Каталан против Румынии (N 1300304)

Информация о Решении ЕСПЧ от 09.01.2018 по делу «Каталан (Catalan) против Румынии» (жалоба N 13003/04). По делу обжалуется жалоба заявителя на увольнение государственного гражданского служащего за то, что он написал статью, содержащую нападки на деятельность своего работодателя по выявлению возможных пособников Департамента государственной безопасности Румынии («Секуритате»). По делу не было допущено нарушений требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

В 2000 году заявителя нанял на работу Национальный совет по изучению архивов Департамента государственной безопасности Румынии (Секуритате) (CNSAS), а в 2001 году заявитель опубликовал в газете типа таблоид статью о коллаборационизме с Департаментом государственной безопасности Румынии определенных лидеров Румынской православной церкви. Департамент государственной безопасности Румынии решил уволить заявителя за разглашение обязанности хранить молчание. Заявитель, указав, что он написал статью не в качестве гражданского служащего, обжаловал основания своего увольнения, но безуспешно.

ВОПРОСЫ ПРАВА

По поводу соблюдения статьи 10 Конвенции. Увольнение заявителя являлось вмешательством в его свободу выражения мнения. Вмешательство было предусмотрено законом (а именно пунктом g статьи 45 Регламента Национального совета по изучению архивов Департамента государственной безопасности Румынии, устанавливающего взаимоотношения лояльности и доверия между Центром и его должностными лицами, и статьей 41 Закона N 1881999, которая обязывала государственных гражданских служащих воздерживаться от каких-либо действий, способных нанести ущерб своему работодателю). Учитывая контекст внутригосударственной обстановки и период, когда была опубликована статья, заявитель мог разумно ожидать, что его высказывания негативно скажутся на репутации его работодателя и что, следовательно, его статья войдет в противоречие с указанными нормами права.

Рассматриваемая мера преследовала две законные цели предотвратить разглашение конфиденциальной информации и защиту прав других лиц. Что касается первой цели, даже если заявитель получил информацию, раскрытую им в своей статье, до поступления на работу в Национальный совет по изучению архивов Департамента государственной безопасности Румынии, согласно закону именно Совет на основании информации, содержавшейся в материалах департамента, собранных во время коммунистического режима, должен был решить, можно ли было назвать коллаборационистами различных людей, которые выполняли общественные обязанности, включая лидеров законно признанных религиозных сообществ. В отношении защиты прав других лиц вмешательство имело целью защиту интересов Национального совета по изучению архивов Департамента государственной безопасности Румынии путем введения наказания за действия, которые могли нанести ущерб репутации государственных учреждений.

Что касается вопроса о том, было ли вмешательство необходимо в демократическом обществе, Европейский Суд прежде всего отметил, что заявитель являлся государственным гражданским служащим, который был обязан проявлять лояльность. Таким образом, в настоящем деле затрагивается вопрос, отличающийся от дел, связанных с обязанностями журналистов, в которых нарушение обязанности сохранять конфиденциальность касается третьей стороны, а не самих журналистов, или дел, касающихся негласного распространения работниками сведений о незаконном поведении или действиях, свидетелями которых они стали на работе, включающего в себя разглашение информации или документов, которые стали известны сотрудникам при осуществлении ими своих обязанностей. В настоящем деле замечания заявителя не касались деятельности Национального совета по изучению архивов Департамента государственной безопасности Румынии. Скорее, заявитель хотел сообщить общественности, выступая в качестве специалиста по истории, информацию о сотрудничестве религиозных лидеров с Департаментом государственной безопасности Румынии.

Кроме того, Европейский Суд полагал, что причины, которые привели Национальный совет по изучению архивов Департамента государственной безопасности Румынии и внутригосударственные суды при назначении заявителю наказания, относились и были достаточны применительно к обеим указанным законным целям.

(a) Первая цель предотвращение разглашения конфиденциальной информации. Над обязанностью заявителя воздерживаться от разглашения информации не мог превалировать какой-либо интерес, который мог быть у общественности относительно вопросов, вытекающих из применения закона о доступе к архивам Департамента государственной безопасности Румынии. Наоборот, риск манипулирования общественным мнением на основании ограниченного количества архивных документов придавал большее значение обязанности сохранять лояльность Национальному совету по изучению архивов Департамента государственной безопасности Румынии, чьей ролью и обязанностью являлось предоставлять обществу надежные и достоверные сведения.

Формулируя данный вывод, Европейский Суд отметил, в частности, нижеследующее.

(i) К сфере установленной законом компетенции Национального совета по изучению архивов Департамента государственной безопасности Румынии относилось определение вопроса о сотрудничестве с Департаментом отдельных лиц, выполнявших общественные обязанности.

(ii) Вопрос об увольнении заявителя был решен после дисциплинарного производства, обеспечившего справедливое разбирательство с правом подачи жалоб во внутригосударственные суды.

(iii) Даже при том, что заявитель утверждал, что его целью являлось информировать аудиторию о вопросах, представлявших общий интерес, ряд фактических обстоятельств ставил под сомнение поведение заявителя. Будучи опубликованными в газете типа таблоид, замечания заявителя не были сделаны в академическом контексте. Еще до того, как Национальный совет по изучению архивов Департамента государственной безопасности Румынии проверил рассматриваемые документы, заявитель представил свои комментарии как сведения об установленной истине, рискуя сообщить общественности сведения, не соответствующие действительности. В заключение замечания заявителя не являлись незамедлительным или неофициальным комментарием в быстром и спонтанном устном споре, а были письменными утверждениями, при публикации которых имелась возможность заранее тщательно все обдумать.

(b) Вторая цель защита прав других лиц. Заявитель решил не критиковать публично способ, которым его работодатель принял или не принял предписанную им законом роль, но заменить своим комментарием мнение работодателя и разгласить информацию, которая относилась к сфере свободы усмотрения работодателя. Несмотря на то, что в рассматриваемой статье заявитель не ссылался на свой статус в качестве сотрудника Национального совета по изучению архивов Департамента государственной безопасности Румынии, он не мог не знать о последствиях публикации для своего работодателя. Кроме того, средства массовой информации знали, что заявитель являлся сотрудником Национального совета по изучению архивов Департамента государственной безопасности Румынии, и широко распространили его комментарии. Следовательно, утверждения заявителя легко могли быть восприняты публикой как официальная позиция Национального совета по изучению архивов Департамента государственной безопасности Румынии или как минимум как утверждения, основанные на такой позиции. Подобное толкование обязанностей, вытекавшее из статуса заявителя как государственного гражданского служащего, являлось обоснованным, поскольку в интересах Национального совета по изучению архивов Департамента государственной безопасности Румынии было дистанцироваться от своего сотрудника, чтобы сохранить общественное доверие в способность Совета разобраться с вопросом, затрагивающим конфиденциальные для румынского общества моменты.

В заключение, в отношении пропорциональности наказания, даже хотя увольнение являлось очень строгой мерой воздействия, учитывая должность заявителя, Национальный совет по изучению архивов Департамента государственной безопасности Румынии законно мог полагать, что открыто опубликованная позиция заявителя по деликатным вопросам, относившимся к сфере его исследовательской работы, необратимо подорвала доверие, которое должно сохраняться во взаимоотношениях между работником и работодателем. Более того, после увольнения заявителя восстановили на государственной гражданской службе, назначив его на должность учителя. Соответственно, увольнение заявителя с государственной гражданской службы не являлось непропорциональным наказанием. 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ 

По делу требования статьи 10 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

пять × 2 =