Апелляционное определение 10-10542/2018

Апелляционным определением Московского городского суда приговор Нагатинского районного суда г. Москвы от 29 января 2018 года в отношении Ф.В.А. изменен. Исключено из осуждения Ф.В.А. обстоятельство, отягчающее наказание, предусмотренное п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ — совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел и ему смягчено наказание до 8 (восьми) лет 2 (двух) месяцев лишения свободы. В остальной части этот же приговор оставлен без изменения.

Постановлением Московского городского суда кассационная жалоба адвоката Ф.М.Ю. в защиту осужденного К.А. о пересмотре приговора Нагатинского районного суда г. Москвы от 29 января 2018 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 04 июля 2018 года передана для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции Московского городского суда.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва                                                                 4 июля 2018 года

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе: …,

с участием прокурора Г.Д.К., защитников — адвокатов Б.И.Ю, К.Е.Н., Ф.М.Ю., П.И.И., представивших удостоверения и ордера, осужденных К.А.О., Ф.В.А., Т.П.А.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы адвокатов и осужденных на приговор Нагатинского районного суда г. Москвы от 29 января 2018 года, которым:

К.А.О., ***

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, мера пресечения в виде заключения под стражу оставлена без изменения, срок отбытия наказания исчислен с 29 января 2018 года, в срок отбытия наказания зачтен период фактического задержания и содержания под стражей с 21 октября 2016 года по 28 августа 2018 года;

Ф.В.А.,***,

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам 4 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, мера пресечения в виде заключения под стражу оставлена без изменения, срок отбытия наказания исчислен с 29 января 2018 года, в срок отбытия наказания зачтен период фактического задержания и содержания под стражей с 20 октября 2016 года по 28 января 2018 года включительно;

Т.П.А.,***,

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, мера пресечения в виде заключения под стражу оставлена без изменения, срок отбытия наказания исчислен с 29 января 2018 года, в срок отбытия наказания зачтен период фактического задержания и содержания под стражей с 21 октября 2016 года по 28 января 2018 года.

Приговором суда разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Ж.Е.Л., выслушав выступление осужденных и адвокатов, поддержавших доводы апелляционных жалоб, а также мнение прокурора Г.Д.К., полагавшей необходимым приговор суда изменить, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Приговором суда К.А.О., Ф.В.А., Т.П.А. признаны виновными в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Преступление совершено в г. Москве при следующих обстоятельствах: 11 июля 2016 г. на детской площадке, расположенной рядом с ***, совместно с неустановленным лицом, увидев ранее незнакомых им Б***  и Л***, находившихся на втором ярусе игрового комплекса, имеющегося на указанной детской площадке, Ф.В.А., К.А.О., Т.П.А. и их неустановленный соучастник подошли к Б*** и Л***, после чего, Ф.В.А. нанес Б*** не менее 3 ударов ладонью руки в область лица, затем К.А.О., нанес ему не менее 5 ударов руками в область лица, Т.П.А. нанес Б*** не менее 5 ударов руками в область головы, в то время как неустановленный соучастник наблюдал за окружающей обстановкой. От причиненных насильственных действий Б*** потерял сознание и упал на землю со второго яруса игрового комплекса.  После этого Ф.В.А. нанес один удар ладонью руки в область лица Л***, который оказал сопротивление, после чего, неустановленный соучастник схватил его двумя руками за шею, после чего, нанес ему один удар рукой в область головы. Затем К.А.О. умышленно столкнул Л*** со второго яруса детского комплекса, в результате чего последний упал на землю. После этого Ф.В.А., К.А.О. и Т.П.А., спустившись вниз со второго яруса игрового комплекса на землю, подошли к Л*** и нанесли ему каждый не менее 10 ударов руками в область лица и туловища и не менее трех ударов ногами каждый по различным частям тела Л*** После этого Ф.В.А. совершил не менее двух прыжков ногами по голове Л*** В это время Б*** словесно попытался остановить Ф.В.А., после чего К.А.О. нанес ему не менее 4 ударов ногой в лицо, а Т.П.А. нанес ему удар ногой в область ребер с правой стороны, в результате чего Б*** снова потерял сознание. Неустановленный соучастник, находясь уже на первом ярусе игрового комплекса, продолжал наблюдать за окружающей обстановкой с целью предупреждения возможного появления сотрудников полиции или очевидцев.

Обстоятельства преступного деяния подробно изложены в приговоре.

В судебном заседании подсудимые К.А.О., Ф.В.А., Т.П.А. признали вину частично.

В апелляционной жалобе адвокат Б.И.Ю., действующий в защиту осужденного Т.П.А., не соглашаясь с приговором, считая его необоснованным, несправедливым и подлежащим отмене, указывает, что судом при назначении наказания не учтен тот факт, что Т.П.А. не задерживался сотрудниками полиции, а добровольно явившись в отдел полиции, сообщил о своем участии в настоящем преступлении. Кроме того, согласно показаниям допрошенных экспертов потерпевший Л*** мог получить тяжкий вред здоровью в результате самостоятельных действий. Просит приговор суда отменить, исключив из обвинения квалифицирующий признак ч. 4 ст. 162 УК РФ, применив к Т.П.А. положения ст. 64 УК РФ.

В апелляционной жалобе адвокат П.И.И., действующий в защиту осужденного К.А.О., не соглашаясь с приговором, считая его незаконным, необоснованным, вынесенным с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, указывает на отсутствие умысла у осужденных и недоказанность предъявленного обвинения, действия потерпевших спровоцировали осужденных на драку на почве взаимных оскорблений, в ходе которой они (потерпевшие и осужденные) наносили друг другу обоюдные удары. Доказательств на умысел осужденных на совершение инкриминируемого им деяния в деле не имеется. Обращает внимание, что судом исключено из обвинения хищение мобильных телефонов потерпевшего Л***, на отсутствие мотивов у осужденных на совершение преступления, поскольку осужденные работали, имели достойную заработную плату. Кроме того, автор жалобы указывает на неполноту рассмотрения уголовного дела, в связи с отсутствием при проведении экспертизы у экспертов некоторых материалов дела, в связи с чем, выводы экспертов оказались неточными, а также на противоречия результатов экспертизы с фактическими обстоятельствами дела. Ходатайства о проведении повторной судебной экспертизы оставлены без удовлетворения органом предварительного следствия и судом. По мнению автора жалобы, приговор суда основан на сомнениях, предположениях, противоречивых показаниях потерпевших. Согласно имеющимся письменным доказательствам по делу, мобильные телефоны потерпевших находились постоянно у них как до произошедших событий, так и после. Подробно описывая противоречия в показаниях потерпевших, автор жалобы утверждает, что объективных и достоверных доказательств на совершение осужденными разбойного нападения с целью хищения чужого имущества в деле не имеется. Просит приговор суда отменить, К.А.О. оправдать, признав его право на реабилитацию.

В апелляционной жалобе адвокат Ф.М.Ю., действующий в защиту осужденного Ф.В.А., не соглашаясь с приговором, считая его несправедливым и излишне суровым, указывает на отсутствие вины осужденного Ф.В.А. в инкриминированном ему преступлении. По мнению автора жалобы, судом нарушены принципы гуманности и справедливости, в недостаточной мере учтены смягчающие обстоятельства по делу, назначенное наказание не является справедливым и соразмерным содеянному, что является нарушением требований п.12 Постановления Пленума ВС РФ № 1 от 29.04.1996 г. Просит приговор суда отменить.

В апелляционной жалобе адвокат К.Е.Н., действующая в защиту осужденного Ф.В.А., не соглашаясь с приговором, считая его незаконным, необоснованным, подлежащим изменению, полагает, что судом дана неверная оценка доказательствам по делу, в связи с чем, действия Ф.В.А. неправильно квалифицированы. Подробно анализируя практику ВС РФ, полагает, что факта сговора и распределения ролей между осужденными не установлено. Действия осужденных были спонтанными, направленными на пресечение действий потерпевших, нарушающих общественный порядок. Кроме показаний потерпевших, достоверных доказательств на наличие у осужденных умысла на хищение имущества потерпевших в деле, не имеется. Автор жалобы обращает внимание на противоречивость в показаниях потерпевших, кроме того, на момент случившегося они находились в состоянии алкогольного опьянения, в связи с чем, могли неадекватно воспринимать сложившуюся ситуацию и достоверно помнить события. Обращает внимание, что в первоначальных заявлениях потерпевших не было сообщений о хищении имущества, также судом из обвинения исключено хищение мобильных телефонов. Что касается хищения бутылок спиртных напитков, то данное описание в приговоре отсутствует. Касаемо причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего Л***, комиссия экспертов пришла к заключению о том, что травма потерпевшего могла быть получена в результате самопроизвольного падения. Подробно анализируя показания допрошенных эксперта и специалиста, автор жалобы также выражает несогласие с тяжестью повреждений потерпевшего Л*** . По делу объективных доказательств, подтверждающих умысел у осужденных на причинение тяжкого вреда с целью завладения чужим имуществом, не имеется. Судом необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты о проведении дополнительной СМЭ. Также автор жалобы обращает внимание на телесные повреждения Ф.В.А., полученные в результате конфликта с потерпевшим Л***, однако, СМЭ в отношении Ф.В.А. по делу не проводилась. Утверждает о нарушении по делу подследственности, предусмотренной ст. 151 УПК РФ, все следственные действия в отношении Ф.В.А. проведены не уполномоченным лицом, и полученные доказательства не могут быть положены в основу обвинительного приговора. Обращает внимание на данные о личности осужденного Ф.В.А., который впервые привлекается к уголовной ответственности, вину в причинении средней тяжести Л*** признает полностью, положительно характеризуется, на ***, сам явился для дачи объяснений, намерен был загладить причиненный вред, сожалеет о случившемся и готов нести ответственность за содеянное им. Просит приговор суда изменить, переквалифицировав действия Ф.В.А. на ч. 1 ст. 112 УК РФ, применив положения ст. 73 УК РФ.

В апелляционной жалобе осужденный К.А.О. считает приговор суда незаконным и необоснованным. Выражая несогласие с заключением комиссионной судебной экспертизы, просит исключить квалифицирующий признак — причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему, приговор отменить и его оправдать.

В апелляционной жалобе и дополнении осужденный Т.П.А., не соглашаясь с приговором, считая его несправедливым в части назначенного наказания, указывает, что он нанес несколько ударов ладонью в область лица Б*** , а затем начал разнимать дерущихся между собой Ф.В.А. и Л***. Никто из осужденных никакого имущества у потерпевших не похищал, также обращает внимание, что потерпевшие, находясь в состоянии алкогольного опьянения, агрессивно отреагировали на сделанное им замечание от осужденных, кроме того, по мнению автора жалобы, потерпевшие не могли объективно расценить сложившуюся ситуацию. Также выражает несогласие с заключением комиссионной судебной экспертизы, просит исключить квалифицирующий признак — причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему, приговор отменить и его оправдать.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Ф.В.А., не соглашаясь с приговором, считая его незаконным, несправедливым, чрезмерно суровым и подлежащим отмене, указывает на отсутствие у него умысла на совершение инкриминированного ему преступления, поскольку он работал, имел достойную заработную плату. Обращает внимание на аморальное поведение потерпевшей стороны. Полагает необходимым его действия переквалифицировать на ст. 112 УК РФ. Выражает несогласие с тяжестью причиненных потерпевшей стороне повреждений, также с назначенным наказанием. Подробно анализируя положения уголовно-процессуального закона, практику ВС РФ, полагает, что у суда имелись все основания для назначения ему более мягкого наказания. Автор жалобы указывает на первоначальную СМЭ, которая не установила степень тяжести вреда здоровью Л***, а проведенная независимая СМЭ установила среднюю степень тяжести вреда здоровью потерпевшего. Также изначально Л***обратился в полицию только по факту его избиения, о разбойном нападении указал значительно позже, а от потерпевшего Б***заявления в материалах дела нет, что по мнению автора жалобы, говорит о корыстном умысле потерпевших. Обращает внимание на тот факт, что потерпевший Б*** не опознал К.А.О., хотя указывал в показаниях, что именно К.А.О. нанес ему повреждения и похитил спиртные напитки. Указывает на противоречивость в показаниях потерпевших, кроме того, на момент случившегося они находились в состоянии алкогольного опьянения, в связи с чем, их показания являются недостоверными. Согласно письменным доказательствам по делу, после случившегося мобильные телефоны потерпевших находились по адресам их проживания. Просит приговор суда отменить, переквалифицировать действия на ст. 112 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ назначить наказание. В отзыве на возражения государственного обвинителя просит оставить их без удовлетворения.

В возражениях государственный обвинитель К.Д.А., считая приговор суда в отношении осужденных законным и обоснованным, а назначенное им наказание справедливым и соразмерным содеянному, просит оставить приговор суда без изменения, а апелляционные жалобы адвокатов и осужденных — без удовлетворения.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции осужденные и их адвокаты доводы апелляционных жалоб поддержали в полном объеме.

Прокурор Г.Д.К. возражала против доводов апелляционных жалоб, просила приговор изменить, исключить из осуждения Ф.В.А. обстоятельство, отягчающее наказание, предусмотренное п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ, и смягчить Ф.В.А. наказание до 8 лет 2 месяцев лишения свободы. В остальной части этот же приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, возражения государственного обвинителя, судебная коллегия приходит к следующему.

Вопреки доводам жалоб адвокатов и осужденных, вывод суда о виновности осужденных К.А.О., Ф.В.А., Т.П.А. в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, и подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, приведенных в приговоре.

В частности, вина осужденных подтверждается:

— показаниями потерпевшего Л*** об обстоятельствах нанесения осужденными ему и потерпевшему Б*** телесных повреждений и хищении у него двух мобильных телефонов Айфон 4с и Самсунг;

— показаниями потерпевшего Б*** об обстоятельствах нанесения осужденными ему и потерпевшему Л*** телесных повреждений и хищении у него телефона Асус, 3 банок пива и бутылки ликера Кампари;

— показаниями свидетеля Г***  (сотрудника полиции) об обстоятельствах задержания Ф.В.А. по факту разбойного нападения на потерпевшего Л*** и его товарища;

— показаниями свидетеля П***  об обстоятельствах драки, участия в которой он не принимал, ее подробностей не видел, знает о ней со слов осужденных;

— карточкой происшествия, подтверждающей наличие телефонограммы из больницы им. С.С. Юдина по факту поступления 11 июля 2016 г. Л*** с телесными повреждениями;

— заявлением Л*** от 14 июля 2016 года о том, что он просит принять меры к розыску лиц, которые 11 июля 2016 года в 5 часов 30 минут, по ***, нанесли ему телесные повреждения и похитили два телефона;

— заявлением Л*** от 12 июля 2016 года о том, что он просит принять меры к розыску лиц, которые 11 июля 2016 года в 5 часов 30 минут по *** избили его;

— карточкой происшествия, подтверждающей наличие телефонограммы из службы 112 по факту нанесения телесных повреждений лицу 11 июля 2016 г., а также рапортом полицейского ОВ ППСП ОМВД России по району Москворечье-Сабурово г. Москвы Г***  о том, что по сообщению службы 112 установил, что заявителем был Б***, сообщивший о своем избиении и госпитализации нарядом скорой помощи;

— протоколом осмотра места происшествия от 22 июня 2017 года с участием потерпевших Л*** и Б***, согласно которому осмотрен игровой комплекс, расположенный по адресу: ***, где со слов Л*** и Б***М.Б. на них было совершено разбойное нападение. В ходе осмотра места происшествия была зафиксирована обстановка места совершения преступления;

— рапортом об обнаружении признаков преступления от 20 октября 2016 года заместителя начальника полиции ОМВД России по району Царицыно г. Москвы Г.С.А. о том, что 20 октября 2016 года в рамках уголовного дела № *** задержан Ф.В.А., а также установлены соучастники последнего, К.А.О. и Т.П.А.;

— протоколом предъявления лица для опознания от 20 октября 2016 года, согласно которому потерпевший Б***  опознал Ф.В.А. как лицо, совершившее в отношении него и Л*** 11 июля 2016 года разбойное нападение;

— протоколом предъявления лица для опознания от 20 октября 2016 года, согласно которому потерпевший Л*** опознал Ф.В.А., как лицо, совершившее в отношении него и Б***М.Б. 11 июля 2016 года разбойное нападение;

— протоколом предъявления лица для опознания от 21 октября 2016 года, согласно которому потерпевший Б*** опознал Т.П.А., как лицо, совершившее в отношении него и Л*** 11 июля 2016 года разбойное нападение;

— протоколом предъявления лица для опознания от 21 октября 2016 года, согласно которому потерпевший Л*** опознал К.А.О. как лицо, совершившее в отношении него и Б***М.Б. 11 июля 2016 года разбойное нападение;

— протоколом осмотра предметов (документов) от 13 июня 2017 года, согласно которому осмотрены документы, предоставленные потерпевшими Б*** и Лозовым Р.С., а именно 5 фотографий с телесными повреждениями, нанесёнными потерпевшим, детализированным отчетом абонентских номеров, находящихся в похищенных у последних сотовых телефонах и скриншотов IMEI номеров похищенных телефонов, подтверждающий наличие у потерпевших Б***М.Б. и Л*** в пользовании сотовых телефонов марок «ASUS» и «IPhone 4S»;

— постановлением о признании вышеуказанных предметов и документов вещественными доказательствами и приобщении их к материалам дела;

— протоколом осмотра предметов (документов) от 26 июня 2017 года, согласно которому произведен осмотр диска CD – R RECORDABLE LH 3136 SL08016 со сведениями из ПАО «МобильныеТелеСистемы», из которого следует, что телефонный аппарат, принадлежащий Б*** (IMEI ***) появился в сети 27 июля 2016 г. с сим-картой, зарегистрированной на другого человека – М***, установить которую в ходе следствия не представилось возможным;

— протоколом осмотра предметов (документов) от 26 июня 2017 года, согласно которому произведен осмотр диска CD A3125VA10075270LH со сведениями из ПАО «ВымпелКом», из которого следует, что телефон, принадлежащий Б*** (IMEI ***) 30 июля 2016 г. находился вблизи станции в Калужской обл.;

— протоколом осмотра предметов (документов) от 26 июня 2017 года, согласно которому произведен осмотр диска CD B3125VA10075279LH из которого следует, что телефонный аппарат, принадлежащий Б*** (IMEI ***) с 11.07.2016 г. с 14 часов 21 мин. работал с иным абонентским номером;

— постановлением о признании вещественными доказательствами и приобщении к материалам дела вышеуказанных дисков с содержащейся на них информацией;

— заключением эксперта судебной медицинской экспертизы № 3131м/3010 от 22 марта 2017 года, согласно которому Б*** причинены телесные повреждения в виде закрытого перелома костей носа, причинившего легкий вред здоровью, вызывавший кратковременное расстройство здоровья продолжительностью до трех недель;

— заключением эксперта комиссионной судебной экспертизы № 508/2-17 от 14 июня 2017 года, согласно которому Л*** причинены телесные повреждения, в том числе, сочетанная травма: закрытый компрессионный перелом тел Th12L1, относящийся к тяжкому вреду здоровья, вызвавшему значительную стойкую утрату общей трудоспособности свыше 30 % независимо от исхода и оказания (неоказания) медицинской помощи.

Кроме того, вина осужденных подтверждается иными доказательствами, которые приведены в приговоре суда.

Оснований не доверять показаниям потерпевших и свидетелей, положенных судом в основу обвинительного приговора, у суда не имелось, поскольку они подробны, последовательны и взаимосвязаны между собой, и прежде всего, подтверждаются другими доказательствами, положенными в основу осуждения К.А.О., Ф.В.А., Т.П.А.

Все изложенные в приговоре доказательства суд, в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ, проверил, сопоставив их между собой, и каждому из них дал оценку с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Судебная коллегия отмечает, что показания потерпевших и свидетелей об обстоятельствах разбоя в полном объеме нашли свое объективное отражение в исследованных судом доказательствах, и суд дал их показаниям, данным в суде и на предварительном следствии, надлежащую оценку.

Поэтому доводы жалоб осужденных и адвокатов о противоречивости положенных в основу приговора суда показаний потерпевших, их заинтересованности в исходе дела, судебная коллегия находит необоснованными.

Выводы суда, изложенные в приговоре, основаны только на исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах, соответствуют им. Указанные и иные доказательства полно и объективно исследованы в ходе судебного разбирательства, их анализ, а равно оценка, подробно изложены в приговоре, поэтому доводы апелляционных жалоб о том, что приговор является незаконным и необоснованным, а выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, судебная коллегия находит необоснованными.

Как видно из приговора, суд не ограничился только указанием на доказательства, но и дал им надлежащую оценку, мотивировав свои выводы о предпочтении одних доказательств перед другими, поэтому доводы жалоб в указанной части являются несостоятельными. Суд первой инстанции обоснованно признал допустимыми доказательствами показания потерпевших и свидетелей обвинения, чьи показания легли в основу обвинительного приговора, поэтому судебная коллегия не принимает во внимание в связи с их несостоятельностью доводы жалоб осужденных и защитников о том, что приговор суда основан на предположениях.

Доводы осужденных в судебном заседании, аналогичные изложенным им в апелляционных жалобах, о том, что они не совершали разбоя в отношении потерпевших, были предметом изучения суда 1 инстанции и обоснованно отвергнуты им как несостоятельные, поскольку опровергаются совокупностью доказательств, приведенных в приговоре, с чем соглашается судебная коллегия, расценивая указанные доводы как избранный осужденными способ защиты от предъявленного обвинения.

Версия осужденных и их защитников о том, что не доказано, что они действовали в группе лиц по предварительному сговору, их действия были спонтанными, направленными на пресечение действий потерпевших, нарушающих общественный порядок, надлежащим образом исследована и оценена в приговоре как несостоятельная, с указанием мотивов принятого решения, с чем согласна судебная коллегия.

Данную версию суд правильно оценил, как вызванную желанием смягчить ответственность за совершенное преступление.

Как правильно отметил суд и подтверждается исследованными доказательствами, преступление было совершено группой лиц, между соучастниками разбойного нападения имелся предварительный сговор на совершение преступления, действия их были совместными, согласованными между собой, умысел каждого из них был направлен на завладение чужим имуществом, в процессе совершения преступления, каждый из них применял насилие, которое явилось опасным для жизни и здоровья потерпевших и повлекло за собой причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего Л*** При таком положении судебная коллегия не согласна с доводами адвоката Комаровой о том, что в приговоре не указано, какие действия совершены каждым из осужденных.

Как правильно установил суд, действия осужденных носили совместный согласованный характер, были направлены на достижение единого результата — завладение имуществом, каждый применял насилие, которое явилось опасным для жизни и здоровья потерпевших и повлекло за собой причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего Л***, при этом каждый из осужденных, действуя в группе, выполнял отведенную ему роль, что подтверждается исследованными доказательствами.

Как указано выше, показания потерпевших в полном объеме согласуются не только с показаниями свидетелей, но и подтверждаются заключениями судебно-медицинских экспертиз, установивших наличие телесных повреждений у потерпевших, в том числе, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему Л*** Суд 1-й инстанции обоснованно признал выводы судебно-медицинских экспертиз допустимыми, поскольку они получены в установленном законом порядке, выводы экспертов основаны на представленных документах, оснований которым не доверять не имеется, экспертные заключения оценены в приговоре в соответствии с требованиями УПК РФ.

Кроме того заключение специалиста А.А.А. и показания специалиста А.А.А. о том, что повреждение у Л*** в виде перелома правой пяточной кости «какого-либо отношения к инциденту 11 июля 2016 года не имеет», оценены судом первой инстанции и признаны несостоятельными, не согласиться с выводами которого у судебной коллегии оснований не имеется.

Вопреки доводам жалоб об обвинительном уклоне суда при рассмотрении уголовного дела, а также об односторонней оценке доказательств при постановлении приговора, нарушений прав стороны защиты по представлению доказательств, судебная коллегия отмечает, что все заявленные сторонами ходатайства рассмотрены в соответствии с требованиями ст. 271 УПК РФ, при этом, из протокола судебного заседания не следует, что стороны были ограничены в праве заявлять ходатайства, в том числе, и об истребовании дополнительных доказательств, судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, в соответствии с принципами справедливости, состязательности и равноправия сторон, показания лиц, допрошенных в суде, а также показания лиц на предварительном следствии, которые были оглашены в суде на основании УПК РФ, изложены в приговоре в соответствии с протоколом судебного заседания и материалами уголовного дела. Кроме того, замечания на протоколы судебного заседания судом рассмотрены в соответствии с требованиями УПК РФ с указанием мотивов их отклонения.

Оценив собранные доказательства в их совокупности, суд обоснованно квалифицировал действия К.А.О., Ф.В.А., Т.П.А. по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, указав в приговоре мотивы принятого решения и выводы об обоснованности такой квалификации.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о квалификации действий осужденных и отмечает, что описание преступного деяния, признанного судом доказанными, с указанием обстоятельств совершения преступления, формы вины, мотивов, целей и последствий преступлений; доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимых, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства; указание на обстоятельства, смягчающие наказание; мотивы решения вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания; обоснование принятых судом решений по вопросам, указанным в статье 299 УПК РФ, в приговоре изложены в соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ, поэтому доводы жалоб осужденного Ф.В.А., адвоката, о неправильной квалификации действий осужденного Ф.В.А. являются несостоятельными.

Доводы адвоката о нарушении положений уголовно-процессуального закона о подследственности при расследовании данного уголовного дела были рассмотрены судом первой инстанции и обоснованно признаны несостоятельными, при этом судебная коллегия отмечает, что в соответствии с положениями п. «в» ч. 1 ст. 151 УПК РФ, следователи СК России расследуют не все дела о преступлениях, совершенных должностными лицами органов внутренних дел, а лишь те из них, которые связаны с исполнением ими своих служебных обязанностей, тогда как Ф.В.А. подобные действия в вину не вменялись.

Обоснованность осуждения К.А.О., Ф.В.А., Т.П.А., квалификация их действий сомнений у судебной коллегии не вызывает, так как в приговоре суда надлежащим образом данные вопросы аргументированы и подтверждены доказательствами.

Судом первой инстанции осужденным назначено наказание в соответствии с требованиями УК РФ, в пределах санкции соответствующей статьи Уголовного кодекса РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности осужденных, условий жизни их семей, положительных характеристик, отсутствие судимостей, наличия иждивенцев, состояния здоровья близких родственников, отсутствие у К.А.О. и Т.П.А. отягчающих наказание обстоятельств. Иных оснований для смягчения наказания в рамках состязательного процесса суду представлено не было.

Доводы осужденных о совершении преступления ввиду аморального поведения потерпевших судом первой инстанции проверялись и были обоснованно признаны несостоятельными.

Доводы апелляционных жалоб осужденного Т.П.А. и его адвоката о том, что суд первой инстанции, в нарушении требований закона, не признал явку с повинной Т.П.А. обстоятельством, смягчающим наказание, предусмотренным п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, являются несостоятельными, поскольку, как правильно указал суд в приговоре, в соответствии со ст. 142 УПК РФ явка с повинной представляет собой добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении.

Выводы суда о необходимости назначения наказания, связанного с изоляцией от общества, и невозможности применения положений ст.ст. 64, 73 УК РФ, и виде избранного судом исправительного учреждения, в приговоре мотивированы, и не согласиться с ними оснований не имеется.

Вопреки доводам жалоб, нарушений уголовно-процессуального и уголовного закона в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства, влекущих отмену приговора, по делу не установлено.

Между тем, обжалуемый приговор в отношении Ф.В.А. подлежит изменению по следующим основаниям.

Совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел, не было инкриминировано Ф.В.А., описание преступления не содержит сведений о том, что оно совершалось Ф.В.А. при исполнении им своих служебных обязанностей, не имеется и ссылки на это обстоятельство как на отягчающее наказание в обвинительном заключении, в судебных прениях государственный обвинитель не предлагал признать это обстоятельство отягчающим наказание, поэтому осужденный был лишен возможности защищаться и оспаривать данное обстоятельство, усугубляющее его ответственность.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание о признании отягчающим наказание обстоятельством совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел, и смягчить Ф.В.А. наказание.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.15, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Нагатинского районного суда г. Москвы от 29 января 2018 года в отношении Ф.В.А. изменить.

Исключить из осуждения Ф.В.А. обстоятельство, отягчающее наказание, предусмотренное п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ — совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел.

Смягчить назначенное Ф.В.А. наказание до 8 (восьми) лет 2 (двух) месяцев лишения свободы.

В остальной части этот же приговор в отношении К.А.О. А*** О***, Ф.В.А., Т.П.А. оставить без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

7 − 5 =