Ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ. Оправдательный приговор

Оправдательный приговор по ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ «клевета, распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию».

П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

город Москва                                                          18 апреля 2018 года

Суд в составе мирового судьи судебного участка № 85 района Бибирево города Москвы Р.А.А., с участием частного обвинителя-потерпевшей М.И.Ю.; подсудимого Г.С.И., защитника подсудимого в лице адвоката по уголовным делам, представившей удостоверение адвоката и адвокатский ордер, выданный коллегией адвокатов «Московская городская коллегия адвокатов»; при секретаре С.Я.В., рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Г.С.И.*** года рождения, уроженца г. В***, зарегистрированного и фактически проживающего по адресу: г. Москва, ул. П***, гражданина Российской Федерации, имеющего высшее образование, холостого, несовершеннолетних детей не имеющего, пенсионера, имеющего инвалидность первой группы, неработающего, ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

М.И.Ю. обратилась в суд с заявлением о привлечении к уголовной ответственности Г.С.И. в порядке частного обвинения за распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, то есть за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, указав, что: 17 ноября 2017 года примерно с 11 часов 50 минут до 12 часов 20 минут Г..И. в помещении судебного участка № *** района *** города Москвы сделал несколько заявлений в адрес М.И.Ю. клеветнического характера в присутствии судьи ***, секретаря *** и адвоката ***.

Согласно показаниям частного обвинителя потерпевшей М.И.Ю., данным ею относительно ее заявления о привлечении к уголовной ответственности Г.С.И. по ч. 1 чт. 128.1 УК РФ, 17 ноября 2017 года примерно с 11 часов 50 минут до 12 часов 20 минут подсудимый в судебном заседании в помещении судебного участка № *** района *** города Москвы в присутствии мирового судьи ***, секретаря *** и адвоката *** сообщил, что из письма из полиции ему (М.И.Ю.) известно, что М.И.Ю. характеризуется по месту жительства, как конфликтный и неуживчивый человек, имеет две квартиры в Мичуринском районе, с её появлением участились случаи смерти кошек и собак, которых она (М.И.Ю.) отравила. Данные действия были совершены М.И.Ю. с целью распространения сведений, порочащих её (М.И.Ю.) репутацию. Сообщенные подсудимым сведения повлияли на вынесенное судом решение, заявление о взыскании судебных расходов было удовлетворено частично, поскольку у мирового судьи и участников судебного заседания сформировалось негативное мнение о ней (М.И.Ю.).

В судебном заседании подсудимый М.И.Ю. вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, не признал и показал, что действительно 17 ноября 2017 года сообщал указанные в заявлении сведения, вместе с тем, в достоверности данных сведений был уверен, поскольку, когда он (М.И.Ю.) посещал ОМВД России по району Бибирево г. Москвы, видел там, среди прочей корреспонденции, письмо из МОМВД России по Тамбовской области, в котором сообщалось о том, что М.И.Ю. была причастна к ситуации, связанной с пропажей кошек и собак в Мичуринском районе Тамбовской области, с М.И.Ю. у них сложились конфликтные отношения, предположил, что М.И.Ю. способна на такие действия, сообщал данные сведения, будучи уверенным в их достоверности.

В качестве доказательства, подтверждающего вину подсудимого в совершении инкриминируемого преступления по ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, по ходатайству частного обвинителя к материалам уголовного дела приобщены: расшифровка аудиозаписи заявления М.И.Ю. в судебном заседании 17 ноября 2017 года за подписью частного обвинителя потерпевшей М.И.Ю. (л.д. 7), копия протокола судебного заседания по уголовному делу № ***, согласно которому, М.И.Ю. в судебном заседании 17 ноября 2017 года сообщил «в письме из полиции было указано, что с появлением М.И.Ю. участились смерти кошек и собак, чего до нее не было».

По запросу суда ОМВД России по району Бибирево г. Москвы в материалы дела представлены копии сопроводительных писем и объяснение М.И.Ю. от 14 августа 2017 года, согласно которому между ней (М.И.Ю.) и Безруковой О.В. по адресу: Тамбовская область, Мичуринский район, пос. *** д. 6 произошел конфликт, в результате которого Безрукова О.В. обещала отравить кошек, поднимающихся на её (М.И.Ю.) балкон, после чего собаки и кошки с прилегающей территории стали пропадать и умирать (л.д. 125-128).

По ходатайству частного обвинителя потерпевшей М.И.Ю. в судебном заседании прослушана аудиозапись, которая, со слов потерпевшей, осуществлялась в судебном заседании мирового судьи судебного участка № ***района *** города Москвы 17 ноября 2017 года, вместе с тем, поскольку из данной аудиозаписи не представляется возможным установить дату, время и место ее осуществления, а также невозможно установить, кому принадлежат голоса, зафиксированные аудиозаписью, кроме того, суд доподлинно не мог удостовериться в том, что представленная аудиозапись не подвергалась монтажу и иным техническим воздействиям, что могло свидетельствовать о её недостоверности.

В соответствии со ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми, то есть не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

В связи с чем, суд не может признать указанную аудиозапись допустимым доказательством.

В соответствии со ст. 8 УК РФ, основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, под клеветой понимается распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

При этом субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, характеризуется прямым умыслом, когда виновный осознает, что своими действиями распространяет заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство другого лица или подрывающие его репутацию. Если виновный уверен в том, что сведения, которые он распространяет, содержат правдивые данные, хотя на самом деле они ложные, то есть добросовестно заблуждается относительно соответствия их действительности, он не может нести ответственность по ч. 1 ст. 128.1 УК РФ.

Судом установлено, подтверждается протоколом судебного заседания по уголовному делу № *** и не отрицается подсудимым, что М.И.Ю. действительно высказывался о том, что частный обвинитель потерпевшая М.И.Ю. конфликтный и неуживчивый человек, имеет две квартиры в Мичуринском районе, с её появлением участились случаи смерти кошек и собак, которых она (М.И.Ю.) отравила, вместе с тем, исходя из показаний подсудимого при сообщении данных сведений, он был уверен в их правдивости, поскольку с М.И.Ю. у них сложились конфликтные отношения, о данных фактах, ему (М.И.Ю.) стало известно из увиденного в ОМВД России по району Бибирево г. Москвы письма.

Вместе с тем, судом установлено, что М.И.Ю. высказывал в судебном заседании 17 ноября 2017 года свое предположение о том, что частный обвинитель потерпевшая М.И.Ю. конфликтный и неуживчивый человек, имеет две квартиры в Мичуринском районе, с её появлением участились случаи смерти кошек и собак, которых она (М.И.Ю.) отравила, имел целью защититься от требований, выдвинутых в его адрес потерпевшей в ходе судебного заседания, а изложенные им сведения являются субъективным мнением М.И.Ю., его собственным восприятием действий частного обвинителя.

Таким образом, по смыслу закона, если лицо добросовестно заблуждалось относительно характера распространенных им сведений (считало их истинными) или хотя бы сомневалось в этом, то ответственность за клевету ввиду отсутствия признака заведомости исключается.

Кроме того, в результате действий М.И.Ю. 17 ноября 2017 года примерно с 11 часов 50 минут до 12 часов 20 минут М.И.Ю. в помещении судебного участка № ***района *** города Москвы не наступило последствий, подрывающих репутацию М.И.Ю.,  доводы частного обвинителя потерпевшей М.И.Ю. о том, что сообщенные подсудимым сведения повлияли на вынесенное судом решение, являются голословными, не подтверждены представленными суду доказательствами, при этом, как пояснила в судебном заседании частный обвинитель потерпевшая М.И.Ю., вынесенное судом постановление не было отменено либо изменено вышестоящим судом.

Также М.И.Ю. обратилась в суд с заявлением о привлечении к уголовной ответственности М.И.Ю. в порядке частного обвинения за распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, то есть за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, указав, что: 08 июня 2017 года от М.И.Ю. в ОМВД по району  Бибирево г. Москвы поступило заявление, в котором изложены сведения  клеветнического характера.

Согласно показаниям частного обвинителя потерпевшей М.И.Ю., относительно ее заявления о привлечении к уголовной ответственности М.И.Ю. по ч. 1 чт. 128.1 УК РФ, 08 июня 2017 года от М.И.Ю. в ОМВД по району  Бибирево г. Москвы поступило заявление, в котором изложены сведения  клеветнического характера, а именно,  что М.И.Ю. состояла на учете в психоневрологическом диспансере в г. С*** Республики Узбекистан. Данные действия были совершены М.И.Ю. с целью распространения сведений, порочащих её (М.И.Ю.) репутацию, в результате незаконных действий М.И.Ю. ОМВД по району Бибирево г. Москвы отказано в возбуждении уголовных дел по поданным ею заявлениям, поскольку у сотрудников полиции сформировалась негативная оценка её (М.И.Ю.) личности.

В судебном заседании подсудимый М.И.Ю. вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, не признал и показал, что действительно составлял письмо, поступившее в ОМВД по району Бибирево г. Москвы 08 июня 2017 года с целью выразить свою гражданскую позицию, а также в связи с тем, что ему надоело, что М.И.Ю. многократно писала аналогичные заявления в ОМВД России по району Бибирево, в которых излагала недостоверные сведения, в достоверности данных сведений был уверен, поскольку сведения, изложенные в заявлении стали ему известны при общении с полицейскими, а также с соседями, был уверен, что ему сообщали достоверные сведения и не мог не написать о ставших ему известными фактах, поскольку желал защититься от многочисленных обвинений в свой адрес со стороны частного обвинителя потерпевшей М.И.Ю., а также хотел, чтобы сотрудники ОМВД по району Бибирево г. Москвы проверили факты, изложенные в заявлении, провели с М.И.Ю. разъяснительную беседу.

В качестве доказательства, подтверждающего вину подсудимого в совершении инкриминируемого преступления по ч. 1 ст. 128.1 УК РФ (эпизод 08 июня 2017 года), по ходатайству частного обвинителя к материалам уголовного дела приобщены: постановление от отказе в возбуждении уголовного дела от 15 июня 2017 года (л.д. 18-19), копия заявления М.И.Ю. в ОМВД по району Бибирево г. Москвы от 08 июня 2017 года (л.д. 118-119), копия решения врачебной психиатрической комиссии от 01 августа 2014 года, согласно которому М.И.Ю. пройдено психиатрическое освидетельствование в ТОГБУЗ «Мичуринская психиатрическая больница», противопоказания для работы в должности врача КЛД отсутствуют (л.д. 53), копия свидетельства участника государственной программы по оказанию содействия добровольном переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом (л.д. 54).

Также М.И.Ю. обратилась в суд с заявлением о привлечении к уголовной ответственности М.И.Ю. в порядке частного обвинения за распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, то есть за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, указав, что: 31 мая 2017 года от М.И.Ю. в ОМВД по району  Бибирево г. Москвы поступило заявление, в котором изложены сведения  клеветнического характера.

Согласно показаниям частного обвинителя потерпевшей М.И.Ю., данным ею относительно ее заявления о привлечении к уголовной ответственности М.И.Ю. по ч. 1 чт. 128.1 УК РФ, 31 мая 2017 года от М.И.Ю. в ОМВД России по району  Бибирево г. Москвы поступило заявление в котором изложены сведения  клеветнического характера, а именно, что М.И.Ю. является переселенкой из Узбекистана, прописана в Тамбовской области, больна шизофренией, состоит на учете в психоневрологическом диспансере в г. С*** Республики Узбекистан. Данные действия были совершены М.И.Ю. с целью распространения сведений, порочащих её (М.И.Ю.) репутацию, в результате незаконных действий М.И.Ю. ОМВД России по району Бибирево г. Москвы отказано в возбуждении уголовных дел по поданным ею заявлениям, поскольку у сотрудников полиции сформировалась негативная оценка её (М.И.Ю.) личности.

В судебном заседании подсудимый М.И.Ю. вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, не признал и показал, что действительно составлял обращение, поступившее в ОМВД России по району Бибирево г. Москвы 31 мая 2017 года с целью выразить свою гражданскую позицию, а также в связи с тем, что ему надоело, что М.И.Ю. многократно писала аналогичные заявления в ОМВД по району Бибирево, в которых излагала недостоверные сведения, в достоверности указанных в обращении сведений был уверен, поскольку данные сведения, стали ему известны при общении с полицейскими, а также в соседями, был уверен, что ему сообщали достоверные сведения и не мог не написать о ставших ему известными фактах, поскольку желал защититься от многочисленных обвинений в свой адрес со стороны частного обвинителя потерпевшей М.И.Ю. а также хотел, чтобы сотрудники ОМВД по району Бибирево г. Москвы проверили факты, изложенные в заявлении, провели с М.И.Ю. разъяснительную беседу.

В качестве доказательства, подтверждающего вину подсудимого в совершении инкриминируемого преступления по ч. 1 ст. 128.1 УК РФ (эпизод 31 мая 2017 года), по ходатайству частного обвинителя к материалам уголовного дела приобщены:  копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 05 июня 2017 года (л.д. 15-16), копия заявления М.И.Ю. в ОМВД по району Бибирево г. Москвы от 31 мая 2017 года (л.д. 115).

Также М.И.Ю. обратилась в суд с заявлением о привлечении к уголовной ответственности М.И.Ю. в порядке частного обвинения за распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, то есть за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, указав, что: 03 июня 2017 года от М.И.Ю. в ОМВД по району  Бибирево г. Москвы поступило заявление, в котором изложены сведения  клеветнического характера.

Согласно показаниям частного обвинителя потерпевшей М.И.Ю., данным ею относительно её заявления о привлечении к уголовной ответственности М.И.Ю. по ч. 1 чт. 128.1 УК РФ, 03 июня 2017 года от М.И.Ю. в ОМВД России по району  Бибирево г. Москвы поступило заявление в котором изложены сведения  клеветнического характера, а именно, что М.И.Ю. является переселенкой из Узбекистана, прописана в Тамбовской области, больна шизофренией, каждый год проходит профилактику, состоит на учете в психоневрологическом диспансере в г. С*** Республики Узбекистан. Данные действия были совершены М.И.Ю. с целью распространения сведений, порочащих её (М.И.Ю.) репутацию, в результате незаконных действий М.И.Ю. ОМВД России по району Бибирево г. Москвы отказано в возбуждении уголовных дел по поданным ею заявлениям, поскольку у сотрудников полиции сформировалась негативная оценка её (М.И.Ю.) личности.

В судебном заседании подсудимый М.И.Ю. вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, не признал и показал, что действительно составлял письмо, поступившее в ОМВД России по району Бибирево г. Москвы 03 июня 2017 года с целью выразить свою гражданскую позицию, а также в связи с тем, что ему надоело, что М.И.Ю. многократно писала аналогичные заявления в ОМВД по району Бибирево, в которых излагала недостоверные сведения, в достоверности указанных в обращении сведений был уверен, поскольку данные сведения стали ему известны при общении с полицейскими, а также в соседями, был уверен, что ему сообщали достоверные сведения и не мог не написать о ставших ему известными фактах, поскольку желал защититься от многочисленных обвинений в свой адрес со стороны частного обвинителя потерпевшей М.И.Ю. а также хотел, чтобы сотрудники ОМВД России по району Бибирево г. Москвы проверили факты, изложенные в заявлении, провели с М.И.Ю. разъяснительную беседу.

В качестве доказательства, подтверждающего вину подсудимого в совершении инкриминируемого преступления по ч. 1 ст. 128.1 УК РФ (эпизод 03 июня 2017 года), по ходатайству частного обвинителя к материалам уголовного дела приобщены:  копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 05 июня 2017 года (л.д. 15-16), копия заявления М.И.Ю. в ОМВД по району Бибирево г. Москвы от 03 июня 2017 года (л.д. 116-117).

Допрошенный в ходе судебного заседания по ходатайству частного обвинителя в качестве свидетеля Красильников А.М. показал, что в период времени с 2004 года до января 2018 года работал в должности участкового уполномоченного ОМВД по району Бибирево г. Москвы, ему неоднократно, начиная с 2014 года, поступали заявления от частного обвинителя М.И.Ю. и подсудимого М.И.Ю. относительно конфликтной ситуации, возникшей между жильцами коммунальной квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, ул. К***, чаще обращения писала потерпевшая М.И.Ю., в ходе проверок по обращениям были направлены запросы председателю ТСЖ в Тамбовской области, который сообщил, что М.И.Ю. зарекомендовала себя, как скандальный человек, не участвовала в общественной жизни поселения, участковый уполномоченный по бывшему месту жительства М.И.Ю. в Тамбовской области сообщил о количестве поступавших от нее заявлений, в ходе телефонного разговора с участковым уполномоченным из Тамбовской области, последний также подтвердил, что М.И.Ю. писала очень много заявлений в правоохранительные органы, сведения о том, состоит ли М.И.Ю. на учете в психоневрологическом диспансере в Самарканде не запрашивались, поскольку не имелось для этого оснований, информацией о пропажах кошек и собак с появлением М.И.Ю. он (К.А.М.) не располагает.

Статьей 33 Конституции Российской Федерации закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок.

При этом, необходимо иметь ввиду, что в случае, когда гражданин обращается в государственные органы и органы местного самоуправления с заявлением, в котором приводит те или иные сведения, но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к ответственности, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию.

При квалификации деяний, совершенных подсудимым 31 мая 2018 года, 03 июня 2018 года, 08 июня 2018 года, суд учитывает, что заявления были направлены М.И.Ю. в ОМВД России по району Бибирево г. Москвы, то есть в правоохранительный орган, который по закону обязан проводить проверки по обращениям. Также суд учитывает, что подсудимый и потерпевшая длительное время состояли в конфликтных отношениях, что повлекло сообщение подсудимым, о фактах, которые, по его мнению, имели место быть. Уверенность подсудимого в достоверности данных фактов обусловлена его субъективным восприятием личности частного обвинителя потерпевшей М.И.Ю. и её поведения.

Тот факт, что указанные в письме обстоятельства по результатам проведенных проверок, не нашли своего подтверждения, сам по себе, не свидетельствует о том, что подсудимый сообщал заведомо ложные сведения, поскольку последний в ходе судебного заседания показал, что был уверен в том, что сообщает достоверные сведения.

Также суд учитывает, что частным обвинителем М.И.Ю. также неоднократно реализовывалось ее конституционное право на обращение в правоохранительные органы в отношении подсудимого, по результатам обращений потерпевшей ОМВД России по району Бибирево города Москвы неоднократно проводились проверки, что не отрицается подсудимым.

Относимых, допустимых, достоверных и в совокупности достаточных доказательств наличия обязательных элементов состава преступления — клеветы в действиях подсудимого частным обвинителем не представлено.

Согласно диспозиции ч. 1 ст. 128.1 УК РФ уголовная ответственность за клевету наступает лишь в том случае, если виновный заведомо осознавал ложность сообщаемых им сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, и желал их распространять.

В ходе судебного следствия в качестве доказательства, представленного стороной обвинения, была исследована, путем просмотра видеозапись событий, произошедших 08 августа 2018 года.  Из видеозаписи следует, что подсудимый М.И.Ю., высказывает негативную оценку личности лица, производившего запись, вместе с тем, из данной видеозаписи невозможно установить, когда, кем и где совершалась данная видеозапись, а также кому адресованы высказывания М.И.Ю.

В связи с этим, данная видеозапись в силу п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, не может быть принята судом в качестве допустимого доказательства.

Каких-либо иных доказательств, полученных в установленном законом порядке, суду не представлено, ходатайств о дополнении судебного следствия от участников судопроизводства не поступало.

Статья 29 Конституции Российской Федерации (часть 1 и 3) гарантирует каждому свободу мысли и слова и устанавливает, что никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

В п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 года № 3 разъяснено, что в соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

При этом суд учитывает, что в результате подачи М.И.Ю. в ОМВД России по району Бибирево г. Москвы заявлений от 08 июня 2017 года, 31 мая 2017 года, 03 июня 2017 года не наступило указанных М.И.Ю. негативных последствий, доводы частного обвинителя потерпевшей М.И.Ю. о том, что сообщенные подсудимым сведения повлияли на вынесение сотрудниками ОМВД России по району Бибирево г. Москвы постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел, являются голословными и не подтверждены представленными суду доказательствами, также, как не представлено частным обвинителем доказательств наступления для нее каких-либо иных негативных последствий в результате действий М.И.Ю.

С учетом изложенного суд приходит к выводу, что совокупность исследованных доказательств не подтверждает тот факт, что подсудимый воспринимал сведения, сообщаемые им в судебном заседании 17 ноября 2017 года в помещении судебного участка № ***района *** города Москвы, а также в поданных в ОМВД по району Бибирево г. Москвы заявлениях от 08 июня 2017 года, 31 мая 2017 года, 03 июня 2017 года, как заведомо ложные, подсудимый указал в судебном заседании, что знал изложенные сведения со слов соседей, полицейских и из письма, увиденного в ОМВД России по району Бибирево г. Москвы и был уверен в их достоверности.

В соответствии со ст. 14 УПК РФ, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

Суд также принимает во внимание данные о личности подсудимого М.И.Ю., который на учете в наркологическом и психоневрологическом диспансерах не стоит (л.д. 69, 94), по месту жительства характеризуется формально, имеет инвалидность первой группы.

Приговором мирового судьи судебного участка № *** района Бибирево г. Москвы *** от 10 июня 2015 года, подсудимый М.И.Ю. был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116 УК РФ, ч. 1 ст. 116 УК РФ, в соответствие с ч. 2 ст. 69 УК РФ, назначено наказание в виде штрафа в размере 7000 рублей.

В соответствии с пп. 9, 12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов» М.И.Ю. от назначенного наказания освобожден со снятием судимости.

Таким образом, исследовав представленные доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу об отсутствии в действиях М.И.Ю. состава преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 128.1 УК РФ (четыре эпизода), в связи с чем, на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, М.И.Ю. подлежит оправданию ввиду отсутствия в его действиях состава преступлений.

Суд также, в соответствии с п. 5 ч. 3 ст. 81, п.12 ч.1 ст. 299 УПК РФ, считает необходимым разрешить судьбу вещественного доказательства – флешкарты с файлами аудиозаписи и видеозаписи, оставив её после вступления приговора в законную силу хранящейся в материалах уголовного дела.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.302, 305 и 306 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Оправдать М.И.Ю.*** по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 128.1 УК РФ (эпизоды 17 ноября 2017 года, 08 июня 2017 года, 31 мая 2017 года, 03 июня 2017 года), на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, за отсутствием в действиях подсудимого состава преступлений.

Мера пресечения М.И.Ю. по настоящему уголовному делу не избиралась.

Оправдательный приговор по ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ может быть обжалован в апелляционном порядке в Бутырский районный суд города Москвы в течение десяти суток со дня его провозглашения.