Действия адвоката, поддержавшего заявленный подзащитным отказ от него как назначенного защитника, признаны надлежащим исполнением профессиональных обязанностей

Действия адвоката, поддержавшего заявленный подзащитным отказ от него как назначенного защитника, признаны надлежащим исполнением профессиональных обязанностей

Действия адвоката, поддержавшего заявленный подзащитным отказ от него как назначенного защитника, однако после мотивированного отклонения судом заявленного отказа, продолжившего осуществление защиты, признаны надлежащим исполнением профессиональных обязанностей.

Совет Адвокатской палаты г. Москвы… рассмотрел в закрытом заседании 27 марта 2018 г. с участием представителя заявителя З.О., адвоката З.А. … дисциплинарное производство в отношении адвоката А. …возбужденное по жалобе З.О. от 25 января 2018 г.

В соответствии с заключением Квалификационной комиссии от 14 марта 2018 г. дисциплинарное производство, возбужденное в отношении адвоката А. по жалобе З.О., подлежит прекращению вследствие отсутствия в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, включая Кодекс профессиональной этики адвоката, и надлежащего исполнения адвокатом профессиональных обязанностей перед доверителем.

Адвокат А. в заседание Совета Адвокатской палаты г. Москвы не явился, о дне, месте и времени рассмотрения Советом дисциплинарного производства извещался надлежащим образом. Совет считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отношении адвоката А. в его отсутствие, поскольку в соответствии с п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует разбирательству и принятию решения.

Представитель заявителя З.О., адвокат З.А., в заседании Совета с заключением Квалификационной комиссии согласился частично, доводы, изложенные в жалобе, поддержал.

Рассмотрев и обсудив заключение Квалификационной комиссии и материалы дисциплинарного производства, Совет соглашается с выводом Комиссии о необходимости прекращения дисциплинарного производства.

Дисциплинарное обвинение З.О. в адрес адвоката А. в том, что он принял поручение на его защиту в нарушение установленного порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению, не нашло своего подтверждения.

Адвокат А. осуществляет свою деятельность в адвокатском кабинете. 11 декабря 2017 г. в его адвокатский кабинет поступил запрос из М. городского суда об участии в осуществлении защиты З.О. в порядке ст. 51 УПК РФ. Приняв данное поручение, адвокат А. прибыл в М. городской суд и вступил в дело, предъявив ордер… Он ознакомился с уголовным делом… в отношении З.О., а 12 декабря 2017 г. принял участие в рассмотрении судебной коллегией апелляционной инстанции М. городского суда апелляционной жалобы адвоката Г. на постановление М. городского суда от 27 октября 2017 г., которым в отношении З.О., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, продлен срок содержания под стражей в качестве меры пресечения на три месяца, а всего до 20 месяцев и пяти суток, то есть по 4 февраля 2018 г.

Исходя из положений ч. 3 ст. 50, п. 1 ч. 1 и ч. 3 ст. 51, ст. 52 УПК РФ в их взаимосвязи, суд принимает меры по назначению защитника во всех случаях, когда участвующий в уголовном деле защитник в течение пяти суток не может принять участие в производстве конкретного процессуального действия, а подозреваемый, обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении и при этом не заявил в установленном порядке об отказе от защитника, либо такой отказ не был принят судом.

В г. Москве порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, определен Решениями Совета Адвокатской палаты г. Москвы от 16 декабря 2002 г. № 1 «О порядке участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению и о порядке оказания гражданам Российской Федерации юридической помощи бесплатно» и от 25 марта 2004 г. № 8 «Об определении порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению» и доведен до сведения соответствующих государственных органов и адвокатов путем публикации в официальном издании Адвокатской палаты г. Москвы – «Вестнике Адвокатской палаты г. Москвы» (2003. Выпуск № 1. С. 10–12; 2004. Выпуски №№ 3–4 (5–6). С. 16–18; Выпуски №№ 11–12 (13–14). С. 28–30, 35–37).

В частности, в п. 1 Решения Совета Адвокатской палаты г. Москвы от 25 марта 2004 г. № 8 «Об определении порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению» разъяснено, что «при отсутствии соглашения об оказании юридической помощи у лица, привлеченного к уголовной ответственности, нет права на назначение выбранного им адвоката. Запрос об оказании юридической помощи по назначению направляется не конкретному адвокату, а в адвокатское образование, которое выделяет адвоката в порядке очередности и при незанятости в делах по соглашению». Таким образом, адвокатом А. порядок вступления в дело в качестве защитника по соглашению нарушен не был.

В отношении дисциплинарного обвинения З.О. в адрес адвоката А. в том, что 12 декабря 2017 г. адвокат А. принял участие в заседании Судебной коллегии апелляционной инстанции М. городского суда в порядке ст. 51 УПК РФ против воли З.О., Совет пришел к выводу, что адвокатом А. не было допущено каких-либо нарушений.

Как следует из протокола судебного заседания, председательствующий довел до сведения участников судебного разбирательства, что Г., адвокат-защитник З.О., уведомлен о дате, времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, ему также направлялась телеграмма. Обвиняемый З.О. возражал против рассмотрения материала в отсутствие адвоката Г. При этом обвиняемый З.О. сообщил суду, что адвокат Г. находится в отпуске и возвращается 13 декабря 2017 г.

Адвокат А. поддержал возражения доверителя З.О.

Адвокатом А. после сделанного З.О. 13 декабря 2017 г. заявления об отказе от его помощи в качестве защитника по назначению в связи с наличием адвокатов-защитников по соглашению были совершены все действия, предусмотренные решениями органов адвокатского сообщества, такими как Решение Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации от 27 сентября 2013 г. «О двойной защите», Разъяснения Совета Адвокатской палаты г. Москвы от 2 марта 2004 г. «Об участии в делах по назначению», Разъяснения Совета Адвокатской палаты города Москвы от 18 января 2016 г. «Об участии в уголовном судопроизводстве защитников по назначению».

Совет Адвокатской палаты г. Москвы считает недопустимым осуществление адвокатами защиты по назначению наряду с адвокатами, осуществляющими защиту тех же лиц на основании соглашения, за исключением случаев непринятия дознавателем, следователем или судом отказа от защитника по назначению при условии, что процессуальное поведение защитника по соглашению либо поведение подозреваемого, обвиняемого при реализации права на свободный выбор защитника, будучи явно недобросовестным, ущемляет конституционные права других участников судопроизводства.

Во всех прочих случаях защитник по назначению не вправе принимать участие (в том числе продолжать ранее начатое им участие) в дознании, предварительном следствии либо в рассмотрении дела судом при наличии у подозреваемого, обвиняемого защитника по соглашению, от которого он не отказался и который не отведен от участия в деле в порядке и на основаниях, предусмотренных законом. Адвокат, назначенный защитником и установивший факт наличия у того же лица защитника по соглашению, обязан незамедлительно предпринять все предусмотренные законом и вышеуказанными разъяснениями Совета Адвокатской палаты г. Москвы действия, направленные на прекращение своего участия в деле, включая (но не ограничиваясь этим) поддержку заявления подозреваемого, обвиняемого об отказе от него, собственное аналогичное заявление и проявление настойчивости с целью надлежащего рассмотрения и разрешения этих заявлений дознавателем, следователем или судом, а при их отказе или уклонении от принятия такого решения адвокат должен покинуть место процессуальных действий, сделав соответствующие заявления. Совет Адвокатской палаты г. Москвы отметил, что такие действия защитника по назначению не могут расцениваться как отказ от защиты и являются не только правомерными, но и обязательными. Это требование распространяется и на случаи, когда в дело, в котором уже участвует защитник по назначению, впоследствии вступает защитник того же лица по соглашению.

Непринятие отказа от защитника по назначению при наличии защитника по соглашению может являться законным и обоснованным лишь в том случае, когда действия или бездействие подозреваемого, обвиняемого при реализации права на свободный выбор защитника и/или действие или бездействие защитника по соглашению противоречат требованиям закона либо представляют собой злоупотребление правом на защиту, и такое нарушение или злоупотребление дезорганизует ход дознания, предварительного следствия либо судебного заседания, то есть направлено на срыв судебного процесса либо досудебного производства по делу.

Продолжение участия в деле защитника по назначению при наличии у того же лица защитника по соглашению не может рассматриваться как недопустимое дублирование функций защиты, нарушающее конституционное право подозреваемого, обвиняемого на свободный выбор защитника, только при условии, что процессуальное решение дознавателя, следователя или суда, которым отклонен заявленный отказ от защитника по назначению, не только вынесено в соответствии с требованиями закона, но и содержит указание именно на такое поведение подозреваемого, обвиняемого и/или защитника (защитников) по соглашению, с приведением конкретных фактических обстоятельств, подтверждающих обоснованность этого вывода. Процессуальное решение органа или лица, осуществляющего производство по уголовному делу, которым отклонен заявленный отказ от защитника по назначению, не содержащее такого обоснования, а принятое лишь со ссылкой на наличие дискреционного полномочия, предусмотренного ч. 2 ст. 52 УПК РФ, не может, как явно не соответствующее требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, являться законным и достаточным основанием продолжения участия в деле защитника по назначению, дублирующего защитника по соглашению, и вынуждает защитника по назначению устраниться от участия в деле в соответствии с п. 2 вышеуказанного разъяснения.

Вышеупомянутые разъяснения и решения подлежат безусловному исполнению адвокатами в соответствии с требованиями п. 6 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката. Их несоблюдение или ненадлежащее соблюдение влечет применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности, вплоть до прекращения статуса адвоката, за нарушение требований пп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 8, пп. 1 и 2 п. 1 ст. 9 и ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката.

При таких обстоятельствах Совет соглашается с выводами Квалификационной комиссии о том, что обвиняемым З.О. 12 декабря 2017 г. в судебном заседании М. городского суда был заявлен устный отказ от защитника по назначению, адвоката А., который был поддержан адвокатом А., но в удовлетворении которого судом было отказано, вследствие чего адвокат А. продолжил осуществление защиты обвиняемого З.О.

Исследовав доказательства, представленные участниками дисциплинарного производства, на основе принципов состязательности и равенства прав участников дисциплинарного производства, Совет Адвокатской палаты г. Москвы приходит к выводу, что адвокатом А. при обстоятельствах, описанных в жалобе заявителя, не допущено нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката.

…Совет Адвокатской палаты г. Москвы решил прекратить дисциплинарное производство в отношении адвоката А. по жалобе З.О. от 25 января 2018 г. … вследствие отсутствия в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, включая Кодекс профессиональной этики адвоката, и надлежащего исполнения адвокатом профессиональных обязанностей перед доверителем.

One Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

4 + десять =