Прекращение уголовного дела по ст. 167 ч. 2 УК РФ

Постановлением судьи Бабушкинского районного суда прекращено уголовное дело за примирением сторон. Что примечательно для судебной практики, государственный обвинитель не возражал против прекращения уголовного дела.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Москва                                                                                 «11» апреля 2019 года.

Бабушкинский районный суд г. Москвы в составе:

— председательствующего судьи – Костюниной Л.Ю.,

— при секретаре судебного заседания Б.А.Ю.,

с участием:

— государственного обвинителя – помощника Бабушкинского межрайонного прокурора гор. Москвы З.В.В.,

— потерпевшей С.,

— подсудимого Т.Н.Н.,

— защитника в лице адвоката Слизкова Ю.И., представившего служебное удостоверение № 9934 и ордер № 493 от 21 марта 2019 года,

— рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:

Т.Н.Н., несудимого, —

— обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ, —

УСТАНОВИЛ:

Т.Н.Н. обвиняется в умышленном повреждении чужого имущества, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба, из хулиганских побуждений.

В судебном заседании потерпевшей С. заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении Т.Н.Н. в связи с примирением потерпевшей с подсудимым, так как Т.Н.Н. принес С. свои извинения, загладил причиненный вред, материальных и моральных претензий к подсудимому она не имеет.

Подсудимый Т.Н.Н. и его защитник с заявленным  потерпевшей ходатайством согласились, указав при этом, что подсудимый действительно примирился с потерпевшей, принес ей свои извинения, возместил причиненный преступлением материальный ущерб и моральный вред, указав при этом, что Т.Н.Н. понятны последствия прекращения уголовного дела по заявленному потерпевшей не реабилитирующему основанию, и он согласен с такими основаниями прекращения уголовного дела и не желает продолжения его рассмотрения.

Государственный обвинитель не возражал против удовлетворения ходатайства потерпевшей о прекращении уголовного дела по указанному основанию в отношении Т.Н.Н.

Исследовав данные о личности подсудимого, доводы ходатайства потерпевшего, выслушав мнение других участников судебного разбирательства, прихожу к выводу о том, что ходатайство потерпевшей подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст.76 УК РФ и ст.25 УПК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

В судебном заседании установлено, что Т.Н.Н. обвиняется в совершении преступления, которое в соответствии с положениями ст.15 УК РФ относится к категории средней тяжести, он признал свою вину по предъявленному обвинению, раскаялся в содеянном, не судим, по месту жительства и по месту работы характеризуется положительно, полностью возместил причиненный преступлением ущерб и принес свои извинения потерпевшей стороне и, тем самым, примирился с потерпевшей.

Обстоятельства, препятствовавшие бы удовлетворению ходатайства о прекращении уголовного дела – не установлены.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о том, что Т.Н.Н. не нуждается в применении к нему мер уголовного наказания.

С вещественными доказательствами по вступлению постановления в законную силу надлежит поступить следующим образом:

— хранящийся в материалах уголовного дела компакт-диск, — хранить при деле;

— хранящуюся в камере хранения вещественных доказательств ОМВД России по Лосиноостровскому району г. Москвы, бейсбольную биту, — уничтожить;

— хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств ОМВД России по Лосиноостровскому району г. Москвы, копию полиса ОМС на имя Т.Н.Н., страховой полис, на котором отсутствует пластиковая карта на имя Т.Н.Н., бумажный лист с реквизитами Сбербанка России для зачислений на карту на имя Т.Н.Н., — выдать по принадлежности.

На основании изложенного и руководствуясь положениями ст.ст. 25, 256 УПК РФ и ст.76 УК РФ, —

ПОСТАНОВИЛ:

Ходатайство потерпевшей – С. о прекращении уголовного дела в отношении подсудимого – Т.Н.Н. – удовлетворить.

Прекратить уголовное дело по обвинению Т.Н.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ, — в связи с примирением потерпевшей с подсудимым.

Избранную в отношении подсудимого Т.Н.Н. меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении — отменить.

С вещественными доказательствами по вступлению постановления в законную силу надлежит поступить следующим образом: …

Настоящее постановление может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд через Бабушкинский районный суд г. Москвы в течение десяти суток со дня провозглашения.

5 Comments

  1. Очень хорошо,что есть такая профессиям адвокат! Чтобы помогли в любой жизненной ситуации. Вот тут, например, с помощью адвоката стороны договорились «полюбовно». Если бы работал непрофессионал- закончилось бы все не так радостно.

  2. Государственный обвинитель не возражал против удовлетворения ходатайства потерпевшей о прекращении уголовного дела. Редко такое бывает по делам средней тяжести.

  3. Это постановление по моему делу. Из-за семейного конфликта со своей женой, я, находясь у себя дома, злоупотребил спиртными напитками. Когда спиртное закончилось я направился к местному ночному магазину, торгующим спиртным.
    Около магазина ко мне подошел молодой человек, представившийся Павлом, как выяснилось впоследствии уроженцем Украины, подвергавшемуся там уголовному преследованию.
    Мы купили спиртное и, поскольку из-за конфликта женой была в отъезде, отправились по месту моего жительства отмечать знакомство.
    Следует отметить, что Павел привлек мое внимание тем, что с его слов он также находился в конфликте со своей девушкой. Также Павел привлек мое внимание тем, что с его слов он является тренером по тайскому боксу, ведет здоровый образ жизни, занимаясь физическими упражнениями.
    Поскольку, купленные в ночном магазине напитки были крепкими, а я давно не употреблял спиртные напитки, а также возможно по другим недоказанным обстоятельствам, я потерял над собой контроль.
    При выходе из квартиры Павел настойчиво попросил взять с собой мою сумку, с которой я на днях приехал с дачи и в которой находился хозяйственный инструмент. Поскольку я находился во невменяемом состоянии, то выкладывать инструмент не стал и не поинтересовался у Павла зачем нам нужна сумка.
    Далее как я видел на камере наблюдения мы с Павлом вышли из подъезда и направились влево по дороге мимо дома. Смутно помню несколько моментов как Павел наносил высокие удары ногами по машинам, стоящим во дворе, далее ничего не помнил или помнил очень смутно.
    Приходить в сознание я начал на мосту через железнодорожные пути станции Лось, сзади послышались голоса полицейских, требующих остановиться. Павел крикнул мне – «Бросай сумку через мост», что я и сделал автоматически.
    Нас задержали сотрудники полиции и доставили в 138 отделение милиции. Утром нас отпустили под подписку о невыезде. На следующий день я связался с адвокатом Юрием Слизковым, которого мне рекомендовали знакомые. Было это сделано по случайности, поскольку я не знал тонкостей уголовных дел, но чрезвычайно вовремя. Во время беседы в полиции, до прибытия Юрия начальник отделения обещал приложить все усилия, чтобы я был осужден и получил срок в места заключения.
    Юрий оперативно оценил обстоятельства дела и категорически рекомендовал мне на допросе на все вопросы следователя не давать никаких показаний, пользуюсь правом статьи 51 УК РФ, согласно которой подследственный не обязан давать показания против себя и своих близких.
    Если бы Юрий не появился вовремя и дал бы даже минимальные показания дело, скорее всего, пошло бы, так как этого хотел начальник отделения. Перед появлением Юрия со мной около часа беседовал опытный следователь, предлагая подписать нужные полицейским показания, после которых должны остаться только «чистые формальности». Особенно поразило то, что следователь упорно пытался убедить меня в том, что мои действия, которые он как бы уже считал доказанными, являлись умышленными, даже если при этом я находился в бессознательном состоянии.
    Также следует отметить действия участкового полицейского, он дал мне телефоны всех людей, владельцев машин, которых в ту ночь обнаружились повреждения. Таких машин набралось 6-7 штук. Одну не считаю, так как она находилось слишком далеко от места событий. Я связался с владельцами всех 7 машин и предложил компенсацию, на что они согласились, пообещав не подавать заявления в полицию.
    Один же номер телефона – владелицы машины (далее потерпевшая), машина которой получила наибольшие повреждения, получить не удалось, сотрудники полиции и участковый отказывали назвать этот номер. Остальные машины получили повреждения зеркал бокового вида различной, в основном легкой степени, видимо от ударов ногами.
    В результате следствия меня определили как обвиняемого, Павла как свидетеля, как выяснилось из материалов дела, все его показания сводились к тому, что он слышал глухие удары из-за угла, вблизи машины потерпевшей.
    Павел в отдел полиции не являлся, несмотря на то, Юрий требовал провести между нами очную ставку.
    Дело длилось около года, сменился следователь, вызывали очень часто, Юрий всегда приезжал вовремя и уведомлял меня о вызове в полицию. Мы с Юрием придерживались той же тактики, а именно пользовались статьей 51 УК РФ.
    Юрий несколько раз фотографировал материалы дела, и сообщил, что, так как свидетель Павел «пропал», фотосъемка не даст изменить или скорректировать его показания.
    Следствие понимая, что у него отсутствуют реальные улики, совершило «оригинальный ход» вызвало на допрос моего отца – больного человека 78 лет, несколько часов допрашивали его в душном кабинете, после чего набили на компьютере его показания и дали ему на подпись. Отец, поскольку работает с бумагами, нашел массу неточностей и грамматических ошибок и исправил их. После чего данная процедура повторилась еще несколько раз. В итоге ему распечатали «чистовой» вариант, который уставший отец, уже не вчитываясь, подписал.
    Читая материалы дела отец, увидев в копии дела, которые отснял и предоставил Юрий, свои показания сказал, что они не существенно не соответствуют его реальным показаниям, в чем он уверен, так как учувствовал в правке текста и несколько раз перечитывал его.
    Как Вы понимаете показания моего отца и стали основными показаниями по делу.
    Далее была психиатрическая экспертиза, экспертиза хозяйственного инструмента в моей сумке, в которой, кстати, странным образом оказался больничный полис на мое имя, хотя я не имею привычки носить его там. Также были две экспертизы причиненного потерпевшей ущерба, одна из которых первая была на сумму около 30000 руб., а вторая на сумму около 16000 руб.
    Потом дело направили в прокуратуру, из которой оно возвращалась два раза из-за ошибок следователей. Дело было увесистым и включало около 400 листов.
    Получив в прокуратуре обвинительный лист, я очень удивился количеству свидетелей, указанных в данном документе, а именно около 15 человек. Туда были вписаны все – полицейские, проводившие задержание, владельцы машин, которые отказались подавать заявления, Павел, мой отец и другие незнакомые мне лица.
    Юрий посоветовал не обращать на это внимание, поскольку все это по большому счету доказательствами с точки зрения Закона считаться не может, за исключением показаний моего отца.
    Следует отметить, что Юрий в общении со мной всегда был спокоен и оказывал мне психологическую поддержку, которая, однако, не была навязчивой. После общения с Юрием я успокаивался, чувствуя его уверенность и знание своего дела. Также следует упомянуть, что сотрудники полиции сами часто консультировались у Юрия по поводу юридических тем, вне моего дела.
    Телефон потерпевшей удалось найти через знакомых, и она согласилась на компенсацию, написав расписку об отсутствии претензий.
    Далее было два судебных заседания, на первом из которых я предъявил расписку потерпевшей, но суд потребовал ее личного присутствия, при этом Юрий в неформальном формате переговорив с судьей предварительно договорились о заключении мирового соглашения.
    Потерпевшая любезно согласилась посетить второе заседание, где было подтверждена компенсация, заключено мировое соглашение, и дело было закрыто.
    По поводу оплаты Юрий берет фиксированную сумму, разбитую на две равных части.
    В первую часть суммы входит вся работа со следствием и прокуратурой (под ключ).
    Во вторую часть суммы входит вся работа в суде (под ключ)
    Никаких дополнительных вносов Юрий не требует, что как я понимаю редкость в практике современных адвокатов.
    Юрия могу характеризовать как человека компетентного и опытного, честного, умного и комфортного в общении – настоящего профессионала своего нелегкого дела!
    Выражаю Юрию огромную благодарность от себя и своей семьи!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

3 × 3 =