — рулонов со ******, при этом никаких выплат **** с полученных от производства товаров из залоговой ****** денежных средств осуществлено не было. По мнению прокурора, сокрытие от проверяющих отсутствия залогового имущества — ****** в рулонах, и его растрата, вывод полученных денежных средств на сторонние счета, при изначальном игнорировании требований осуществления выплат по кредиту свидетельствуют об изначальном умысле подсудимых именно на хищение денежных средств и необходимости квалификации действий подсудимых по ч. 4 ст. 159.1 УК РФ. Также прокурор полагает полностью доказанным соучастие П. в совершении преступления, в том числе с учетом согласованности совместных действий подсудимых, которые были заранее обговорены и продуманы, направленных на изготовление и представление в АО «***» подложных документов. Считает, что суд, постановляя оправдательный приговор в отношении П., не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, а неправильная оценка судом представленных обвинением доказательств привела к неправильной квалификации действий М.С.

Просит приговор суда по делу М.С. и П. отменить, дело передать на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

В апелляционной жалобе представитель потерпевшего АО «***» К. считает приговор суда несправедливым, ссылаясь на то, что при его вынесении судом допущены нарушения закона, дана неправильная квалификация действиям М.С. и П., не учтена общественная опасность совершенных ими преступлений, а также их роль в содеянном, М.С. вынесено мягкое наказание относительно тяжести совершенного преступления, а П. оправданна необоснованно.

В обоснование своей позиции представитель потерпевшего указывает, что суд необоснованно переквалифицировал состав преступления, инкриминируемый М.С. по ч. 4 ст. 159.1 УК РФ, в связи с отсутствием у него умысла на совершение преступления и недоказанностью факта использования денежных средств в личных целях. Отмечает, что по имеющимся в уголовном деле доказательствам и обстоятельствам, установленным в рамках судебного следствия, следует, что М.С. умышленно похитил денежные средства *********, предоставив в ********* заведомо недостоверные справки по оборотам ЗАО «***» и отсутствию задолженности в Пенсионном фонде РФ, так как фактические финансово-экономические показатели предприятия на момент решения вопроса о выдаче кредита не позволяли ЗАО «***» выполнять перед ********* обязательства, при этом часть денежных средств М.С. умышленно перевел на подконтрольные ему аффилированные фирмы, а часть кредитных средств перевел на свой расчетный счет по фиктивному договору займа, в последующем использовав денежные средства в личных целях, и в результате противоправных действий ЗАО «***» находится в процедуре *********. Умышленный характер действий М.С., направленный на хищение кредитных средств *********, подтверждается также фактом реализации им части залогового обеспечения в виде ******. Полагает, что суд необоснованно исключил в отношении М.С. инкриминируемый ему состав преступления, предусмотренный п. «б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ, ошибочно указав, что расходование кредитных денежных средств М.С. охватывается ч. 1 ст. 176 УК РФ. При этом выводы суда ошибочны и противоречивы, в том числе в части характера получения кредитных денежных средств *********. Также выражает несогласие с исключением судом квалифицирующего признака группой лиц по предварительному сговору и вынесением в отношении П. оправдательного приговора, указывает, что доводы суда о непричастности П. к совершению преступления противоречат фактическим обстоятельствам дела и не подтверждаются доказательствами, в том числе в части неосведомленности П. относительно преступных действий М.С. Полагает, что судом необоснованно отказано в удовлетворении гражданского иска в отношении П., а также необоснованно не принято решение в рамках уголовного судопроизводства о взыскании с М.С. причиненного ущерба. Кроме того, ссылаясь на то, что в результате преступных действий М.С. и П., совершенных по предварительному сговору, кредитные средства АО «***» не возвращены, обращает внимание, что ********* причинен материальный ущерб в особо крупном размере, а не в крупном размере, как указано в приговоре. При этом действиями подсудимых причинен вред деловой репутации, что негативно отразилось на реализации ********* государственной программы финансирования предприятий ******, и повлекло иные негативные последствия для *********.

В связи с изложенными обстоятельствами просит приговор суда в отношении М.С. отменить в связи с неправильной квалификацией преступления и мягкостью назначенного наказания, в отношении П. отменить в связи с неправильной квалификацией преступления и ее причастностью к инкриминируемому деянию, вынести в отношении М.С. обвинительный приговор по ч. 4 ст. 159.1 УК РФ и п. «б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ и назначить ему более тяжкое наказание, связанное с реальным лишением свободы, в отношении П. вынести обвинительный приговор по ч. 4 ст. 159.1 УК РФ и назначить ей наказание, связанное с реальным лишением свободы, гражданские иски в отношении М.С. и П. удовлетворить в полном объеме, взыскав с них причиненный ********* ущерб.

В возражениях на апелляционное представление государственного обвинителя и представителя потерпевшего защитник адвокат Ж.И.Н. в защиту осужденного М.С. и оправданной П. считает доводы прокурора и представителя потерпевшего необоснованными и несостоятельными, просит оставить апелляционное представление и апелляционную жалобу потерпевшего без удовлетворения.

В апелляционных жалобах (основной и дополнительных) адвокат Ж.И.Н. в защиту осужденного М.С. полагает приговор суда незаконным, необоснованным и подлежащим отмене.

В обоснование своей позиции защитник указывает, что вывод суда о совершении М.С. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 176 УК РФ, противоречит содержанию данной нормы права и не подтверждается доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. Отмечает, что сведения, содержащиеся в подложной справке Московского ********* ПАО «***» от 15 декабря 2015 года об обороте по расчетному счету ЗАО «***», никак не связаны с теми обстоятельствами, которыми АО «***» обуславливал для ЗАО «***» возможность получения кредита. Сведения, содержащиеся в подложной справке Главного управления Пенсионного Фонда РФ N 16 по г. Москве и Московской области от 10 декабря 2015 года, согласно которой у ЗАО «***» по состоянию на указанную дату якобы отсутствовала задолженность по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное и на обязательное медицинское страхование в Пенсионный фонд РФ, хотя и касались тех обстоятельств, которыми АО «***» в решениях кредитного комитета головного ********* и его Московского регионального филиала обуславливал для ЗАО «***» возможность получения кредита, но фактически имевшаяся у заемщика задолженность по уплате указанных страховых взносов не препятствовала получению кредита в *********. То есть, предоставление заемщиком указанной подложной справки, даже если бы это в действительности и имело место, никак не повлияло бы на решение **** выдать ему кредит. Также адвокат отмечает, что по преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 176 УК РФ, момент списания денежных средств с ********* счета их владельца и момент причинения ущерба не совпадают во времени, в связи суду необходимо было установить причинно-следственную связь между действиями заемщика по получению кредита и наступлением последствий в виде крупного ущерба. Между тем, как отмечает адвокат, невозможность исполнения со стороны ЗАО «***» обязательств по заключенным кредитным сделкам была вызвана именно недобросовестным поведением самого ****, то есть ущерб у АО «***» возник не по вине заемщика, а вследствие недобросовестных действий самих сотрудников *********, не исполнивших решение кредитного комитета головного ********* и обязательств ********* перед заемщиком по выдаче второй очереди кредита в размере ****** рублей на пополнение оборотных средств. Также адвокат указывает, что в ходе судебного следствия были исследованы доказательства, подтверждающие, что совокупная стоимость предоставленных ЗАО «***» АО «***» залогов (как рыночная, так и залоговая) существенно превышала сумму выданного кредита, и ********* имел возможность в любое время реализовать с публичных торгов находящееся у него в залоге имущество. Таким образом, адвокат полагает, что ущерб возник у АО «***» в результате действия (бездействия) его должностных лиц, очевидно причастных к рейдерскому захвату имущества ЗАО «***», которые сначала не предприняли необходимых мер к реализации ********* правомочий залогового ****, пытавшихся завладеть акциями ЗАО «***» по их номинальной стоимости (то есть безвозмездно), а затем, не дождавшись реализации с публичных торгов находящегося в залоге у ********* имущества, не получили в счет исполнения обязательств ЗАО «***» денежные средства, вырученные от его продажи, либо не оставили это имущество за АО «***», а при отсутствии к тому каких-либо разумных оснований (с точки зрения соблюдения экономических интересов самого *********) уступили принадлежащие ему права (право требования) АО «***************» по цене, в три раза ниже суммы задолженности по выданному кредиту с учетом начисленных процентов и пени, а также в три раза ниже ликвидационной стоимости находящегося у него в залоге имущества заемщика.

Полагает, что рассмотренными судом доказательствами, в том числе показаниями свидетелей и подсудимых, не подтверждается его вывод о том, что подложные справки были изготовлены и представлены в ********* М.С. То обстоятельство, что указанные справки должны были быть предоставлены заемщиком в ********* до получения кредита, недостаточно для вывода о том, что М.С. предоставил в ********* именно подложные справки. По мнению защитника, исследованные доказательства позволяют считать установленным, что в ********* были переданы аналогичные подложным, но только подлинные справки. При этом для предоставления указанных подложных справок у подсудимых не имелось разумных причин, поскольку требования ********* о количественных показателях оборотов по рублевым счетам до них не доводились, падение оборотов по рублевому счету в ПАО «***» было вызвано переводом оборотов из ПАО «***» в АО «***************» после отказа ПАО «***» в дополнительном кредитовании предприятия, данных об ухудшении финансового состояния заемщика не имелось. Обращает внимание, что вывод обвинения о том, что задолженность перед Пенсионным фондом РФ не позволяла заемщику получить кредит основан на искажении судом содержания решения кредитного комитета головного ********* и его филиалов, что также подтверждается показаниями специалиста, допрошенного в ходе судебного разбирательства. Указывает, что суду были предоставлены стороной защиты доказательства, свидетельствующие о том, что в отношении ЗАО «***» была реализована схема по незаконному получению прав на имущество должника. Кроме того, адвокат указывает, что судом необоснованно отказано в удовлетворении ходатайств стороны защиты, в том числе о назначении экспертизы по делу, истребовании доказательств. Также защитник полагает, что суд необоснованно назначил М.С. вид исправительного учреждения колонию общего режима.

Просит приговор суда в отношении М.С. отменить, вынести оправдательный приговор.

Также адвокат Ж.И.Н. в дополнительных апелляционных жалобах выражает несогласие с постановлениями о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, содержащихся в возражениях на апелляционную жалобу потерпевшего и апелляционное представление государственного обвинителя и в дополнительной жалобе защитника, считая постановления суда немотивированными, поскольку не содержат каких-либо фактических обоснований, в связи с чем считает необходимым отменить постановления суда от 10 января 2019 года и 28 января 2019 года, направил дело в суд первой инстанции для рассмотрения по существу замечаний на протокол судебного заседания.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции адвокат Ж.И.Н., поддерживая доводы апелляционных жалоб, просил признать постановления о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания незаконными.

Осужденный М.С. в своем заявлении доводы апелляционной жалобы адвоката Ж.И.Н. поддержал в полном объеме.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционных жалоб, возражений защитника на апелляционное представление и апелляционную жалобу представителя потерпевшего, заслушав позиции сторон, судебная коллегия находит, что приговор суда подлежит оставлению без изменения по следующим обстоятельствам.

Вывод суда первой инстанции о виновности М.С. в совершении преступления, за которое он осужден, а также об оправдании П. по предъявленному обвинению, соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом, подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, в необходимом объеме приведенных в приговоре, а именно:

— показаниями представителя потерпевшего К.Е.В., свидетелей Г.А.Б., К.С.В., Г.А.А., Т.А.А., Г.А.А., И.А.Н., К.В.В., Б.Д.В., Х.Д.А., З.М.В., Г.Н.А., С.О.В., К.М.А., Д.С.Ю. — сотрудников АО «***», об обстоятельствах предоставления в 2015 году кредитов ЗАО «***», которым были представлены, как выяснилось впоследствии, подложные справка Московского ********* *** России о сведениях об оборотах денежных средствах и справка ГУ Управления Пенсионного фонда РФ N 26 по г. Москве и Московской области об отсутствии задолженности по обязательным платежам перед Пенсионным фондом;

— показаниями свидетелей К.Д.Н., Б.П.С., Ш.Е.В., Ц.А.С. — сотрудников Московского ********* ПАО «***», об обстоятельствах кредитования ЗАО «***» в ПАО «***», выдачи справки об оборотах для предоставления в АО «***» для решения вопроса о рефинансировании кредита, в отношении справки от имени ПАО «***» представленной в судебном заседании пояснили, что сведения в справке не соответствуют действительности, данная справка ПАО «***» не выдавалась;

— показаниями свидетелей Б.В.Ф., Г.Е.А., М.Н.Н., Г.Т.А., Р.П.Ю. — сотрудников ЗАО «***», об обстоятельствах подготовки документов для получения кредита в АО «***», а также расходования в дальнейшем полученных кредитных средств;

— показаниями свидетелей Х.С.Л., М.Т.В., Е.Т.Б., Г.И.В. — сотрудников управления Пенсионного Фонда РФ N 26 по г. Москве и Московской области, согласно которым сведения, содержащиеся в справке об отсутствии задолженности по уплате обязательных платежей и страховых взносов у ЗАО «***» от 10 декабря 2015 года, не соответствуют действительности, данная справка Пенсионным фондом не выдавалась;

— показаниями свидетелей К.Т.В., Р.Л.П., И.Н.А., В.Е.Ю., Н.Е.Б. — сотрудников ООО «*****», свидетелей Н.В.А., В.Н.А. — сотрудников ЗАО «***» об обстоятельствах взаимодействия и расчетов с ЗАО «***», перечисления денежных средств по заявке на поставку *******, в том числе в январе и феврале 2016 года;

— обращением заместителя Председателя Правления АО «***» в УФСБ России по г. Москве и Московской области о противоправных действиях в отношении АО «***» со стороны ЗАО «***»;

— рапортами об обнаружении признаков преступления, согласно которым в действиях М.С. и неустановленных лиц при получении кредита ЗАО «***» в АО «***» могут усматриваться признаки преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159.1 УК РФ, ч. 1 ст. 176 УК РФ, установлено, что 23.12.2015 между АО «***» в лице заместителя директора Московского регионального филиала К.М.А. и ЗАО «***» в лице генерального директора М.С. заключен кредитный договор N ******* на сумму ******* руб. со сроком погашения 10.08.2018 на цели рефинансирования задолженности ЗАО «***» перед ПАО «***………» в размере не более ******* руб. и пополнение оборотных средств. При этом для получения кредита руководством ЗАО «***» в ********* были представлены заведомо не соответствующие действительности сведения относительно финансово-хозяйственной деятельности Общества и его платежеспособности, а также ряд сфальсифицированных документов; генеральный директор ЗАО «***» М.С. после незаконного получения ЗАО «***» кредита в АО «***» перевел часть незаконно полученного кредита в размере ******* рублей с расчетного счета ЗАО «***» на расчетный счет ООО «*****». С целью возврата суммы ранее незаконно полученного кредита в свое распоряжение, пополнения, таким образом, ********* счетов заемщика ЗАО «***», открытых в других кредитных организациях и придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению этими денежными средствами, М.С. 20.01.2016 около 10 часов уведомил управляющего ООО «*****» Р. об отказе ЗАО «***» приобретать ******* по договору N ******* от 15.09.2015 и попросил возвратить денежные средства в размере ******* рублей, что и было сделано;

— протоколом выемки в помещении АО «***» документов по открытию и обслуживанию всех счетов и кредитных дел ЗАО «***», протоколом осмотра изъятых документов, в ходе которого осмотрены:

кредитный договор N ******* от 23.12.2015 с оттиском круглой печати АО «***» и оттиском круглой печати ЗАО «***», подписью, выполненной от имени К.М.А., и подписью, выполненной от имени М.С.; заключен между АО «*********», именуемым «****», в лице заместителя директора Московского регионального филиала АО «***» К.М.А., и ЗАО «***», именуемым «Заемщик», в лице генерального директора М.С. Предмет договора: **** обязуется предоставить Заемщику денежные средства («Кредит») в размере ****** рублей…. копеек. Заемщик обязуется использовать полученный Кредит исключительно на рефинансирование задолженности Заемщика перед АО *** по Договору лизинга N *** от 27.12.2007;

письмо на 1 листе форма А4, за подписью генерального директора ЗАО «***» М.С. в Московский региональный филиал АО «***» от 19.01.2016 согласно которому, в соответствии с условиями кредитного договора N ******* от 23.12.2015 ЗАО «***» просит выдать денежные средства в сумме ****** рублей… копеек на выкуп линии по производству ********* в АО «***», денежные средства просят зачислить на расчетный счет ЗАО «***» N **************** в Московском региональном филиале АО «***»;

договор N ******* от 23.12.2015 об открытии кредитной линии с лимитом задолженности, заключен между АО «*********», именуемым «****», в лице К.М.А. и ЗАО «***», именуемым «Заемщик», в лице генерального директора М.С. Предмет договора: **** открывает Заемщику кредитную линию с лимитом единовременной задолженности в сумме ***** рублей. Заемщик обязуется использовать полученный Кредит на следующие цели: а) не более ***** рублей на рефинансирование задолженности Заемщика по основному долгу перед ПАО «***» по кредитам на цели пополнения оборотных средств; б) не более ***** рублей — рефинансирование задолженности Заемщика перед ПАО «***» по Генеральному соглашению об открытии возобновляемого лимита на проведение операций торгового финансирования с использованием непокрытых аккредитивов N ***** от 11.11.2014.;

договор N *******-3 о залоге товаров в обороте от 25.12.2015 между АО «*********», именуемым «*****», в лице К.М.А., и ЗАО «***», именуемым «Заемщик», в лице М.С. Залогодатель, обеспечивая надлежащее исполнение обязательств по Договору N ******* об открытии кредитной линии с лимитом задолженности, заключенному 23.12.2015, передает в залог Залогодержателю товары, находящиеся в торговом обороте. Имеются подписи от имени М.С. с оттиском печати ЗАО «***»;

письмо на 1 листе за подписью генерального директора ЗАО «***» М.С. в М.Р. АО «***» от 19.01.2016 согласно которому, в соответствии с условиями договора N ******* об открытии кредитной линии с лимитом задолженности от 23.12.2015 ЗАО «***» просит выдать денежные средства в сумме ************* рубля сроком до 18.01.2017 на рефинансирование ссудной задолженности в ПАО «***», денежные средства просит зачислить на расчетный счет ЗАО «***» N **************** в Московском региональном филиале АО «***»;

письмо на 1 листе за подписью генерального директора ЗАО «***» М.С. в Московский региональный филиал АО «***» от 20.01.2016, согласно которому в соответствии с условиями договора N ******* об открытии кредитной линии с лимитом задолженности от 23.12.2015 ЗАО «***» просит выдать денежные средства в сумме ****** рублей…. сроком до 18.01.2017 на пополнение оборотных средств, денежные средства просит зачислить на расчетный счет ЗАО «***» N **************** в Московском региональном филиале АО «***»;

заявка на предоставление кредита (кредитной линии) ОАО «***» N ****** от 07.12.2015 на 5 листах формата А4, на странице 5 имеется подпись, выполненная от имени генерального директора ЗАО «***» М.С. и подпись, выполненная от имени главного бухгалтера ЗАО «***» Е.А. Г. с оттиском круглой печати ЗАО «***»;

договор N ******* от 23.12.2015 об открытии кредитной линии с лимитом выдачи между АО «*********», именуемым «****», в лице К.М.А. и ЗАО «***», именуемым «Заемщик», в лице М.С. Предмет договора: **** открывает Заемщику кредитную линию на общую сумму ******** рублей. Заемщик обязуется использовать полученный Кредит исключительно на рефинансирование задолженности Заемщика по основному долгу перед ПАО «***» по инвестиционным кредитам. Имеются подписи от имени М.С. с оттиском круглой печати ЗАО «***»;

договор N *******-8 поручительства юридического лица от 23.12.2015 между АО «*********», именуемым «****», в лице К.М.А., и ОАО «***», именуемым как «Поручитель», в лице генерального директора П.Ю. Р. Поручитель обязуется отвечать в полном объеме перед **** за исполнение ЗАО «***» своих обязательств: по Договору N ******* об открытии кредитной линии с лимитом выдачи;

договор N *******-9 поручительства физического лица от 23.12.2015 между АО «*********» и М.С., именуемым «Поручитель». Предметом договора является то, что в силу осматриваемого Договора Поручитель обязуется отвечать в полном объеме перед **** за исполнение ЗАО «***» своих обязательств: по Договору N ******* об открытии кредитной линии с лимитом выдачи;

договоры о залоге земельных участков, акций, оборудования, транспортных средств, оборудования и иного имущества между АО «***» и ЗАО «***» в лице М.С. Согласно договорам имущество закладывается для обеспечения надлежащего исполнения кредитных договоров ЗАО «***». Договоры содержат подписи от имени М.С., оттиски печати ЗАО «***»;

письмо на 1 листе за подписью генерального директора ЗАО «***» М.С. в М.Р. АО «***» от 19.01.2016 согласно которому, в соответствии с условиями договора N ******* об открытии кредитной линии с лимитом выдачи от 23.12.2015 ЗАО «***» просит выдать денежные средства в сумме ******** рублей на рефинансирование ссудной задолженности в ПАО «***», денежные средства просит зачислить на расчетный счет ЗАО «***» N **************** в Московском региональном филиале АО «***»;

— распечатками сообщений электронной почты свидетеля Г.А.А. и обвиняемой П., согласно которым в период с 04.12.2015 по 25.12.2015 П. неоднократно направляла сотрудникам АО «***» сканированные изображения документов, необходимых для получения ЗАО «***» кредита, а также обсуждала с ними вопросы получения кредита; электронной переписки между представителем ЗАО «***» П. и кредитным инспектором ПАО «***» Ш.Е.В., согласно которой 21.12.2015 в 14:41 с почтового ящика, которым пользовалась П., на почтовый ящик Ш.Е.В. отправлено сообщение о необходимости получения справки о задолженности и об оборотах для предоставления в АО «***»;

— распечаткой электронного журнала регистрации исходящей корреспонденции филиала ПАО «*** России» — «Московский кредитный *********» и распечатка электронного дубликата справки N ***** от 15.12.2015, изъятых 24.04.2017 в помещении филиала ПАО «***…….» — Московский кредитный *********; протоколом осмотра указанных документов, согласно которому установлено, что в электронном дубликате справки N ***** от 15.12.2015 обороты по счету ЗАО «***» существенно ниже, чем в справке с аналогичным номером и датой, представленной в АО «***» для получения кредита ЗАО «***»;

— протоколом выемки, согласно которому в помещении Московского регионального филиала АО «***», изъяты, в том числе: справка, выполненная на бланке Московского ********* «*** России» от 15.12.2015 N *****; справка, выполненная на бланке Пенсионного фонда Российской Федерации N… от 10.12.2015; протокол осмотра указанных документов, согласно которому: справка, выполненная на бланке Московского ********* «***…..» от 15.12.2015 N *****, адресатом указанной справки является ЗАО «***». Согласно содержанию справки Московский ********* ПАО «***» предоставляет справку об оборотах по расчетному счету N ******* ЗАО «***» (*****) за период с 01 декабря 2014 года по 30 ноября 2015 года в валюте счета, а также подтверждает отсутствие картотек, ограничений и иных требований к указанному счету в настоящее время, а также в указанный период. Ниже представлена информация в виде таблицы, согласно которой итоговый оборот по кредиту на ту же дату составил ***** р., справка подписана от имени Директора Управления кредитования и проектного финансирования Московского ********* ПАО «***…..» Б.П.С., имеется оттиск печати филиала ПАО «***……….» Московский ********* г. Москва; справка, выполненная на бланке Пенсионного фонда Российской Федерации N….. от 10.12.2015, согласно которой ЗАО «***» не имеет задолженности перед Пенсионным фондом, Фондом социального страхования, Федеральным фондом обязательного медицинского страхования, данная справка подписана от имени начальника ГУ УПФ РФ N 26 по г. Москве и Московской области Х.С.Л., проставлен оттиск печати Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Москве;

— протоколом осмотра документов, изъятых в ходе выемки в помещении ГУ — Управления Пенсионного Фонда по г. Москве и Московской области, в ходе которого осмотрены: справка о состоянии расчетов по страховым взносам, пеням и штрафам ЗАО «***» от 27.04.2015, на лицевой стороне которой вверху справа имеется рукописная надпись: «Получено 27.04.2015 М.Н.Н.»; письмо главного бухгалтера ЗАО «***» Г.Е.А. N **** от 27.04.2015 о предоставлении справки об отсутствии задолженностей по взносам в Пенсионный фонд Российской Федерации; справка N 6 от 27.04.2015 о сумме задолженности по взносам в Пенсионный фонд Российской Федерации, заверена подписью начальника ГУ УПФР N 26 по г. Москве и Московской области Х.С.Л., а также подписью исполнителя — Г.И.В. Согласно тексту ЗАО «***» не имеет задолженностей по взносам в Пенсионный фонд Российской Федерации по состоянию на 27.04.2015;

— ответом Управления Пенсионного фонда Российской Федерации N 26 по г. Москве и Московской области, согласно которому сумма общей задолженности ЗАО «***» по состоянию на 10 декабря 2015 года на обязательное пенсионное страхование составляет ***** рублей…. копеек, на обязательное медицинское страхование составляет ***** рублей…. копейки, за второй и третий кварталы 2015 года; письмом ГУ отделения Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Москве и Московской области от 05.09.2016, согласно которому у ЗАО «***» по итогам 2 квартала 2015 г. образовалась задолженность по платежам на обязательное пенсионное и медицинское страхование;

— заключением эксперта N……. от 19.04.2017, согласно которому изображение оттиска печати, расположенное в нижней части справки Управления кредитования и проектного финансирования Московского ********* ПАО «***……..» N ***** от 15.12.2015, не является оттиском печатной формы, а выполнено способом струйной печати;

— заключением эксперта N…. от 27.04.2017, согласно которому изображение оттиска печати, расположенное в нижней части справки государственного учреждения — Управления Пенсионного фонда Российской Федерации N 26 по г. Москве и Московской области N 6 от 10.12.2015, не является оттиском печатной формы, а выполнено способом струйной печати;

— ответами на запросы из *********, содержащие сведения о движении денежных средств по счетам ЗАО «***», ОАО «***», ООО «*****»; протоколом осмотра предметов, в ходе которого осмотрены пять оптических дисков с информацией о движении денежных средств по расчетным счетам ЗАО «***» в Московском региональном филиале АО «***», Московском ********* ПАО «***…….», ПАО «*****» и расчетном счете М.С., открытом в Московском ********* ПАО «***….». По результатам осмотра составлена схема, отражающая осмотренное движение денежных средств по счетам в *********; протоколом осмотра предметов и документов, согласно которому осмотрены лазерные компакт-диски с сопроводительными письмами, представленные кредитными организациями;

— сведениями о погашении ЗАО «***» процентов по кредитам, полученным в АО «***», согласно которым обществом в период с 01.03.2016 до 17.06.2016 производилось периодическое перечисление денежных средств в качестве частичного погашения процентов по полученным кредитам, после 17.06.2016 выплата процентов обществом не производилась;

— протоколом осмотра предметов и документов, согласно которому осмотрено регистрационное дело ОАО «***» и диск, изъятые 24.03.2017 в помещении Инспекции ФНС N.… по г. Москве. В ходе осмотра установлено, что учредителем является М.С., генеральным директором Р.П.Ю., полномочия которого подтверждаются решением М.С.; на диске записана бухгалтерская и налоговая отчетность ОАО «***»;

— копией требования АО «***» в адрес генерального директора ЗАО «***» М.С. о досрочном возврате кредита от 06.09.2016 N ******;

— документами, поступившими по запросу из ООО «*****» — копии договора, платежных поручений, реестра отгрузок и других документов, в том числе о перечислении денежных средств между ЗАО «***» и ООО «*****»; ответом ООО «*****» N ****** от 03.11.2016, согласно которому товарные накладные и счета-фактуры, представленные М.С. в АО «***» в качестве подтверждения целевого использования ранее предоставленных ЗАО «***» кредитных средств, не соответствуют действительности, поставки товара по ним не производилось;

— протоколами наложения ареста на имущество, согласно которым при наложении ареста на имущество ЗАО «***» в г. Домодедово Московской области выявлена существенная недостача заложенного имущества — товаров в обороте (******), рулоны ****** представляют собой пустую упаковку; при наложении ареста на имущество ЗАО «***» в ****** выявлена существенная недостача заложенного имущества — товаров в обороте (******);

— протоколом осмотра места происшествия от 03.04.2017, согласно которому осмотрено нежилое помещение ЗАО «***» по адресу: ****** — место хранения ****** ЗАО «***, находящейся в залоге у АО «***». При вскрытии рулонов установлено, что ****** в них незначительное количество, внутри имеются деревянные каркасы, имитирующие форму;

— протоколом осмотра места происшествия от 06.04.2017, согласно которому осмотрена территория ЗАО «***» по адресу: ****** — место хранения ****** ЗАО «***», находящейся в залоге у АО «***». При вскрытии рулонов установлено, что ****** в них незначительное количество, внутри имеются деревянные каркасы, имитирующие форму;

— протоколом осмотра документов, согласно которому осмотрены документы регистрационного дела ЗАО «***», изъятые в Инспекции федеральной налоговой службы по г. Домодедово Московской области, установлено, что ЗАО «***» создано на основании учредительного договора ***, зарегистрировано и поставлено на налоговый учет 19.02.2001 в Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Домодедово Московской области с присвоением основного государственного регистрационного номера — ******, индивидуального номера налогоплательщика — ******, код причины постановки на учет — ******. Юридический и фактический адрес организации: ***. Генеральным директором ЗАО «***» является М.С.;

— протоколом осмотра предметов, согласно которому осмотрены: мобильный телефон «******» и мобильный телефон «******», которыми пользовалась П. В ходе осмотра установлена информация, имеющая значение для уголовного дела, а именно: сводка об извлечении, сведения об устройствах, журналы сообщений, журналы звонков, контакты, расписание, анализ активности и анализ телефонов. В записной книжке мобильного телефона «******» имеются сведения о следующих контактах: Б., Г.А., Мсг, С., С., Х. Дм. В записной книжке мобильного телефона «******» имеются сведения о следующих контактах: Б.;

— протоколом осмотра предметов, согласно которому осмотрен мобильный телефон «*******», которым пользовался М.С. В ходе осмотра мобильного телефона установлена информация, имеющая значение для уголовного дела, а именно: сводка об извлечении, сведения об устройстве, журнал сообщений, журнал звонков, контакты, расписание, анализ активности и анализ телефона. В записной книжке сотового телефона имеются сведения о следующих контактах: Б., Г. Е. А.; Р.Л.П.; С.О.В.…; С.Д. ***, Х.Д. ****;

— копией трудовой книжки на имя П., согласно которой на основании приказа ЗАО «***» N…. от 11.06.2003 П. принята в ЗАО «***» на должность первого заместителя генерального директора; копией трудового договора N……. от 11.06.2003, согласно содержанию которого П. с 11.06.2003 принимается на должность первого заместителя генерального директора ЗАО «***» (бессрочно);

— копией должностной инструкции первого заместителя генерального директора ЗАО «***», 03.10.2005 утвержденной генеральным директором ЗАО «***» М.С.;

— другими доказательствами, изложенными в приговоре.

Представленные в судебное разбирательство доказательства всесторонне, полно и объективно исследованы судом, правильно оценены в соответствии с положениями УПК РФ, при этом суд обоснованно пришел к выводу о достоверности показаний представителя потерпевших и свидетелей обвинения, которые давали логичные, последовательные показания, и которые согласовываются между собой и подтверждаются всей совокупностью собранных по делу доказательств.

Как усматривается из материалов уголовного дела, а также протокола судебного заседания каких-либо существенных противоречий в показаниях представителя потерпевшего и свидетелей обвинения, которые могли бы повлиять на правильность установления судом обстоятельств совершения М.С. преступления, доказанность его вины, а также юридическую оценку его действий, не имеется.

Судом дана надлежащая оценка как показаниям свидетелей обвинения и представителя потерпевшего, так и показаниям свидетелей защиты.

Наличия каких-либо оснований у представителя потерпевшего и кого-либо из свидетелей обвинения для оговора осужденного, а также каких-либо обстоятельств, указывающих на чью-либо заинтересованность в его привлечении к уголовной ответственности, в ходе судебного разбирательства установлено не было.

Показания оправданной П., а также осужденного М.С., который отрицал совершение инкриминируемого ему преступления, оценены в совокупности со всеми доказательствами по делу, при этом суд к показаниям осужденного о его невиновности обоснованно отнесся критически. Показания осужденного опровергаются совокупностью исследованных судом доказательств, в том числе, как показаниями свидетелей обвинения, так и письменными доказательствами по делу, признанных судом достоверными, которые позволили суду сделать обоснованный вывод о совершении М.С. преступных деяний при установленных судом обстоятельствах.

Всем доводам защиты и осужденного о его непричастности к совершенному преступлению, в том числе, о том, что подложные справки М.С. в ********* не представлялись, сами справки были составлены позднее сотрудниками ********* с целью привлечения М.С. к уголовной ответственности и рейдерского захвата ЗАО «***», судом первой инстанции дана надлежащая оценка, они являлись предметом исследования судом первой инстанции и опровергнуты в приговоре с приведением мотивов принятого решения, поскольку не нашли своего объективного подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Судебная коллегия отмечает, что суд первой инстанции обоснованно сослался в приговоре на заключения проведенных в ходе предварительного расследования судебных экспертиз, исследовав и оценив заключения экспертов в совокупности с другими доказательствами по делу. Каких-либо оснований сомневаться в правильности заключений экспертов не имеется, данные заключения научно обоснованы, а их выводы надлежащим образом мотивированы и убедительны, при этом каких-либо нарушений при назначении и производстве экспертиз, влекущих признание их недопустимыми доказательствами, не усматривается.

Суд первой инстанции обоснованно не усмотрел нарушений уголовно-процессуального закона при проведении предварительного расследования по уголовному делу. Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда, которые надлежащим образом мотивированы в приговоре, и отмечает, что в материалах дела не имеется и в суд первой и апелляционной инстанции не представлено доказательств, свидетельствующих об искусственном создании органом уголовного преследования доказательств обвинения.

Положенные судом в основу приговора доказательства получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ и обоснованно признаны судом допустимыми.

Данную судом первой инстанции оценку доказательств по делу судебная коллегия находит правильной, приведенные судом первой инстанции в приговоре мотивы оценки доказательств убедительными. Какие-либо не устраненные судом существенные противоречия в доказательствах, требующие их истолкования в пользу осужденного по делу отсутствуют.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, оценив имеющиеся противоречия, проверив все версии в защиту осужденного и правильно отвергнув их, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о достаточности доказательств для разрешения дела.

С учетом изложенного, принимая во внимание совокупность собранных по делу доказательств, судебная коллегия приходит к выводу, что суд первой инстанции, правильно установил фактические обстоятельства дела, дал им верную юридическую оценку и на основе совокупности исследованных доказательств обоснованно пришел к выводу о виновности М.С. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 176 УК РФ, надлежаще мотивировав в приговоре свои выводы в данной части.

Оснований для иной квалификации действий М.С., в том числе по ст. 159.1 и п. «б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ, как об этом указано в апелляционном представлении государственного обвинителя и апелляционной жалобе представителя потерпевшего, не имеется.

Выводы суда относительно квалификации действий осужденного носят непротиворечивый и достоверный характер, основаны на анализе и оценке совокупности достаточных доказательств, исследованных в судебном заседании, и соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Суд не допускал каких-либо предположительных суждений. При этом судом дана надлежащая оценка характеру действий осужденного, направленности его умысла, а также размеру причиненного совершенным деянием ущерба, который обоснованно установлен судом исходя из суммы не возвращенного ********* кредита.

Что касается доводов представителя потерпевшего о том, что ********* был причинен ущерб в особо крупном размере, а не в крупном, как указал суд в приговоре, то судебная коллегия отмечает, что ст. 176 УК РФ предусматривает ответственность за действия, связанные с незаконным получением кредита, только в случае причинения данными действиями крупного ущерба, признака совершения данного преступления с причинением ущерба в ином размере, в том числе в особо крупном, данная норма уголовного закона не содержит.

Судом правильно установлено, исходя из фактических обстоятельств совершенного преступления, что М.С., являясь руководителем организации, совершил получение кредита путем представления ********* заведомо ложных сведений о финансовом состоянии организации, при этом деяние причинило крупный ущерб. Указанные деяния выразились в представлении в ********* двух подложных справок с ложными данными об оборотах по счетам и отсутствии задолженности по выплатам во внебюджетные фонды, которые, соответственно, давали представление о финансовом состоянии организации.

При этом доводы защиты о том, что предоставление справок по оборотным средствам и отсутствии задолженности по выплатам во внебюджетные фонды носило формальный характер и не являлось условием для выдачи кредита, являются несостоятельными и противоречат фактическим обстоятельствам дела, опровергаются исследованными судом доказательствами, согласно которым окончательное положительное решение кредитного комитета ********* о выдаче кредита возможно только при наличии справок без задолженностей перед внебюджетными фондами и падений по оборотам.

Вопреки доводам прокурора и представителя потерпевшего, выводы суда об отсутствии доказательств, свидетельствующих об умысле М.С. на невозврат кредитных средств, обоснованы, с учетом того, что на момент заключения кредитных договоров стоимость залога имущества в значительной степени превышала стоимость кредита, при этом в случае утраты залога кредитными договорами была предусмотрена гражданско-правовая ответственность, в отношении имущества, переданного в залог, заключены договоры страхования. Кроме того, сокрытие предмета залога в качестве преступных действий органом предварительного расследования обвиняемым не вменялось. Также, как обоснованно указано судом неуплата процентов после 17 июня 2016 года и самого кредита не могут бесспорно рассматриваться как действия осужденного, свидетельствующие об изначальном умысле на хищение денежных средств, полученных по кредитным договорам, в том числе с учетом наличия залогового имущества на сопоставимую с кредитом сумму. Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда, которые надлежащим образом мотивированы в приговоре.

Что касается действий М.С. по расходованию денежных средств, полученных по заключенным кредитным договорам, то, как установлено судом первой инстанции, данные действия полностью охватываются составом преступления, предусмотренного ст. 176 УК РФ, в связи с чем квалификация действий М.С. по п. «б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ является излишне вмененной. Оснований не согласиться с данными выводами суда у судебной коллегии не имеется.

Также, вопреки доводом прокурора и представителя потерпевшего решение суда об оправдании П. по предъявленному ей обвинению по ч. 4 ст. 159.1 УК РФ в связи с ее непричастностью к совершению преступления надлежащим образом мотивировано в приговоре суда, исходя из того, что все действия П. по деятельности ЗАО «***», в том числе финансово-хозяйственной, могли быть совершены ею лишь по поручению и с ведома М.С., который являлся лицом, которому была полностью подконтрольна деятельность данной организации. В соответствии с должностной инструкцией первый заместитель генерального директора ЗАО «***», должность которого занимала П., подчинялся непосредственного генеральному директору предприятия, и в должностные обязанности П. не входило непосредственно ведение переговоров по крупным сделкам, равно как и принятие ключевых решений по ним. При этом именно М.С., лично или с помощью других не осведомленных о преступной деятельности лиц, действовавших в его интересах, представил в ********* подложные справки, что входит в состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 176 УК РФ, причастность П. к данным действиям судом не установлена.

Судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон, все ходатайства сторон были рассмотрены судом в установленном законом порядке, в том числе ходатайства о назначении экспертиз, допросе свидетелей, исследовании доказательств, при этом нарушений уголовного или уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену или изменение приговора, по делу допущено не было.

Что касается доводов защитника о несогласии с постановлениями суда о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, то судебная коллегия отмечает, что судом первой инстанции замечания на протокол судебного заседания, содержащиеся в возражениях защитника на апелляционную жалобу представителя потерпевшего и апелляционное представление прокурора, рассмотрены в установленном законом порядке в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ.

При назначении наказания осужденному М.С. суд первой инстанции, исходя из требований ст. 60 УК РФ, учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного, в том числе отсутствие судимостей, положительные характеристики, наличие престарелых больных родителей, а также состояние здоровья осужденного, что признано судом обстоятельством, смягчающим наказание.

Также при назначении наказания судом принято во внимание как влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, так и отношение осужденного к содеянному.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

С учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, его фактических обстоятельств, данных о личности М.С., суд обоснованно пришел к выводу о наличии оснований для назначения осужденному наказания в виде лишения свободы, отсутствии оснований для применения положений ст. 64, ст. 73 УК РФ, а также ч. 6 ст. 15 УК РФ. Соответствующие выводы надлежаще мотивированы в приговоре. Требования ст. 60 УК РФ при назначении наказания соблюдены, судом 1-й инстанции учтены и приняты во внимание все обстоятельства, влияющие на назначение наказания.

Судебная коллегия приходит к выводу, что назначенное М.С. наказание является справедливым и соразмерным содеянному, соответствующим общественной опасности совершенного им преступления и личности виновного, закрепленным в уголовном законодательстве РФ принципам гуманизма и справедливости и полностью отвечающим задачам исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений, и исходя из вышеизложенного не находит оснований для смягчения назначенного наказания.

Также суд первой инстанции в соответствии с требованиями закона принял решение о признании за гражданским истцом права на удовлетворение гражданского иска с передачей вопроса о размере возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, с учетом необходимости проведения дополнительных расчетов, возможного привлечения третьих лиц, а также правильно отказал в удовлетворении гражданского иска в отношении П. исходя из положений ч. 2 ст. 306 УПК РФ.

Таким образом, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены или изменения приговора, в том числе, по доводам апелляционного представления и апелляционных жалоб, как представителя потерпевшего, так и защитника.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ судебная коллегия

определила:

Приговор Коптевского районного суда г. Москвы от 5 декабря 2018 года в отношении М.С. и П. оставить без изменения, апелляционное представление прокурора, апелляционные жалобы представителя потерпевшего и защитника — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

3 × 5 =