Оправдательный приговор по уголовному делу № 01-0019/338/2010

Оправдательный приговор мирового судьи судебного участка № 338 района Дмитровский г. Москвы по уголовному делу № 01-0019/338/2010.

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

Мировой судья судебного участка № 338 района Дмитровский г. Москвы К.Е.А.,

при участии частного обвинителя (потерпевшего) – Д.А. М.

подсудимого – К.И.В.

защитника подсудимого в лице адвоката Л.И.М., удостоверение № ***, ордер №*** от *** года.

при секретаре Б.Е.Ю.              

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в порядке частного обвинения в отношении

 К.И.В., ***года рождения, уроженца г.****, гражданина ***, зарегистрированного по адресу: ****, фактически проживающего по адресу: ****, *** образованием, ***, работающего ***, ****, ранее не привлекавшегося к уголовной ответственности,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 ч. 1 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

К.И.В. в порядке частного обвинения предъявлено обвинение в совершении побоев или иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 Уголовного Кодекса РФ, а именно в том, что он (К.И.В.)  **** года в *** часов *** минут находясь на пороге в квартиру № ** по адресу: *** в состоянии алкогольного опьянения на почве личных неприязненных отношений стал оскорблять потерпевшего (частного обвинителя)  Д.А.М., а затем умышленно с целью причинения вреда здоровью, осознавая противоправность своих действий, нанес потерпевшему не менее одного удара кулаком в область лба слева, не менее одного удара кулаком в область левой щеки, не менее одного удара кулаком в область верхней трети правого предплечья, причинив Д.А.М. ушибы и ссадины лба слева, левой щеки и в верхней трети правого предплечья, что причинило физическую боль и страдания потерпевшему.

Допрошенный в судебном заседании от *** г. в качестве потерпевшего частный обвинитель Д.А.М. показал, что проживает один в квартире по адресу: ****. К.И.В. является его соседом по подъезду и проживает в квартире № *** по адресу: ***. Фактически квартира, в которой проживает К.И.В., расположена непосредственно над квартирой Д.А.М. Как пояснил Д.А.М. он (Д.А.М.) подсудимого знает не один год, у него имеется неприязненное отношение к подсудимому, т.к. у них сложились конфликтные отношения по причине того, что из квартиры, расположенной над квартирой Д.А.М. (квартиры № ***), постоянно раздаются различные бытовые шумы, которые нарушают тишину и мешают непосредственно Д.А.М., подсудимый К.И.В. неприятен потерпевшему своей манерой поведения, а также он не соблюдает правила общежития в доме после 23 часов.

По обстоятельствам вмененного обвинения потерпевший (частный обвинитель) сообщил суду, что *** года он находился у себя дома и к нему приехала гражданская супруга Б***, которая готовила еду. В этот вечер Д.А.М. ждал товарища, который должен был зайти за инструментом. В период между *** и *** часами в квартиру Д.А.М. раздался дверной звонок. Дверь квартиры Д.А.М. изолирована и находится в тамбуре за общей тамбурной дверью. Услышав дверной звонок Д.А.М., открыл дверь квартиры и вышел в общий тамбур, где находился ранее незнакомый мужчина в состоянии алкогольного опьянения (который в дальнейшем стал известен как К.И.В.). Выйдя в общий тамбур, Д.А.М. закрыл за собой дверь квартиры и встал спиной к двери, закрывая спиной дверь. Подсудимый сказал потерпевшему, что женился на И*** и показал пальцем наверх, т.е. на верхний этаж, а затем стал угрожать. Подсудимый высказал в адрес Д.А.М. угрозы, а именно: «***». Д.А.М. в ответ на угрозу сказал: «***», — и в это время ранее неизвестный потерпевшему (частному обвинителю) подсудимый К.И.В. нанес удар в челюсть в результате чего Д.А.М. на ***-***секунды потерял сознание, а в дальнейшем закрылся от наносимых в дальнейшем ударов правой рукой. Перехватив руки подсудимого, Д.А.М. стал выталкивать К.И.В., держа его за руки к двери на общую лестницу, т.е. за общую тамбурную дверь, которая в то время была не закрыта, после чего потерпевшему был нанесен подсудимым удар в глаз  (лоб) слева в результате чего потекла кровь. Как уточнил Д.А.М. всего потасовка длилась около ***минуты, если не меньше, и потерпевшему были нанесены повреждения в виде: синяка и отека челюсти слева, рассечения над левой бровью глубокого почти до кости, предплечья. Затем потерпевший вернулся домой, где жена начала обрабатывать ему рану перекисью. Потерпевший (частный обвинитель) Д.А.М. вызвал наряд милиции. Гражданская супруга потерпевшего собиралась домой, но где-то через **-** минут зашел товарищ, которого ожидал Д.А.М., и потерпевший попросил проводить его жену до остановки, т.к. сам остался ожидать наряд милиции. Через ***-*** минут приехал наряд милиции и сопроводил Д.А.М. в ОВД района *** откуда потерпевший (частный обвинитель) вернулся домой около *** часов ночи. На следующее утро Д.А.М. поехал в травмпункт для фиксирования имевшихся побоев и предоставил справку о нанесенных побоях **** г. в ОВД района***. Как уточнил потерпевший Д.А.М., он регулярно несколько раз в неделю вызывает наряд милиции в квартиру жильцов, проживающих этажом выше, т.к. они шумят и проживают в той квартире незаконно. Однако, никаких действенных мер сотрудники милиции не предпринимают, а наоборот еще пытались избить самого Д.А.М. Также, как пояснил потерпевший Д.А.М. все действия подсудимого и его гражданской жены спровоцированы участковым уполномоченным Б***, который состоит в заговоре подсудимым, его женой и соседями по лестничной клетке Д.А.М. и хочет таким образом отобрать у потерпевшего квартиру. (л.д.142-145, 182-184,195, 219).

Допрошенный в судебном заседании в качестве подсудимого К.И.В. вину в инкриминируемом ему деянии не признал и пояснил, что в данный момент проживает по адресу: **** с гражданской женой П***., неприязненных отношений к потерпевшему (частному обвинителю) не испытывает. По существу предъявленного обвинения К.И.В. показал суду, что потерпевшего знает с *** года, лично с ним не знаком. Придя в гости к своей будущей гражданской жене П***. подсудимый увидел, что она хромает и спросил у нее что произошло. Тогда П*** рассказала ему, что к ней постоянно пристает сосед, проживающий в квартире ниже (квартира № ***), оскорбляет, обижает, а в последний раз столкнул с лестницы в результате чего она упала и повредила себе колено. Подсудимый решил спуститься к соседу, проживающему в квартире № ** и поговорить, чтобы попытаться как-то разрешить сложившуюся ситуацию. Спустившись этажом ниже, К.И.В. позвонил в звонок иных квартир и дверь ему открыли соседки по лестничной клетке, т.к. дверной звонок в квартиру Д.А.М. не работал. Соседки, ранее не известные К.И.В., сообщили ему в какой квартире проживает Д.А.М. Однако, не успев постучать в дверь квартиры Д.А.М., дверь открылась и потерпевший (частный обвинитель) практически сразу попытался вцепиться в глаза подсудимому, в свою очередь подсудимый К.И.В. сдерживал руки Д.А.М. и таким образом оба вышли на лестничную клетку подъезда. Выскочив из квартиры Д.А.М. дверь в свою квартиру не закрыл в результате чего она была открыта. Как уточнил подсудимый К.И.В. потерпевший Д.А.М. прыгал, пытаясь порвать подсудимому рот руками и выцарапать глаза в результате чего у К.И.В. была ссадина на губе. Оказавшись на лестничной клетке и вытолкав К.И.В. от двери своей квартиры, потерпевший по делу развернулся и побежал к себе домой. Потасовка длилась секунд *** как сообщил подсудимый. Во время описываемых событий на лестничной клетке присутствовали две соседки из квартир, расположенных в общем с потерпевшим тамбуре, ранее не известные подсудимому, а именно Г****, и С***, а в дальнейшем также вышел муж Г* К*. Особого значения этому случаю никто не придал, т.к. никто никого не избивал, ударов не наносил, К.И.В. оборонялся от Д.А.М. и не давал ему возможности нанесения ударов (л.д.218-219).

Изложенные подсудимым обстоятельства в полном объеме подтверждаются показаниями допрошенной в судебном заседании свидетеля защиты Г***, которая показала суду, что проживает по адресу: *** и является соседкой по лестничной клетке потерпевшего Д.А.М. Как пояснила свидетель Г*** потерпевшего знает, неприязненных отношений не имеет, подсудимого ранее не знала, впервые увидела в марте прошлого года, в настоящее время знает его как соседа, проживающего этажом выше, неприязненных отношений также не испытывает. По обстоятельствам дела от *** г. свидетель пояснила, что находилась у себя дома, когда раздался звонок в дверь. Поскольку звонили одновременно в квартиру № ** и квартиру № **, то на лестницу вышла непосредственно Г*** и соседка С****. На лестничной клетке в общем тамбуре квартир находился К.И.В., который просил показать квартиру Д.А.М. Подсудимый К.И.В. не смог дозвониться в квартиру Д.А.М., т.к. дверной звонок потерпевшего длительное время не работал и не работает в настоящее время, поэтому подсудимый звонил в звонки соседей по лестничной клетке. Подсудимый постучал в дверь Д.А.М., который сразу вышел. Между подсудимым и потерпевшим драки не было, никто никому ударов не наносил, подсудимый держал за руки потерпевшего, который пытался попасть в глаза подсудимому и выталкивал подсудимого на общую лестничную клетку. В это время дверь в квартиру Дятлова А.М, была открыта настежь, в квартире потерпевшего никого не было. Всего инцидент длился, согласно объяснениям свидетеля Г***, около *** -***. Показания свидетеля Г**** по смыслу и содержанию в целом аналогичны показаниям подсудимого К.И.В. об обстоятельствах от *** года и поведении как потерпевшего (частного обвинителя), так и подсудимого по делу. Кроме того, свидетель Г*** показала суду, что потерпевший (частный обвинитель) Д.А.М. очень агрессивный человек по своему поведению, ему постоянно все мешают шумами, поведением, все кажутся ему наркоманами и алкоголиками. (л.д.196-198).

Одновременно с этим, показания подсудимого К.И.В. подтверждаются показаниями свидетеля защиты К***, допрошенного в судебном заседании по делу. Как сообщил суду свидетель К**, он проживает по адресу: *** и является соседом Д.А.М. по лестничной клетке в связи с чем знаком с потерпевшим, подсудимого К.И.В. знает в настоящее время, который также является его соседом, ранее подсудимого не знал, неприязненных отношений не испытывает. По обстоятельствам дела от *** г. свидетель К**. сообщил, что находился в своей квартире, когда услышал шум на лестничной клетке (общий тамбур). Выйдя на лестничную клетку, свидетель увидел, что подсудимый держит руки Д.А.М., который пытался руками достать до глаз подсудимого. Там же на лестничной клетке уже находились соседка С***, а также жена свидетеля К*** — Г***. Весь инцидент, который видел свидетель длился около *** секунд и в это время Д.А.М. вытолкал на лестничную клетку за общую тамбурную дверь К.И.В., державшего потерпевшего за руки. Ударов никто друг другу не наносил, никаких повреждений на Дятлове А.М. не было.  Свидетель К*** вышел на лестничную клетку за общую тамбурную дверь, однако, никого кроме подсудимого, потерпевшего, соседки С****, Г*** не видел, в т.ч. дверь квартиры Д.А.М. была открыта настежь, однако в квартире никого видно не было. Также свидетель в ходе судебного разбирательства пояснил, что дверной звонок в квартиру Д.А.М. не работал уже длительное время в связи с чем дозвониться ему из-за общей тамбурной двери не представляется возможным. Свидетель К**** также сообщил суду, что Д.А.М., злой человек, агрессивный постоянно ругается с соседями, кричит, из-за его квартирной двери слышится нецензурная брань.  Показания свидетеля К*** также аналогичны по смыслу и содержанию показаниям подсудимого К.И.В., не противоречивы и согласуются с показаниями свидетеля защиты, Г****, воссоздают в полном объеме обстоятельства от *** года (л.д.193-196).

Также показания подсудимого подтверждаются показаниями допрошенной в ходе  судебного заседания свидетеля защиты С***, которая сообщила суду, что проживает по адресу: ***** и является соседкой по лестничной клетке Д.А.М., а теперь  знает как соседа, проживающего этажом выше, подсудимого К.И.В., которого ранее не знала. Неприязненных отношения С*** ни к кому не испытывает. В ходе судебного разбирательства свидетель С*** показала суду, что *** г. вечером в ее квартире раздался дверной звонок. Звонили в том числе в квартиру свидетеля С*** поскольку дверной звонок в квартире потерпевшего Д.А.М. не работает (он давно не работает и разобран). Одновременно позвонили как свидетелю, так и соседям, проживающим в квартире № **. Открыв дверь, свидетель увидела ранее не знакомого ей К.И.В., который спрашивал, где проживает Д.А.М. Подсудимый постучал в квартиру потерпевшего, и свидетель отвернулась, чтобы пойти домой, однако, услышала шорох и разговор, обернулась и увидела, как потерпевший Д.А.М. выталкивает К.И.В. на лестничную клетку за общую тамбурную дверь. Каких-либо повреждений на потерпевшем свидетель не видела, ударов подсудимый и потерпевший друг другу не наносили, весь инцидент завершился за **** секунд. В течение всего инцидента свидетель С**** видела, как потерпевший Д.А.М. выталкивает подсудимого К.И.В. на лестничную клетку, на которой никого не было. Крови или иных повреждений ни на ком не было.  Одновременно с этим свидетель С**** также сообщила суду, что непосредственно между ней и Д.А.М. конфликтов никогда не было, однако, он выражается через дверь своей квартиры нецензурной бранью, слышатся постоянные матерные крики, хотя потерпевший проживает один, а также он постоянно всем недоволен.  (л.д.211-213).

Допрошенная в судебном заседании свидетель защиты П***, сообщила суду, что подсудимого и потерпевшего (частного обвинителя) знает, предвзятого неприязненного отношения ни к кому не испытывает, пояснила, что потерпевший Д.А.М. ее сосед, проживающий в квартире этажом ниже, а К.И.В. в настоящее время гражданский муж.  Также в судебном заседании свидетель защиты П*** показала суду, что обстоятельства от *** года произошли, когда свидетель и подсудимый К.И.В. только начинали общаться, однако, еще не являлись гражданскими супругами. К.И.В. *** г. пришел в гости к свидетелю П***,  и увидел, что она хромает, в ответ на распросы К.И.В. свидетель П*** рассказала подсудимому о том, что потерпевший Дятлов А.М, толкнул ее с лестницы в результате чего она упала и повредила колено. Поскольку инциденты с Д.А.М. у свидетеля имели место с *** года, а именно: он постоянно высказывал претензии свидетелю и ее матери, угрожал, регулярно вызывал наряды милиции в квартиру свидетеля по ночам, то подсудимый спустился к Д.А.М., чтобы поговорить и разрешить как-то имеющийся конфликт. В дальнейшем, когда К.И.В. вернулся в квартиру свидетеля П***, то сообщил, что ему Д.А.М. пытался глаза выколоть и порвать рот. Одновременно с этим свидетель защиты П*** сообщила суду, что боится потерпевшего Д.А.М., поскольку он постоянно ее поджидает на лестничной клетке, толкает, пихает ее, ведет себя неадекватно и агрессивно, ему везде кажутся бардели, наркопритоны и алкоголики. (л.д.198-199).

Свидетель, вызванный и допрошенный судом по ходатайству защиты Б****, ***, ****, показал суду, что потерпевшего и подсудимого знает по долгу службы, т.к. они проживают на его участке работы. Д.А.М. свидетель Б*** знает с *** года, подсудимого К.И.В. с весны *** г. в ходе проведения работы по заявлению К.И.В. в отношении Д.А.М. по ст. 116, 119 УК РФ. По обстоятельствам от *** года свидетель Болотов И.И. пояснил следующее. От гражданина Д.А.М. поступило заявление в ОВД района **** согласно которого его избил незнакомый ему человек. В связи с работой по данному заявлению — Б**** неоднократно вызывал для уточнения обстоятельств, при которых все произошло непосредственно Д.А.М., но он так и не явился, связаться с ним у участкового не получилось. В результате проведения проверочных мероприятий свидетель отобрал объяснения у соседей по лестничной клетке Д.А.М., проживающих в квартирах № **-***, которые подтвердили, что действительно на лестничной клетке был скандал/ссора, однако, именно Д.А.М. избивал неизвестно соседям мужчину, а не неизвестный Д.А.М. Также свидетель Б*** сообщил суду, что Дятлов систематически обращается в милицию с заявлениями, звонками, 2-3 раза в неделю по вызовам Д.А.М. выезжает наряд сотрудников милиции по адресу, но до настоящего времени по его заявлениям ни разу ничего не подтвердилось. Также свидетель Б*** пояснил в ходе судебного заседания, что звонок в квартире Д.А.М. не работал в связи с чем при выходе на место ему пришлось звонить соседям. Звонок в квартиру Д.А.М. всегда не работал. Совместно с Д.А.М. никто никогда не проживал, никакой гражданской жены участковый Б***не видел, несмотря на то что систематически бывает по данному адресу в т.ч. по обращениям самого Д.А.М., а также его соседей. А именно, ранее у Д.А.М. был родной брат, который был вынужден жить на улице и лестничной клетке у квартиры Д.А.М., поскольку потерпевший не впускал брата жить в квартиру. В связи с тем, что на общей лестничной клетке постоянно находился брат Д.А.М. участковому жаловались на это соседи из квартир № **-***, однако, Д.А.М. так и не дал вселиться брату в квартиру, в итоге брат умер и теперь Д.А.М. вообще живет один. Также свидетель Б*** пояснил суду, что от соседей Д.А.М. регулярно поступают жалобы непосредственно на потерпевшего, в т.ч. от соседки П***, которая неоднократно обращалась с тем, что Д.А.М. к ней пристает, домогается, угрожает, а также другие соседи жаловались, что Д.А.М. неадекватно реагирует на замечания, со всеми ругается, не может адекватно реагировать на обстоятельства и ему везде кажется вокруг него заговор.  В *** году в отношении Д.А.М. состоялся приговор согласно которому он был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.ст. 116,119 УК РФ, но это уже было не первое дело, а ранее участковый Б****работал по заявлению другого соседа, на которого Д.А.М. с молотком кидался, однако, прокуратура по тому заявлению отказала в возбуждении уголовного дела, не усмотрев состав преступления. (л.д.181-185)

Допрошенный в судебном заседании свидетель защиты Г***, *** района сообщил в ходе судебного разбирательства, что подсудимого и потерпевшего не знает и не помнит. Когда ему поступило заявление через дежурную часть ОВД района****, он находился на дежурстве. Получив объяснения Д.А.М., он зафиксировал со слов потерпевшего, что его избил неизвестный. Иных обстоятельств по делу свидетель не помнит. Все объяснения, отобранные свидетелем Г** по заявлению Д.А.М., были зафиксированы со слов самого потерпевшего.  Поскольку свидетели не указаны, значит Д.А.М. сказал, что свидетелей не было. Также потерпевший Д.А.М. пояснял, что имущественный вред причинен ему не был. (л.д.180-181)

Также в ходе судебного разбирательства был допрошен по ходатайству защиты свидетель – врач *** К***, который сообщил суду, что лично подсудимого и потерпевшего не знает, подсудимого не помнит, однако, он находился на дежурстве и выдавал справку Д.А.М. об имевшихся у него повреждениях. Так, со слов самого потерпевшего Д.А.М. были указаны обстоятельства получения повреждений — а именно в результате удара по голове. Согласно диагнозу у Д.А.М. зафиксированы ушибы и ссадины: лба слева, левой щеки и верхней трети правого предплечья. Даных за костную травму, переломы и черепно-мозговой травму не было. Осмотр Д.А.М. проходил почти через сутки после указанного им происшествия, ушибы имелись, если у людей появляются в дальнейшем еще какие-то синяки и т.п., то они приходят и сотрудники травматошогического пункта повторно фиксируют их, оценивают соразмерность повреждений, однако, Д.А.М. не приходил более, диагноз не уточнялся. Как пояснил свидетель К*** припухлостью является легкий ушиб, а ссадиной — царапина, т.е. повреждение верхнего слоя эпителия, потертость. Физически после такой царапины шрам остаться не мог, только если потерпевший не занимался самолечением и ковырянием царапины. Кровотечения также быть не могло, тем более чтобы кровь стекала по руке, даже маленького кровотечения быть не должно, т.к. ссадина — это повреждение самого верхнего слоя кожи, могла только выступить кровь капельно, сразу образуется корка и все. Если же идет кровь, то такая ссадина называется раной. Рана в медкарте описывается дополнительно и указывается именно как «рана», в т.ч. описываются размеры раны, ее края, способ нанесения. Т.е. если есть рассечение мягких тканей, то это уже «рана» и должна определяться ее глубина. Рана до кости, как говорил в судебном заседании потерпевший, — это уже глубокая рана, в отношении нее надлежало бы описывать края, характер и способ нанесения, размеры. Такой раны у потерпевшего не было, у него была только припухлость щеки и ссадина на лбу. Указанные в карте при осмотре повреждения могли быть приобретены как в случае падения с высоты, так и доступны своей руке пациента.  (л.д.265-267).

Оценивая доказательства, представленные стороной защиты, с точки зрения относимости, допустимости, достоверности как каждое в отдельности, так и в совокупности – с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела, в т.ч. анализируя изложенные показания подсудимого К.И.В., а также допрошенных свидетелей защиты Г***, К***., С***, П***., Б***., Г***, К***. мировой судья отмечает, что они полностью согласуются между собой, логически и взаимосвязаны, последовательны, не противоречивы, дополняют друг друга и соответствуют доказательствам, представленным подсудимым в подтверждение своей невиновности по делу.

Так, при оценке показаний указанных свидетелей по делу судом обращается внимание, что ранее до **** года свидетели: Г**,К***., С****., Б***, а свидетели: К***, Г***. до судебного заседания подсудимого не знали, личных взаимоотношений не имели, т.е. не являются заинтересованной стороной в исходе дела. Однако, уже ***** г. в результате проверки *** Б*** по заявлению Д.А.М. им опрашивались соседи потерпевшего (частного обвинителя) по обстоятельствам дела – Г**** и С***., которые в ходе дачи объяснений пояснили, что действительно  *** года они видели ранее неизвестного тогда им мужчину, которого держал, толкал и ругался на него нецензурной бранью непосредственно потерпевший (частный обвинитель) Д.А.М. Неизвестный мужчина Д.А.М. не оскорблял и не бил, драки между ними не было. Указанные обстоятельства нашли свое подтверждение также в материале ОВД по *** об отказе в возбуждении уголовного дела «***». Таким образом, у суда не имеется оснований не доверять показаниям указанных свидетелей по делу, которые явились очевидцами описываемых событий. (л.д.л.д. 81-90).

Также свидетель П***, опрошенная участковым уполномоченным в рамках того же материала «***» в своих объяснениях сообщила, что не замужем, ни с каким мужчиной не встречается. Данные показания в том числе нашли свое подтверждение в судебном заседании от *** г., в ходе дачи которых свидетель защиты П*** пояснила, что на тот момент с К.И.В. не проживала и только познакомилась.

Одновременно с этим, судом также обращается внимание, что согласно показаний *** Б*** потерпевший (частный обвинитель) Д.А.М. неоднократно обращался в правоохранительные органы с заявлениями, вызывал наряды милиции, сообщал о нарушениях спокойствия, однако, ни разу с *** года (с момента когда начались обращения Д.А.М.) указанные заявления сотрудниками милиции не подтвердились, протоколов об административных правонарушениях в отношении соседей не составлялось.   Одновременно с этим, показания свидетеля Б*** также подтверждаются показаниями как самого подсудимого К.И.В., так и свидетелей защиты Г***, К****, С****, П**** о том, что в квартире Д.А.М. дверной звонок был не исправен, фактически никогда не работал, в связи с чем люди, приходящие к Д.А.М. вынуждены звонить в дверные звонки соседей по площадке. При постановлении приговора судом обращается внимание, что, как пояснил свидетель защиты Б***, в результате проведения проверочных мероприятий по заявлению Д.А.М. от **** г. он неоднократно вызывал потерпевшего (частного обвинителя) по настоящему делу, однако, тот по вызовам не являлся, справку из травматологического пункта не представил. Однако к материалам настоящего дела потерпевший (частный обвинитель) приобщил дубликат указанной справки, полученной в травматологическом пункте *** г., т.е. после возбуждения в отношении него уголовного дела по ст.ст. ***,**** УК РФ и рассмотренного в дальнейшем судом (л.д.137, 228-236).

В свою очередь свидетель защиты врач травматолог К***. пояснил суду, что в виде повреждений у Д.А.М. имелись только припухлость мягких тканей левой щеки, ссадина лба слева, мелкая ссадина верхней трети правого предплечья. Как пояснил свидетель защиты К**** указанные травмы не являются характерными только для драки и т.п., а могли быть получены потерпевшим в т.ч. в результате падения с высоты собственного роста, а также доступны руке непосредственно потерпевшего. Травмы ввиде «раны» у потерпевшего не было. Таким образом, показания указанного свидетеля также не противоречат показаниям, данным в ходе судебного разбирательства подсудимым К.И.В. по делу, который пояснял, что ударов Д.А.М. не наносил, потерпевшего не избивал, и показаниям допрошенных свидетелей защиты Г*****, К****, С**** .

Что же касается доказательств, приведенных стороной обвинения, то они, как каждое в отдельности, так и в совокупности не устраняют сомнений в виновности подсудимого в совершении инкриминируемого ему преступления и не доказывают совершение подсудимым вмененного ему преступления. Оценивая показания потерпевшего Д.А.М. и свидетелей обвинения Б****, П****, мировой судья обращает внимание на то обстоятельство, что эти доказательства противоречат как между собой, так и показаниям допрошенных в судебном заседании подсудимого К.И.В. и свидетелей защиты, в т.ч. свидетелей, непосредственных очевидцев и участников описываемых событий, не устраняя этих противоречий. Также суд критически относится к показаниям свидетелей обвинения Б***, П***, не доверяет им, считает их не относимыми доказательствами по обстоятельствам событий преступлений по следующим основаниям.

Так допрошенная в ходе судебного разбирательства свидетель обвинения Б***, показала суду, что является гражданской супругой потерпевшего (частного обвинителя), подсудимого не знает. По обстоятельствам от ***года свидетель Б***, сообщила, что находилась дома у своего гражданского супруга Д.А.М., когда ему в дверь позвонили, потерпевший вышел на лестницу и закрыл за собой дверь в квартиру, встав спиной к входной двери в квартиру. В дверной глазок свидетель увидела, что спиной непосредственно к двери стоял ее гражданский муж, а с ним плечом в плечо  напротив стоял пьяный подсудимый, который ударил потерпевшего Д.А.М. в левую часть лба, а затем потерпевший вытолкал неизвестного ранее мужчину (подсудимого К.И.В.) на лестничную клетку из общего тамбура от входной двери в квартиру. Когда потерпевший вернулся, у него была рана, рассечена бровь, текла кровь. Чуть позже пришел друг потерпевшего. Как пояснила свидетель, в течение ***минуты она наблюдала за происходящим в дверной глазок, а потом ушла в глубь квартиры, где и ожидала мужа, а всего потерпевший находился на лестнице около *** минут.

Суд относится критически к показаниям данного свидетеля и не доверяет им, ставит под сомнение тот факт, что Б*** действительно находилась в квартире потерпевшего (частного обвинителя) Д.А.М. поскольку  ее показания противоречивы, не последовательны, не согласуются непосредственно с показаниями самого Д.А.М., который в судебном заседании пояснял, что в момент описываемых событий на лестничной клетке находилась соседка (л.д.145), а также указывал о том, что в момент описываемых событий на площадке находились соседи из квартиры № **** при даче письменных объяснений в ОВД района***   ****г. (л.д.83,84), что нашло свое подтверждение в ходе допроса свидетелей защиты. Таким образом, наблюдая за происходящим на лестничной клетке инцидентом в дверной глазок, свидетель не могла не видеть, что там находились помимо потерпевшего и подсудимого иные люди – соседи по лестничной клетке, однако, поясняла в судебном заседании, что на лестничной клетке был только Д.А.М. и подсудимый К.И.В. Также показания свидетеля Б*** противоречат показаниям как самого частного обвинителя (потерпевшего) Д.А.М., так и показаниям подсудимого К.И.В., показаниям свидетелей защиты Г***, К****, С***, которые сообщили суду, что описываемые потерпевшим события длились около ***секунд – *** (***) минуты после чего Д.А.М. вернулся к себе в квартиру (л.д. 198,212), однако, Б*** указала, что в дверной глазок она наблюдала около ***минуты за потасовкой Д.А.М. и неизвестного ей ранее мужчины, а потом вернулась в квартиру и только спустя ***-*** минут в квартиру вернулся потерпевший (частный обвинитель) Д.А.М. (л.д.146). В ходе дачи объяснений в судебном заседании свидетель путалась в своих показаниях, так изначально она сообщила, что неизвестный ударил ее гражданского мужа правой рукой в левую сторону лба (л.д.146), однако, в дальнейшем она свои показания изменила и пояснила, что видела всего один удар, нанесенный правой рукой потерпевшему, в левую сторону челюсти (л.д.147). Всего согласно показаниям Б**** она видела один удар. Таким образом, четких показаний о количестве и дислокации ударов, которые могла бы видеть свидетель обвинения, суду Б*** сообщены не были.  В дальнейшем, когда ее гражданский супруг вернулся в квартиру она увидела, что у него идет кровь. Однако, свидетель защиты врач травматолог К*** пояснял в судебном заседании, что согласно повреждениям, указанным в медицинской карте потерпевшего Д.А.М., кровотечения быть не могло, за исключением выступивших капель результате стертого верхнего слоя эпителия (л.д.266). Свидетели защиты, очевидцы описываемых событий Г***, К****, С**** также пояснили, что крови ни на ком не было, т.к. ударов никто никому не наносил. Одновременно с этим, свидетель Б*** пояснила, что потерпевший вышел на лестничную клетку поскольку в квартиру раздался дверной звонок (л.д.146), что вновь противоречит показаниям свидетелей защиты участкового Б****, Г***, К***, С****, П*** и самого подсудимого К.И.В., которые неоднократно обращали внимание суда на то, что у Д.А.М. никогда не работал дверной звонок. При оценке показаний свидетеля Б*** судом также обращается внимание, что как подсудимый К.И.В., так и свидетели защиты – жильцы квартиры № *** Г***, К*** поясняли, что дверь в квартиру Д.А.М. в ходе инцидента оставалась открытой и в квартире никого не было.

Также в ходе судебного разбирательства по ходатайству обвинения был вызван и допрошен в качестве свидетеля обвинения П***, который сообщил суду, что потерпевшего знает давно, т.к. работает с ним совместного, подсудимого не знает, неприязненных отношений к нему не испытывает, проживает в соседнем доме.  По существу вмененного преступления П*** показал, что *** года попросил у Д.А.М. электродрель, созвонившись в дальнейшем с потерпевшим Д.А.М., они договорились встретиться в подъезде Д.А.М. между третьим и четвертым этажом в пролете лестничной клетки. Поднимаясь по лестнице, свидетель увидел, как незнакомый ему мужчина нанес Д.А.М. удар в левую челюсть после чего убежал на пятый этаж. В ходе инцидента свидетель П*** никого кроме потерпевшего и подсудимого не видел и не слышал. Подождав какое-то время между третьим и четвертым этажами лестничной клетки, свидетель позвонил в дверь Д.А.М. и когда потерпевший открыл дверь, то П*** увидел, что у него сочилась кровь (л.д.157-160).

Показания свидетеля обвинения П*** в целом вызывают у суда сомнения в связи с чем мировой судья относится к ним критически, не доверяет им. Для исключения противоречий между показаниями потерпевшего (частного обвинителя) Д.А.М., а также свидетелей обвинения судом неоднократно выяснялся порядок нанесения ударов потерпевшему подсудимым. Как уточнял неоднократно потерпевший непосредственно перед дверью его квартиры в общем тамбуре ему был нанесен удар правой рукой подсудимого в левую челюсть, а уже непосредственно на лестничной клетке за общей тамбурной дверью ему был нанесен второй удар правой рукой подсудимого в левую часть лба (в глаз). Однако, как пояснял свидетель обвинения П***, на лестничной клетке за общей тамбурной дверью потерпевшему был нанесен также удар в челюсть (л.д.157,158). Свидетель П*** уточнял в судебном заседании, что никого кроме подсудимого и потерпевшего не видел, что также противоречит как показаниям потерпевшего Д.А.М., который пояснял, что на лестничной клетке были еще соседи, так и противоречит показаниям свидетелей защиты К***, который пояснял, что несмотря на то, что он выходил на лестничную клетку, там никого не было (л.д.194) и показаниям свидетеля защиты Г***, которая также сообщила, что на лестничной клетке никого не было (л.д.196). При постановлении приговора судом также обращается внимание, что показания свидетеля обвинения П*** противоречат показаниям свидетеля Б*** Так свидетель Б*** поясняла, что П***. пришел домой к потерпевшему около ***, в дальнейшем проводил ее до автобусной остановки в результате чего она уехала домой в начале **часов, еле успев на последний автобус (л.д.147-148). В свою очередь П*** пояснял, что уже в *** часов *** минут находился дома, проводив Б*** Указанные противоречия в показаниях свидетелей обвинения также не были устранены в ходе судебного разбирательства.

Учитывая изложенные обстоятельства суд приходит к выводу о том, что показания свидетелей обвинения противоречивы и не согласуются с показаниями как самого потерпевшего Д.А.М., так и показаний подсудимого К.И.В., свидетелей защиты, не подтверждаются письменными доказательствами по делу. При постановлении приговора судом учитывается, что свидетель Б****, фактически являющаяся гражданской женой потерпевшего, является заинтересованной стороной в исходе дела, в связи  с чем суд также не доверяет ее показаниям, в свою очередь свидетель П*** является коллегой Д.А.М. по работе, таким образом также не является лицом, не заинтересованным в исходе дела.

Судом обращается внимание, что ранее, в т.ч. *** г. Д.А.М. в ходе дачи письменных объяснений не указывал, что свидетелем и очевидцем описываемых событий являлась Б***, в свою очередь в качестве свидетеля со стороны обвинения П*** был заявлен Д.А.М. уже в ходе судебного разбирательства, после принятия заявления по частному обвинению судом к своему производству.

Далее, в подтверждение предъявленного Д.А.М. в порядке частного обвинения в совершении побоев или иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 Уголовного Кодекса РФ, в судебном заседании исследованы письменные материалы дела:

— заявление Д.А.М. о возбуждении уголовного дела и привлечении к уголовной ответственности К.И.В. по ст. 116 ч. 1 УК РФ (л.д. 6);

— дубликат медицинской справки № ***, выданный *** г. по факту обращения Д.А.М. *** г. в Травматологический пункт городской поликлиники № *** (л.д.137);

— заключение эксперта № *** от **** г. о проведении судебно-медицинской экспертизы, согласно которому выявлены ссадины лобной области слева (одна), в верхней трети правого предплечья (одна) – образовались от скользящих или ударно-скользящих воздействий твердых тупых предметов (предмета); ввиду отсутствия описания состояния и цвета поверхности ссадины высказаться о давности ее причинения не представляется возможным. Указанные телесные повреждения не повлекли за собой кратковременного расстройства здоровья и незначительной стойкой утраты трудоспособности. Анатомическая область повреждений доступна для причинения собственной рукой. Выставленный диагноз «ушиб левой щеки» наличием телесных повреждений в указанной области не подтвержден и судебно-медицинской оценке не подлежит. Отмеченные объективные изменения в левой щечной области могут быть расценены как результат реакции тканей на приложение внешней силы в указанную область, а также как изменения носящие и нетравматический характер. (л.д 126-127);

— медицинская карта амбулаторного больного № ***на имя Д.А.М., оформленная травматологическим пунктом городской поликлиники № *** (л.д.64-77);

— заявление Д.А.М. в ОВД по району **** от **** г., согласно которому просил привлечь неизвестного ему мужчину, который **** г. в *** часов **** минут находясь в состоянии алкогольного опьянения возле кв. *** по *** (где проживает потерпевший) нанес ему телесные повреждения в виде ушибов головы и лица, также при этом нецензурно его оскорблял, свидетелями происшествия были соседи кв. № ** (л.д.83);

—  письменные объяснения Д.А.М. от *** г., отобранные *** ОВД района *** согласно которым *** года Д.А.М. находился дома и занимался домашним хозяйством, раздался звонок в дверь его квартиры, после чего Д.А.М. вышел, увидел неизвестного ему мужчину, который стал его оскорблять нецензурной бранью и после этого наносить удары в область лица и головы. В этот момент на площадку вышли соседи и вызвали милицию, после чего неизвестный сразу же ушел, а Д.А.М. вернулся в свою квартиру и вызвал сотрудников милиции (л.д.84);

— письменные объяснения свидетеля Г***, которая пояснила, что проживает в кв. № ***,  *** года была дома, вышла на лестничную клетку и увидела, что сосед Д.А.М. держит неизвестного мужчину за грудки и ругается на него матом, после чего он ударил его об стенку и столкнул его с лестничного пролета, данного мужчину Г*** ранее никогда не видела, мужчина Дятлова А.М, не оскорблял и не бил, драки между ними не было, Д.А.М. в своем заявлении написал неправду (л.д.86);

— письменные объяснения свидетеля С***, которая пояснила, что проживает в кВ. № *** и является соседкой Д.А.М.,  ***года вышла на лестницу и увидела как сосед Д.А.М. держит неизвестного ей мужчину за грудки и ругается на него матом, после чего он ударил его об стенку и столкнул его с лестничной площадки, данного мужчину свидетель ранее никогда не видела, в свою очередь мужчина Д.А.М. не оскорблял и не бил, драки не было (л.д.87);

— письменные объяснения свидетеля П****., которая *** г. пояснила, что проживает в кв. № ***, не замужем, ни с каким мужчиной не встречается, а также в кв. № ***проживает Д.А.М., который постоянно устраивает скандалы, терроризирует ее маму, на ее замечания реагирует неадекватно и все это происходит в весеннее-осеннее время (л.д.88);

— постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от *** г. в результате материалов проверки *** – *** согласно которому в ходе проверки было установлено, что Д.А.М. проживает по адресу: ***, характеризуется со слов соседей кв. №№ ***,***, *** с отрицательной стороны, со всеми ругается, устраивает скандалы, на замечания соседей реагирует неадекватно, а также со слов указанных соседей *** г. между неизвестным мужчиной и Д.А.М. драки не было, нецензурными словами выражался именно Д.А.М., справку о получении телесных повреждений Дятлов А.М, не представил, подтвердить наличие телесных повреждений не может, признаки ст. 116 УК РФ не усматриваются, учитывая разность показаний свидетелей, в связи с чем постановлено отказать в возбуждении уголовного дела по заявлению Д.А.М. (л.д.90).

Других доказательств обстоятельств, изложенных потерпевшим (частным обвинителем) Д.А.М. в заявлении частного обвинения не представлено.

Совокупность собранных по делу доказательств и анализ предъявленного обвинения дает суду основания прийти к следующему.

Заявление в порядке частного обвинения, являющееся обвинительным актом Д.А.М., в суд подано о привлечении К.И.В. к ответственности по ст.116 ч. 1  УК РФ, то есть за нанесение побоев или иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствии, предусмотренных ст.115 ч. 1 УК РФ.

Так, объективная сторона инкриминируемого преступления – ч. 1 ст. 116 УК РФ характеризуется действиями, которые могут быть выражены в ударах, побоях (т.е. несколько ударов), вырывании волос, сдавливании отдельных частей тела потерпевшего, кровоподтеках, небольших ранах, которые не влекут утрату трудоспособности. К иным насильственным действиям, причиняющим боль, относят выкручивание рук, щипание, сечение розгами, уколы, защемление той или иной части тела при помощи каких-либо инструментов. Вместе с тем, для признания побоев или иных насильственных действий преступными необходимо установить, что они причинили потерпевшему физическую боль.

Субъективная сторона указанного преступления выражается исключительно в прямом умысле. Лицо осознает, что, нанося побои или совершая иные насильственные действия, причиняет потерпевшему физическую боль, и желает поступать таким образом.

Цель этого преступления — стремление причинить физическую боль потерпевшему. Мотивы могут быть самыми различными: месть, обида, ревность, неприязненные личные отношения.

Изучив предъявленное обвинение и представленные частным обвинителем доказательства, суд приходит к выводу о том, что нанесение подсудимым К.И.В. ударов или иных насильственных действий в форме  ударов в левую челюсть, левый глаз (область лба), левого предплечья, причинивших потерпевшему Д.А.М. физическую боль не нашло своего подтверждения в судебном заседании.

Оценивая показания потерпевшего Д.А.М. в части нанесения подсудимым ударов в область левой челюсти, глаза (лба), верхней трети предплечья суд находит недоказанным факт причинения подобного физического воздействия, поскольку объективно таковые не подтверждены.

Так, в заявлении, поданном в суд, частный обвинитель указал на нанесенные не менее одного удара кулаком в область лба слева, не менее одного удара кулаком в область левой щеки, не менее одного удара кулаком в область верхней трети правого предплечья. При этом в ходе разбирательства дела в суде частный обвинитель давал иные пояснения, в частности с указанием на меньшее число ударов: Д.А.М. в судебном заседании указал на 1 удар в область челюсти слева, а затем 1 удар в область лба (глаза) слева. Далее, в заявлении в ОВД по району ****от *** г. Д.А.М. просил о привлечении неизвестного мужчины к ответственности за нанесение телесных повреждений в виде ушибов головы и лица, при этом локализацию ударов и численность не указал.  Согласно справке Травматологического пункта поликлиники №*** указаны ушибы и ссадины лба слева, левой щеки и в верхней трети правого предплечья. В заключении эксперта Бюро судебно-медицинской экспертизы ДЗ г. *** № *** г. также констатировано наличие ссадины лобной области слева (одна) в средней трети правого предплечья (одна), иных повреждений у Д.А.М. не установлено.

Таким образом, нанесение подсудимым К.И.В. удара в область левого предплечья потерпевшему Д.А.М. не нашло свое подтверждение в ходе судебного следствия, в т.ч. не было подтверждено как самим потерпевшим при даче показаний по делу, так и свидетелями со стороны обвинения и защиты, время возникновения ушиба или ссадины верхней трети правого предплечья и обстоятельства возникновения в ходе судебного следствия не установлено.

В свою очередь нанесение удара в область левой щеки (челюсти)  в результате чего возникла «припухлость левой щеки» также не нашло своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, поскольку согласно заключения эксперта Бюро судебно-медицинской экспертизы ДЗ г. Москвы № *** диагноз «ушиб левой щеки» наличием телесных повреждений в указанной области не подтвержден в связи с чем судебно-медицинской оценке не подлежит. Судом обращается внимание также, что свидетели защиты, соседи по лестничной площадке в ходе судебного разбирательства, а также при даче письменных объяснений от **** г. также поясняли, что ударов подсудимый потерпевшему не наносил. Потерпевший (частный обвинитель) в ходе судебного заседания также пояснял, что ему были нанесены повреждения в т.ч. в виде синяка и отека челюсти слева, однако, письменными доказательствами по делу, в т.ч. справкой из травматологического пункта, медицинской картой травматологического пункта, заключением экспертизы указанные повреждения выявлены не были, а были указания лишь на «припухлость левой щеки».

Суд признает установленным наличие травмы в виде ссадины лобной области слева, поскольку таковое подтверждено доказательствами по делу, а именно: заявлением Д.А.М. мировому судье судебного участка № 338 района Дмитровский г. Москвы от *** г., справкой травматологического пункта и поликлинике № ***   **** г. на имя Д.А.М., заключением эксперта Бюро судебно-медицинской экспертизы ДЗ г. Москвы № ****г., заявлением Д.А.М. в ОВД района *** от *** г. В свою очередь травма в виде глубокого рассечения лобной области слева до кости с обильным кровотечением, о которой говорил потерпевший в ходе судебного заседания, не нашла своего подтверждения. Одновременно с этим, факт нанесения указанной травмы — ссадины лобной области слева (одна) – подсудимым К.И.В. также не нашел своего подтверждения, в т.ч. согласно показаниям как самого потерпевшего, так и свидетелей защиты. Одновременно с этим, судом учитывается, что свидетели обвинения П***, Б***, в своих показаниях путались, оба указывая, что видели нанесение удара К.И.В. в область щеки, что противоречит показаниям потерпевшего.

Кроме того, при допросе в суде для исключения противоречий между показаниями подсудимого и его свидетелей, а также потерпевшего и свидетелей защиты, врача  — травматолога травматологического пункта городской поликлиники № *** К***, проводившего осмотр потерпевшего *** г. и фиксацию имевшихся травм в медицинской карте, было установлено, что врач не исключает наличие выявленных у Дятлова А.М, повреждений от воздействия твердого тупого предмета, указывая также, что данные повреждения могли произойти в результате падения потерпевшего с высоты своего роста, а также доступны для нанесения непосредственно рукой потерпевшего, т.е. не являются характерными только для драки и нанесения удара иным лицом в результате драки.

Одновременно с этим, для устранения неточностей и противоречий в показаниях самого потерпевшего Д.А.М., доводов свидетелей защиты, с учетом мнения участников производства по делу, судом была назначена по делу амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза потерпевшему (частному обвинителю) Д.А.М. Однако, для прохождения экспертизы частный обвинитель (потерпевший) не явился, в связи с чем сомнения, выявленные в показаниях потерпевшего не были устранены, в т.ч. на поставленные вопросы о том: «Способен ли частный обвинитель (потерпевший) правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела и давать показания, способен ли частный обвинитель осознавать фактический характер и общественную опасность инкриминируемых им действий в отношении подсудимого, страдает ли частный обвинитель какими-либо психическими заболеваниями и находился ли частный обвинитель в период инкриминируемых подсудимому деяний, а также в период рассмотрения дела в состоянии психического расстройства или иного болезненного состояния психики», —  ответов судом так и не было получено.

Таким образом, не собрав достаточных доказательств совершения рассматриваемых деяний подсудимым К.И.В., частный обвинитель указал, что подсудимый подверг его побоям, причинив ему своими действиями физическую боль и телесные повреждения. При этом, единственным прямым доказательством вины подсудимого в инкриминируемых ему преступлениях являются показания потерпевшего Д.А.М., которые не нашли своего подтверждения в судебном заседании и противоречат не только другому прямому доказательству – показаниям подсудимого, но и не согласуются с показаниями свидетелей по существенным обстоятельствам. Между тем, сами по себе справки из травматологического пункта и заключение судебно-медицинской экспертизы могут служить лишь доказательствами причинения потерпевшему телесных повреждений и не могут быть положены в основу обвинения именно подсудимого, в совершении указанного Д.А.М. в отношении него преступления по ст. 116 ч. 1 УК РФ.

В ходе судебного следствия также не нашли свое подтверждение доводы потерпевшего (частного обвинителя) о том, что подсудимый К.И.В. подверг потерпевшего побоям в состоянии алкогольного опьянения на почве личных неприязненных отношений. В том числе в судебном разбирательстве было установлено, что до **** г. потерпевший и подсудимый ранее никогда не встречались, в связи с чем личных отношений как-то неприязненных или иных не имели. Доказательств об алкогольном опьянении К.И.В. ****г. в материалах дела также не имеется.

В свою очередь частным обвинителем Д.А.М. суду не представлены доказательства нанесения ему в рамках предъявленного обвинения подсудимым К.И.В. ударов в область левой щеки, в область лба слева, в область верхней трети правого предплечья.

С учетом изложенного, представленные стороной обвинения и стороной защиты доказательства, как противоречащие друг другу, не позволяют сделать однозначный вывод о виновности К.И.В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ в отношении Д.А.М.

В соответствии со ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора суд разрешает в том числе доказано ли, что деяние совершил подсудимый.

Согласно ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

Судам следует неукоснительно соблюдать принцип презумпции невиновности, согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ толкуются в его пользу.

Учитывая, что все возможности и представленные законом средства и способы собирания дополнительных доказательств судом исчерпаны, на основании анализа собранных по делу доказательств, мировой судья констатирует неустранимые сомнения в виновности подсудимого, которые в соответствии с ч. 3 ст. 49 Конституции РФ и ст. 14 УПК РФ толкуются в пользу подсудимого К.И.В.

Оценив каждое доказательство по делу с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела в соответствии со ст. 88 УПК РФ, а также показания свидетелей, подсудимого и потерпевшего, мировой судья считает, что достаточных доказательств для вынесения обвинительного приговора в отношении К.И.В. за совершение им преступления, предусмотренного ч.1 ст. 116 УК РФ не имеется, т.к. на основании представленных частным обвинителем доказательств невозможно делать вывод о причастности К.И.В. к совершению данного преступления в отношении Д.А.М. в связи с чем суд считает необходимым К.И.В. по предъявленному ему обвинению – оправдать на основании п. 2 ч. 1 ст. 302 УПК РФ, т.к. суд приходит к выводу о недоказанности причастности К.И.В. к совершению вышеуказанного преступления в отношении потерпевшего.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 297-299, 302-306, 309 и 310 УПК РФ, мировой судья

ПРИГОВОРИЛ:

К.И.В. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 ч. 1 УК РФ – оправдать за недоказанностью его причастности к совершению преступления.

В порядке главы 18 УПК РФ за оправданным К.И.В. признается право на реабилитацию, право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Тимирязевский районный суд г. Москвы через судебный участок № 338 района Дмитровский г. Москвы в течение 10 суток со дня его провозглашения. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двенадцать − два =