Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 11.03.2020 N 77-213/

Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 11.03.2020 N 77-213/2020 Приговор: Ст. 159 УК РФ (мошенничество). Определение: Акты изменены, исключена ссылка на доказательства.

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 марта 2020 г. N 77-213/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе защитника осужденной Ф. — адвоката Н. В.А. на приговор Чеховского городского суда Московской области от 9 августа 2019 года и апелляционное определение Московского областного суда от 5 ноября 2019 года, по которому

Ф., родившаяся ДД.ММ.ГГГГ года в <адрес>, гражданка <данные изъяты>, несудимая,

осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком в 1 год 6 месяцев.

Постановлено сохранить арест, наложенный на земельный участок с кадастровым номером 50:31:0010104:925 в д. Захарково г.о. Чехов Московской области.

Разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Апелляционным определением Московского областного суда от 5 ноября 2019 года приговор оставлен без изменения.

В кассационной жалобе защитник осужденной Ф. — адвокат Н.В.А. просит приговор и апелляционное определение отменить, как вынесенные с нарушениями уголовно и уголовно-процессуального законов, уголовное дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

Адвокат Н.В.А. оспаривает доказанность вины Ф. в совершении преступления. В обоснование жалобы приводит анализ показаний осужденной Ф., свидетеля ФИО32, объяснения умершего главы сельского поселения ФИО33 и указывает, что Ф. получила спорный земельный участок на законных основаниях, он выделен главой сельского поселения в другом месте, во время межевания она не присутствовала. Все документы на оформление в собственность земельного участка представила администрация сельского поселения, к которой осужденная не имеет отношения, и Ф. не могла знать, законно или незаконно ей выделен земельный участок.

Обращает внимание на показания свидетелей ФИО34, ФИО35, ФИО36, ФИО37, сообщавших, что у Ф. в 1997 году в д. <адрес> был земельный участок. Анализируя показания свидетеля ФИО38. указывает, что для выдачи выписки из похозяйственной книги имелось достаточно сведений. Судами необоснованно сделан приоритет показаниям свидетелей, сообщившим об обратном.

Также обращает внимание, что не установлено лицо, которое произвело запись в похозяйственной книге о праве Ф. на оформление в собственность земельного участка в <адрес>, а также время внесения этой записи. Выводы суда о наличии неустановленного лица, с которым Ф. вошла в преступный сговор, являются предположением. Доказательства тому, что Ф. планировала спорный земельный участок продать, отсутствуют.

Указывает, что глава сельского поселения ФИО39 не был допрошен, хотя уголовное дело было возбуждено 14 ноября 2018 года, а ФИО40. умер ДД.ММ.ГГГГ года.

Полагает, что судом незаконно наложен арест на земельный участок с кадастровым номером <данные изъяты>, в то время как Ф. инкриминировано приобретение права на земельный участок с кадастровым номером <данные изъяты>.

В возражениях заместитель прокурора Московской области Якубов С.В. указывает, что нарушений уголовно-процессуального закона судами первой и апелляционной инстанций не допущено, оснований для отмены приговора и апелляционного определения не имеется.

Заслушав доклад судьи П.В.В., изложившего содержание приговора и апелляционного определения, доводы, изложенные в кассационной жалобе, выступление адвоката Н.В.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, возражения заместителя прокурора Московской области Я.С.В., мнение прокурора Е.И.В., полагавшей судебные решения отменить в части сохранения ареста на земельный участок, в остальном оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Ф. признана виновной в совершении мошенничества, то есть в приобретении права на чужое имущество путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Преступление совершено ДД.ММ.ГГГГ года в <адрес> области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Изучив материалы уголовного дела и проверив доводы кассационной жалобы, возражения, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалобы, представления суд проверяет законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального права.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Исходя из положений уголовно-процессуального закона, судебное решение не может быть обжаловано сторонами и пересмотрено в порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ, по такому основанию, как несоответствие выводов суда, изложенных в судебном решении, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. Предметом проверки в суде кассационной инстанции является лишь законность вступивших в законную силу приговора, определения или постановления суда; их обоснованность в суде кассационной инстанции проверке не подлежит.

Таким образом, не могут быть рассмотрены и оценены доводы кассационной жалобы о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неверной оценке показаний свидетелей.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, судом установлены с приведением в приговоре мотивов принятого решения.

Как следует из материалов уголовного дела, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Ф. в совершении преступления, исследовав и оценив в совокупности показания осужденной Ф., сообщившей, что в 1997 году ей бригадиром колхоза был предоставлен участок в <адрес> площадью <данные изъяты> соток для огородничества, который она обрабатывала первые 2 — 3 года, а затем им стали пользоваться иные лица. В 2016 году она обратилась в администрацию поселения за предоставлением в собственность земельного участка, площадь которого ей подсказали в администрации. Она получила другой участок, нежели тот, который она ранее использовала; представителя потерпевшего ФИО41 о порядке ведения похозяйственных книг; свидетелей ФИО42, ФИО43, ФИО44, ФИО45, ФИО46, ФИО47 ФИО48, ФИО49, ФИО50, ФИО51, ФИО52, ФИО53, ФИО54, ФИО55, ФИО56 ФИО57, ФИО58, ФИО59 ФИО60, заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ года, которые в совокупности подтверждают недостоверность сведений в похозяйственной книге N за ДД.ММ.ГГГГ годы о принадлежности Ф. земельного участка площадью <данные изъяты> га в <адрес>, другие исследованные и приведенные в приговоре доказательства.

В положенных в основу приговора доказательствах каких-либо существенных противоречий, которые могли бы повлиять на решение вопроса о виновности осужденной в содеянном, судом не установлено.

Доводы, приведенные адвокатом Н.В.А. в своей жалобе, о невиновности Ф. в совершении приобретения права на чужое имущество путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, были тщательно и в полном объеме проверены судами первой и апелляционной инстанции, однако не нашли своего подтверждения и были признаны несостоятельными, поскольку опровергаются исследованными в судебных заседаниях доказательствами, приведенными в судебных решениях. Выводы судов по указанным доводам жалобы подробно изложены в приговоре и апелляционном определении, приведенные судами аргументы убедительны и сомнений в своей объективности и правильности не вызывают.

Несогласие защитника осужденной с оценкой доказательств не является основанием для отмены приговора, поскольку суд кассационной инстанции по закону не наделен правом входить в переоценку имеющихся доказательств, исследованных судом.

Приговор соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ, в нем содержится описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа совершения, формы вины, мотивов, приведены доказательства, которым дана надлежащая оценка, детально изложены обстоятельства уголовного дела, установленные судом первой инстанции.

Суд мотивировал, почему отдает предпочтение одним доказательствам, а другие отверг, в том числе отверг показания осужденной, отрицавшей вину в совершении преступления.

Судом установлено, что осужденная Ф. была осведомлена о том, что земельный участок о приобретении которого она обратилась в администрацию сельского поселения, указав в заявлении его площадь в размере <данные изъяты> га, ей не принадлежал; записи в похозяйственной книге, сделанные неустановленным лицом, действовавшим согласованно с Ф., содержат ложные сведения о принадлежности последней земельного участка с аналогичной площадью; на основании полученной Ф. выписки из похозяйственной книги, содержащей заведомо ложные сведения о принадлежности ей указанного выше земельного участка, произведена государственная регистрация права собственности Ф. на этот земельный участок, кадастровая стоимость которого составляет 2 767 292 рубля.

Исходя из установленных судом обстоятельств, действия осужденной Ф. правильно квалифицированы по ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Вместе с тем судебная коллегия находит приговор и апелляционное определение подлежащими изменению по следующим основаниям.

В силу ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, при этом он признается таковым, если постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

В силу положений ст. 240 УПК РФ выводы суда, изложенные в описательно-мотивировочной части приговора, должны быть основаны лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании.

По смыслу данных требований закона, суд не вправе ссылаться в приговоре в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания.

Однако указанные требования уголовно-процессуального закона не соблюдены.

В описательно-мотивировочной части приговора содержится ссылка на показания свидетеля ФИО61. (л.д. <данные изъяты>) на предварительном следствии. Вместе с тем, согласно протоколу судебного заседания, в ходе судебного следствия вышеуказанное доказательство судом не исследовались. На основании изложенного судебная коллегия считает необходимым исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылку на указанный протокол допроса свидетеля.

В то же время, совокупность доказательств, с учетом исключения протокола допроса свидетеля <данные изъяты>., являлась достаточной для постановления обвинительного приговора в отношении Ф.

Наказание Ф. назначено в пределах санкции статьи уголовного закона, по которой она осуждена, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности, с учетом всех имеющихся по делу смягчающих наказание обстоятельств, отсутствия отягчающих обстоятельств.

Назначенное осужденной наказание соответствует требованиям ст. ст. 6, 43, 60, 61, 73 УК РФ, является справедливым.

Вместе с тем судебные решения подлежат отмене в части сохранения ареста на земельный участок с кадастровым номером N в <данные изъяты> области по следующим основаниям.

В силу п. 11 ч. 1 ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора суд разрешает вопрос как поступить с имуществом, на которое наложен арест для обеспечения исполнения наказания в виде штрафа, для обеспечения гражданского иска или возможной конфискации.

Как следует из материалов дела, в ходе предварительного следствия по постановлению Чеховского городского суда Московской области от 28 марта 2019 года (л.д. <данные изъяты>) был наложен арест только на земельный участок с кадастровым номером N в <адрес> области, который признан предметом преступления.

Однако приговором постановлено сохранить арест на земельный участок с кадастровым номером N, арест на который судом не был наложен. Мотивов принятия такого решения не приведено.

Вопрос о судьбе земельного участка с кадастровым номером N в <данные изъяты>, на который наложен арест, подлежит разрешению в порядке главы 47 УПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Чеховского городского суда Московской области от 9 августа 2019 года и апелляционное определение Московского областного суда от 5 ноября 2019 года в отношении Ф. изменить:

— исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылку на доказательства: показания свидетеля ФИО62. (л.д. <данные изъяты>) на предварительном следствии.

Эти же приговор и апелляционное определение в части сохранения ареста на земельный участок с кадастровым номером N в <адрес> отменить.

В остальном указанные судебные решения оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Н. В.А. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × пять =